Новости раздела

Нуриевский-2018: немного о несбывшемся

Нуриевский-2018: немного о несбывшемся Фото: пресс-служба ТАГТОиБ им. М.Джалиля

Накануне на сцене Татарского академического театра оперы и балета им. М. Джалиля открылся Международный фестиваль классического балета им. Рудольфа Нуриева. Он проходит в Казани в тридцать первый раз. Традиционно в первый фестивальный вечер давали премьеру — балет Людвига Минкуса «Баядерка». Подробности в материале «Реального времени».

В паре

Фестиваль этого года, на спектакли которого давно уже нет билетов, посвящен сразу двум юбилеям — двухсотлетию Мариуса Петипа и восьмидесятилетию Рудольфа Нуриева. Впрочем, в «Баядерке» эти юбилеи словно сошлись воедино — балет идет в Казани именно в хореографии Петипа, а партия Солора была одной из любимых у Нуриева.

Именно в третьем акте «Баядерки», в акте «Теней», он получил запредельную порцию оваций от парижских балетоманов, когда впервые приехал в Париж с труппой Кировского театра. И именно постановкой «Баядерки» он простился и с публикой, и со сценой в октябре 1992 года в том же зале Опера Гарнье. И «Баядерку» Нуриев хотел поставить в Казани, если бы не ушел из жизни. Поэтому каждая постановка этого балета Минкуса на казанской сцене — это словно гимн несбывшемуся этого «Чингисхана балета», как называли Нуриева на Западе.

Сейчас странно слышать разговоры, что казанский фестиваль якобы неизвестно почему носит имя Рудольфа Нуриева. Чтобы узнать ответ, надо всего лишь чуть-чуть покопаться в фестивальной истории. Свое имя казанскому фесту дал сам Нуриев в мае 1992 года, после того, как продирижировал на нашем балетном форуме «Щелкунчиком», его устроил исполнительский уровень казанской балетной труппы.

Фестиваль в Уфе образовался много позже, кстати, не стоит забывать и то, что, приехав навестить мать в конце восьмидесятых годов, Нуриев в родном городе просто-напросто не мог попасть в родной театр, где видел когда-то первые балетные постановки. Казань же приняла его более чем радушно.


Именно в третьем акте «Баядерки», в акте «Теней», Нуриев получил запредельную порцию оваций от парижских балетоманов, когда впервые приехал в Париж с труппой Кировского театра. Фото rudolfnureyev.ru

Фестивальную афишу этого года можно условно разделить на две части. Первая — когда пойдут спектакли классического репертуара, и она посвящена Мариусу Петипа. И вторая часть, когда будет представлен современный балет, к которому, впрочем, как и к классике, тяготел Рудольф Нуриев.

Вчерашнее открытие фестиваля несколько отличалось от того, что привыкла видеть публика. Впервые в розовой гостиной для тех, кто пришел на час раньше, балетный критик Александр Максов прочел обстоятельную лекцию о «Баядерке». Это часть параллельной программы, которая впервые есть в афише балетного феста.

Естественно, в большом фойе развернута выставка, посвященная Мариусу Петипа и Рудольфу Нуриеву, а в гостиной можно вблизи посмотреть на подлинные костюмы персонажей из спектаклей, идущих сейчас на казанской сцене. Краткое, но очень информативное вступительное слово перед спектаклем произнес элегантный и харизматичный профессор ГИТИСа Сергей Коробков.

Впервые в розовой гостиной для тех, кто пришел на час раньше, балетный критик Александр Максов прочел обстоятельную лекцию о «Баядерке». Фото vk.com/kazan_opera

Укус змейки

Новая «Баядерка» на казанской сцене — торжество «большого балета». Роскошь Востока всячески подчеркнута декорациями Андрея Злобина и костюмами Анны Ипатьевой. Суперзанавес в стиле театральных работ Головина возвращает нас к Серебряному веку российской сценографии, задник первого акта удивляет изысканными цветовыми сочетаниями изумрудного и розово-пудрового. Богатство декора второго акта, блеск костюмов в сцене празднования свадьбы Солора (Олег Ивенко) и Гамзатти (Аманда Гомес) поразителен. И как по контрасту — третий акт «Теней» с его монохромной гаммой.

Любовный треугольник Никия (Кристина Андреева), Солор и Гамзатти — центр спектакля. Нерв его — именно Никия. Уже в первом акте, когда по сюжету, кажется, еще ничто не предвещает несчастья, Никия — Андреева существует на сцене с трагическим ожиданием беды, она вся — ее предчувствие. Дуэт Никии и Гамзатти — отчаянная попытка, нелепая, детская выходка хоть как-то спасти любовь. Царственная Гамзатти — Гомес на секунду тоже становится девочкой и падает перед соперницей ниц. Но только на секунду, царская дочь знает себе цену и сознает свою власть.

Танец Никии с букетом во втором акте — трагическая смена настроений у Кристины Андреевой. От отчаяния к надежде и снова к отчаянию. Когда Великий Брамин (Нурлан Канетов) предлагает Никии противоядие от укуса змеи, она бросает быстрый взгляд на Солора, но напрасно. Он стоит отвернувшись рядом с Гамзатти. Дальше жить для Никии не имеет смысла.

Солор — Олег Ивенко — победительно красив, он триумфатор, получивший приз, руку и сердце Гамзатти. Но уход из жизни Никии все ставит с ног на голову. Без этой девочки реальная жизнь скучна и уныла. Гармония только там — в забвении, в сновидениях, в мире теней. Но и тени ускользают.

Рудольф Нуриев в балете «Баядерка». Фото rudolfnureyev.ru

Символический момент вчерашнего спектакля — появление в партии Солора Олега Ивенко, который только что сыграл роль самого Рудольфа Нуриева в фильме «Белый ворон». И безукоризненным каскадом прыжков Ивенко напомнил нам «летающего татарина».

Татьяна Мамаева
ОбществоКультура
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 11 мая
    Были вчера на спектакле, впечатлило!
    Ответить
  • Анонимно 11 мая
    Отличное посвящение Нуриеву!
    Ответить
  • Анонимно 11 мая
    Как же это красиво все таки
    Ответить
  • Анонимно 11 мая
    отличная рубрика культуры! молодцы
    Ответить
    Анонимно 11 мая
    В последнее время газета прям расцвела, хорошо стала
    Ответить
  • Анонимно 11 мая
    Их уж эти балерина, они же как перышки
    Ответить
  • Анонимно 11 мая
    Сходила вчера на это мероприятие. Побольше надо такое в Казани устраивать, очень культурно
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии