Новости раздела

Хуже «Адмирала» только ЦКЖ: пока Алпарова взывала к Фемиде, прокуроры обезвредили пожарную «бомбу»

В чем призналась «Навальная» из УФССП в Следкоме и сколько продержался опасный казанский центр после «Зимней вишни»

Хуже «Адмирала» только ЦКЖ: пока Алпарова взывала к Фемиде, прокуроры обезвредили пожарную «бомбу» Фото: Ирина Плотникова

«Женским» днем на судебном процессе ТЦ «Адмирал» стала минувшая пятница. Из 12 подсудимых суд намеревался допросить всех дам. Их в деле трое, вину они не признают. Напротив, экс-начальник отдела УФССП по РТ Жанна Алпарова еще надеется получить доказательства ненадлежащего исполнения обязанностей пожарными и прокурорами, а еще обвиняет следователей в бесчеловечном отношении, а судью — в нарушении принципа равенства сторон. Публичную огласку на процессе получило единственное признание Алпаровой в подстрекательстве подчиненной к преступлению, полученное на 5-й день после пожара. Тем временем в Казани закрыли другой опасный торговый дом, что с букетом нарушений открылся еще до «Адмирала» и отработал… 7 лет.

Опасный «Идель» закрывали почти год

К финальной стадии судебного процесса по трагедии в ТЦ «Адмирал» в Казани решилась судьба другого объекта. Кировский райсуд Казани запретил работу торгового дома «Идель» (ул. Фрунзе, 5) как незаконно открытого и пожароопасного.

Проверяющие из МЧС, прокуратуры и Госстройнадзора установили: в 2012 году в здании бывшего «Центра клубной жизни» провели незаконную реконструкцию: на бывшем танцполе выстроили несколько этажей и распродали помещения. Под крышей бывшего «ночника» заработали «Пятерочка» и «Fix Price», трактир «Старый амбар», аптека, салон красоты и бутики, а также две букмекерские конторы.

Впервые о найденных в ТД «Идель» 70 нарушениях пожарной безопасности власти объявили в апреле 2018 года на волне проверок после смертоносного пожара в кемеровской «Зимней вишне».

Через 6 месяцев, в октябре 2018-го, районная прокуратура подала судебный иск об устранении нарушений, но его рассмотрение затянулось. В феврале в процесс включилась прокуратура Казани и потребовала закрыть опасный объект. В том же месяце райсуд в качестве обеспечительных мер приостановил работу «Иделя», и 18 февраля приставы опечатали здания. А 21 марта 2019 года суд обязал 20 физлиц и компаний: получить разрешения на реконструкцию и ввод здания; устранить почти 50 так и не ликвидированных за год нарушений пожарной безопасности.

Райсуд в качестве обеспечительных мер приостановил работу «Иделя», и 18 февраля приставы опечатали здания. Фото Ирины Плотниковой

— Необходимо смонтировать автоматическую установку пожаротушения. В каких-то помещениях она есть, в каких-то был муляж. Также необходим внутренний пожарный водопровод во всем здании и не менее двух закрытых лестничных клеток для эвакуации покупателей, — комментирует существенные требования иска старший помощник прокурора Казани Руслан Гатауллин.

Почему со всех сторон опасный «Идель» спокойно работал столько лет и пережил проверки даже после пожара в ТЦ «Адмирал» — в судебном решении не говорится.

Подсудимая из ГСН: полномочий не имела, в отличие от прокурора

Тем временем следствие Фемиды по делу о гибели 19 человек уже на финишной прямой. После заседания 29 марта адвокатов предупредили — ранее обещанного месячного перерыва на подготовку к прениям не будет. В ту пятницу суд намеревался допросить троих подсудимых дам. Первой к трибуне вызвали обвиняемую в превышении должностных полномочий Галию Исаеву, старшего специалиста инспекции Госстройнадзора РТ. По версии следствия, на основании ее заключений прокуроры не нашли признаков реконструкции в «Адмирале».

«Категорически не согласна с обвинением. Предварительное следствие в отношении меня производилось необъективно и пристрастно», — заявила Исаева. Без уведомления о начале строительства-реконструкции инспекция ГСН не вправе начинать надзор за объектом, а привлечение инспектора к прокурорским выходам в ТЦ «Адмирал» в марте 2013 года и октябре 2014 года носило консультационный характер, уверяла суд подсудимая. С ее слов, составить протокол, вынести предписание за нарушение или потребовать предоставления документации она не могла. У руководства ООО «Заря» (фирма-арендатор здания ТЦ) вообще было право не пускать ее на объект.

Правами был наделен помощник райпрокурора Тимур Абдреев, ему Исаева и указала на отсутствие проектной документации по объекту и невозможность сделать вывод о наличии или отсутствии реконструкции на объекте. «Изменения параметров объекта, его частей, количества этажей, площади при визуальном осмотре обнаружены не были», — вспоминает Исаева. В тот день она обратила внимание Абдреева лишь на одно нарушение — рабочего без страховки на высоте 7 метров.

Ильяс Шакиров, адвокат замдиректора «Зари» Гюльгусейна Наджафова, поинтересовался — являлся ли пристрой из металлоконструкций на объекте капитальным строением? Исаева объяснила: без фундамента и крыши, вмонтированные в стену легкоразборные конструкции к капстроительству отношения не имели.

«Изменение параметров объекта, его частей, количества этажей, площади при визуальном осмотре обнаружены не были», — вспоминает Исаева

Следом инспектора атаковали два гособвинителя из прокуратуры города и республики Ильдар Нуруллин и Ольга Зарипова. Первого интересовало — кто мог дать четкий ответ по реконструкции здания. «Только эксперт, а перед этим надо проект смотреть», — пояснила Исаева. Изучать технический, кадастровый паспорта и свидетельства о регистрации должны были «другие специалисты».

— Но прокурор же не специалист, он вас привлекает! — отстаивал интересы ведомства Нуруллин.

— Он не должен нас привлекать, — заявила Исаева, намекая, что на проверке очень не хватало сотрудников исполкома Казани.

Также отрицательно она ответила на вопрос прокурора Зариповой — мог ли инспектор ГСН по итогам выхода на «Адмирал» лично инициировать экспертизу. Наказать же «Зарю» за непредоставления документов должна была прокуратура. В финале допроса судья Феликс Сабитов спросил — уговаривал ли Гахраманов (гендиректор ООО «Заря») Исаеву указать на отсутствие реконструкции и согласна ли подсудимая на прекращение ее дела по нереабилитирующим основаниям, если к моменту приговора истечет срок давности? «Нет», — прозвучало на оба вопроса.

Непроходные ходатайства защиты: о пожарной тактике и двойных стандартах следствия

На том же заседании суд успел отклонить шесть ходатайств защиты. В частности, уже третий раз судья отказался приобщать к делу постановления о прекращении уголовных дел Улановой и Кулагиной — сотрудниц БТИ и Росреестра. По мнению Рушаны Камаловой, адвоката гендиректора УК «АС Менеджмент» Роберта Хайруллина, эти документы имеют решающее значение. Ведь в них Следком до предъявления обвинения Хайруллину сделал выводы, которые реабилитируют его наравне с Кулагиной и Улановой: «Объект фактически изначально представлял собой единое здание», и «никакой реконструкции на нем не было».

Суд в ходатайстве отказал, назвав постановления не имеющими отношения к делу. Отказ последовал и на ходатайство Рамиля Ахметгалиева, второго защитника Хайруллина. Он просил приобщить научно-практическое заключение по делу ТЦ «Адмирал», которое в качестве независимого специалиста сделал доктор юрнаук, профессор ВШЭ и автор учебников «Гражданское право» Александр Сергеев. Суть заключения не оглашалась, однако гособвинитель Зарипова сразу заявила: «Возражаем, поскольку установление виновности или невиновности подсудимого — прерогатива суда».

Лидером по числу отклоненных ходатайств в тот день стала Жанна Алпарова, уже заслужившая в Следкоме прозвище Навальная. Экс-начальник отдела особых исполнительных производств УФССП по РТ просила суд назначить не проведенную в 2015 году пожарно-тактическую экспертизу для оценки правильности действий пожарных и спасателей, включая руководство и диспетчеров, по тушению пожара в ТЦ «Адмирал» и эвакуации гражданских лиц.


Отказ последовал и на ходатайство Рамиля Ахметгалиева, второго защитника Хайруллина. Он просил приобщить научно-практическое заключение по делу ТЦ «Адмирал», которое в качестве независимого специалиста сделал доктор юрнаук, профессор ВШЭ и автор учебников «Гражданское право» Александр Сергеев. Фото Олега Тихонова

Алпарова подчеркнула — большинство погибших в огне спасали товар, не осознавая опасность для жизни, а «противодействия этому не было». Большинство подсудимых назначение такой экспертизы поддержали, прокурор просила отказать: «Лица, действия которых просит оценить Алпарова, не проходят по материалам уголовного дела». Суд отказал. А затем отклонил ее повторное ходатайство об исследовании в зале суда таких вещдоков, как исполнительное производство по решению суда о пожарных нарушениях в ТЦ «Адмирал» и скан порванной, по версии следствия, обложки этого документа с подписью Алпаровой. Сама подсудимая считает вещдок подделкой.

Алпарова: «У меня сложилось мнение, что председательствующий входит в группу гособвинения»

При попытке судьи перейти к допросу мятежного пристава последняя возразила: «Считаю допрос преждевременным». Алпарова заявила, что не готова давать показания, пока не будут удовлетворены требования защиты об исследовании вещдоков и допросе VIP-свидетелей обвинения — экс-прокурора Кировского района Равиля Вахитова, экс-руководителя УФССП по РТ Радика Ильясова и арестованного экс-начальника ОБОП МВД по РТ Ильнара Залялова. Ранее гособвинение посчитало лишними их допросы, а суд удовлетворил ходатайство защиты, настаивавшей на явке.

Экс-прокурору Казани Рафкату Уразбаеву хватило мужества свидетельствовать на суде. Оформлять принудительный привод на остальных судья отказался.

По мнению Алпаровой, председательствующий нарушает регламент, принцип равенства сторон и право на защиту. Гособвинители еще в августе 2018 года объявили об окончании допросов свидетелей обвинения, а после этого неоднократно вызывали таковых, и суд давал их допрашивать в обход свидетелей защиты, что часами стояли за дверями зала. «У меня сложилось мнение, что председательствующий входит в группу государственного обвинения», — заявила подсудимая.

Приобщив очередные возражения Алпаровой на свои действия, судья Сабитов поинтересовался: «Показания давать будете?», — «После того, как будут предоставлены иные доказательства для осуществления моего права на защиту». В разных вариациях этот диалог повторился еще раз пять, после чего судья дважды уточнил: «В данный момент вы отказываетесь давать показания?». Алпарова заявила, что в данный момент не готова, поскольку лишена возможности предоставлять доказательства своей невиновности.

Со слов Алпаровой, трое ее детей стали главным рычагом давления следствия, когда 19 марта 2015 года в 21.30 ее с шестимесячными близняшками задержали на рабочем месте, привезли в Следком, а затем разлучили с ними

«Если хочу увидеть детей — должна дать показания против своего руководства»

После краткого перерыва суд расценил позицию Алпаровой как отказ от дачи показаний и разрешил гособвинителю огласить протоколы ее допросов в Следкоме. Хотя большинство подсудимых возражали и громче всех Алпарова. Она и ее адвокат Яна Ковалева просили признать недопустимым протокол от 20 марта 2015 года, настаивая, что единственные признательные показания были даны «против воли, вследствие бесчеловечного и унижающего человеческое достоинства обращения».

Со слов Алпаровой, трое ее детей стали главным рычагом давления следствия, когда 19 марта 2015 года в 21.30 ее с шестимесячными близняшками задержали на рабочем месте, привезли в Следком, а затем разлучили с ними. Старшая, 10-летняя дочка в это время находилась дома одна (с ее отцом Алпарова развелась за месяц до этих событий).

Ночь женщина провела в камере, а утром оказалась перед выбором, о котором сейчас вспоминает со слезами: «Если хочу увидеть детей, должна либо дать показания против своего руководства — Ильясова либо Сунгатуллина, а также Наджафова, либо показания против себя… Мне угрожали, что мои дети останутся инвалидами по причине долгого отсутствия матери рядом». Также, по словам подсудимой, следователи рекомендовали ей «облегчить свою жизнь» и «поступить как Сафина» (экс-сотрудница УФССП по РТ, которая вынесла решение об окончании исполнительного производства по ТЦ «Адмирал», указав, что нарушения пожарной безопасности устранены, — прим. ред.).

— Я длительное время отказывалась. Не понимала, что происходит, постоянно рыдала и спрашивала — где мои дети. В тот момент мне сообщили, что за моими детьми смотрят мои сотрудники отдела по очереди, — продолжила свое выступление Алпарова, объясняя, почему под угрозой СИЗО решила «пойти на самооговор».

Гособвинитель заявила — ходатайство об исключении протокола признательного допроса необоснованно. Суд разрешил огласить все восемь допросов Алпаровой в качестве подозреваемой и обвиняемой в превышении должностных полномочий и подстрекательстве подчиненной к служебному подлогу и превышению.

Оглашая первый допрос начальника отдела УФССП по РТ, гособвинитель Зарипова интонационно выделила фразу фигурантки дела: «Показания даю добровольно, без давления со стороны следствия»

В чем призналась начальник отдела приставов

Оглашая первый допрос начальника отдела УФССП по РТ, гособвинитель Зарипова интонационно выделила фразу фигурантки дела: «Показания даю добровольно, без давления со стороны следствия». В полной тишине прозвучало и само признание Алпаровой от 20 марта 2015 года:

«… Причастность к указанным преступлениям я признаю, а именно то, что подстрекала Сафину вынести постановление об окончании исполнительного производства <...> В ноябре 2013 года я сказала Сафиной, чтобы она вынесла постановление об окончании исполнительного производства [по устранению нарушений пожарной безопасности] в отношении ООО «Заря». Поскольку это конец года, и на тот момент была служебная необходимость максимально окончить все исполнительные производства. Поскольку к нам приезжала какая-то проверка.

Я понимала, что на тот момент решение суда по ООО «Заря» было фактически не исполнено. В материалах не было акта исполнительных действий, где указано, что все нарушения пожарной безопасности были фактически устранены. Не помню — проверяла ли я исполнительное производство ООО «Заря». Возможно, и проверяла, и ставила свою подпись на обложке. <...> Более подробные показания дать не могу, поскольку переживаю за детей. Готова сотрудничать, дать более развернутые показания позже...».

Ни на одном из последующих допросов Алпарова эти слова не подтвердила, напротив, развернуто заявляла — претензии к ней лично и приставам по трагедии в «Адмирале» необоснованны.

«Никогда не подстрекала Сафину (на фото) закрывать производство по ООО «Заря», ни с кем из сотрудников и руководителей этого ООО не знакома», — утверждает Алпарова

10 аргументов подследственной Алпаровой:

  1. Никогда не подстрекала Сафину закрывать производство по ООО «Заря», ни с кем из сотрудников и руководителей этого ООО не знакома. Сафина же общалась с Гахрамановым-младшим, в соцсети он был указан у нее в друзьях. Версия Сафиной о подстрекательстве появилась лишь после возбуждения уголовного дела на нее саму.
  2. Об исполнительном производстве по «Адмиралу» узнала зимой 2015 года, когда после декретного отпуска вернулась к руководству отделом особых исполнительных производств.
  3. Когда это ИП поступило в отдел в октябре 2013-го, начальником отдела особых исполнительных производств была Алсу Миннулина. Сама Алпарова с августа 2013 года по 27 ноября 2013 года исполняла обязанности замруководителя УФССП по РТ, а с 5 по 26 ноября 2013 года была еще и в отпуске.
  4. В период работы и. о. замруководителя управления в отделе особых исполнительных производств была один раз — 11 сентября, в свой день рождения. По работе туда не приезжала.
  5. Сафину видела 1 ноября 2013 года на торжествах в честь дня судебного пристава, она имела отношение к организации мероприятия.
  6. Пристав Сафина уволилась в апреле 2014 года, еще до того, как прокуратура района внесла протест на незаконное окончание ИП по «Заре» и потребовала служебной проверки действий пристава-исполнителя.
  7. При увольнении Сафиной якобы оконченное производство по «Заре» было передано именно Миннулиной. Она же удовлетворила прокурорский протест о возобновлении этого производства, лично съездив в «Адмирал». Штраф и исполнительский сбор Гахраманов оплатил Миннулиной прямо там. Руководству о ситуации она не доложила.
  8. 26 февраля 2015 года Миннулина была назначена начальником отдела приставов по Верхнеуслонскому району. А в день пожара в «Адмирале» она приехала в отдел особых производств и осталась ночевать в архиве вместе с подругой Мухаметзяновой, той самой, что через 2 месяца предоставила в Следком компромат — светокопию якобы уничтоженной обложки ИП по ООО «Заря».
  9. Когда узнала о пожаре, то выехала на место, взяв с собой исполнительное производство по «Заре». Если бы хотела уничтожить его или обложку — могла сделать это там. Ничего не рвала и не выбрасывала. При проведении экспертизы почерка на светокопии обложки у от нее никто экспериментальные образцы подписи не получал, хотя по закону это обязательно.
  10. Нет причинно-следственной связи между окончанием ИП и причинами пожара с обрушением конструкций, которые и погубили людей в «Адмирале». Даже если бы ИП по «Заре» было окончено законно, это не помогло бы предотвратить трагедию. Пожар начался с крыши пристроя, о котором в решении Кировского райсуда Казани ничего не говорилось.

После оглашения протоколов судья спросил у обвиняемой, согласна ли она на прекращение дела по нереабилитирующему основанию, если истек срок давности. «Нет», — ответила экс-начальник отдела службы приставов.

Вопросы у адвоката Сафиной закончились быстро, но их было много у бывшей коллеги

Алпарова против Сафиной и 51-й статьи Конституции

После этого на трибуну вызвали подсудимую Минзилю Сафину. Она заявила, что вину не признает, поскольку не видит причинно-следственной связи между закрытым ею ИП и гибелью людей от травм при обрушении конструкций на пожаре. Также сообщила, что с гражданским иском Кабмина на 11 млн рублей — часть расходов по устранению последствий пожара — не согласна. Вопросы у адвоката Сафиной закончились быстро, но их было много у бывшей коллеги.

«Можно не отвечать на вопросы у Алпаровой?», — поинтересовалась Сафина у суда. Судья напомнил — у нее есть право не свидетельствовать против себя (ст. 51 Конституции РФ). На три следующих вопроса Алпаровой Сафина так и отвечала: «51-я».

— Вы на все вопросы Алпаровой отвечать не будете? — уточнил судья Сабитов.

— На все 130? — изумилась сама Алпарова

— Хоть на все 500, — парировала Сафина.

А вот на вопросы гособвинителя Зариповой она пояснила — в службе приставов работала с июня 2013 года по апрель 2014 года. В этот период отделом руководила Алпарова, а затем Миннулина. Со слов подсудимой, даже временно получив повышение, Алпарова продолжала руководить межрайонным отделом по особым исполнительным производствам, не раз приезжала и проводила совещания, имела свой кабинет.

На прямой вопрос прокурора — решение об окончании ИП по «Заре» было вынесено по указанию Алпаровой — Сафина ответила утвердительно. А вот на вопрос — имела ли она лично право выносить такое решение без устранения всех пожарных нарушений — предпочла отмолчаться. По словам подсудимой, с Гахрамановым и Наджафовым ранее знакома не была.

В день пожара в «Адмирале» приехала в отдел по звонку Алпаровой. «Она нервничала, психовала, курила», — добавила Сафина. «Водку пила», — продолжила мысль ее экс-начальник, за что получила замечание от судьи. Сафина продолжила — ей «кто-то из сотрудников» принес посмотреть то самое исполнительное производство. «Я буквально пару страниц пролистнула, и его забрали. Такое ощущение, что все показушно это было, что я там была и все», — поделилась с судом Сафина.

В финале допроса подсудимая все же ответила на несколько вопросов бывшей начальницы. В частности, объяснила свое признание на разборе полетов в кабинете главного пристава Татарстана в марте 2015-го: «Я была под давлением, много часов там провела. Мне даже валидол не дали. И сказали — ты давно уволена, тебе ничего не будет. И я взяла вину на себя...».

Алпарова спросила, кто является свидетелем этих событий. На ответе: «Мой коллега по работе», — судья оборвал допрос и объявил перерыв в заседании до 2 апреля.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесРозничная торговляОбществоВластьЭкономикаФинансыНедвижимость Татарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 01 апр
    Растягивают процесс намаранно,что бы развалить дело и не привлекать к ответственности осень важных персон....
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    наоборот сейчас как по команде пытаются ускорить, быстрее осудить и забыть
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Почему со всех сторон опасный «Идель» спокойно работал столько лет и пережил проверки даже после пожара в ТЦ «Адмирал» — в судебном решении не говорится.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/134678-v-chem-priznalas-alparova-i-chem-td-idel-opasnee-admirala
    Таких торговых центров полно в городе, яркий пример Гулливер на Ямашева. Про него тоже ничего не слышали ни в мчс ни в прокуратуре. Оно и логично в принципе, по документам там должен быть гараж)))
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    потому что у каждого из этих объектов своя крыша
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Интересная женщина...находясь на скамье подсудимых умудрилась обвинить всех
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Любопытно почему суд прервал допрос Сафиной как только она начала отвечать на вопросы Алпаровой
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Давно пора было!
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    «Изменение параметров объекта, его частей, количества этажей, площади при визуальном осмотре обнаружены не были»
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/134678-v-chem-priznalas-alparova-i-chem-td-idel-opasnee-admirala

    Как можно было этого не увидеть?
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Такое ощущение, что суд даже не пытается разобраться в этом деле. Лишь бы скорее всех осудить и не заморачиваться.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров