Новости раздела

«Корсар» взял зрителей на абордаж

Дневник Нуриевского фестиваля

«Корсар» взял зрителей на абордаж Фото: Максим Платонов

В честь столь знаменательного события — открытия XXXII Нуриевского фестиваля — Татарский театр оперы и балета им. М. Джалиля приготовил зрителям великолепный подарок — балет «Корсар» в хореографии Мариуса Петипа в обновленной редакции. Собственно, нельзя назвать постановку «Корсара» исключительно редакцией Петипа — великий хореограф заново украсил французский оригинал своими хореографическими картинами. Но изменения оказались настолько существенными, что уже впоследствии хореотекст балета чаще указывают под именем Петипа. Об этом сегодняшний выпуск фестивального дневника.

Синтез версий

Сам сюжет балета довольно запутан. Три друга-корсара (один из которых впоследствии становится предателем) и две подруги, у которых просто дар встревать во всевозможные неприятности, каждый раз оказываются в руках купца-рабовладельца Ланкедема, который не оставляет попыток продать их Сеиду-паше. Но все, в отличие от байроновского первоисточника, заканчивается голливудским happy end’ом, а влюбленные на финальных оборотах бороздят море любви (в прямом и фигуральном смысле).

После Петипа балет «Корсар» пережил несколько редакций, и на постсоветском пространстве распространена несколько спорная версия П. Гусева. И в этом смысле большой респект татарстанскому театру, обратившему внимание на более изящную и весьма популярную на Западе версию Константина Сергеева. Художественный руководитель балетной труппы театра Владимир Яковлев сумел осуществить внятную редакцию, сохранив все столь знакомые шлягеры (правда, без триумфальной финальной сольной вариации Корсара и сцены наказания предателя Бирбанто).

Внес Яковлев и свои нововведения, оживляя хрестоматийную версию балета интересными мизансценами. Вместо цветка-дурмана — снотворное, для надежности подсыпанное в кувшин. Вместо странствующих дервишей-бедняков — хорошо узнаваемые «семазены мевлеви» («кружащие дервиши»), которые выходят почему-то не со скрещенными на груди руками, следуя традиции, а держа их на плечах. А в конце и вовсе размахивают своими одеяниями словно матадорскими плащами-капоте, невольно вызывая в памяти эпизод из другого балетного шедевра Петипа — «Дон Кихота». В новой редакции татарского театра произошла некоторая рокировка номеров: знаменитое трио одалисок на базаре из сергеевской версии довольно органично «перекочевало» в гусевскую версию зачарованного сада (в целом логично — где можно встретить наложниц, как не в гареме?).

В честь открытия XXXII Нуриевcкого фестиваля Татарский театр оперы и балета им. М. Джалиля приготовил зрителям великолепный подарок — балет «Корсар» в хореографии Мариуса Петипа в обновленной редакции

Балетный «блокбастер»

Как воспримут зрители новую редакцию балетного спектакля — вопрос времени, но сам балет всегда пользуется успехом у публики. Не спектакль, а настоящий балетный праздник, в котором есть все: исторический колорит, любовь, романтика, мелодраматические страсти, встречи и расставания, предательство, мятеж, переодевания, побег из сераля, па-де-де с вариациями, классические пачки. Словом, все то, что составляет суть классического балета. А если добавить еще и барочный антураж, «приправленный» пряностями Востока и пиратскими приключениями, то постановка стала вполне предсказуемой удачей.

И глядя, с какой легкостью персонажи этого балетного «блокбастера» справляются со всеми трудностями, невольно вспоминаешь слова музыканта и танцора Джеймса Брауна о том, что «любую проблему на свете можно решить танцуя». Тем более имея такой интересный состав исполнителей (по впечатлениям двух премьерных вечеров).

На вершине зрительских симпатий оказался не титульный герой, а исполнительницы женских партий. В партии Медоры обворожительно тонкая, как звенящая струна, прима-балерина татарского театра Кристина Андреева, которая демонстрировала графическую отточенность поз, движений. А миниатюрная и юркая солистка Кремлевского балета Екатерина Первушина во второй фестивальный вечер очаровывала своей мягкой пластикой и тройными «смерчевыми» оборотами в фуэте. В партии озорной Гюльнары абсолютно восхитительное впечатление (в плане техники, актерского исполнения и сценического костюма) оставила опытная солистка Баварского театра Лауретта Саммерскейл, перещеголяв своим исполнением очень талантливую молодую смуглую красавицу Аманду Гомес.

В партии главного балетного корсара — Конрада — замечательный премьер татарского театра Михаил Тимаев, он был горяч, порывист и романтичен. Солист «Стасика» Денис Дмитриев (у которого просто идеальная фактура для амплуа балетного принца и героического любовника) был по-благородному сдержан в проявлении своих чувств. Вместо хитроватого, трусливого и предприимчивого купца Ланкедема Вагнер Карвальо с новомодным хипстерском пучком на голове top knot представил своего героя эдаким «злодейским злодеем». В плане образного воплощения солист Баварского театра Йона Акоста создал более привычный комический портрет «обаятельного мерзавца» (что ни говори, но артистизм у кубинских исполнителей «в крови», поэтому прощаются все остальные погрешности).

На вершине зрительских симпатий оказался не титульный герой, а исполнительницы женских партий

Как тонко заметил во вступительном слове перед спектаклем профессор ГИТИСа Сергей Коробков, партия Али стала знаковой в карьере Рудольфа Нуриева. И символично, что этой партией открыл свое выступление на фестивале любимец казанской публики Олег Ивенко, исполнивший роль великого танцовщика в фильме «Белый ворон». Казанская публика громом аплодисментов встречала каждый сольный выход своего любимца, а на финальном поклоне просто взорвалась от восторга.

В целом каждый вечер был спектакль-спор, спектакль-соперничество мужских исполнителей в прыжковых вариациях, тонко перетягивающих симпатии зрителей. А в последний вечер и вовсе, на радость публике, был трижды исполнен эффектный, ближе к акробатике, прыжок «540».

Балетный Иуда — Бирбанто — в исполнении Артема Белова и Антона Полодюка неистовствовал в гневе, а три одалиски пытались аккуратно вычерчивать хореографию в своих сольных вариациях (особенно убедительным было исполнение А.Елагиной, Е.Набатовой и Р.Шавалеевой во втором вечере).

«Корсар» отправился в плавание

«Корсар» относится к числу масштабных балетных спектаклей (в плане количества занятых исполнителей и артистов миманса). Благодаря чисто французскому вкусу и мастерству композиционных построений Мариуса Петипа появилась сцена гарема «Оживленный сад» и «Танец невольниц». Роскошному женскому кордебалету татарского театра весьма достойно противостоял мужской мускульно-ритмичный «Танец корсаров». И две кордебалетные группы балетной труппы театра «зажигали» в примирительном общем танце «Форбан».

«Корсар» относится к числу масштабных балетных спектаклей

Отметим слаженное звучание оркестра театра под управлением маэстро Рената Салаватова, который, действуя с танцорами в унисон, позволял солистам больше поразить публику и эффектными прыжками, и умением играть темпами во вращениях.

И два вечера оставили волшебное послевкусие. В наш слишком материальный век душа жаждет немного сказочного антуража. Ведь только в таких милых старинных и наивных балетных спектаклях благородные, кочующие по морю «рыцари меча и кинжала» женятся на красавицах, которые вместо богатства паши выбирают счастье и свободу. И обновленный «Корсар» со счастливыми влюбленными пустился в очередное плавание, открывая публике безоблачный горизонт для последующих вечеров Нуриевского фестиваля.

1/43
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Улькяр Алиева, доктор искусствоведения, профессор, фото Максима Платонова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 16 мая
    Мы ходили. Это было замечательно. Очень красиво
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Была на втором дне. Первушина очень понравилась, Дмитриев был никаким
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Костюмы какие-то несуразные были. Платья пленниц на татарский женский костюм смахивал
    Ответить
    Анонимно 16 мая
    Потому что Злобин и Ипатьева такие же "специалисты" по востоку, как я по культуре индейцев-гуарани.
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Надо тоже сходить. Наверное не зря некоторые хвалят
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Нормально. Обычно. Как то не совсем профессионально выступили. Были помарки, ошибки
    Ответить
    Анонимно 16 мая
    Вы - специалист по балету?
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    Мой любимый фестиваль. Спасибо газете, что освещаете эту тему
    Ответить
  • Анонимно 16 мая
    А мне все понравилось. Красиво было
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров