Новости раздела

Выставка работ о Рудольфе Нуриеве: замри, умри, воскресни!

Как в результате битвы двух танцоров консервативная Америка досталась Барышникову, а Европа — Нуриеву

Выставка работ о Рудольфе Нуриеве: замри, умри, воскресни! Фото: Максим Платонов

В галерее современного искусства «Хазинэ» накануне открылась выставка уникальных работ, посвященных Рудольфу Нуриеву. Как известно, великий танцовщик был еще и азартным коллекционером и живописи, и антиквариата. Если бы он увидел работы, помещенные в экспозиции, непременно купил хотя бы несколько. Подробности — в материале «Реального времени».

Антагонисты?

Если быть точным, то у выставки два героя — это Рудольф Нуриев и Михаил Барышников. Пусть простят меня поклонники последнего, объединение этих двух танцоров сыграло злую шутку с Барышниковым. На фоне харизматичного «летающего татарина» Барышников поблек.

Да, в истории реальных взаимоотношений Нуриева и Барышникова была война, и если тогда победа доставалась то одному, то другому — чаще, естественно, Нуриеву, то сейчас Рудольф Хамитович победил безоговорочно. Портреты Барышникова словно растворились рядом с образами Нуриева, про которого Морис Бежар сказал, что он «фотогеничен, как Мэрилин Монро».

В войне Нуриева и Барышникова участвовали их поклонники, агенты, продюсеры и иже с ними. Была и колоссальная поддержка журналистов. Наконец наступило в некотором роде вынужденное перемирие. Нуриеву досталась Европа, Барышникову — Америка. Как пишет об этом наблюдавший вблизи битву двух танцоров Эдуард Лимонов, консервативная Америка досталась крепкому и низкорослому Барышникову.

У выставке два героя — это Рудольф Нуриев и Михаил Барышников

«А Европа, капризная и ветреная, родина искусств, досталась шампанскому гению, взбалмошному — скулы, дерзкая ухмылка, наглая величественность — Рудольфу Нуриеву», — вспоминает Лимонов. Когда он жил в Нью-Йорке, то квартировал неподалеку от Барышникова, и танцовщику нравился его роман «Это я, Эдичка». Но душа Лимонова принадлежала Нуриеву, и его можно понять.

Такой безбашенности, детского упрямства и капризов, такой целеустремленности, небесного обаяния, как у Рудольфа, не было ни у одного танцовщика ни до него, ни после. Ну разве что какие-то отблески можно уловить в Вацлаве Нижинском, но и он бы поблек рядом с Рудольфом. Не случайно именно Нуриев сыграл в фильме блистательного своего тезку Рудольфо Валентино, на месте последнего упокоения которого потом произошла череда самоубийств.

А что Барышников? Вот какую характеристику дает ему Лимонов: «Миша Барышников, коротконогий в сравнении с Нуриевым, трудяга с мокрой челкой, выглядел рядом с Рудольфом все-таки крестьянином. Того гламура и того ошеломляющего эффекта присутствия, которым обладал татаро-монгол, Миша не излучал». Не излучал, нет. И на выставке это чувствуется. Ох, не надо было сводить их в одной экспозиции, как это решил автор работ.

Сон Фавна и Петрушка

А автор работ о Нуриеве и Барышникове — художник Александр Чаловский. Он часто обращается к образу «летающего татарина». В Казань его работы привез фонд «Грани», приурочив выставку на родине матери великого танцовщика и к его юбилею, и к Нуриевскому фестивалю. Работы Чаловского — мощные, экспрессивные, под стать нарушающему законы всемирного тяготения танцу Рудольфа Нуриева. Автор добился поразительного эффекта: он запечатлел знаменитые прыжки Нуриева, эти его «зависания» в те доли секунды, когда он парит над сценой. Кажется, что еще миг — и движение продолжится.

А автор работ о Нуриеве и Барышникове — художник Александр Чаловский. Он часто обращается к образу «летающего татарина»

Выставка рассчитана на людей, которые хорошо знакомы с творчеством Нуриева, потому что по характерным позам, по элементам костюма можно узнать, в какой партии запечатлен артист. По сути, перед нами творческая биография Нуриева, выполненная в своеобразной, резкой и иногда даже агрессивной технике. Запечатлеть в статике танец — это великое умение.

Вот знаменитый Петрушка на музыку Стравинского. Вот привет от Нижинского — отдыхающий Фавн. Или Солор, который вот-вот уйдет в страну теней и грез. Разумеется, не обошлось и без дуэтов с Марго Фонтейн — художник воплотил трагический излом умирающей Маргариты Готье и безумную скорбь Армана. Это в некотором роде иллюстрация к балету «Маргарита и Арман» в постановке Фредерика Аштона на музыку Листа. Постановке, специально сделанной для Нуриева и Фонтейн.

Май в Казани навсегда связан с именем Нуриева: именно в мае 26 лет назад публика увидела великого танцовщика уже в качестве дирижера — он дирижировал оркестром казанской оперы и симфоническим, приехав в Казань по приглашению директора ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова. Этой весной благодаря выставке в «Хазинэ» он словно вернулся на родину матери вновь.

1/30
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 28 апр
    Какая красота. обязательно надо посетить это место
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Всё в мире относительно.

    Лев Николаевич Толстой считал балет одной из форм разврата и порнографии.
    Судя по рисункам он был не так уж и далёк от истины.
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Полностью согласна с вами. Некоторые картины точно из порно. А возможно в балете к этому стремятся?
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Но последняя картина просто заворожила.
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Да, талантливо.

    Но как Вы оцените картину, где изображен гомосексуальный половой акт?

    С чисто художественной точки зрения или с морально-нравственной?
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Обычная картина, ничего особенного. Мужчина и всё
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    А вы почитайте дневники Толстого и вам многое будет ясно о его собственном моральном облике.
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Какие дневники Толстого читать - молодого или старого?
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    В молодости Л.Н.Толстой был бытовым алкоголиком.
    В старости стал трезвенником.

    Будем "пропагандировать" алкоголизм или трезвость?
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    кому не нравится, не смотрите. мне очень нравится. все современно и красиво
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Очень дерзко
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Статья понравилась. Только непонятно педалирование на- "родина матери".
    Где же родина татар? Где же родина Рудольфа Нуриева?
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    Где же родина Рудольфа Нуриева?
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/97387-vystavka-rabot-o-rudolfe-nurieve-zamri-umri-voskresni
    --------------------------
    Соседний Башкортостан.
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Коментарии интересней статьи:)
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    На фотке, бабушка пришла и скучает на выставке
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Просто погулять наверное вышла и забрела
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии