Новости раздела

«В советское время аристократов недолюбливали, Мухаметжан сумел это изменить»

О татарском просветителе Кильдееве в годы репрессий в воспоминаниях известных потомков

«В советское время аристократов недолюбливали, Мухаметжан сумел это изменить» Фото: ok.ru (cидит Мухаметжан Кильдеев слева его жена Айша Капкаева)

В преддверии 130-летия со дня рождения выдающегося татарского просветителя Мухаметжана Кильдеева публицист Алексей Новоселов написал о нем авторскую колонку специально для «Реального времени». Представитель учительской интеллигенции республики, сын землевладельца, участник Первой мировой войны, бежавший из австро-венгерского плена и попавший под репрессии в годы коллективизации, двоюродный брат деда академика Рашида Сюняева, педагог академика Ахмета Мазгарова, награжденный орденом Ленина за учительский вклад в годы Великой Отечественной войны Кильдеев также известен как основоположник селекционного садоводства и огородничества в Балтасинском районе.

«Из 151 заложника 42 принадлежали к одной фамилии — Кильдеевы»

Мухаметжан Кильдеев родился в 1889 году в семье землевладельца Мусы сына Султаналея, владевшего вместе с братьями имениями в Мельцанах, Юматовке, Федоровке, Брюхатовке, Надежинке — 1 415 десятин земли. Отец умер еще до революции, когда ему не было и двадцати. Оставшееся по наследству имение сыновьям пришлось продать, оставив в собственности небольшой хутор. В 1915-м Мухаметжан вместе с братом Нугайбеком призвался в Русскую императорскую армию. В Первую мировую он попал в австро-венгерский плен, бежал. Домой, в деревню Большие Полянки Инсарского уезда, добирался пешком. К этому времени его дядю, крупного промышленника и землевладельца, поставлявшего армейское сукно с фабрики и хлеб с мельниц на фронт, чекисты расстреляли на опушке леса. Усадьбу конфисковали, амбары, кузницы, конюшни, скотские дворы национализировали, в доме устроили избу-читальню, построенную им мечеть закрыли. К 1928 году в списке лиц, лишенных избирательных прав, как мягкой меры репрессий, из 151 заложника 42 принадлежали к одной фамилии — Кильдеевы.

После возвращения из плена и окончания войны, Мухамеджан поставил дом, женился на дочери муллы Айше Капкаевой. Оба преподавали в школе. В 1933 году под угрозой репрессий Большие Полянки покинули старшие братья Айши с семьями, переехав в деревню Сосна Балтасинского района РТ. Спустя 2 года, туда же отправилась и сама Айша с двумя детьми.

— Сперва «взяли» дедушку Мухаметжана — учителя из числа сельской интеллигенции. Через 2 дня кто-то из сельчан предупредил, что под утро должны будут арестовать всю семью. Председатель дал подводы до станции. Бабушка взяла детей в охапку, документы, почти ничего из вещей и уехала в Сосну. Дедушка Мухаметжан приехал туда позже, — вспоминает Каринэ Шахиджанян, 66-летняя внучка Мухаметжана Кильдеева.

Рашид Сюняев: «Я — самый старший из ныне живых потомков линии Кильдеевых»

Уезжали и знали, что нужно уезжать, или могли не все. Нугайбека, старшего брата Мухаметжана, прошедшего Первую мировую, немецкий плен, лишили избирательных прав как бывшего помещика и землевладельца, а затем с семьёй выставили из дома и выслали на поселение в Читинскую область. Стечение обстоятельств определило судьбу семьи среднего брата Алимбека.

«Я – самый старший из ныне живых потомков линии Кильдеевых, которые пошли от Исхака, сына Усмана», — рассказывает Рашид Сюняев. Фото Максима Платонова

— В наш дом, бабушка рассказывала, новая власть приходила несколько раз. Отнимали все. Что отнимали — делили между собой, что оставалось — выставляли на торги. Когда отнимать стало нечего — пришли за Алимбеком. Дед был крайне слаб здоровьем, сильно болел, это было видно сразу. Они посмотрели на него, махнули рукой: «Этот сам помрет», — и ушли. Дед после этого протянул совсем немного. Но страх, что снова придут, сохранялся до последних дней, — рассказал Равиль Кильдеев, внук Алимбека Кильдеева 69 лет.

Двоюродного брата Мухаметжана Исхака Кильдеева в 1923-м выселили из дома отца, расстрелянного чекистами в 1918 году. В 1938-м следователи саранского НКВД сфабриковали свидетельские показания, обличающие его в подготовке восстания против Советской власти. Над Исхаком, дедом академика Рашида Сюняева, нависла угроза ареста. К этому моменту он, вместе с семьей и братьями, успел покинуть Большие Полянки и скрыться в одном из казахских аулов.

— Мой дед Исхак умер в 1951 году. Бабка Уммигульсум на темы об их жизни в Иссе предпочитала не говорить до конца своих дней. Маму Саиду увезли из Иссы в 12 лет, ее брату было лет 5. Старшая сестра мамы погибла в 19 лет уже в Узбекистане, где-то в году 1931-м. Ее послали учительницей в узбекский городок Чиназ. Родители увидели лишь могилку. Все вокруг говорили: «Заболела, умерла». Уже лет 30 как нет дяди, который, скорее всего, знал об истории семьи больше моей матери. Я самый старший из ныне живых потомков линии Кильдеевых, которые пошли от Исхака, сына Усмана, — отметил Рашид Сюняев, академик РАН, внук Исхака Кильдеева.

«В советское время аристократов недолюбливали. Мухаметжан сумел это изменить»

Семью Мухаметжана и Айши Кильдеевых, перебравшихся в Сосну, разместили в бывшем доме правления колхоза. Он состоял из двух частей, соединенных общей крышей. Летом 1939 года Айша окончила курсы усовершенствования учителей в Казани. Преподавала в младших классах, Мухаметжан учил биологии в средней школе.

Заслуженный учитель Мухаммат Мазгаров, 89 лет, рассказывает: «Главное отличие семьи Мухаметжана Кильдеева — аристократизм. Во всем. В речи, поведении в быту, в отношениях с людьми. Они не растворились среди нас, они остались самими собой. Очень уважаемая семья была, высокообразованная. В советское время аристократов недолюбливали. Мухаметжан сумел это изменить. Он и его супруга Айша апа были хорошими учителями».

Мухаметжан перенял традиции своего отца и его братьев, поддерживавших строительство мечетей в Больших Полянках, и открывших первую в селе светскую школу. Усман, родной дядя Мухаметжана и будущий прадед академика Сюняева, грамоте не был обучен, но всякий раз принимал экзамены учеников своей школы. Выписывал газеты и собрал библиотеку книг в 500 рублей. Ровно столько выделяла казна Инсарского уезда в год на содержание и пополнение всего уездного библиотечного фонда.

— Мухаметжан был очень начитанным, действительно высокообразованным человеком. У него была самая большая коллекция книг на русском в нашем селе. Увлекался биологией. Увлекался не по газетным статьям и брошюрам, а по фундаментальным трудам ученых-биологов – Докучаева, Тимирязева, Вавилова, Мичурина. И он бы еще посмеялся над теми, кто читает газетные статьи и считает себя учеными, — считает Мухаммат Мазгаров.

Старая школа в Сосне. Фото rodnaya-vyatka.ru

«Пушкина читал на русском и пересказывал на татарском»

С началом войны число учащихся резко сократилось. Ребят объединяли в общие классы. Начальная школа перебралась в школу побольше, что была в старой мечети. Мухаметжан возглавил Балтасинское РОНО. Его старшая дочь Хаят с отличием окончила школу, в сентябре 1941 поступила в КХТИ, а уже в ноябре отправилась на строительство траншей «Казанского обвода».

— Во время войны Кильдей бабай работал зав. РОНО и одновременно преподавал у нас в школе русский язык. Благодаря ему мы узнали и полюбили сказки Пушкина — читал на русском и пересказывал на татарском. Мы были озорные ребятишки, любили пошалить, поэтому он свои уроки начинал всегда с какой-нибудь загадки или задачи. Помню одну из таких. Стоят у моста три мужика, а он в школу всегда через мост из дома ходил. Рядом болванка — сваи забивать. Спорят сколько весит. Один говорит 5 тонн, второй — 10. А как вычислить? Мы сразу затихали и с восторгом смотрели и слушали, а он объяснял, как узнать вес этой болванки, не поднимая ее, — рассказал Магсум Мухаметзянов, заслуженный учитель, 78 лет.

Работу учителем в Балтасях (преподавание в школе) Мухаметжан совмещал с поездками, инспектированием и обеспечением функциональности школ района. В 1947 вернулся в Сосну. Старый дом был полностью отдан под начальную школу, жить стали по-соседству.

Жительница Сосны Фарида Гатауллина, заслуженный бухгалтер 68 лет, вспоминает: «Начальная школа располагалась в доме бывшего сельского богача, выселенного в годы коллективизации. Их семья уехала в Казань. Где-то до 1933 года помещение занимало правление колхоза. Этот дом состоял из двух частей, соединенных летней верандой. В правой части был класс Айши Кильдеевой, в левой — моей мамы, Бадар Мукминовой.

Мухаметжан и Айша Кильдеевы

«Благодаря Кильдей бабаю наша школа гремела на всю округу. Даже в райцентре такого не было»

После войны жизнь стала возвращаться в село. Появились кружки, театральные группы. В Сосне начали ставиться спектакли. Мухаметжан и его сын Халиль сыграли героев в пьесе Мухамеда Аблиева «Шамсекамар» («Шәмсекамәр») — о жизни дореволюционной татарской женщины. «В 1949 году, когда моему брату Ахмету Мазгарову исполнилось лет, я отдал его в школу раньше срока, только для того, чтобы он попал в класс к Айше Кильдеевой. Айша апа очень хороший педагог, эрудированный человек. Потом Ахмет перешел в Соснинскую семилетнюю школу, а там Кильдей бабай. Мухаметжан был прогрессивным человеком, интеллигентом XX века, настоящим, современным. В этом плане Ахмету очень повезло», — отметил Мухаммат Мазгаров.

Мухаметжан продолжал рассказывать детям о природе, растениях, животных, заниматься селекцией, выписывать книги, собрав самую большую русскоязычную библиотеку в районе. Принимал экзамены по физике и математике. Помимо родного татарского, в совершенстве знал немецкий и русский языки. Хранил народные притчи и предания.

— Мой дед был из рода Кайбилевых. Два метра ростом, физически сильный. Первый хаджи в районе. Не было такого еще в то время, никого. Мой дед открыл этот путь, как Кильдей бабай открыл нам как выращивать огурцы, помидоры, овощи. Я думаю, что он видел это все у австрияков, когда был в плену. Он разбил большой ботанический сад — невиданное по тем временам явление. Это был лучший сад. Благодаря Кильдей бабаю наша школа гремела на всю округу. Даже в райцентре такого не было, — подчеркнул Ахмет Мазгаров, академик, президент Академии наук РТ.

До Кильдей бабая Сосна была классической татарской скотоводческой деревней. В садах росли яблони, вишни. Мухаметжан принес новое знание, поделился своим опытом, изменил мировоззрение. В феврале 1949 года Мухаметжан и Айша Кильдеевы были награждены орденами Ленина и медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945». Продолжая работать учителями, они воспитали еще несколько поколений ученых, философов, инженеров, изобретателей. Воспитали двоих детей, дали им высшее образование, дождались внуков и правнуков, надолго сохранив о себе добрые воспоминания жителей Сосны, Балтасей и Больших Полянок.

Алексей Новоселов
Справка

Алексей Новоселов — публицист, краевед, экономист-математик, предприниматель.

  • В 1999 году окончил экономический факультет Пермского государственного университета (экономическая кибернетика).
  • Участник этнографических и поисковых экспедиций. Профессиональный фотограф.
  • Область научных интересов: история татар Поволжья и Татарстана середины XVI — начала XX века, татарские предприниматели, фабриканты, землевладельцы, учительская интеллигенция.

ОбществоИсторияКультураОбразование Татарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 03 июля
    Вздыбили конечно марксисты матушку Россию - миллионы уничтоженных ни в чём не повинных людей...
    Ответить
  • Анонимно 03 июля
    Ох уж эти чекисты...
    Ответить
    Анонимно 03 июля
    Обратите внимание:
    Стоило переехать в другой регион, как человек уходил от репрессий. Показатель спущенной разнорядки. И видимо вместо уехавших, в "замес" попадал кто-то другой.

    Так что чекисты - проводники партийной линии. А когда проводников самих расстреляли, то и репрессии стихли.
    Когда орденами награждали - не помешало же их "бурное прошлое"
    Ответить
  • Анонимно 03 июля
    Вот и мои бабушка и её сестры и братья оказались в Узбекистане точно так же,её предки были купцами из .Туймазы
    Ответить
  • Irek Bikkinin 03 июля
    Наши земляки...
    У этой семьи была и вторая (скорее, первая) фамилия - Девлет-Кильдеевы.
    Если автору, Алексею Новоселову, это интересно, могу предоставить документ.
    Копии двух документов я уже отдал Рустаму Кильдееву, учителю (бывшему директору) Больше-Полянской школы.
    Ответить
  • Irek Bikkinin 03 июля
    И Кильдеевы, и дед Ахмета Мазгарова - Мирхафиз Кайбелев, по говору были из одной группы татар-мишарей - так называемой инсарско-рузаевской, бывшей Пензенской губернии.
    Недавно мы были в Кутеевке (Кутеевщина, по-татарски Качкару), основанной Кутеем Дубиным в конце 17 века и сначала заселенной выходцами из села Татарские Юнки (откуда такие известные татары, как Али Акиш и Шамиль Тарпищев).
    Дед Ахмета Мазгарова, вслед за Шакиром Яваевым (ставшем Шакир-пашей, генералом турецкой армии), тоже поехал учиться в медресе Кашкара.
    Непонятно, почему многие шакирды из группы сел Алтыавыл Пензенской губернии, ехали учиться именно туда. Все-таки далеко ведь...
    Ответить
  • Анонимно 03 июля
    Я в Астрахани встречал алтаулов.
    Восхищал их чистейший татарский язык.
    Только у них я встречал глубокое акцентированное Й, сливающееся с Ж.
    Обычно ведь произносят либо Й либо Ж/дЖ, а вот слушая алтаулов я поеял, что это исходно один звук

    Ирек-абый, сәлам! Күптән күрешмәдек!

    ———————
    По ж/д удобно добираться
    Ответить
  • Анонимно 05 июля
    Татарча языгыз! Татар булсагыз, татарча языгыз!
    Ответить
  • Анонимно 06 июля
    Әстерханда алтауллар белән күрешкән-сөйләшкәннәрем булды.
    Аларның жәүһәр кеби татлы татар телдән исләрем китә иде!

    Аларда гына шул тирән Й авазын ишеттем, шул хәтле тирән, Ж-дан аермасы юк диярлек.

    Гадәттәге әшйтелеш я Й, я Ж, алтауллар белән аралашканда гына аның нигездә бертигезлеген аңладым.

    ———————
    Шулай ярыймы?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем