Новости раздела

«Говорю своим парням: «Мы не будем играть в скучный хоккей»

Главный тренер сборной Поволжской академии спорта Сергей Лукин — о специфике работы со студенческими командами

Наша беседа с главным тренером сборной Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма по хоккею Сергеем Лукиным состоялась после того как его команда «Академия спорта» начала новый сезон Студенческой хоккейной лиги с двух побед над «Менделеевцем» из Новомосковска. Поздравив молодого наставника с неплохим почином, корреспондент «Реального времени» попросил его рассказать о своем пути из игроков в тренеры и особенностях работы со студентами.

«В финале мы обыграли «Неман», из которого меня отцепили»

— Сергей, где ты начал заниматься хоккеем?

— В Лениногорске. Моим первым тренером был Михаил Александрович Мальковский. Окончил ДЮСШ, играл за местный «Нефтяник» на позиции центрфорварда. Меня очень рано начали привлекать во взрослую команду, минуя МХЛ-Б, МХЛ. В 14 лет уже начал тренироваться с главной командой, в 15 меня взяли на первые зарубежные сборы в Финляндию, это вообще был мой первый выезд за границу. С 15 лет меня начали отдавать в аренды. Первая — в самарский ЦСК ВВС — ничем хорошим не закончилась. Из Самары через полгода уехал сам.

Когда мне было 17 (сейчас мне 34), из Белоруссии приехал агент просматривать игроков, он приходился товарищем кому-то из нашего тренерского штаба. Мою кандидатуру предложили и в 2003 году меня забрали в гродненский «Неман». Прошел все предсезонные сборы, но в то время там был лимит на россиян — не больше трех — а при мне приехали несколько москвичей из «Динамо», и меня отцепили. Тогда подошел агент с Украины и предложил помощь. Я согласился — был максималистом и возвращаться в Лениногорск мне было стыдно. И он отправил меня в Могилев, в ХК «Химволокно».

— Тогда в Белоруссии уже был свой чемпионат?

— Нет, до 2004 года существовала ВЕХЛ (Восточно-европейская хоккейная лига), в которую входили клубы Белоруссии, Латвии, Литвы и Украины.

— В Могилеве получилось лучше, чем в Самаре и Гродно?

— Да. Главным тренером команды был воспитанник ЦСКА Александр Алексеевич Чертов. Большинство составляли русские, немало и украинцев, коллектив был дружным. Я там остался, закрепился в составе, и мы провели хороший сезон. Он был очень сложным, начиная с тренировочного процесса — наставник был очень требовательным. Но результаты пришли, мы стали чемпионами второго по силе белорусского дивизиона — Высшей лиги, причем в финале обыграли как раз «Неман».

Фото: sportacadem.ru

— Это же не Суперлига — наверное, болельщиков было маловато?

— Что вы, полно народа ходило. Я на днях пересматривал фотографии тех времен — аудитории поражаюсь. В Могилеве хоккей всегда очень любили, команду поддерживали. В тот сезон команда добилась наивысшего достижения в Высшей лиге, повторить его не удалось.

«Не было никого рядом, кто бы подсказал, что дома ничего хорошего не ждет»

— Ну а ты?

— А я вернулся в Лениногорск.

— А остаться не хотел?

— Опять же лимит, правда, уже возрастной. Мне было 18, еще на год можно было продлить, но… Тренер хотел отправить меня в Челябинск, не помню, в «Мечел» или «Трактор», в Высшую лигу. Но мне позвонили из дома, сказали — ты наш воспитанник, мы тебя ждем. И я на радостях вернулся. К сожалению, не было никого рядом, кто бы подсказал, что в Лениногорске меня ничего хорошего не ждет. Душа рвалась на родину, я приехал, прошел с «Нефтяником» предсезонку, мне обещали, что буду играть, и обманули. Играл очень мало, а потом и команды не стало.

Долго сидел дома, не играл. Позвонил друг из Рязани, спросил, как дела, и когда узнал ситуацию, способствовал моему приглашению в тамошний клуб, который выступал в Первой лиге. Это был сезон 2007/08. Команда в Рязани была весьма возрастной, но мы провели неплохой сезон, победили на всех стадиях плей-офф и в финале встретились со второй командой ЦСКА. Тогда в ЦСКА-2 играли Барулин, Паршин, Широков. Мы их обыграли и вышли в Высшую лигу.

Меня оставляли, но я вернулся в Лениногорск, где создали фарм-клуб, за который я играл. Приглашали и в первый «Нефтяник», и я мог играть, к примеру, утром за вторую команду, вечером за основную. Ну а после сезона 2008/09 «Нефтяник» был расформирован, и это практически совпало с завершением моей карьеры игрока.

«После перелома кисти и разрыва связок впервые в жизни появилось свободное время»

— В одном интервью я читал, что этому событию в твоей жизни способствовала и тяжелая травма?

— Да, было дело. Пригласили на коммерческий турнир в Ноябрьск. Там нефтяники и газовики организовали команду, и на предсезонке мы играли в гандбол. Меня толкнули, и я сломал кисть в двух местах. Полетели связки, а местные врачи не смогли диагностировать такую тяжелую травму. По приезду в Казань врачи определили разрыв связок и осколочный перелом и начали лечение. Впервые в жизни у меня появилось свободное время, и в 2013 году я поступил в Поволжскую академию спорта на бакалавриат на очное отделение факультета спорта.

— Когда поступал, уже думал о будущем в качестве тренера? Хотел реализовать себя на этом поприще, понимая, что как игрок не смог проявить себя в полной мере?

— Нет, когда поступал, об этом не думал. Я не знал, к чему меня выведет учеба. Понимал одно — что в жизни, кроме хоккея, ничего не умею. И до сих пор повторяю: если у меня отнять хоккей, из моей жизни уйдет душа. И я понимал, что остаться в спорте смогу только через обучение.

— Но получилось так, что в Академии ты вернулся в хоккей?

— Да, Андрей Федорович Зубков (экс-защитник «Итили», «Нефтехимика», «Нефтяника» (Альметьевск), ныне тренер в системе «Ак Барса», прим. ред.) собрал нас и повез на тестовый турнир в Сочи накануне Олимпиады. И мы выиграли этот Всероссийский финальный турнир студенческих команд России.

— Кто входил в татарстанскую команду?

— Костяк составляли студенты Академии, была пара-тройка ребят из Альметьевска, кто-то из КФУ, может, и из других вузов, уже плохо помню. И наша студенческая сборная Татарстана, в которой я был капитаном, стала первой.

«Первый тренерский опыт получил в «Динамо»

— И ты начал потихоньку приобщаться к тренерской профессии?

— Когда я был на первом курсе, меня пригласили тренировать казанское «Динамо» — 2002 год. Директором клуба был Владимир Сергеевич Кожевников, ему мою кандидатуру предложил Артем Евгеньевич Степанов. Кожевников одобрил, и 4 года я работал с 2002 годом, причем мы выступали в классе «А» чемпионата России, что для меня стало скачком в профессиональном плане.

— Ты сразу стал главным тренером?

— Нет, помогал Станиславу Валерьевичу Большакову. Тогда я еще не совсем понимал, как управлять командой, больше учился у опытного наставника. Потихоньку начал рассказывать ребятам то, что успел узнать за полгода учебы в Академии, мне кажется, им это было интересно. Далее начали тестировать юных хоккеистов в нашей научно-методической лаборатории, и Большаков меня в этом поддерживал. Полученные от ребят данные мы применяли в работе с ними на льду, и нам было и комфортно, и интересно.

Но в определенный момент наши мнения с мнением руководства «Динамо» разошлись, и мы с Кожевниковым уехали в Москву, в «Крылья Советов», забрав пятерых игроков 2002 года. Я как раз тогда окончил бакалавриат и полгода занимался в Москве с этими ребятами.

Думаю, эта пауза пошла мне на пользу, и когда я вернулся домой, начал думать о магистратуре. Подал заявление на кафедру теории и методики физической культуры и спорта. Поступил в магистратуру, 2 года проучился и в 2019-м окончил ее с красным дипломом. Сейчас работаю штатным преподавателем кафедры теории и методики футбола и хоккея. И являюсь главным тренером сборной ПГАФКСиТ, но фактически под моим руководством студенческая сборная Татарстана, потому что по регламенту нам можно набирать игроков из других вузов, но мы приняли решение обходиться силами студентов нашего учебного заведения.

«Все были довольны, что мы обыграли Америку на таком уровне»

— Команда «Академия спорта» играет в Студенческой хоккейной лиге...

— Да, в дивизионе «Магистр» — это высший дивизион — и уже второй год под моим руководством. В сезоне 2019/20 мы заняли в своем дивизионе второе место, одно очко уступив Тамбову, и вышли в плей-офф. Сразу же попали на Нижний Новгород, который в «регулярке» стал третьим. Серия до двух побед состоялась у нас, на льду нашего СК «Зилант», мы выиграли первую встречу, но, к сожалению, уступили в двух последующих. Так что остановились на стадии четвертьфинала.

— Какой уровень у СХЛ?

— Я считаю, достаточно высокий. Мы в этом году не играли с командами МХЛ, но Тамбов играл, Нижний Новгород провел две игры с Новочебоксарском. Команда из этого чувашского города представляет МХЛ-Б, так вот, нижегородцы обыграли их убедительно — 5:1 и 5:0.

— А кто действующий чемпион Студенческой лиги?

— Буквально на днях доиграли чемпионат 2019/20, прерванный из-за пандемии. В финале Тамбов по буллитам обыграл Нижний Новгород.

— В октябре 2019-го вы приняли участие в международном турнире в Барнауле. Расскажи об этом поподробнее.

— Да, это было настоящее событие — впервые команда Поволжской академии по игровому виду спорта была приглашена на представительный международный турнир. Он проходил в столице Алтая и назывался Student Hockey Challenge-2019. Вопрос о принятии вызова и отправке команды решался в бурных дебатах, были мнения, что не нужно ехать, опасения, что в случае неудачного выступления мы подорвем престиж академии, но решающий довод в пользу поездки привел проректор Ильшат Файзуллин, за что мы ему с хоккеистами очень благодарны. На итоговом совещании с участием руководства я высказался за участие, ради популяризации студенческого хоккея, нашей команды и нашего вуза. Считаю, что было принято верное решение, даже несмотря на то, что поражений по итогам турнира в нашем багаже оказалось больше, чем побед. Помимо Файзуллина, хочется выразить благодарность Федерации хоккея РТ и ее исполнительному директору Кириллу Витальевичу Голубеву — нам выделили клюшки.

— Я помню, как трансляции из Барнаула мы, преподаватели, вместе со студентами смотрели прямо на занятиях.

— Когда я собирал команду, то даже толком не знал парней, кто на что способен. Времени для подготовки оказалось очень мало, но мы, считаю, достойно представили Казань, республику и Академию. Для молодых парней это оказалось бесценным опытом. Уже в первом матче мы встретились со сборной пражского Карлова университета, а это были взрослые хоккеисты, европейцам регламент позволял формировать команду из игроков до 28 лет. Мы этим габаритным дяденькам уступили 3:4, а самой интересной игрой оказалась встреча со сборной американских университетов ACHA. Мы с ними сыграли дважды — в группе проиграли по буллитам, а в финале нижней сетки (за пятое место) взяли реванш.

Было очень интересно и полезно встретиться с представителями разных хоккейных школ и стилей. Отмечу, что, несмотря на напряженные, даже нервные игры с заокеанскими хоккеистами, отношения между нами — и тренерами, и игроками — сложились дружеские. Мы совместно обсуждали матчи, говорили с коллегами о развитии хоккея, многие ребята стали друзьями — так, наш Исламов переписывается с американцами. Так что турнир со всех сторон получился отличным.

— Пятое место по возвращении домой было воспринято нормально?

— Конечно, руководство нашей компании — максималисты, но это был наш первый международный опыт, и все были довольны, что мы обыграли Америку на таком уровне.

«Вместе с наставником Нижнего Новгорода будем руководить сборной дивизиона на Кубке вызова СХЛ»

— Вы начали новый сезон СХЛ?

— Да. Мы съездили на турнир в Тамбов. Выиграли у Новомосковска, затем проиграли Тамбову в овертайме и последнюю игру РЭО проиграли 0:5. Заняли второе место. В начавшемся чемпионате дома дважды обыграли Новомосковск 7:2 и 4:2, а 28 и 29 ноября в «Зиланте» принимаем Тамбов. Для многих игроков сейчас главное — Кубок вызова СХЛ, который состоится 20—22 ноября в Нижнем Новгороде. Антон Храмцов (управляющий директор лиги, — прим. ред.) взял меня с Дмитрием Кулябовым, главным тренером нижегородского клуба, в штаб дивизиона «Центр» — мы вдвоем будем представлять наш дивизион. Из «Академии спорта» в команду включены четыре игрока — вратарь и три нападающих.

— На потоке, который я веду в Академии, учатся немало игроков системы «Ак Барса» и твоих сборников. Ну вроде с твоими подопечными мы нашли компромисс — они делают задание и я отпускаю их пораньше с занятий на тренировки. А как по другим дисциплинам — приходится решать вопросы, отпрашивать ребят?

— Это очень актуальный вопрос. Хорошо, что сам уже 6 лет отучился, знаю преподавателей. Веду индивидуальный диалог по поводу ребят. Спасибо и декану факультета спорта Роберту Кабировичу Бикмухаметову — мы составили официальную бумагу с просьбой об освобождении ребят, занятых в сборной, он очень поддерживает.

— Кто помогает тебе в работе с «Академией спорта»?

— Шамиль Рашидович Еникеев и Вячеслав Евгеньевич Андреев, штатные преподаватели нашей кафедры. Первый смотрит за нашими матчами с трибуны, дает свои комментарии, второй на домашних матчах помогает на скамейке. Плюс завкафедрой медико-биологических дисциплин Андрей Сергеевич Назаренко продолжает оказывать помощь в организации физической подготовки хоккеистов — он тестирует игроков, дает заключение о том, кому что надо развивать в тренировочном процессе.

— Ты только тренируешь и руководишь командой во время матчей?

— Если бы… Приходится заниматься всем — оформлением выездов, получением денег на командировочные расходы, оформлением отчетных документов. Никто не снимал и учебную нагрузку — веду курс ПСС («Профессиональное спортивное совершенствование»), то есть с утра у меня тренируется учебная группа, с 10 до 12 — мои сборники. Потом они бегут на занятия. По вторникам и четвергам мы с ними занимаемся в зале Учебно-лабораторного корпуса, в остальные дни проводим ледовые тренировки.

«Хочу, чтобы у наших игроков был высокий IQ»

— Кто твои идеалы в хоккее, образцы тренеров, на которых, может быть, ты хочешь походить, чьи методы близки тебе в работе? Недавно Борис Майоров, комментируя победу нашей составленной из молодежи сборной на Кубке Карьяла, сказал: «Ребята играли в умный советский хоккей». Это ясно, что для него, легенды советского хоккейного стиля, последний навсегда останется самой высокой планкой для сравнения. А каковы твои предпочтения?

— Конкретного специалиста, на которого я хотел бы равняться, нет. Я много читал и читаю книг по тренерской методике, того же Скотти Боумэна — то, как он формировал команду и внушал игрокам свое видение хоккея, очень актуально и сегодня, несмотря на то, что своим творчеством мастер занимался в давние годы.

Мне очень импонирует быстрый атакующий хоккей, который проповедует Игорь Ларионов, я внимательно слежу за его работой. Второй год говорю своим парням: «Мы не будем играть в скучный хоккей, будем играть в атакующий хоккей с большим количеством бросков и с контролем шайбы». Хочу, чтобы у наших игроков был высокий IQ. Прочитав интервью Ларионова, данное им после Кубка Карьяла, еще раз убедился, что хоккей его команды современный, и он способен приносить результат. У каждого тренера пытаешься что-то взять и перенять.

Но надо не забывать, что студенческий хоккей имеет свою специфику — наши игроки не в полной мере профессионалы, существуют возрастные ограничения (возраст игроков клубов СХЛ — от 17 до 25 лет, прим. ред.), они совмещают спорт и учебу в бакалавриате или магистратуре.

— Из студенческой лиги реален переход ребят в профессиональный хоккей?

— Считаю, что да. Все время говорю об этом ребятам. Кто-то по разным причинам не попал в МХЛ, но у нас сейчас очень большой поток, хорошие, способные хоккеисты, многие в том году закончили Юниорскую хоккейную лигу, и я им говорю, что они должны постоянно держать себя в хорошей форме, быть готовыми к тому, что в любой момент может позвонить тренер команды МХЛ или МХЛ-Б и пригласить их и они получат шанс вернуться в профессиональный хоккей. Участием в студенческой лиге мы продлеваем ребятам активную жизнь спортсменов, ничего не закончено, все зависит от них самих. Да и атмосфера, в которой они играют — это что-то. На трибунах сумасшедшая поддержка: девчонки, друзья, родители, руководство вуза, любимые преподаватели. Приходите к нам на матчи, сами все почувствуете!

— Об аспирантуре не думаешь?

— Думал, но сейчас все мысли о команде. Она занимает много времени, но команда — это то, чем я живу. Голова занята только этим. Конечно, хочется получить ученую степень, по крупицам собираю информацию, которая станет основой будущей научной работы. То, что уже отложилось у меня после первого сезона работы со сборной, результаты исследований, которые мы делаем в научной лаборатории, рано или поздно приведут меня к написанию кандидатской диссертации, но этот вопрос пока отложим на будущее. Сейчас я наслаждаюсь своей работой и не променяю ее ни на что.

Александр Норден, использованы фото из аккаунта ХК «Академия спорта» / vk.com/hc_sportacadem
СпортХоккей Татарстан

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 22 ноя
    Получается студенческая лига для того чтобы люди продолжали играть и держать себя в форме? Но ведь и игры очень интересные у них и порой за этой лигой интереснее наблюдать
    Ответить
  • Анонимно 22 ноя
    Те кого не взяли в молодежку от безысходности идут в студенческую лигу
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии