Новости раздела

Колоски покупателей агростраховок «АСКО» пересчитают заново

Поставлены под сомнение более 20 договоров страхования рухнувшей группы с сельхозпроизводителями Татарстана

Колоски покупателей агростраховок «АСКО» пересчитают заново
Фото: agro.tatarstan.ru

Как стало известно «Реальному времени», в банкротном деле СГ «АСКО» из Набережных Челнов в суде первой инстанции заново стартует один из обособленных споров. Если быть точным, в одно дело в конце января объединили более 20 исков по договорам страхования с сельхозпроизводителями республики. Конкурсный управляющий группы — «Агентство по страхованию вкладов» — поставил их под сомнение. По мнению АСВ, в действительности это было не страхование от гибели урожая, а вывод средств в преддверии банкротства. Впрочем, суды двух инстанций этих выводов не разделили. Но окружной суд все же отметил, что доводы госкорпорации должны быть проверены, и направил дело на новое рассмотрение.

Цепочка взаимосвязанных сделок по выводу активов

Арбитражный суд Татарстана объединил в одно производство больше двух десятков исков конкурсного управляющего СГ «АСКО» — «Агентства по страхованию вкладов» (АСВ) — к сельхозпроизводителям республики. Дело в том, что упомянутые договоры страхования урожая на случай его гибели вызвали у АСВ много вопросов. По отдельности каждая выплата страховки, возможно, и не вызвала бы сомнений. Как известно, Татарстан относится к зоне рискованного земледелия. Но в целом, по версии госкорпорации, упомянутые договоры представляют собой цепочку взаимосвязанных сделок по выводу активов «АСКО» в преддверии банкротства.

В изложении Агентства схема работы была такой. Кооператив «Созидание» выдавал сельхозпроизводителям займы. Они этими суммами на следующий день оплачивали первую часть страховой премии. «АСКО», получив деньги, под видом страхового возмещения перечислял хозяйствам страховку, а они снова переводили ее в адрес кооператива — в счет погашения договоров займа. «Созидание» в дальнейшем этими средствами финансировало других сельхозтоваропроизводителей для оплаты страховых премий по договорам агрострахования. В результате упомянутых сделок в выигрыше оказывался именно кооператив.

Как отмечали в АСВ, действия всех участников этой схемы были синхронны. Вплоть до того, что они перечисляли деньги в одни и те же дни. И не только: «начало нового этапа становилось возможным только после выполнения всеми участниками действий соответствующего этапа, что свидетельствует о согласованности действий всех участников цепочки сделок». По мнению АСВ для сельхозпроизводителей упомянутые договоры страхования не имели никакого экономического смысла. Для уплаты страховой премии они брали заем под 20—25% годовых в кооперативе «Созидание». После получения страховки все деньги перечисляли туда же. То есть КФХ и агрофирмы использовали страховку совсем не для покрытия убытков от гибели урожая.

По версии госкорпорации, упомянутые договоры представляют собой цепочку взаимосвязанных сделок по выводу активов АСКО в преддверии банкротства. Фото: chelny-biz.ru

Засомневаться было от чего. По бумагам выходило, что одни и те же члены комиссии в одно и то же время осматривали посевы в разных районах республики, которые находились друг от друга на расстоянии 100—400 км. Согласно актам обследования, в комиссию в качестве представителя «АСКО» входил руководитель отдела продаж страховщика в Казани Ханипов и эксперт Паспеков. При этом супруга первого — Ирина, была председателем кооператива «Созидание» и страховым агентом «АСКО». Жена эксперта Оксана, в апреле 2016 года — сентябре 2017 года тоже числилась сотрудницей упомянутого кооператива. Кооператив «Созидание» и центр продаж «АСКО» «квартировались» в Казани по одному адресу: в доме №10 на улице Ямашева. И размещались, судя по всему, в соседних офисах. АСВ увидело аффилированность в том, что Ильшат Фардиев на момент совершения сделки был участником ООО «Агрофирма «Аняк» (40,4% УК), а также членом совета директоров и учредителем «АСКО» (7,7% УК).

Кроме того, АСВ отмечало, что во всех этих случаях первая часть страховой премии выплачивалась сельхозпредприятиями уже после наступления страхового случая. То есть страховку можно было получить без какого-либо риска. По мнению «конкурсника» «АСКО», такое поведение для участников коммерческого оборота нестандартно. Агентство потребовало признать договоры недействительными и возвратить полученные средства.

А был ли страховой случай?

«Реальное время» изучило материалы арбитражного дела по одной из таких страховок. Агрофирма «Аняк» заключила с «АСКО» договор сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой 7 сентября 2016 года. Были застрахованы без малого на год — с 8 сентября 2016 года по 5 сентября 2017 года — посевы озимых пшеницы и ржи. Хозяйство рассчитывало на возмещение в случае гибели урожая от опасных природных явлений (в том числе заморозков и вымерзания).

Предполагалось, что страховую премию агрофирма уплатит в рассрочку: первый взнос в 1,18 млн рублей надлежало сделать не позднее 30 июля 2017 года, второй такого же размера — не позднее 31 августа. Впрочем, первая оплата прошла уже 6 июля. А буквально через 4 дня, 10 июля, страховщик в связи с наступлением страхового случая выплатил хозяйству 4,4 млн рублей страховки. По мнению АСВ мало того, что сам страховой случай не имел места, так к тому моменту еще и договор страхования не вступил в силу. Полагая, что выплата недействительна, госкорпорация потребовала в судебном порядке признать этот договор недействительным и возвратить выплаченные миллионы «АСКО».

АСВ увидело аффилированность в том, что Ильшат Фардиев на момент совершения сделки был участником ООО «Агрофирма «Аняк», а также членом совета директоров и учредителем «АСКО». Фото news.myseldon.com

Гидрометцентр Татарстана подтвердил

Однако Арбитражный суд РТ, а за ним и Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд отказали АСВ в иске: нет оснований для того, чтобы признать страховую выплату недействительной сделкой. Во-первых, страховой случай на полях агрофирмы «Аняк» подтвердило ФГБУ «УГМС РТ». Все документы были оформлены как полагается: и справка о неблагоприятных агрометеусловиях в Актанышском районе, и уведомление о повреждении посевов, и непосредственно сам страховой акт.

Суды констатировали, что факт утраты части урожая и наступления страхового случая подтверждается не только актом обследования посевов. В деле есть и другие доказательства, включая представленную в Татарстанстат форму 29-СХ. Ее составляют по итогам уборки урожая, фиксируя его фактическое количество. Был отвергнут и довод «Агентства по страхованию вкладов» о том, что договор страхования еще не вступил в силу, а первая часть страховой премии не была уплачена.

Суд апелляционной инстанции заключил, что агрофирма с первым взносом «уложилась» в сроки, и договор страхования уже «работал». Дело в том, что один из пунктов договора, 2.8, предусматривал иной порядок вступления в силу — с 00 часов дня, следующего за днем подписания, но не ранее дня начала посева страхуемой культуры. А значит, общее правило о вступлении договора страхования в силу с момента уплаты страховой премии или первого ее взноса в этом случае применению не подлежит. Апелляционный суд заключил, что доводы АСВ о схематозе по выводу средств «основаны исключительно на предположениях Агентства». Аффилированность сельхозпредприятия с АСКО и кооперативом «Созидание» тоже не установлена.

Что же касается нереальности одномоментного осмотра посевов в разных районах республики, о фальсификации актов осмотра посевов и исключения их из числа доказательств в суде заявлено не было. Какие-либо достоверные доказательства того, что члены комиссии являлись одновременно работниками ответчика, а тем более находились в сговоре с руководителем сельхозпредприятия, госкорпорация, отметил он, тоже не представила.

22 октября прошлого года Арбитражный суд Поволжского округа кассационную жалобу АСВ по делу агрофирмы «Аняк» удовлетворил. Фото: Максим Платонов

Выводы были преждевременными

Тем не менее 22 октября прошлого года Арбитражный суд Поволжского округа кассационную жалобу АСВ по делу агрофирмы «Аняк» удовлетворил. По его мнению, выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для признания сделок недействительными были преждевременны. Они «уклонились от должной проверки доводов Агентства и оценки их в совокупности». Поэтому Арбитражный суд Поволжского округа отменил их решения и направил дело на новое рассмотрение в татарстанский арбитраж. Точно таким же был его вердикт и в отношении других хозяйств по аналогичным искам АСВ. Общая сумма средств, которые были выплачены по этим договорам страхования, в материалах арбитража не названа.

«Реальное время» направило запрос Ильшату Фардиеву, которого упоминает в своих доводах «Агентство по страхованию вкладов», комментарий будет опубликован по получении. В АСВ вопросы нашего издания взяли в работу, но на момент публикации ответы на них не поступили. Связаться ни с одним из фигурирующих в этом арбитражном деле хозяйств не удалось — некоторые из них прекратили существование, у других оказались неактуальны телефоны.

Еще у нескольких хозяйств, как выяснилось, к настоящему времени сменился уже не один руководитель. Всех директоров сельхозпредприятий в 2020 году уже вызывали в татарстанский арбитраж как свидетелей по связанному с этой ситуацией спору, истцом по которому также выступало АСВ.

Лицензия позволяла компании оказывать 18 видов услуг страхования. Фото: chelny-biz.ru

Срок «жизни» — 28 лет

«АСКО» проработала на рынке 28 лет. Среди ее клиентов было много корпоративных структур, юрлиц и более 700 тысяч «физиков». Лицензия позволяла оказывать 18 видов услуг страхования. У компании были открыты офисы в крупных городах Татарстана и России. Например в Краснодаре, Москве, Новосибирске, Омске, Оренбурге, Ростове-на-Дону, Самаре, Саратове, Тюмени, Ульяновске, Уфе.

С самого начала своей деятельности «АСКО» строила бизнес на взаимодействии со структурами бывшего руководителя «Татэнерго» и «Акибанка». В свое время страховщик занимал порядка 60—70% рынка Набережных Челнов. Но в последние перед крахом годы у «АСКО» сложился несбалансированный портфель, где большую долю составляло ОСАГО. Страхование автогражданской ответственности само по себе убыточно для страховых компаний, а в Челнах — в особенности. Страховщик «полностью просел» примерно за 3—4 года до своего краха, утверждал вице-президент Союза страховщиков РТ Рустэм Сабиров. Речь шла о потере низкоубыточного сегмента рынка.

Незадолго до банкротства у «АСКО» сменился состав собственников. До определенного времени 17,9% уставного капитала СГ принадлежало «Акибанку», 15,23% — «Челны-Бройлеру», 11,81% — «Камскому бекону»,7,47% —«Жилэнергосервису», 5,84% — «Связьинвесту», 3,49% — «Земельной корпорации «Энергия», 7,77% — Ильшату Фардиеву, 12,3% — предправления «Акибанка» Ильдару Галяутдинову, 6,1% — Васиме Ашраповой, 3,49%— совладельцу «Камского бекона» Александру Клевцову, 7,77%— бывшему экономисту «Татэнерго» Гульсине Миннехановой.

Затем же 99,9% «АСКО» стало владеть московское ООО «УК «Сити Ассет Менеджмент» (доля находилась под обременением). Возглавил компанию владелец двух санкт-петербургских фирм «Стекло-Транс» и «Страховой и перестраховочный брокер «Атлант» Алексей Курлович. Еще 0,1% «АСКО» была оформлена на собственницу московской юрфирмы «Лавьер» Наталью Комарову. Участники рынка отмечали, что страховщика с челнинскими корнями продали москвичам «с очень нехорошей репутацией». На их счету к тому моменту было как минимум три обанкроченные организации из этой сферы.

Центробанк ввел в базировавшейся в Набережных Челнах страховой группе временную администрацию на полгода в конце декабря 2017 года. Фото: cbr.ru

Не избежала этой участи и «АСКО». Центробанк ввел в базировавшейся в Набережных Челнах страховой группе временную администрацию на полгода в конце декабря 2017 года — в связи с ненадлежащим исполнением плана восстановления ее платежеспособности. Но уже в январе 2018 года регулятор приостановил компании лицензию. Причиной стало невыполнение предписаний. В итоге она и вовсе была отозвана. А уже в марте арбитраж Татарстана признал страховщика банкротом.

В мае того же года ЦБ заявил о том, что временная администрация «АСКО», назначенная в конце 2017 года, выявила вывод активов страховщика на сумму, близкую к 1 млрд рублей.

Больше полмиллиарда рублей убытков на двоих

Почти год назад «Реальное время» рассказывало о том, что «конкурсник» СГ «АСКО» — госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» — потребовала привлечь к субсидиарной ответственности восемь «физиков» и пять юрлиц, включая бенефициаров таких компаний, как «Камский бекон», «Челны-Бройлер» и «Акибанк». Были перечислены в заявлении и последние московские руководители. В частности, Алексей Невский (ранее — Курлович) и Евгений Степанов. Первый был директором СГ на момент введения временной администрации (руководил со 2 по 25 декабря 2017 года, а затем его сменил Степанов). Всем им было предложено покрыть убытки кредиторов потерпевшей крах страховой группы на общую сумму 479 млн рублей.

Госкорпорация вменяла в вину контролирующим должника лицам перечисление денег в пользу технических контрагентов, замещение ликвидных ценных бумаг и недвижимого имущества векселями подобных же компаний-однодневок, а также покупку доли в уставном капитале одной из них. Однако затем «Агентство по страхованию вкладов» отказалось от претензий к татарстанским экс-акционерам. Судебное заседание по привлечению к субсидиарной ответственности Невского и Степанова и взысканию с них солидарно более 539 млн рублей назначено на 1 марта.

Любовь Шебалова
ЭкономикаФинансыБизнесУслуги Татарстан АКИБ АкибанкГаляутдинов Ильдар ХайдаровичСтраховая группа АСКОЧелны-БройлерФардиев Ильшат ШаеховичКамский беконТатэнергоАрбитражный суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

Войти через соцсети
Свернуть комментарии