Новости раздела

Жители Осиново: «Сколько можно бороться? Теперь вы нас решили еще и отравить!»

«7 дней»: от отголосков трагедии «Адмирала» до конфликта вокруг строительства МСЗ

Жители Осиново: «Сколько можно бороться? Теперь вы нас решили еще и отравить!» Фото: vk.com

Понесут ли наказание виновные в трагедии «Адмирала»? Повторит ли Иннополис судьбу технопарка «Идея»? Почему чиновники Татарстана остаются глухими к проблемам слабослышащих людей? Возможен ли компромисс по строительству МСЗ в Татарстане? Эти и другие вопросы легли в основу еженедельной информационно-аналитической программы «7 дней», выходящей на канале ТНВ. Подробнее — в обзоре «Реального времени».

Эхо «Адмирала»

Трагедия в Кемерово привела к отставке на прошлой неделе одного из последних руководителей-долгожителей Амана Тулеева. Кемеровская трагедия в очередной раз обнажила системный кризис в работе всех контролирующих и разрешающих структур, в обязанности которых входит обеспечение безопасности людей при строительстве и эксплуатации подобных объектов. 4 апреля в Москве горел очередной детский торговый центр — «Персей для детей». Несмотря на то, что пожарные системы отработали нормально, погиб сотрудник торгового центра. По поводу этой трагедии никто не устраивал траурных митингов, не приносил цветы к импровизированному мемориалу.

— Смерть одного человека — горе для всех его близких, а для остальных лишь сухая статистика погибших на пожаре. Но должно быть иначе. Трагедия маленького человека — это чрезвычайное происшествие. И оно требует такого же внимательного отношения со стороны государства и самого тщательного расследования, — уверен ведущий «7 дней», генеральный директор ТНВ Ильшат Аминов.

Многие не раз отмечали схожесть кемеровской трагедии с пожаром в казанском ТЦ «Адмирал». Оба торговых комплекса — результат реконструкции и перестройки бывших промышленных зданий. У «Адмирала» и «Зимней вишни» схожая площадь — около 20 тыс. квадратных метров. И там, и тут были допущены грубейшие нарушения при реконструкции и эксплуатации здания. Небольшое различие есть лишь в форматах торговых центров. В «Адмирале» не было обширной детской зоны и кинотеатров на последнем этаже. Для «Зимней вишни» наличие детской зоны стало катастрофой. Еще одна объединяющая деталь: владельцы обоих торговых комплексов — миллиардеры Алексей Семен и Денис Штенгелов. Оба фактически живут за рубежом: один — во Франции, другой — в Австралии. Но оба «снимают сливки» с российского бизнеса. Семина по делу «Адмирала» к уголовной ответственности привлечь не смогли, достанут ли Штенгелова — очень сомнительно.

Со дня трагедии в Казани прошло уже 3 года. Но с каждым годом у пострадавших угасает надежда на то, что это громкое дело будет доведено до конца и виновные понесут наказание, тем более будет возмещен ущерб на миллиарды рублей.

Многие отмечали схожесть кемеровской трагедии с пожаром в казанском ТЦ «Адмирал». Фото Романа Хасаева

Предприниматель Лилия Черникова трижды теряла свой бизнес в огне. Сначала на Вьетнамском рынке, потом в «Туре», затем в «Адмирале». Она до сих пор убеждена, что главные фигуранты этого громкого дела остаются на свободе. А за решетку попали обычные исполнители приказов сверху.

— Распоряжение по сдаче объекта завода «Серп и молот» под торговый дом «Адмирал» давал лично товарищ Семин. У этого человека без ведома муха в кабинете не пролетит. А с него почему-то все обвинения абсолютно сняты, — негодует Черникова.

Действительно, одному из богатейших бизнесменов России Алексею Семину, который является владельцем здания, сразу после пожара было предъявлено обвинение. Миллиардер даже был объявлен в федеральный розыск, а на его имущество наложили тогда арест. Сам Семин, будучи за границей, все это время пытался обелить свое имя, активно давал интервью федеральным телеканалам. Его доводы о непричастности к трагедии строились на том, что он не принимал прямого участия в управлении компанией, а объект эксплуатировала компания-арендатор ООО «Заря».

Через полгода следствие согласилось с доводами и все претензии свело на нет. В итоге на скамье подсудимых оказались 12 человек. В их числе генеральный директор компании, которая принадлежит Семину, Роберт Хайруллин (по версии следствия, именно его подписи стоят на многочисленных правоустанавливающих документах), главный арендатор торгового комплекса «Адмирал» Гусейн Гахраманов и его отец Гюльгюсейн Наджафов (именно он работал непосредственно с предпринимателями, вел административные и хозяйственные дела). Следователи считают, что каждый из этих людей знал, что эксплуатируют опасное для жизни и здоровья здание, но жажда наживы оказалась превыше всего.

— Людей туда загнали, создали им мало-мальские условия, чтобы они могли торговать, и все. Сделали, как инкубатор на первом этаже. Над торговыми точками находились склады, что тоже является нарушением, — констатирует замруководителя первого отдела Следкома по РТ Алексей Андрушкевич.

30 млн рублей в месяц — именно такую прибыль владельцам приносил «Адмирал». Правда, торговый центр больше походил на типичную барахолку из 90-х, где жили и работали гастарбайтеры. Бывшие помещения завода «Серп и молот» официально не были приняты какой-либо комиссией. Здание не имело статуса «торговый центр». Здесь не была проведена реконструкция. И тем более отсутствовала качественная противопожарная система. Гидранты висели ради галочки. И эти галочки из года в год кто-то ставил.

Расследование дела «Адмирала» наглядно показало, как проверяющие органы решают проблемы бизнеса. Как бизнес решает свои проблемы с помощью контролирующих органов. Торговому комплексу «Адмирал», который эксплуатировался с грубейшими нарушениями, Госпожнадзор не раз выписывал предписания. Дело было доведено даже до суда. Суд постановил комплекс закрыть до устранения всех нарушений. Однако по непонятным, а возможно, и слишком очевидным причинам начальник судебных приставов Жанна Алпарова своей подчиненной Минзиле Сафиной дала указание закрыть исполнительное производство. Закрыла глаза на все нарушения и инспектор Госстройнадзора Галия Исаева.

С каждым годом у пострадавших угасает надежда на то, что это громкое дело будет доведено до конца и виновные понесут наказание. Фото Марии Горожаниновой

— В ходе оперативно-следственных мероприятий мы все версии отрабатывали, в том числе и коррупционную составляющую. В данном случае то, что была взятка, мы не доказали, — говорит Андрушкевич.

Следователи считают, что трагедии было не миновать. Старое, опасное здание начали окружать пристроями со всех сторон. Во время очередных работ с газовым оборудованием и произошло возгорание панелей из пенопласта, которыми было облицовано здание. Огонь пошел по верхним этажам, где находились склады с товаром. Буквально за несколько минут весь торговый комплекс был охвачен пожаром.

«Адмирал» до сих пор вспоминают с содроганием. 19 человек погибли, 700 человек признаны пострадавшими. Только один из обвиняемых признал свою вину — рабочий, который включил ту самую горелку. Все остальные себя считают невиновными. Чтобы хоть как-то загладить вину перед потерпевшими миллиардер Семин каждому пострадавшему предпринимателю выделил 714 рублей 28 копеек.

Станет ли Иннополис Кремниевой долиной?

В минувшую пятницу президент Татарстана Рустам Минниханов и министр связи России Николай Никифоров обсудили в Казани проблемы привлечения новых резидентов в Иннополис, констатировав, что с этим есть определенные трудности.

Иннополис сегодня — это порядка трех тысяч жителей, школа, детский сад, университет, физико-математический лицей. Есть объекты торговли и общественного питания. Чего пока здесь не достает, так это активности, самой жизни. Активности прежде всего чиновников. За что Рустам Минниханов нередко критикует профильных министров.

— Ваши действия пока незаметные, — укорял министров Минниханов.

Одно становится все более очевидным — аналогии с Кремниевой долиной все менее уместны. Калифорнийское чудо генерирует валовый продукт в триллионы долларов на уровне ВВП Франции. В Иннополисе речь пока идет о суммарной выручке в миллиард рублей. Кремневую долину называют своим домом несколько тысяч компаний, в Иннополисе на данный момент 68 резидентов и 8 компаний-партнеров. Но разница не только в этих цифрах. И дело даже не в самом Иннополисе как модели российского IT-центра, говорит генеральный директор «ICL-КПО ВС» Виктор Дьячков. Дело в том, что в России в принципе нет понимания, как развивать отрасль, нет государственной политики в этой области. И единственнымй выход из ситуации Дьячков видит в возрождении Госплана.

— Я на полном серьезе говорю, потому что оцениваю то, что сейчас есть в экономике. Логично, чтобы государство взяло еще на себя функцию планирования. Потому что общецентрализованного планирования сегодня нет, — считает Виктор Дьячков.

Директор лазерного центра в Татарстане Николай Насонов считает, что развитие пойдет только тогда, когда появится понимание, в чем его главное предназначение. И это понимание, прежде всего, должно появиться у потенциальных инвесторов IT-города.


Иннополис сегодня — это порядка трех тысяч жителей, школа, детский сад, университет, физико-математический лицей. Фото Максима Платонова

— Если рассматривать Иннополис просто как место для штаб-квартир высокотехнологичных компаний — это один подход. Если мы видим этот город, как в первую очередь центр разработок прорывных идей в сфере IT — это несколько иная модель развития, — считает руководитель консалтинговой компании Сергей Маслехин.

— Цель — не в аренду площади сдать. Цель — привлечь игроков, которые во взаимокооперации создадут продукт, причем прорывной и революционный, — говорит Маслехин.

Неповторимая среда в Иннополисе есть и сейчас. Отрицать это сложно. Да и инфраструктура быстро наполняется жизнью. Все плюсы жизни не вдали от благ цивилизации, а на некотором отдалении от шума, грязи, суеты большого города, местные жители разъясняют убедительно.

— В Казань вообще не тянет. Здесь все спокойно и размеренно, — говорит житель Иннополиса Тимур Самигуллин.

Местные кафе, рестораны и даже бар — как правило, не место для шумных вечеринок. Управляющий одним из таких заведений Рамиль Искандеров говорит — особенность в менталитете местных жителей.

— Бывает, что в Казани кто-то перепьет, может нахамить. Здесь такого нет, здесь все ребята дружат с головой, — делится Искандеров.

Преимущество Иннополиса, рассказывает исполнительный директор компании «РТК Софт Лабс» Артур Мелоян, с одной стороны, в близости такого крупного мегаполиса, как Казань, с другой — в наличии практически идеальных условий для работы местных компаний-резидентов.

— Иннополис сегодня — это хорошая альтернатива Москве или Санкт-Петербургу. Если сравнить стоимость жизни с качеством жизни, то мы очень даже конкурентны, — рассказывает мэр Иннополиса Руслан Шагалеев.

Сегодня есть четыре точки входа в Иннополис. Первая — это стать компанией-резидентом особой экономической зоны «Иннополис». Вторая — стать студентом местного университета. Третья — просто купить жилье в городе. И четвертая — стать частью местного городского бизнеса.

В городе уже есть два супермаркета, аптека, салон красоты, несколько кафе и ресторанов, цветочный и книжный магазины. Привлекательная сторона — низкая ставка аренды для бизнеса (100 рублей за квадратный метр). Это существенно ниже, чем, скажем, в Казани. Но есть одно ограничение — количество жителей. Трем тысячам иннополисян сейчас вполне хватает объектов торговли и питания.

Неповторимая среда в Иннополисе есть и сейчас. Фото Романа Хасаева

Глухие к проблемам чиновники

В редакцию «7 дней» с просьбой о помощи обратился Рустем Валеев, председатель общества глухих Татарстана. По его словам, большинству глухих людей в Татарстане сегодня непросто найти работу — в такой ситуации находится каждый третий трудоспособный инвалид по слуху.

Председатель общества глухих в Татарстане говорит: благодаря поддержке президента у общественной организации глухих появились собственные квадратные метры. Здесь Рустем и хотел открыть пекарню, где появились бы востребованные рабочие места для глухих.

— Мы могли бы здесь занять 10—12 инвалидов. Это небольшое количество, но это очень существенно. Потому что глухим людям комфортно работать вместе с другими глухими людьми, они могут разговаривать, общаться, — рассказывает Валеев.

Дело осталось за малым — купить оборудование. Рустем подсчитал: необходимо 700 тыс. рублей.

— Чиновники постоянно рекламируют, что заботятся об инвалидах. Поэтому и мы обратились в Минсоцзащиты, — вспоминает Валеев.

Рустем показывает нам два, на его взгляд, уникальных ответа, полученных из Министерства труда, занятости и социальной защиты с разницей в месяц. Он просил выделить заем (кредит) для создания рабочих мест. 27 февраля получил ответ, подписанный заместителем министра Мубаракшиным: «Выделение займов бюджетным кодексом не предусмотрено». 20 марта пришел другой ответ, подписанный замминистра Тазетдиновой: «Бюджетный кредит может быть предоставлен юрлицу, но в законе о бюджете Татарстана не предусмотрены ассигнования».

— Государство вроде бы выделяет деньги на решения этих проблем, но, как выясняется, получить деньги практически невозможно, — сетует Валеев.

Последняя надежда — банк. Рустем говорит, там согласились дать кредит — 700 тыс. рублей на покупку оборудования. Но попросили обеспечение — договор с органами соцзащиты, что они компенсируют затраты на создание рабочих мест. Документ Рустему получить не удалось. Председатель общества глухих отмечает, в соцзащите пообещали выделить субсидию, но лишь после того, как будут созданы рабочие места.

«Трудоустроить особенного человека — задача не простая», — говорит Рифат Ганибаев. Фото vomske.ru

Председатель общества глухих приводит статистику. В Татарстане проживает 5 498 инвалидов по слуху. Если исключить детей и пенсионеров, то остается 2 тысячи трудоспособных. При этом сегодня один из трех особенных людей — безработный.

— Мы шесть раз обращались к Рустаму Нургалиевичу с просьбами, основанными на наших реальных нуждах, наших бедах и проблемах. Все наши просьбы президент немедленно рассматривал. Но, извините, если мы каждый раз по всем этим вопросам будем обращаться к президенту? Без нас хватает других проблем, нам просто неудобно, — делится наболевшим Валеев.

Государство проблему обеспечения трудовой занятости инвалидов начинает решать еще со школьной скамьи. В 2016—2017 годах в Татарстане была реализована межведомственная программа по комплексной подготовке и социальной адаптации детей с выраженными нарушениями жизнедеятельности. В постановлении Кабинета министров указано шесть домов и школ-интернатов. Объем финансирования составил более 250 млн рублей.

Вадим Ионов закончил интернат имени Ласточкиной, где большинство воспитанников глухие или слабослышащие, в 1991 году. Теперь он здесь преподает. На вопрос, все ли его одногруппники сумели трудоустроиться, Вадим отвечает: из 24 выпускников только два-три человека сумели трудоустроиться.

— У нас есть статистика ежегодного трудоустройства инвалидов, но мы не знаем, какая часть инвалидов у нас попадает в отток из тех мест, куда они были трудоустроены, — объясняет председатель Татарской республиканской организации Всероссийского общества инвалидов Рифат Ганибаев.

— Трудоустроить особенного человека — задача непростая, — говорит председатель общества инвалидов Татарстана. Из 82 900 инвалидов работу сегодня нашли лишь 30%. В 2017 году были трудоустроены 2 522 человека. Это 58% от числа обратившихся. Программа, реализуемая в школах-интернатах, очень важна, отмечает Рифат Ганибаев. Большую работу ведут и вузы. Почему же есть вопросы в трудоустройстве? Причина может быть и в работодателе — ведь нужно создать особые условия, и в самом соискателе — востребована ли его специальность.

— Мы готовим законопроект для обсуждения в Госсовете РТ о втором бесплатном высшем образовании для людей с ограниченными возможностями и людей с инвалидностью, — рассказывает Ганибаев.

Создать нужные рабочие места с особенными условиями готов и председатель общества глухих Рустем Валеев. Есть уже и желающие работать. Вопрос лишь в том, как купить оборудование и запустить пекарню.

— Говорим чиновникам: ну, пожалуйста, помогите. Но ощущение такое, что это не мы глухие, а они глухие, — печально констатирует Валеев.

Конфликт вокруг МСЗ

На прошлой неделе обострилась ситуация вокруг строительства мусоросжигательного завода в Казани. На сегодня предполагаемая строительная площадка расположена в относительной близости к поселку Осиново и жилым комплексам «Радужный» и «Салават купере». На минувшей неделе президент Татарстана обязал провести широкое обсуждение и экологическую экспертизу проекта. По его поручению с инициативной группой жителей встретился мэр Казани Ильсур Метшин.

Мэр предложил создать рабочую группу, в том числе и из местных жителей, которая оценила бы к лету все риски. Фото kzn.ru

На встрече с жителями Казани и Зеленодольского района Ильсур Метшин косвенно прокомментировал идею о строительстве завода совсем вдали от населенных пунктов. Если прислушаться, то можно понять, что это невозможно.

— Огромное количество электроэнергии, газа, воды и соответствующей инфраструктуры, которая не во всех точках Казани есть. И нет свободных 10 гектаров. Поэтому была выбрана эта площадка. В жертву никто никого не приносит, — объяснял на встрече с жителями мэр.

То есть выбрать любое другое место для строительства не получится. Просто потому, что «любое» не подойдет. Посреди колхозного поля вдали от Казани завод вообразим лишь в мечтах. В четверг мэр предложил создать рабочую группу, в том числе и из местных жителей. Группу, которая оценила бы к лету все риски, ознакомилась бы лично с европейским опытом и пришла бы к выводам на основе опыта, а не домыслов. Но даже это пока движется с трудом.

— Мы сейчас пришли голосовать, что ли? Мы пришли обсуждать проблему. Я вам как мэр говорю, проблема громадная. И она растет в тысячах тонн, — эмоционально высказывал доводы Метшин.

— Пройдут годы, возможно, десятилетия. И только тогда мы будем ставить вопрос о строительстве завода. Сейчас это решение преждевременно, — выразила точку зрения одна из женщин, пришедших на собрании. При этом зал ей дружно апплодировал.

Аргументы жителей небезосновательны. Каким бы ни был суперсовременным завод, сжигать все подряд на нем все-таки не стоит. Европейские заводы, которых сотни, так не делают. Раздельный сбор проблему вроде решил бы, но сколько воды утечет, пока каждый из нас заведет дома по три-четыре мусорных ведра. Мэр считает, что надо начинать перестраиваться уже сейчас. Жители отвечают, что надо подождать пару десятилетий. Удается ли найти компромисс в этом вопросе, отчетливо слышно через два дня после встречи с мэром, в субботу нa стадионе в Осиново.

— У них японские технологии, а наши пожалеют такие деньги, — заявляют разгневанные жители.

Как ни парадоксально, но обе стороны борются за чистый воздух — лишь разными методами. Исполком всеми силами старается встать в один ряд с протестующими, но с ходу, конечно, не удается.

— Слушайте, ну хватит, сколько можно бороться? А теперь вы нас решили еще и отравить! — кричала под аплодисменты возмущенной толпы мэру одна из местных жительниц.

— Уважаемые, мы первыми в России закрываем свалку с захоронением 46 млн тонн. Это моя работа, которую я как мэр сделал, — парировал Метшин.

Компромисс пока не виден. О чем-то можно будет говорить тогда, когда будет создана рабочая группа, если она будет создана. Трудность не в движении по выбранному пути, трудность — в выборе этого пути.

Екатерина Иванова
ОбществоПромышленностьПроисшествия Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 09 апр
    После встречи с мэром несколько активистов, задававших неудобные вопросы, были оштрафованы под различными предлогами. В том числе и беременная девушка.

    Действуя по стратегии разделяй и властвуй, силы заинтересованные в строительстве диоксиновой печки под боком у жителей города, проводят поиск наиболее активных и инициативных протестующих, используя правоохранительную систему, пытаются заставить замолчать несогласных.

    Решение по выбору места строительства диоксиновой мусорки неслучайно принималось за закрытыми дверями. Предвидя протесты местных жителей, пытаясь затушить конфликт перед выборами, кто-то сделал всё, чтобы выбор технологии переработки и расположение опасного производства максимально скрыть от населения.

    Почему? Почему "нет голосования?" Может потому что РЕШЕНИЕ УЖЕ ПРИНЯТО?

    Почему нет информации о самом заводе, кроме рекламного трепа? Может потому, что всем станет понятно ОЧЕВИДНОЕ?

    Почему нет информации о независимом и постоянном контроле за экологической обстановкой вокруг предпологаемого опасного производства местными жителями? Может потому, что это в принципе невозможно? Да и кое-кому совсем не нужно?

    Нужны ли "международные эко-экспертизы"? А что они покажут? За деньги инвестора карманные экологи напишут любой отчет. Причем они не будут нести никакой финансовой ответственности. И конечно не будут нести ответственность за здоровье жителей.

    Множество проблем, связанных с эксплуатацией крупных и опасных производств, отсутствие контроля и разгильдяйство - никакие экспертизы и обоснования не докажут безопасность эксплуатации ядовитых заводов рядом с нашим жильем.

    В дальнейшем, мы ожидаем очередных "обоснований и отчетов", привлечение опытных говорящих "экспертов на зарплате" от инвестора и прочих мастеров переговорного жанра.

    Ожидаем создание "рабочей группы" по вопросу, чтобы без лишней суеты можно было переписать контакты самых активных жителей, с последующим давлением на них через правоохранительные органы.

    Ожидаем молчаливого игнорирования мнения местных жителей со стороны "принимающих решения". Им очень хочется освоить выделенные федеральным центром деньги, желательно не особо напрягаясь.

    Ожидаем, что президент все-таки осознает, что ради здоровья своих детей, люди пойдут "на всё".

    Первые репрессии против инициативной группы: https://youtu.be/Px7e_kZ6xXY

    Жители против диоксиновой печки рядом с их домом: https://youtu.be/S2dWkiXDYAI
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    ссылки не активны или удалены(
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Кемерово и Адмирал - совсем разные. в кемерово погибли дети, а в Казани гастрбайтеры
    Ответить
    Анонимно 09 апр
    в обоих случаях гибли люди. Какая разница какого возраста они и национальности? Это в любом случае огромная трагедия. И, кстати, в адмирале не только, как вы выражаетесь, гастрабайтеры гибли. Там погиб подполковник МЧС
    Ответить
    Анонимно 09 апр
    как некрасиво выразились!
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Гастробайтеры не люди? Они вдали от родины работают, семьи обеспечивают. Они реально работают. Хотели заработать , а вот так трагично закончили жизнь.
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    У нас как в басне Крылова: У сильного всегда бессильный виноват. В данном случае деньги правят миром.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии