Новости раздела

Сам себе сценарист: зачем казанскому киностартапу 16 миллионов

Режиссер «Елок» в нейрокино не верит, Тимур Бекмамбетов готов попробовать, а Зуля Камалова уже рискнула

Сам себе сценарист: зачем казанскому киностартапу 16 миллионов
Фото: предоставлено Александрой Валиевой

Физик по первому образованию, режиссер по второму (ВГИК) Александра Валиева из Казани со своим стартапом «Квантовое кино» рассчитывает достучаться до топовых режиссеров. И небезуспешно: к примеру, она уже получила предварительное согласие на тестирование своей технологии нейрокино от Тимура Бекмамбетова. Стартапер рассказала «Реальному времени», как адаптивные технологии войдут в нашу жизнь и как новая разработка, ориентируясь на эмоции зрителя, позволит человеку самостоятельно выстраивать сюжет кино, не нажимая на кнопки.

Как развивается интерактивное кино: от кнопки до биосенсоров

Интерактивное кино позволяет зрителям не только смотреть фильм, но и принимать в нем активное участие. Первое интерактивное кино под названием «Человек и его дом» показали в Чехии в 1967 году. В определенный момент на сцену выходили мужчина и женщина и в шутливой форме задавали зрителям вопрос, куда сюжет будет двигаться дальше. В кресла зрителей в кинозале были вмонтированы две кнопки, нажимая на которые, они голосовали за вариант развития сцены. Об этом нам рассказывает Александра Валиева, развивающая новый технологичный стартап в Казани.

— Интерактивность органична нашему восприятию. Сама жизнь — это череда выборов. Неслучившиеся варианты событий тенью присутствуют в нашем сознании. Даже сценарист, описывая похождения героя, зачастую держит в голове несколько вариантов развития событий. Это бесконечно ветвящаяся история, ограниченная только бюджетом, — объясняет наша собеседница. — Но совсем не обязательно каждый раз снимать принципиально разные истории. Потому что можно внутри одной сцены, не сильно раздувая бюджет, в рамках одной локации снимать разные исходы — жестче, мягче, с юмором...

Одним из сравнительно недавних и, по отзывам критиков, удачных опытов интерактивного кино можно считать фильм от медиагиганта Netflix «Брандашмыг» (его, кстати, позиционируют как полнометражную версию сериала «Черное зеркало»). В «Брандашмыге» зрители принимают решения за основного персонажа, выбирая из двух предложенных вариантов. А чтобы сделать выбор, понадобятся компьютерная мышка или трекпад.

— Это интерактивное кино, но с рациональным выбором, когда нужно нажать на кнопку, — комментирует Александра Валиева. — Интересно, что недавно Netflix поддержали и стартап-приложение, в котором зрители в чате голосуют за исход события в фильме.

Отвечая на вопрос, зачем нужно интерактивное кино, ведь есть компьютерные игры по типу Detroit: Become human или Fahrenheit, где геймер может влиять практически на каждое действие, Александра объясняет:

— Да, эта индустрия действительно очень близка к видеогеймингу. Финский режиссер и исследователь Пия Тикка говорит о том, что интерактивность в кино очень важна. Но в случае, если она реализуется на основе биометрических данных, снятых со зрителя (биосенсоры вмонтированы в кресла), речь уже идет о нейрокино. Здесь план реализуется не кликом и не кнопкой — идет подстройка под эмоциональное состояние зрителя. Когда нужно кликнуть, как в случае с «Брандашмыгом», это выдирает зрителя из его ощущения и состояния, в котором он пребывает. Если же повествование ведется плавно и без таких скачков, получается, что ничего не нарушает его ощущений от просматриваемого кино. Например, кто-то тяжело реагирует на сцены насилия — биосенсоры это будут считывать, и нейрокино продолжится с более мягким развитием сюжета.

При чем тут квантовая механика

Переходя подробнее к теме нейрокино, Александра рассказывает, что идея проекта «Квантовое кино» возникла у нее, когда она еще училась на физфаке Казанского университета почти 20 лет назад:

— Мы изучали квантовую механику. И меня глубоко зацепила тогда одна из непротиворечивых ее интерпретаций — многомировая интерпретация Эверетта. По ней, Вселенная непрерывно дробится и образует мультивселенную, состоящую из множества вселенных. В то же время, согласно теории нобелевского лауреата по физике Вигнера, в квантовой физике сознание производит наблюдение и таким образом определяет состояние реальности. Значит, сознание в определенном смысле создает реальность! И я решила использовать эту концепцию на уровне метафоры, поэтому и назвала свой проект «Квантовое кино».

В 2018 году в рамках лаборатории Tatcult MediaLab Валиева сделала одноименную инсталляцию. Идея проекта была в том, чтобы измерять психофизиологическое состояние зрителя, пока он смотрел многовариантное кино. Сюжетная линия выбиралась не осознанно (кнопкой или мышкой), а основываясь на эмоциональном отклике. Регистрировали этот отклик с помощью портативного нейроинтерфейса на пять сенсоров, точности которых достаточно для арт-проекта.

— Мы измеряли шесть эмоциональных состояний: вовлеченность, фокус, интерес, расслабление, стресс, возбуждение у зрителей на примере эпизодов различных экранизаций «Алисы в стране чудес», — рассказывает собеседница «Реального времени».

Как она нам объясняет, проект «Квантовое кино» — это новый вид интерактивного кино, в котором применяются современные биофизические методы, регистрирующие психофизиологическое состояние человека. Зритель «подсознательно» выбирает сюжетную линию фильма, а за процессом его выбора можно наблюдать на отдельном мониторе. Таким образом, человек смотрит свое персонифицированное, подстроенное под его эмоциональное состояние «квантовое» кино, собранное на основе сигналов энцефалограммы его собственного мозга.

Нейросеть — всему голова

Именно из этого арт-сайенс проекта и родился стартап. Нейрокино в нем представляется как технология для распознавания неосознаваемых эмоциональных реакций пользователя на предъявляемый медиаконтент.

Проект делают в бизнес-инкубаторе IT-парка

— В основе лежит нейросеть, которой скормили датасет с большим количеством размеченных данных, снятых со зрителей. Это и позволит создавать адаптивный медиаконтент, — поясняет Александра.

Проект «Квантовое кино» делают в казанском бизнес-инкубаторе IT-парка. Старшим партнером стала московская нейромаркетинговая компания «Нейротренд» — она уже готова предоставить оборудование для реализации казанского стартапа.

— В прошлом году «Нейротренд» выпустил нейробарометр — интерфейс с датчиками, измеряющими сердцебиение, влажность кожных покровов и прочие параметры состояния организма — рассказывает Александра Валиева.

По словам нашей собеседницы, еще до выхода на экраны самых крупнобюджетных российских кинокартин «Нейротренд» тестирует их на фокус-группах. На «подопытных» устанавливают нейроинтерфейс, пульсометры, датчики просвета сосудов, Eye Tracker (технологию, сканирующую движения глаз). Такая комбинация инструментов дает возможность понять, какие эмоции испытывает человек. Представители фокус-групп помещаются в удобные кресла и по возможности не должны шевелиться. Рядом — кабинка оператора, который отслеживает на нескольких мониторов, как меняется реакция респондентов в реальном времени. Эти данные скидываются в программную среду, где нейронная сеть их обрабатывает.

Московская нейромаркетинговая компания «Нейротренд» уже готова предоставить оборудование для реализации казанского стартапа. Фото: incrussia.ru

На выходе получается набор измеренных данных, который характеризует то или иное психофизиологическое состояние.

Какие инвестиции потребуются?

Александра Валиева признается, что 2020 год, прошедший под знаком пандемии, значительно затормозил развитие ее стартапа.

— Я искала инвестиции. А проводить массовые фокус-группы все равно было нельзя в условиях самоизоляции. По сути, целый год у нас выпал. Соответственно, я перенесла исследования на этот год, — говорит она.

Наша собеседница до сих пор находится в поиске инвесторов для своего стартапа и пока вкладывает в него личные средства. Ведь, кроме оборудования, которое готова предоставить компания «Нейротренд», нужно закупить сопутствующую аппаратуру, заплатить программистам, есть еще операционные расходы...

— Требуемые инвестиции разбиты на два этапа. На первом нам требуется порядка 1 млн рублей, на втором — около 15 млн. Я пыталась действовать через гранты. Теперь стратегия несколько изменилась, и мы в поисках компании, которая заинтересована в нашем решении и готова вложиться, это мне кажется более разумным, — говорит она. — На первом этапе мы планируем использовать частично готовое программное обеспечение, чтобы проверить нашу гипотезу. На втором этапе планируем уже разработку своего ПО.

В обкатке поучаствовала Зуля Камалова

Разрабатывать стартап «Квантовое кино» планируют с использованием готового контента.

— Скорее всего, мы будем использовать нарезки из разных эпизодов, вызывающих яркие эмоции, — рассказывает разработчица технологии. — Конечно, я бы хотела зайти сразу с двух сторон и работаю над собственным контентом. И даже сделала первые шаги, сняв для Зули Камаловой интерактивный клип «Бишенче», который можно посмотреть и с помощью нейроинтерфейса, и через YouTube, и через приложение казанских разработчиков для просмотра интерактивных фильмов movika. Зритель может выбрать, расстаться молодым людям в финале или быть вместе.

Александра Валиева признается, что для начала хочет сделать «честную технологию, которая бы работала адекватно»:

— Когда мы создавали инсталляцию в 2018 году, стало понятно, что нейроинтерфейс — это такая рандомная машинка. В течение просмотра сюжета у зрителя мы измеряем эмоции, но что ему подкинуть дальше, — это большой вопрос. Но на том этапе нам важно было показать сам принцип: мы видим, какие эмоции человек испытывает. И на этом принципе можно двигаться дальше. Мы увидели интерес к этой истории. Потому что человеку всегда интересно узнавать, как реагирует его мозг.

Наша собеседница называет нейроинтерфейс довольно несовершенной технологией и говорит, что создатели стартапа не планируют ее использовать для массового применения:

— Я хочу использовать нейроинтерфейс только на период работы с фокус-группами и создания алгоритма. А дальше должна остаться только камера, которая считывает микромимику и движения глаз, чтобы технологию можно было использовать повсеместно. Мне было бы интересно внедрять нашу разработку в кино, потому что эта индустрия мне близка — я работала в Москве в кино, а сейчас снимаю научные фильмы и ролики. Так что предпочитаю думать в этом направлении. Но есть и соседние индустрии — видеогейминг, киберспорт, онлайн-образование, в которых можно найти массу применений технологии для адаптивного контента. Так что у этой технологии очень много потенциальных возможностей с подстройкой под эмоциональное состояние, — подчеркивает она. — Мы думаем и над различными терапевтическими эффектами, но в медицину пока сразу не стоит лезть. Тем более с помощью современного нейроинтерфейса, как выяснилось, даже нельзя диагностировать депрессию...

Бекмамбетов готов тестировать нейрокино, но есть условие

Сделать технологию обыденной и открытой, чтобы режиссеры экспериментировали с этим форматом — такова масштабная цель Александры Валиевой.

— Я связывалась с режиссером и сценаристом Александром Коттом. Он готов давать обратную связь, но выразил скептицизм по поводу такой интерактивности. Он сказал, что кино — это все же придуманная режиссером история, — говорит она. — Для него это пока такой трюк, игра, чтобы посмотреть один раз — и все.

Совсем другого мнения придерживается режиссер Тимур Бекмамбетов, открытый к различным экспериментам и частенько бывающий в Казани (он женат на Наталии Фишман, помощнику президента Татарстана, — прим. ред.).

Тимур Бекмамбетов дал согласие, чтобы обкатывать новую технологию. Фото: Максим Платонов

— Тимур Бекмамбетов сказал, что готов тестировать нашу разработку. Он дал согласие, чтобы обкатывать нашу технологию. Ему как раз интересно вплести эту технологию в свой новый формат Screenlife. Он сказал: если мы сделаем так, чтобы реакцию можно было считывать лишь с помощью камеры и айтрекера, тогда он с удовольствием готов будет тестировать и интегрировать ее, давать обратную связь. Но он тоже говорит, что не хочет связываться с нейроинтерфейсом, потому что это не массовый продукт. Как я уже сказала, я и сама его применяю на текущем этапе только для того, чтобы собрать честный датасет. И найти корреляцию между тем, как идет распознание эмоций при помощи нейроинтерфейсов и без их использования только с камерами, есть ли совпадение и насколько точно наша технология будет действовать.

«Адаптивный контент — это наше очевидное будущее»

По словам собеседницы «Реального времени», адаптивный контент — это наше очевидное будущее в цифровой среде.

— Последние исследования показывают, что мы принимаем решения эмоционально, а не рационально. Поэтому технология, которая позволит делать выбор на основе текущего эмоционального состояния, имеет большие шансы на повсеместное внедрение не только в кино. Все больше появляется датчиков для измерения своего состояния, которые интегрированы в часы, мобильный телефон. Люди все чаще следят за своими данными: как меняется их сердцебиение в течение дня, как они дышат, спят, — перечисляет она. — Нейрокино — область развлечения. И почему бы не посмотреть то, что соответствует твоему эмоциональному состоянию прямо сейчас? Каждый день в таком случае можно смотреть разное кино. Вроде бы одни и те же актеры, но каждый раз могут возникать разные вариации.

Кадр из клипа Зули Камаловой

Автор стартапа признает, что поначалу новое всегда бывает непонятным, экспериментальным.

— Но сам механизм адаптивности и то, что можно сделать контент плавным продолжением твоего эмоционального состояния, может быть, в чем-то даже терапевтическим — очень привлекательный момент! — резюмирует она.

Кристина Иванова
ТехнологииIT Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 13 мар
    Не знаю, много ли найдется желающих посмотреть такое кино, все больше за классику
    Ответить
  • Анонимно 13 мар
    Новые технологии в кино, в Казани - интересно
    Ответить
    Анонимно 13 мар
    Казань впередив сех
    Ответить
  • Анонимно 13 мар
    Любопытный клип, интересно, во сколько он обошелся Зуле
    Ответить
  • Анонимно 13 мар
    Все это интересно, конечно, но воспринимается как игра, а не фильм или клип
    Ответить
  • Анонимно 13 мар
    Человеку с нормальной психикой достаточно смотреть один вариант, предложенный автором. А своими глубокими познаниями
    в области физики вы рискуете превратитьь кинозалы в психодиспансеры.
    Ответить
  • Анонимно 13 мар
    Разнообразие всегда хорошо
    Ответить
  • Анонимно 14 мар
    Идея отличная и на самом деле выходит далеко за рамки развлечений. Интересно только, как считали объем инвестиций. Я, если честно, полагал бы, что на первом этапе 15 млн мало, а у Саши это вообще потолок.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии