Новости раздела

Всеволод Чаплин: «Участие государства в «публичной казни» поджигателя храма было бы совершенно правильным»

Кондопога: антирелигиозный экстремизм?

Всеволод Чаплин: «Участие государства в «публичной казни» поджигателя храма было бы совершенно правильным» Фото: МЧС РФ

Поджог церкви Успения Пресвятой Богородицы в Кондопоге (Карелия) буквально ошеломил всю страну. Уничтожен уникальный памятник русского деревянного зодчества XVIII века. Подозреваемый — 15-летний подросток, которого СМИ уже причислили к сатанистам. Колумнист «Реального времени» протоиерей Всеволод Чаплин тоже не остался равнодушен к судьбе старинного храма. В колонке, написанной для нашей интернет-газеты, он рассуждает, как церковь осталась без присмотра и кто виноват в случившемся.

Чей храм?

Погибший шедевр деревянного зодчества — Успенская церковь в Кондопоге — увы, была совершенно беззащитна. И, к сожалению, это можно сказать о многих других храмовых зданиях, «охраняемых государством».

За последние дни куча народа попыталась громко поставить вопросы «кто виноват» и «что делать». Отвечая на первый, представители церковного и культурного истеблишмента дружно валили вину друг на друга, а также на федеральные власти. У храма по сути было два хозяина — федеральный и церковный. Галина Брун, карельский министр культуры и по связям с общественностью, еще в 2010 году заявила, что на здание оформлено право собственности Российской Федерации. А уже после фатального пожара не менее официальное лицо — начальник теруправления Росимущества Валентина Трошиева рассказала, что в мае 2017 года по договору безвозмездного пользования церковь была передана кондопожскому приходу храма Рождества Богородицы.

Кому-то такая схема может показаться странной — собственник один, а пользователь другой. Но в случае с культовыми зданиями она очень распространена. И причина очень проста: у религиозных общин нет ни кадровых, ни финансовых возможностей отвечать по обязательствам собственника, которым остается государство. Впрочем, когда храм или мечеть передаются в пользование, власти по сути снимают с себя львиную долю ответственности. И получается так, как в Кондопоге: памятник федерального значения охраняется одним сторожем, и больше никем. Да, со стороны государства приезжают различные инспекции, но их приезд обычно не означает выделения денег даже на реставрацию — что уж говорить об охране…

«Успенская церковь была очень уязвимой. Деревянное здание — и ни ограды, ни полицейского присмотра, ни противопожарной пропитки, которая, по мнению экспертов, могла бы спасти храм от случайного возгорания. И так обстоят дела со множеством храмов, особенно расположенных к северу от Москвы в малонаселенных местах». Фото Сергея Свердлова / wikipedia.org

Покуситься на памятник архитектуры — то же самое, что броситься под машину

Успенская церковь была очень уязвимой. Деревянное здание — и ни ограды, ни полицейского присмотра, ни противопожарной пропитки, которая, по мнению экспертов, могла бы спасти храм от случайного возгорания. И так обстоят дела со множеством храмов, особенно расположенных к северу от Москвы в малонаселенных местах. Кто угодно может сделать что угодно. Причем даже ночной сторож, который в Кондопоге был, в таких случаях редкость. Соседний приход (а именно к такому была приписана древняя деревянная церковь) лишь в некоторых счастливых случаях может позволить себе платить за ночной присмотр. Денег едва хватает на выплаты персоналу основного храма — и речь, как правило, идет не о полноценном окладе, а о небольшой компенсации за труды волонтера. Не хватит средств на охрану всех памятников и в местном бюджете, и даже в федеральном. К каждому храму и каждой усадьбе полицейского не приставишь. И я сильно опасаюсь, что так будет всегда. А слова «охраняется государством» на табличках — скорее фикция, не способная напугать более-менее наглого злоумышленника.

К неудовольствию либеральной интеллигенции рискну предположить, что единственный способ сохранить культовые здания от вандалов — это ужесточение наказания и его неотвратимость. Через телевидение, интернет, блогосферу в подкорку молодого человека должна быть «зашита» простая мысль: покуситься на памятник архитектуры — то же самое, что броситься под машину. Пострадаешь сильно, вся жизнь будет искалечена.

Нынешняя статья 243 Уголовного кодекса предполагает довольно широкую амплитуду наказаний — от минимального штрафа и обязательных работ до 6 лет лишения свободы. Несовершеннолетнему, который подозревается в поджоге Успенского храма, тюрьма определенно не грозит, да и брать с него нечего. Вот он и бахвалится. Странно, что селфи на фоне горящего храма никуда не выложил. И значит, наказание надо ужесточать. А сейчас взимать с родителей поджигателя максимальный штраф в 3 миллиона, даже если это будет означать переселение их с сыночком в социальное жилье.

«Главное – если подозрение подтвердится, надо навсегда забыть про #онижедети и публично опозорить малолетнего поджигателя так, чтобы это не забылось ему никогда». Фото patriarchia.ru

Осторожно: антирелигиозный экстремизм

Есть и пункт 2 статьи 167, который описывает умышленное уничтожение или повреждение имущества, в том числе совершенное из хулиганских побуждений путем поджога. Эта норма распространяется на лиц в возрасте от 14 до 16 лет и предполагает до 5 лет лишения свободы. Применение ее в данном случае более чем уместно.

А главное — если подозрение подтвердится, надо навсегда забыть про #онижедети и публично опозорить малолетнего поджигателя так, чтобы это не забылось ему никогда. Такой позор могут обеспечить и простые люди, но участие государства в «публичной казни» было бы совершенно правильным.

Пока нет никакого внятного подтверждения тому, что подозреваемый был сатанистом, а тем более принадлежал к какой-либо группе дьяволопоклонников. Но если это действительно так, необходимо отдельное расследование поступков всех организаторов и участников группы. Вот где надо искать настоящий экстремизм — а не среди традиционно верующих людей и не среди любителей случайных лайков и репостов.

Антирелигиозный экстремизм, «оправдывающий» себя сатанизмом или атеизмом, сегодня все сильнее распространяется в России и мире. Он не менее опасен, чем псевдорелигиозный. К тому же он — не в Сирии или Ираке, а здесь, рядом, среди «добропорядочных» обывателей вполне себе коренной национальности. И если он пока не перешел к масштабному насилию и террору, это говорит лишь о слабой «разработанности» темы «героями ютьюба». Не будет строгости и неизбежности наказания — «разработают», будьте уверены. У их духовных предшественников в 20-е и 30-е годы прошлого века это вполне себе получилось.

Протоиерей Всеволод Чаплин
Справка

Всеволод Анатольевич Чаплин — священник Русской православной церкви, протоиерей; настоятель московского храма Феодора Студита у Никитских ворот. Кандидат богословия.

  • Родился в 1968 году в Москве в семье профессора Анатолия Чаплина.
  • После окончания школы в 1985 году начал работу в издательском отделе Московского патриархата в отделе экспедиции; поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил в 1990 году.
  • С октября 1990 по март 2009 года работал в отделе внешних церковных связей Московского патриархата.
  • В 1999 году возведен в сан протоиерея.
  • С 2009 по 2015 год — председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества.
  • Вел несколько передач на ТВ и радио.
  • Публикуется в газете «Русь Державная». Ведет авторскую колонку в интернет-газете «Реальное время».
  • Автор нескольких фантастических произведений, опубликованных под псевдонимом Арон Шемайер.

ПроисшествияОбществоИнфраструктура
комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 17 авг
    Наказать "молодого" экстремиста-террориста за сожжение христианского храма по всей строгости закона.
    Иначе скоро заполыхают и синагоги, и мечети.
    Марксисты-коммунисты и нацисты тоже начинали с церквей.
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Мечети в России поджигают уже давно.
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    За поджёг мечети надо жестко наказывать по всей строгости закона, как и за поджег синагоги.

    Секты воинствующих атеистов и сатанистов вновь "поднимают голову" и стараются затерроризировать, запугать население, как это уже было в 1910-1920-е гг.
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Но так же стоит наказывать религии, отбирающие здания, земли и деньги у светских!
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Чаплин как всегда жаждет крови
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Ну а, что вы хотели, на религиозный экстремизм отвечают антирелигиозным экстремизмом. Иметь мнение отличное от церковного становится опасным занятием, могут обвинить в оскорблении чувств верующих, в разжигании ненависти к социальной группе верюущие и пр. Религиозные деятели проповедуют пастве терпимость, однако проповеди часто не согласуются с деяниями.
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Не надо малолетнему психу какую-то антирелигиозную идеологию приписывать. Герострат ради лайков. Таким все равно, что уничтожать: уникальный храм сжечь, котенка зарубить, бомжа избить... Когда ум пустой (и душа), вырастает такое гипертрофированное Я. Если уж воспитать не смогли (иной раз и невозможно), то нужно уметь защищаться.
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Постоянно можно читать что то икону украдут редкостную то вот как сейчас целую церковь сожгли.Наказывать за вандализм конечно надо.Но и сами работники культа не должны ушами хлопать.Сейчас все религии встали на ноги и денег у них полно.Около любого культового здания не в зависимости от религии одни джипики стоят.Так почему не раскошелится на достойную сигнализацию и охрану.Практически в любом месте как служба кончилась так на здание вешают замок и все расходятся по домам.А тем более с уникальными объектами как эта деревянная церковь.Ну нет сейчас этой жемчужины и поток туристов иссяк.Все в убытке.
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Гуманитарное образование и этическое воспитание в загоне, вот и результаты. Воспитанному человеку специальный закон не нужен, чтобы не оскорблять других. А молодежь видит только, как "хайп поймать" на антисоциальных действиях, уж больно активно информация о подобном тиражируется, как не научиться.
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    О. Всеволод как всегда категоричен
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Немецкий летчик в годы войны не стал бомбить Кижи?.. Цивилизацию губят вот такие "варвары", как этот подросток, для которых золотое произведение искусства - это только металл определенной цены, деревянная церковь - горючий материал, сжечь - и прославиться. Для них и люди не люди, а только конкуренты в борьбе за ресурсы.
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Доходы в карман, а расходы пусть государство несет? Если нет возможностей на содержание, то на кой РПЦ требует возвращения объектов в собственность?
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Такие памятники на балансе государства, скорее всего.
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Договор безвозмездного пользования, в данном случае, еще "интереснее".
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    А ведь такая красивая в своем роде церковь была...зачем уничтожать такое?!
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Пулбличная порка? Этому учит РПЦ?
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Чингизхан за такие преступления публично казнил.
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    В те времена по другому и не могли наказывать, простишь ты не простят тебя
    Ответить
  • Владимир Владимирович Громковский 18 авг
    Полностью поддерживаю, Отец Всеволод. И опозорить на всю жизнь, и штраф в миллионы рублей, и пять лет отсидки - всего этого мало. Но хотя бы так.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии