Новости раздела

Наталья Зубаревич: «Русского мэра Казани я не могу представить по определению»

Регионовед — о российской супервертикали, «жиреющей Москве» и «колоссально разной стране»

Наталья Зубаревич: «Русского мэра Казани я не могу представить по определению» Фото: newizv.ru

«Доля Москвы и Мособласти в общем объеме инвестиций по России — 20%. У Дальнего Востока с прирезанным к нему Забайкальем — 8%. На всю Сибирь — 10%. А где инвестиции, там новые рабочие места, там концентрация спроса. Есть вопросы, как будет развиваться эта страна», — отмечает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич в интервью радио «Эхо Москвы». «Реальное время» публикует его с небольшими сокращениями.

― Вы в одном из комментариев говорили, что протесты в Москве сильно отличаются от протестов в регионах.

― Да, конечно.

― Тем не менее в Бурятии, например, протестная активность сейчас достаточно высока. Это тоже другой протест?

― Скорее да. Ну, поскольку мне надо просто еще разобраться в деталях, давайте считать, что это моя версия. Очень аккуратная. Смотрите, что такое Улан-Удэ. Это город, в котором раньше был более как бы сдвинутый в сторону славян баланс населения. Потому что все крупные столицы этнических регионов, как правило, индустриальные города, туда направлялось очень много русских инженеров, рабочих и далее по списку. Бурятия — ну не так чтобы очень рожает, но все равно лучше, чем Россия. И сейчас там происходит то же, что и в Якутии. Когда сельское бурятское население начинает стягиваться в региональный центр, этническая структура, баланс этого центра меняется. Это нормальный процесс урбанизации. Село раньше было русское, но сейчас оно в основном бурятское, и бурятская молодежь стягивается, как это было в России 100 лет назад и 50 лет назад, в региональный центр.

Дальше у нас две фигуры. Если я правильно понимаю (я очень аккуратно выражаюсь), победитель — этнический русский, проигравший — этнический бурят (на выборах мэра Улан-Удэ недельной давности победу с результатом 52% одержал самовыдвиженец,
поддержанный «Единой Россией», Игорь Шутенков, русский по национальности. Второе место занял бурят Вячеслав Мархаев, выдвинутый КПРФ, прим. ред.). Доля бурятского населения Улан-Удэ растет, работы не очень, регион бедный. А если во все это еще включить этническую компоненту, неужели это похоже на московские протесты? Это же совсем другая история.

Фото theins.ru
Когда сельское бурятское население начинает стягиваться в региональный центр, этническая структура, баланс этого центра меняется. Это нормальный процесс урбанизации. Село раньше было русское, но сейчас оно в основном бурятское, и бурятская молодежь стягивается, как это было в России 100 лет назад и 50 лет назад, в региональный центр

― Нет, это не похоже на московские протесты, но есть серьезная вероятность того, что в других национальных республиках или регионах может повториться…

― Нет, потому что, например, уже Марий Эл и Мордовия — это территории, где село очень сильно обезлюдело. Не так, как в черноземке, но все же. В Татарстане на такое не пойдут никогда. Представить русского мэра Казани я не могу по определению. В Коми доля титульного этноса не под 40%, а, извините, 20, и там всегда во власти были русские, это уже такая привычная история.

Не надо распространять это на все субъекты с титулом республики. Обратите внимание, в Якутии глава региона и мэр Якутска — этнические якуты. Это «маст». В Бурятии это не было «маст», а вот судя по тому, что меняется этническая структура и молодежь не находит работы, и становится понятно, что ты вот приехал в этот региональный центр, ты надеялся — а не очень. И плюс не забывайте, в Бурятии всегда — конечно, это не Северный Кавказ — но там некий родственный, не скажу «клановый», фактор — он есть.

― То есть то, что вы говорите, сильно отличается от того, что происходит в Москве.

― Конечно. Москва — это совершенно ценностный протест. Это протест образованных людей, которые все-таки зарабатывают. Ну, вы же знаете, что я всегда с циферками. Сейчас закончилось первое полугодие 2019 года. И если мы возьмем среднюю зарплату по крупным и средним предприятиям и организациям, то в Москве она в два раза выше средней по России. В два или в два с половиной — из головы выскочило. По-моему, в 2,5 раза. В 1,5 раза выше, чем в Питере, и в 1,7 раза, чем в Московской области. Если же мы берем какой-нибудь среднерусский регион — что юг, что Волга, что Псков, Новгород и окрестности вокруг Московской области — то в три-четыре раза.

Вы понимаете, что по уровню потребления это уже совершенно другое население. Есть доход, есть потребности, у него уже есть формирующийся (не у всех москвичей, конечно) запрос на политическое представительство. Которого его лишили. Вот и давайте сравнивать — Улан-Удэ и Москва. Вот так.

― В 2011 году появился такой лозунг, то ли Ксения Собчак его вбросила, то ли кто: нам есть что терять. То есть это как раз…

― Люди не потеряют дом, квартиру, машину. Люди хотят, чтобы учитывались их интересы. Когда человек уже становится как бы средним классом, для него это ценность. Это важно. И в Питере доля этого среднего класса существенно меньше. В Московской области еще меньше, поэтому там так легко манипулировать, в том числе на прошедших год назад губернаторских выборах.

Совершенно четкий второй пример такой же ценностной истории — Екатеринбург. «Вы без нас решили, что тут будет, а мы требуем учета нашего мнения». В Новосибирске это проявляется несколько слабее, хотя Новосибирск продвинутый. Но Екатеринбург — богаче. Должен быть достаток, когда вам не надо выживать. Пока вы выживаете, у вас будет вот как есть. И все эти «парашютисты» мирно прокатывают — «а вдруг денег дадут»! Вдруг чего-то прибавят. Он же новенький. Он же от президента! Может, у него получится. Вы обратили внимание, что годом раньше пролетели старые [губернаторы]? От которых уже ничего не ждали.

Фото Дениса Каминева (rtvi.com)
Москва — это совершенно ценностный протест. Это протест образованных людей, которые все-таки зарабатывают

― Запрос на обновление.

― Кроме Приморского края. А приморцев обидели. Поставили такого, кого они как бы не приняли. Дальневосточники — это отдельная история. Приморский край, вольница — ну как бы своя история. К этому региону надо относиться с пониманием. Потому что когда люди долго ходят по морям и видят мир, у них не за счет больших доходов, а за счет более широкой картины мира... Как и калининградцы, между прочим.

― То есть это тоже может стать ценностным.

― Там представительство моей локальной территории. «Вы чего нам кидаете?». И невозможно же было снести Наздратенко, и следующего губернатора, фамилию не помню, помню кличку — Шепелявый. Нельзя их было снести. «Это наши». Это имеет значение. Там очень сильная региональная идентичность. Не замай, не ходи. И пришлось запускать местного тяжеловеса. Обратили внимание — Кожемяко-то оттуда. Вот сработало.

― И у него есть опыт.

― Конечно. И он в рыбном бизнесе и всех этих людей знает. А это и были ресурсы, которые шли на поддержку того парня (неразборчиво) которого снесли. У нас же страна колоссально разная. Мы уже с вами поймали разницу между Улан-Удэ и Москвой. Я вас уверяю, есть большая разница между Москвой и Питером. Питер, можно я скажу так, проще: тише и интеллигентнее. Он готов терпеть. Или же заниматься эскапизмом. Явку помните? И то она сделалась 30%, но за два часа до окончания выборов была 20%. Как-то питерцы, видимо, с дачи приехав, повалили все голосовать за господина Беглова. Ну не буду спорить, но Питер по сравнению с Москвой — ой, там грязи на выборах всегда было больше. Были такие чудесные карты. Их не Шпилькин рисовал, а наш человек, сидящий в Женеве, компьютерщик, парень, который работает за границей. Он брал все УИКи и выставлял.

Вот Москва была — все понятно. Восток [Москвы] — более властный. Новая Москва — ну что вы, спасибо, кланяемся в ноги. Северо-запад, юго-запад особенно — это протест. В Питере же прелесть что такое. На всех УИКах, где председатель «правильный» — один результат, а где жизнь идет как она идет — совсем другой. Поэтому Питеру еще придется пройти через очень, боюсь, небыстрый период, когда начнутся нормальные наблюдатели, по-настоящему, когда граждане будут требовать чистых результатов.

― Мне кажется, что протестная активность в Питере достаточно высокая. Но тут, видимо, мотивы.

― Безальтернативность, может быть. Может быть. Но зачистка сработала. Я спорить не стану. Ну, хорошо, будет у них еще один интересный губернатор.

Фото spbdnevnik.ru
Питеру еще придется пройти через очень, боюсь, небыстрый период, когда начнутся нормальные наблюдатели, по-настоящему, когда граждане будут требовать чистых результатов

― Я вернусь в Москву, с вашего позволения. Сергей Собянин на прошлой неделе, если мне не изменяет память, ответил всем критикам с лозунгом «Москве — все, другим — ничего». Сказал... Мы даже можем просто по пунктам пройтись.

― Давайте, я буду отвечать.

― Общий посыл: средства, поступающие из Москвы, помогают субъектам России выравнивать бюджеты, а не наоборот. Ну вот например: Москва — это 20% производства всего ВВП.

― По первому полугодию 2019 года — уже 21%! Прелесть что такое. Динамика налога на прибыль — 25%. По всей стране — 15—17. Что же такое, откуда столько прибыли в Москве?

― Каждый пятый рубль.

― Каждый четвертый. А в ВВП России — каждый пятый. Сейчас уже 21%. Что же такое удивительное происходит? Супердоходный Сбербанк и, соответственно, налог на прибыль. Когда смотришь по регионам — а как там платит Сбербанк. Ну знаете, вот один год повезло Новосибирской области. Я с ними разбирались — чего это, ребята, у вас налог на прибыль подскочил? «Да вот Сбер решил проплатить вдруг по нам». А так оно все сюда, в сторону метро «Ленинский проспект», где у них штаб-квартира.

Дальше. Знаете ли вы, что если мы возьмем структуру промышленного производства Москвы, то 20% всей ее промышленности — это добыча нефти и газа? Это значит, к Москве приписаны компании, которые реально работают на северах, а поскольку они юридически приписаны к Москве, то налоги платят по Москве. Поэтому, уважаемый Сергей Семенович, в условиях вертикали Москва будет получать незаработанные преимущества.

Дальше: как платит Москва. Если мы берем за сто процентов все налоги, собранные на территории Москвы, раскладка примерно такая: 45% идет в федеральный бюджет, а 55, ну год от года плюс-минус туда-сюда — остается горячо любимому городу. Потому что НДФЛ полностью региональный, а какие зарплаты у нас в Москве, я только что рассказывала.

― В 2,5 раза больше.

― О том и речь. Значит, с них и налог платится соответствующий. Топ-менеджмент, госкомпании, частные компании, банки. Все федеральные чиновники, московские и далее по списку. Силовики зайки все, которым непрерывно повышают зарплату. Это супервертикализация, которая приводит к сверхконцентрации этих доходных рабочих мест.

Фото сезоны-года.рф
Если мы возьмем структуру промышленного производства Москвы, то 20% всей ее промышленности — это добыча нефти и газа? Это значит, к Москве приписаны компании, которые реально работают на северах, а поскольку они юридически приписаны к Москве, то налоги платят по Москве

― А крупные нефтяные компании регионам отдают?

― Давайте по порядку. Теперь возьмем хантов и Ямал. Особенно Ханты-Мансийск. Его стригут как липку. Вот собрали на их территории налоги — так 85% уйдет в федеральный бюджет, где-то 15 останется им. Вот такая история.

Теперь то, что вы спросили. Как они помогают. Знаете, кто главный помогальщик в РФ? Цифры первого полугодия 2019 года. Итак, уважаемый Сергей Семенович, если мы посмотрим, как пошли с территории субъектов доходы в федеральный бюджет, откуда, как вы понимаете, идут трансферты. Так вот, 26% — это дает Ханты-Мансийский АО.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы госпожа Комарова кричала, бия себя в грудь: «Я кормлю Россию!»? Нет, она помалкивает. Москва — где-то 14 процентов. Ямал — 9—10. Питер — около 5—6. Во всей структуре налогов, которые пришли в федеральный бюджет и потом из него частично распределяются в виде трансфертов. Поэтому я бы сказала так: скромность украшает.

― Но, с другой стороны, госпоже Комаровой не приходится оправдываться, ее не обвиняют в том, что ее Ханты-Мансийский округ кормит вся Россия.

― Они не живут так, как живет Москва. Могу вам сказать, что масштабы бюджета Ханты-Мансийского округа просто несопоставимы в душевом исчислении. Сколько рублей бюджета приходится на один нос — на одного москвича и на одного жителя Югры? Москва — в 2,5 выше среднего по стране душевая бюджетная обеспеченность. Тут не севера, тут нет северных надбавок. А у Югры процентов на 60% выше средней российской. Разница есть? На 60% или в 2,5 раза. Поэтому Москва жиреет непрерывно даже в условиях, давайте назовем, наверное, уже не кризиса, а стагнации. Стагнация не мешает.

Еще один тезис в интервью Сергея Семеновича «России-24» связан с рабочими местами. Он говорит, что 2 миллиона рабочих мест создано для жителей Подмосковья.

― Было полтора, значит, они посчитали, что два.

― И 3,5 миллиона для других регионов.

― Конечно, у нас есть люди из регионов, которые в большом количестве приезжают в Москву. Это не удачная работа Сергея Семеновича, это уровень зарплат в Москве. Еще раз: скромность украшает. Не надо себе приписывать то, что делает агломерация или система российской вертикализованной власти. Это два фактора, которые делают Москву столь тучной и жирной.

Второе. Там же «сидит» очень приличное количество гастарбайтеров. Да, потому что они занимают те рабочие места, на которые не готовы идти эти жирные раскормленные москвичи. А жители регионов тоже не шибко идут, потому что когда ты снимаешь жилье, приехав, ты не можешь работать дворником. Ты просто за квартиру не заплатишь. А они все-таки приезжают более квалифицированные и на более квалифицированные рабочие места.

Два миллиона подмосквичей, честно, я бы тут немножко проверила. Потому что всегда считалось, что полтора. Как набежало два — это, может быть, знаете как? Гастарбайтеры прописаны и живут по Подмосковью. Там же дешевле снимать. А работают дворниками все-таки где-то в Москве. Или рабочими в торговых центрах.

Ну, понимаете, я, конечно, могу долго Сергея Семеновича развенчивать, а можно я пойду в контратаку? Знаете ли вы, что по первому полугодию 2019 года и без того феерические расходы на благоустройство в Москве — скверы, детские площадки, бесконечные парки где надо и где не надо, — выросли на 30%? И теперь расходы на благоустройство по первому полугодию составляют 15%, то есть больше, чем каждый седьмой рубль бюджета любимой столицы. Это уже зашквар. Это уже невозможно. Каждый седьмой рубль.

Фото newokruga.ru
По первому полугодию 2019 года и без того феерические расходы на благоустройство в Москве — скверы, детские площадки, бесконечные парки где надо и где не надо, — выросли на 30%

― А как это можно объяснить? Это перед выборами происходит…

― У него нет сейчас выборов. В Москве очень быстро растет бюджет. Рост на 17% в первом полугодии. По стране — на 12. Деньги надо осваивать. Реновация еще только стартует. Там быстро не прокрутишь. Инвестиции в Москве выросли — я просто не взяла бумажку, но сейчас вспоминаю — типа на 8»9%. По всей стране — ноль. Доля Москвы и Мособласти суммарно в инвестициях в первом полугодии 2019 года — 20% от всех инвестиций по стране. Москвы — почти 15. То есть каждый пятый инвестиционный рубль нашей горячо любимой страны идет в московскую столичную агломерацию. На Дальний Восток, хоть к ним прирезали Забайкалье — 8%. На всю Сибирь — 10%, а в Москву с Мособластью — 20. Вопросы есть, как будет развиваться эта страна. Где инвестиции — там новые рабочие места. Там концентрация спроса. И далее по списку. Рост ввода жилья, но там «химического» много, апартаменты, и потом, первое полугодие не очень показательно. Но рост ввода жилья в Москве в основном за счет Новой Москвы по первым семи месяцам этого года — в 2,2 раза.

― У меня очень простой вопрос, наверное. Осваивать надо для того, чтобы федеральная власть…

― Чтобы не отнять.

― … не перераспределила эти деньги.

― Понимаете, у бюджетов сейчас не так все страшно. И федеральный профицитный, и региональные. Все-таки налог на прибыль подрос. Трансферты плюс 12%. Ну понятно, кому вершки, кому корешки. Севастополь — увеличили объем трансфертов, по памяти говорю — примерно на 40%. В среднем по стране — на 12. Есть разница. Но суть в том, что Москва пухнет. Если бы уже пошли большие инвестиции на реновацию — бюджет уже как-то туда покидали. Площадки нужно найти, это же не очень быстро делается.

Поэтому благоустройство, благоустройство, благоустройство. Я приехала сегодня с дачи, и, идя туда (я в Новой Москве), обнаружила, что просто через лесочек в Новой Москве уже кладут какие-то плитки и бордюры и уже три детские площадки на расстоянии 200 метров друг от друга. Кушать хочется всем. А господин Бирюков сейчас король города Москвы. Раньше был господин Хуснуллин. Я сейчас считаю, как сторонний наблюдатель, что круче господина Бирюкова, заммэра по ЖКХ и всем этим делам, в Москве нет.

― Нас сейчас слушают наши региональные слушатели, и, я уверен, не понимают, а чего мы недовольны здесь в Москве. У них такого в помине не было.

― Объясню. Когда деньги закапываются и тратятся, чтобы потратить, а не получить эффект, это у людей со здравым смыслом вызывает отторжение. Этим деньгам, наверное, можно найти более разумное применение. И, честно, еще второе — пир во время чумы. Когда нам поют про программу благоустройства городов региональных центров, я вот слушаю все это, и у меня всегда один заунывный стон: где деньги, Зин? У Москвы очень хочется отнять. Я, кстати, противник этого.

― Почему?

― Объясню. Пока есть вертикаль, жир Москвы можно только секир-башкой отнимать. Политический вес Собянина велик. Он держится пока. Моя мысль очень простая. Экспроприация — это не способ решения тех проблем, которые мы имеем. [Нужна] Мощнейшая децентрализация, экономическая, политическая. Отказ от крупняка бесконечного.

― Что это такое?

― Два госбанка, Сбер и ВТБ, ну можно там как-то отрихтовать. Отстроить механизм так, чтобы большая часть налога на прибыль не концентрировалась на штаб-квартиры, а оставалась в регионах. Не заниматься экспроприацией, а заняться институциональным развитием. Модернизацией, и это гораздо более устойчивый путь.

Фото newokruga.ru
Собянн — благоприобретатель тех правил игры, которые есть в горячо любимой родине

― Мы в перерыве затронули эту тему. Так это ведь не проблема Собянина…

― Нет, конечно. Он — благоприобретатель тех правил игры, которые есть в горячо любимой родине.

― То есть адреса для возмущения…

― Это не Собянин. Все, что по расходам бюджета — это к Сергею Семеновичу. И руководству мэрии. Все, что по доходам — ну, дают — бери. Это же правила игры такие. Это так отстроено. И не потому что Москва особая, а потому что два главных налога мощно концентрируются в Москве. Налог на прибыль полностью и налог на доходы физлиц. Один дает, физлица, 40—45% год от года, [налог на] прибыль — плюс-минус 35—37 тоже год от года. Бывает 32. Все. У вас 70—80 с лишним процентов уже наполнено. И плюс [налог на] имущество. Еще 11%. Какова стоимость имущества в Москве?

― Запредельная.

― О том и речь. И налог с него хороший.

― Но на федеральном уровне не раз говорили о необходимости такой децентрализации. И эксперименты по штаб-квартире «Газпрома» проводились.

― Я слежу за консолидированными группами налогоплательщиков. С удовольствием смотрю, как работает этот как бы механизм, который должен оставлять большую часть прибыли в регионах. Не будем разбирать как, но компании приладились. Поэтому если доля Москвы в первый год введения этого налога на консолидированные группы (это крупняк) была 7%, то по 2018 году — уже около 15%. Ну выгодно им концентрировать. Ухищрений много. Но, тем не менее, этот инструмент вроде бы благой. Был отстроен так, что убытки можно добавлять к прибыли, ее снижать, а то, что осталось, как бы…

― А у регионов есть инструмент …

― Нет.

― …для того чтобы сделать выгодным переезд к ним.

― Раньше 24—25 регионов вводили специальные налоговые режимы, для крупняка особенно. Снижали ставку налога на прибыль, с тем, чтобы их туда затащить. Но когда у вас 24 региона конкурируют, это конкуренция, где страдать будут 23, а один чего-то получит. С 2019-го, по-моему, года Минфин запретил снижать, будет штрафовать за недобранный налог на прибыль. Значит, инструментов очень немного.

― У нас остается две минуты, но я хотел обсудить еще один аспект интервью Собянина: «Пенсионный фонд пополняется за счет москвичей».

― Слушайте, когда зарплаты такие, отчисления идут. Сергей Семенович, математика — царица точных наук. Как демография — царица гуманитарных наук. С территории, где концентрируется больше всего людей, и у этих людей самая высокая зарплата... Знаете, у кого только выше, чем в Москве, средняя зарплата по крупным и средним? Два субъекта: Чукотский АО — 50 тысяч человек.

― Это северные.

― Северные надбавки. И Ямало-Немецкий округ — 500 тысяч человек. Усе. У всех остальных средняя зарплата ниже. Поэтому, Сергей Семенович, Пенсионный фонд очень вам благодарен, но вашей заслуги в этом нет. Еще раз: скромность украшает. Это лозунг нашего сегодняшнего эфира.

― Если представить на секунду, что Москвы нет, вот исчезла в один день. Какая судьба ждет?

― [Будет] Питер. Все то же самое. При этой системе, при этих правилах игры. В авторитарных государствах с доминированием крупного огосударствленного бизнеса преимущество столицы всегда намного выше. Она стягивает все живое. Поэтому: децентрализация и акцент на развитие среднего и малого бизнеса.

Алексей Соломин
ОбществоВластьЭкономикаБюджет
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 15 сен
    Национальная политика государства ведет к опустошению громадных территорий нацреспублик
    Ответить
  • Анонимно 15 сен
    Знаю я вашу децентрализацию. Развал страны. Парад суверенитетов уходящих в независимость
    Не надо нам этого
    Ответить
    Анонимно 15 сен
    Бред. Развал СССР произошел из-за централизации. Национальные республики 97-99% голосов отдавали за сохранение страны. А вот Москва голосовала за роспуск страны.
    Ответить
    Анонимно 16 сен
    1. развал СССР произошёл не из-за централизации как таковой, а из-за того, как сумели её использовать лица, запрягшие в свою телегу лиц из ЦК КПСС (типа черненко и иже с ними), КОТОРЫЕ ИЗНАЧАЛЬНО, НИКОГДА НЕ БЫЛИ ИДЕЙНЫМИ МАРКСИСТАМИ и НЕСОБИРАЛИСЬ ИМИ СТАНОВИТЬСЯ, а были по просту ВЫДАЮЩИМИСЯ ПРИСПОСОБЛЕНЦАМИ, которых по одиночке, постепенно "привлекли" соответствующие учреждения для выполнения директивы 20.1...
    2. уничтожение СССР руками КПСС (были же съезды!!!) это не объективный процесс развития социализма, это просто грамотная, кропотливая, скрупулёзная работа грамотных, идейных кадров рыночной экономики против плановой экономики, которая несколько уравнивала потребности индивидуума по сравнению с потребностями его сородичей в стае (мы же с Вами животные, на верху пищевой пирамиды. Да э наделённые интеллектом, но ИНСТИНКТЫ то э животные ни кто не отменил э типа размножения, а для этого доминирование самца в стае по бабам, по жратве и т.д. и т.п.). Вот это и использовали чрезвычайно грамотно. Или опять Вам не понятно? Национальность в рыночных отношениях, языки ит.д. и т.п. это просто способ самому удержаться у кормушки, а для этого нужна кодла приближённых, всё ж элементарно. А на каком принципее имущественном, властном, национальном, языковом это второй вопрос, главное не упустить момент, и навешивая лапшу на уши использовать, как кое кто о справедливости и э коррупции ...
    3. России уже бы не было, если бы в 1994 году до кого то с другого берега реки, а не здесь НАКОНЕЦ ДОШЛО, что акценты сменились, и появился новый игрок ... почему хозяева в растерянности, а ниже стоящие кто во что горазд..А статья это констатация отсутствия управления падением и народа, а следовательно и государства, созданного им...
    Ответить
  • Анонимно 15 сен
    Чаще такие интересные интервью берите
    Ответить
  • Анонимно 15 сен
    всем республикам суверенитета . и все.
    Ответить
  • Анонимно 15 сен
    Русского мэра Казани сложно представить?
    Раньше невозможно было представить и русского премьера Песошина и отмену обязательного татарского. И Черного Президента в Белом Доме.Все течет, все меняется.
    Ответить
  • Анонимно 15 сен
    А как выглядит проблема выживания якутского и бурятского языка ?
    Ответить
  • Анонимно 16 сен
    Если бы г-жа "регионовед" немножко подготовилась к разговору, то знала бы, что мэром Казани 20 лет — с 1965 по 1985 был Александр Иванович Бондаренко.
    Кстати, казанское метро -это его идея.
    Также, неплохо было бы ей знать, что "титульная национальность" составляет менее 50% населения бывшей Казанской губернии, получившей по капризу В.И.Ленина название Татарской АССР.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров