Новости раздела

«Ни разу не видел человека, который воспринимает поездку на картошку как отдых»

Владимир Николаев рассуждает о том, почему сельский туризм — это миф и что на самом деле нужно туристам в России

Владимир Николаев, генеральный продюсер компании «211», написал на сайт «Секрет фирмы» колонку «Мы в жопе»: Почему туризм в России — это боль», которая широко разошлась по соцсетям. В ней владелец туристической компании рассуждает о том, что не так с внутренним туризмом в России. «Реальное время» обратилось к автору колонки с уточняющими вопросами, которые остались после ее прочтения.

— Ваша колонка получила широкий резонанс. Какую обратную связь вы услышали от коллег по цеху — соглашаются они с вами или обижаются?

— Скажу откровенно, я не отслеживаю комментарии, которые пишут люди в ответ на мои публикации. Относительно этой статьи знаю лишь то, что за неделю ее перепостили больше 6 тыс. человек. Мне приходят письма и сообщения в мессенджерах с предложениями по работе. Критику от коллег я не получал. Определенно, в статье есть моменты, на которые могут обидеться туроператоры. Но, с другой стороны, если туроператор работает хорошо — смысла обижаться нет, а если плохо — тем более.

— Вы сами много шишек в туризме набили?

— Туризмом как бизнесом я занимаюсь с 2011 года. Начинал с 2 500 рублей и сайта, сделанного своими руками. Шишки набиваются до сих пор — это самое ценное, что может сделать продукт лучше. Я вынес несколько основных правил из возникавших проблем. Нельзя переставать контролировать процесс, нужно стараться вникнуть во все: сколько расходует топлива яхта, из чего готовится соус для мяса, что делать, если встретил медведя. Я принял за правило отказываться от затеи, если в чем-то не уверен; не рассказывать секретов производства; всегда помнить, что друзья могут стать врагами или конкурентами; считать деньги и просчитывать риски.

— Российские проблемы в колонке вы описали подробно, но вы продаете туры не только в России. Насколько проще организовывать туры за рубежом?

— За рубежом инфраструктура больше развита — больше гостиниц, техники, достопримечательности более доступны и благоустроены. В России более сильные организаторы, это последствие как раз неразвитости инфраструктуры. Мы умеем лепить из говна конфеты. Поэтому, когда мы приезжаем в Исландию или Норвегию, нам проще — меньше приходится творить чудес. Проблема заграницы в том, что это заграница. Мы там чужие. В России сам процесс организации доставляет больше кайфа, когда заканчивается мероприятие, испытываешь чувство, будто победил в войне.

Когда мы приезжаем в Исландию или Норвегию, нам проще — меньше приходится творить чудес. Проблема заграницы в том, что это заграница. Мы там чужие

— Когда я читаю ваш блог про то, как раньше люди выезжали с литрами «Хеннесси», десятком проституток и свиными рульками, не оставляет чувство (наверное, ханжеское), что это не про туризм, не про познание нового, а про смену дислокации, где выпить: раньше был подъезд, потом ресторан, потом отель. Я не права?

— Так и наша компания — не про туризм. Мы профессионально занимаемся продюсированием отдыха. Для нас смена мест — смена декораций. Суть не в рафтинге, гастрономии, рыбалке или посещении музеев. Суть в том, какие у человека останутся эмоции и воспоминания. Мы даже называемся продюсерским центром.

Прежде чем куда-то человека увезти, мы изучаем его потребности и привычки. Работа над некоторыми проектами занимает до 6 месяцев. Моя задача — организовать все так, чтобы человек отдохнул душой, телом, головой. Каждый делает это по-своему — кто-то наслаждается горными пейзажами, проходя в день по 30 км, кто-то пьет водку, сидя у реки. Это не мое дело, мне главное, чтобы человек получил то, что ему нужно.

— В колонке вы упомянули «фальшивых шаманов» — это, как я понимаю, довольно распространенная проблема: оригинальных объектов в регионах осталось мало, на их месте новоделы, где туристов встречают ряженые. Как в таких местах развивать туризм и нужно ли?

— Говоря про фальшивых шаманов, я имел в виду вполне реальных фальшивых шаманов. Если говорить в более широком смысле, то я не вижу ничего плохого в новоделах, если они грамотно сделаны. Да, жалко, что какие-то памятники архитектуры находятся в аварийном состоянии, а некоторые утрачены. Но это не повод горевать и сидеть на руинах.

В Иркутске, например, в 2011 году построили «130-квартал» — пешеходную улицу в центре города с купеческими особняками, воссозданными по архивным эскизам реальных зданий. В особняках — гостиницы, кафе, рестораны, магазины, и это сегодня одно из самых популярных мест в городе у жителей и туристов.

Я не вижу ничего плохого в новоделах, если они грамотно сделаны. Да, жалко, что какие-то памятники архитектуры находятся в аварийном состоянии, а некоторые утрачены. Но это не повод горевать и сидеть на руинах

В России много достопримечательностей: природные, архитектурные, культурные. Проблема не в том, что они рассредоточены по огромной территории, а в том, что мы не умеем делать правильную упаковку и рекламу. Видел в Исландии остатки корабля, разбитого о скалы, из которого сделали объект показа для туристов. Проложили тропинки, расставили рядом с обломками информационные таблички и придумали красивую легенду.

Нужно формировать отдельные туристические территории, куда можно приехать и провести там 7—10 дней. В первую очередь, такие кластеры логичнее развивать там, где туризм существует в какой-то освоенной форме, — в Карелии, Сочи, на Алтае, Байкале, Камчатке.

Вы говорите, что продвигать турбизнес можно только сообща с государством. В чем вы видите его роль?

— Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы бизнес развивался. Это должно выражаться в налоговых льготах, в упрощенном оформлении земельных участков под строительство и благоустройство, субсидировании инициатив, направленных на продвижение туризма внутри страны и за ее пределами. Государство должно прислушиваться к бизнесу, а не мешать: работа в тандеме — идеальный вариант. Но я понимаю, что это из мира фантастики.

— Слышала от друзей, которые путешествовали по Алтаю, что они столкнулись с каким-то очень злым и потребительским отношением местных жителей к приезжим. Легко ли вам находить точки контакта с местными жителями при создании туров? Они способствуют развитию туризма на территории или тормозят его?

— Сложно однозначно ответить. С одной стороны, среди местных встречаются люди, которые прекрасно знают каждую травинку в своем регионе, но они не воспринимают туризм как бизнес. С другой стороны, есть бизнесмены, далекие от природоведения, но умеющие видеть возможности в освоении природных достопримечательностей. Даже если и те, и другие кооперируются, это не дает гарантии в создании выдающегося продукта. Тут нужен особый вид предпринимателей, которые одновременно хороши и в том, и в другом.

Не забывайте, что история бизнеса в России исчисляется всего несколькими десятилетиями. Чтобы туризм воспринимался предпринимателями и государством как перспективный источник доходов наряду с сырьевыми отраслями, нужно время. Люди, которые живут в «туристических регионах», не могут смириться с тем, что приедут чужаки и заберут их любимые пляжи, поляны в лесу и горные вершины. После них останется только мусор и выжженная земля. Это 100 процентов произойдет, если не сделать туризм организованным.

С одной стороны, среди местных встречаются люди, которые прекрасно знают каждую травинку в своем регионе, но они не воспринимают туризм как бизнес. С другой стороны, есть бизнесмены, далекие от природоведения, но умеющие видеть возможности в освоении природных достопримечательностей...

Как раз из-за того, что местные жители не готовы впустить на свою территорию чужака, возникает такое потребительское отношение. Туристы — это враги, которые захватывают территорию и уничтожают ее. Постройте тропинки — и почву не вытопчут, поставьте туалеты — и не будут гадить в кустах. Берите деньги за пользование инфраструктурой — и природа цела, и деньги в кармане.

Русские — один из самых гостеприимных народов мира. Они готовы рубаху последнюю отдать незнакомому человеку. Мы не привыкли, чтобы нам платили за добрые порывы души. Но когда приезжают туристы, мы не воспринимаем их как гостей и думаем, что они не воспринимают нас как хозяев. В голове что-то щелкает, и мы думаем — раз они платят, мы, получается, прислуживаем. Наша работа с местными жителями в большей степени строится на личных симпатиях, а не на деньгах.

— В нашем регионе время от времени поднимают вопрос о сельском туризме. Верите ли вы в то, что его реально создать?

— За мою практику мы ни разу не получали таких заявок. Количество запросов в «Яндексе» подтверждает, что в нашей стране это направление непопулярно: «агротуры» — 69 запросов, «сельскохозяйственный туризм» — 116. Агротуризм направлен на экономию денег. Владелец фермы заинтересован сэкономить на зарплате рабочим, туристы заинтересованы в том, чтобы не платить за проживание и питание. Те, у кого есть деньги, редко хотят проводить отпуск, сгибаясь над грядками. Для студентов это, может, и сгодится — минимум денег, знакомства, возможность посмотреть новые места. Но в России у многих есть дачи и им не понять, зачем бесплатно пахать на чужом поле, — это раз. Ни разу не видел человека, который воспринимает поездку на картошку как отдых, — это два. Известный сбор клубники в Финляндии только со стороны кажется романтичным — там реально нужно впахивать. Такой отдых подойдет единицам — как дополнение к основному туру на день-два, возможно. Как массовый продукт — нет.

— Верите, что туризм — это новая нефть? Если да, кто будет питать этот рынок — внутренний потребитель или иностранцы?

— Да, верю. Не возьмусь прогнозировать, как скоро случится подъем. Этого может и вообще не произойти. Не разделяю гостей на своих и иностранцев. Ставку нужно делать на крутой продукт. Если продукт крутой, он доставит одинаковое удовольствие и тем, и другим.

Айгуль Чуприна фото vk.com/all_work_on_me
БизнесОбществоИнфраструктура
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 16 дек
    В России есть на что посмотреть, куда поехать, только вот дорого
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Ну смотря чем сравнивать, когда Российский туризм бывает очень даже дешевый
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Поездку на картошку интересно селебрити, которые не знают что картошка растет в земле, но они не поедут в деревню, они поедут забугорье
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Очень интересная личность
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Наверное, очень уж самоуверенный
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Вот многие фермы еще и туристические же, допустим страусиные, там и козочек можно покормить и самим картошку выкопать
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Русские — один из самых гостеприимных народов мира. Миф не соответствующий реальной действительности. Кругом сплошная коммерциализация всего и вся, в том числе и русское (российское) гостеприимство..
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Все жить хотим и есть тоже
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Мои дети растут в городе и не знают откуда берется картошка, почему бы им такую экскурсию не устроить?
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    На такую экскурсию не все согласны идти
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Туризм -это не нефть, это точно
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Каждую осень к родителям как на праздник ездим
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Прочитала статью, захотелось куда нибудь съездить
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Туризм у нас плохо развит, Нам его совершенствовать и совершенствовать
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Туризм у нас плохо развит, Нам его совершенствовать и совершенствовать
    Ответить
  • Анонимно 18 дек
    Продюсирование отдыха - именно так и должно быть, это организация от начала до конца учитывая малейшие нюансы и риски, расчёт возможных изменений в маршруте, настроениях и даже погоде. Все это должно быть, иначе будет не отдых, а муки и нервы. Расценивайте свой отдых как инвестпрограмму с бизнес-планом и страхованием рисков, а в чем собственно разница? Разве Вам есть различие между инвестированием в проект или организацией отдыха для себя любимого? С таким подходом и отдых удастся и со светлой головой инвестиции вернутся.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии