Новости раздела

История одного казанского священника: возвращение о. Андрея Боголюбова

Владимир Герасимов рассказывает о судьбе русского священника Андрея Боголюбова, жившего на рубеже позапрошлого и прошлого веков. Часть 1

История одного казанского священника: возвращение о. Андрея Боголюбова Фото: Андрей Боголюбов, 1898 г.

В издательстве «Анна» казанской газеты «Копейка» подготовлена к изданию книга «На переломе. Церковные хроники Андрея Боголюбова». Эти хроники, отразившие духовную жизнь народа, века, просты и чистосердечны. Трезвый взгляд на клир и мир позволил о. Андрею оставить для нас яркие и подробные картины сельской церковной и мирской жизни, русского мира, которого больше нет. О том, как рождалась эта книга, о судьбе о. Андрея Боголюбова рассказывает казанский журналист и издатель Владимир Герасимов.

30 лет назад я стал дачником в селе Ключищи на высоком берегу Волги под Казанью. Место замечательное: широкая река после ее резкого поворота на юг, купол неба над ней от горизонта до горизонта, церковь белеет на вершине Ключищинской горы — ее видно со всех сторон. Рядом с храмом, через пыльную дорогу, — старинный парк с бывшей барской усадьбой, тоже бывший барский, но продолжающий цвести и плодоносить сад, окруженный по периметру четырьмя аллеями: липовой, березовой, дубовой и сосновой. Под горой старинный кирпичный завод курлычет старыми блоками с подвесами, на которых отправляются в печь глиняные кирпичи. Над печью — высокая кирпичная труба, не всякий минарет так строен и красив.

Ключищинская церковь в 80-е годы ХХ века. Фото Александра Семенова

Как было не заинтересоваться историей этого необычного места! В университетской библиотеке им. Лобачевского отыскалась брошюра, отпечатанная в 1902 году в лито-типографии Императорского университета под заголовком «Иоанно-Предтеченская церковь села Ключищ, Свияжского уезда, Казанской епархии». Автор — священник Андрей Боголюбов, очень подробно и живо описал в ней историю храма, его причта и прихода, самого села. В результате в казанских газетах мной было сделано несколько публикаций, призывающих власти восстановить разоренную церковь, сохранить уникальную усадьбу с ее парком и садом.

Но время шло, а в пустых проемах церковных окон продолжали маячить химерами местные козы. С колокольни упал поперек дороги крест. Продолжала ветшать усадьба в парке. В 2010 году, после того, как остановился и был разобран (кроме трубы) кирпичный завод, на Ключищинской горе закипела работа, высоким забором из силикатного кирпича был окружен парк, а старинная усадьба снесена. Зато был восстановлен храм. Реставрация была осуществлена на средства благотворительницы — председателя правления банка «Заречье» Натальи Владимировны Девятых. Тогда же на месте усадьбы в парке были построены коттеджи для главного акционера банка «Заречье» — руководителей Казанского вертолетного завода и для самой Н. Девятых, а также дом и часовня для архиепископа.

На веранде бывшей ключищенской помещичьей усадьбы Нарышкиных и маркизов Паулуччи. Постановочный кадр из фильма Марины Разбежкиной «Действие пятое»

26 ноября 2011 года архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий совершил торжественный чин освящения церкви, трех ее престолов, но уже других, не тех, что описаны о. Боголюбовым.

Вот тогда-то и захотелось переиздать его книжечку, окончательно ставшую историческим документом, и, конечно, написать несколько слов об ее авторе.

Выяснилось, что Андрей Иванович Боголюбов был человек пишущий, то есть имел явную склонность если не к писательской работе, то к своеобразной церковной журналистике, что у него довольно легкое перо и своя библиография с десятком относительно доступных публикаций разных лет.

Решение издать теперь уже целый сборник статей о. Боголюбова окончательно созрело после того, как я сделал для себя открытие: он, судя по всему, является автором анонимного текста «Петиция к иностранным державам о положении церковных дел в Казани». Этот текст был опубликован в интернете бывшим председателем Казанского отделения общества «Мемориал», кандидатом исторических наук Алексеем Федоровичем Степановым, который снабдил его всеми необходимыми примечаниями и комментариями. Эти записки о жизни православной Казани в 1918—1924 гг., очевидно, были сделаны современником и не просто воцерковленным человеком, а священником, который был в курсе всего, что происходило в эти переломные годы в Казанской епархии.

Я просто не мог не выйти на эту публикацию в поисках всего, что связано в интернете с именем священника Андрея Боголюбова. В «Петиции» оно не раз упоминается — Google раз за разом выводил на него. Прочитав же сам текст анонимного документа, всякий, кто уже познакомился с публикациями ключищинского священника, воскликнет: да это же Боголюбов! Тот же стиль, та же лексика, то же отношение к Богу и православной церкви, к церковному миру, к жизни.


Архив УФСБ РФ по РТ, архивно-следственное дело 2–18199, в 6 т. (Дело филиала к[онтр]р[еволюционной] церковно-монархической организации в Татарской АССР, Маробласти и др., т. 4, л. 342–361 об. Аноним. Петиция к иностранным державам о положении церковных дел в Казани. 20 машинописных листов с оборотом. Получено 12 ноября 1930 г.

Но если к «Петиции» приложил руку о. Андрей, то почему он пишет в ней о себе в третьем лице? На этот вопрос читатели найдут простой ответ: и в других своих текстах он поступал точно так же.

На вопрос, как сельский батюшка стал хроникером городской церковной жизни, ответ дает сама биография Андрея Ивановича Боголюбова, его жизнь и судьба.

К сожалению, о нем известно немного, но публикуемые в книге записки сами красноречиво рассказывают об их авторе, создают портрет приходского православного священника на рубеже веков, учителя и просветителя. Сам о себе он сообщает:

«Андрей Иванов Боголюбов — крестьянский сын; окончил курс в Казанской учительской семинарии в 1882 году. Состоял учителем Казанской центральной крещено-татарской школы с 1 июля 1882 года по 1 сентября 1885 года; состоял учителем Вознесенского училища Казанского уезда с 1 сентября 1885 года по 1 февраля 1887 года; состоял псаломщиком при Тихвинской церкви села Вознесенского с 31 марта 1886 года по 1 февраля 1887 года. 1 февраля 1887 года определен, а 1 марта того же года рукоположен во священника к Троицкой церкви села Кутуш Чистопольского уезда. 25 августа того же года переведен в настоящее место». (То есть в Ключищи.)

Фамилию «Боголюбов» Андрей Иванов сын, скорее всего, получил в Учительской семинарии, по воле начальства, как это часто тогда бывало: у нее явно оценочный характер — известны династии священников Добролюбовых, Правдолюбовых. Родился о. Андрей в 1863 году в селе Шармаши Лаишевского уезда Казанской губернии. О своем любимом сельском учителе протоиерее Павле Петровиче Соколове, давшем ему путевку в жизнь, он написал «Воспоминания по поводу одного юбилея», посвященные 50-летию служения отца Павла в шармашинской Введенской церкви. Родному селу и тому же о. Соколову посвящена его публикация в «Известиях по Казанской Епархии» за 1894 год — «Торжественное молебствие, совершенное в селе Шармашах Лаишевского уезда в память голодного года».

Казанская учительская инородческая семинария на берегу Кабана — закрытое учебное заведение, готовившее учителей для сельских народных начальных училищ

В Ключищах о. Боголюбов прослужил 18 лет — с 1887 по 1905 год. К этому периоду относится публикация его брошюры «Пребывание Высокопреосвященнейшего Арсения Архиепископа Казанского и Свияжского в селе Ключищах Свияжского уезда».

Затем он был переведен в село Русское Бурнашево того же Свияжского уезда, где был священником в церкви Рождества Христова до самой гражданской войны. Здесь Андрей Иванович написал большой очерк «Освящение соборного храма во имя Божией Матери «Всех скорбящих радость» в свияжском Иоанно-Предтеченском женском монастыре», «Памятную страничку из жизни Свияжского Ианно-Предтеченского монастыря», брошюру «Двадцатипятилетие служения в священном сане о. протоиерея Н. И. Матвеевского», очерк «Венок на могилу сельского пастыря», посвященный памяти священника села Ташевки о. Иоанна Иоанновича Давыдова, и некролог «Священник Симеон Гаврилов», который совершенно не похож на некрологи нашего времени своей неформальностью, живой человеческой болью, которую вызвала смерть близкого человека — свата самого о. Андрея.

Очерки и заметки Андрея Боголюбова ярко и убедительно рисуют образ сельского священника как человека-труженика, подвижника, и не только проповедника, но и просветителя народа — до появления института земских учителей местные батюшки были единственными преподавателями сельских школ, учили крестьянских детей не только Закону Божию, но и грамоте и арифметике, истории и географии, рисованию и хоровому пению. Отдавая зимой все свои силы и время школе и религиозно-нравственному просвещению и воспитанию прихожан, летом сельский батюшка почти всецело отдавался сельскохозяйственным трудам. Иначе ему было не прокормить себя и, как правило, многодетную семью. Редко солнце заставало его в постели. Зато, когда придет время жать, — у батюшки урожай вдвое, втрое больше, чем у соседних мужиков: свое хозяйство он вел обычно грамотно, по науке.

Казанская центральная крещено-татарская школа на Арском поле представляла собой неполное среднее учебное заведение, в которое на казенное содержание или за мизерную плату принимались выпускники начальных школ Братства Святителя Гурия и миссионерских школ, открытых в большинстве кряшенских деревень

«Служение священника, — читаем мы в одном из очерков о. Боголюбова, — сколь высоко, столь же и трудно. Дело священника требует от него полного самоотвержения. Встань первый на молитву и будь ежедневно готов к принятию Св. Таин Христовых. Во всякое время дня и ночи ожидай, что тебя позовут к больному, и не медли ни минуты. Знай, что ни дождь, ни снег, ни летний зной, ни зимняя стужа, ни осенняя грязь, ни весенняя бездорожица не дают тебе уверенности, что ты останешься дома в покое, тепле и светле. Позовут тебя к больному, и ты, не смотря ни на какую погоду, должен идти исполнять свой долг. Ты отец многочисленной семьи — твоих прихожан; сумей же отечески, искренно поплакать с плачущим, и пусть ни тени этой печали не останется на твоем лице, если тебя сейчас же позовут порадоваться с радующимся. Умей слабого поддержать, малодушного утешить, неведущего научить, гордому и забывшемуся сказать слово правды.

Но трудное дело священника нередко обращается в подвиг. Вот появилась в приходе эпидемия, тогда священник, исполняя свой долг, напутствуя больных, подвергает опасности и свою жизнь, и, что особенно тяжело для него, жизнь своих близких — детей, жены. «Се мы оставихом вся и вслед Тебе идохом» — говорили и доказали своею жизнию Св. Апостолы. To же самое должен сказать себе и каждый преемник апостольского служения и продолжатель их дела. Жизнь свою, своих детей и жены священник приносит в жертву своему долгу.

А сколько сомнений, разочарований встречает на своем пути священник. Нужно ли говорить о тех пересудах, насмешках, которым нередко подвергается священник? И при этих обидах никому не жалуйся, смиряйся, терпи, молись — вот твое единственное оружие.

Какое напряжение физических и душевных сил требуется от священника! И вот — пока он молод, он легко несет этот тяжелый труд. Но чем дальше идут годы, тем более и более убывают его силы. Ведь и священник человек, и ему свойственны немощи человеческие; ведь и он может утомиться».

Сельская школа

Так что сельский священник был не обязательно простецом или пьяницей, корыстолюбцем или бездельником, как часто описывала его литература и в XIX, и в ХХ веках.

Все известные нам публикации священника А. Боголюбова были сделаны с разрешения и благословения его начальства. Похоже, что он был признанным церковным журналистом. Более того, очерк «Освящение соборного храма во имя Божией Матери «Всех скорбящих радость...» был написан автором, который прямо заявляет, что не присутствовал на этом торжественном акте, что написал о нем с чужих слов. Тем не менее ректор Казанской духовной академии, епископ Алексий, разрешил напечатать этот пространный очерк, опубликованный в «Известиях по Казанской Епархии» в 1906 г., отдельным оттиском. А ведь в освящении собора принимал участие сам епископ и его ученые сотрудники, профессора академии, которым он мог поручить описать торжество.

Это очень важный момент для понимания того, что о. Андрей Боголюбов мог быть причастен к написанию Петиции. Он способен живо рассказывать не только о своих личных впечатлениях, а пользоваться различными источниками для пересказа и обобщений. По данным ОГПУ «гр. Боголюбов» с 1921 года служил в Петропавловском соборе, был в центре всех событий». Хотя можно предположить, что о. Андрей мог переехать в город из Русского Бурнашево и раньше, после того как в 1918 году при наступлении войск Троцкого Казань вместе с частями Народной армии КомУЧа и легионерами-чехословаками покинуло большинство священнослужителей и церкви опустели.

Начало. Продолжение следует

Владимир Герасимов, иллюстрации предоставлены автором
ОбществоИсторияКультураОбразование Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 01 апр
    Про похищение Иконы казанской божьей матери он не писал?
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Интересно.
    Очень.
    Позволяет понять жизнь того времени и разразившуюся в 1917 году Катастрофу.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии