Новости раздела

«Старая Казань была обречена. И закат ее начался в 60-х»

Адель Хаиров вспоминает, как пытались спасти исторические здания Казани в СССР

«Старая Казань была обречена. И закат ее начался в 60-х» Фото: literratura.org

Семь лет прошло с серии одиночных пикетов, проведенных в центре Казани общественными активистами в защиту исторических памятников города. Пикеты, состоявшиеся в 20-градусные морозы после сноса дома Потехина и номеров купца Банарцева, стали одной из отправных точек, с которых общественности, кажется, все-таки удалось обратить внимание на проблему. В том же году Олеся Балтусова провела для президента Минниханова пять экскурсий, а в октябре стала его помощником. В авторской колонке «Реального времени» казанский писатель, журналист, сценарист и краевед Адель Хаиров вспоминает, как общественники его юности пытались сохранить исторические здания Казани.

В 1986 году в общаге на ул. Авангардной я основал общество «Ветераны Бородинской битвы». Смысла в этом названии искать не стоит. Просто хотелось повыпендриваться. Я и сам сейчас многое уже позабыл. Но вот по случаю открыл пухлую амбарную тетрадь с газетными вырезками и прочел:

«Окончательно сформировавшаяся в марте 1988 года Контора Социалистического Модернизма выросла не на пустом месте. Существовало до нее некое «подозрительное» общество «Ветераны Бородинской битвы». Оно родилось как общество защитников архитектуры старой Казани, как группа энтузиастов, пытавшихся бороться с циничной беспринципностью деятелей ГлавАПУ. Ребята собирали подписи горожан, становились с плакатами возле памятников архитектуры, которым грозило уничтожение. Была еще «Съехавшая крыша» — общество неформальных художников. И наконец — КонСоцМод, провозгласивший своей главной целью противопоставление диктатуре соцреализма». («Где ты, идея ветра?» Майя Динова, журнал «Идель», 1990 год).

Модернизм и старина не очень дружат. Но лично мне было жаль той Казани, где прошло мое детство. В старой части города массово купеческие и мещанские дома еще не сносили, однако отдельные утраты уже были. Случались пожары, а потом деревянные терема просто хирели. Проживали-то в них уже не хозяева! Отваливалась, например, балясина от балкона или колонна у крыльца, в лучшем случае приколачивали дощечку или подпирали брусом. На старину советский человек, устремленный в будущее, смотрел с легким презрением. Кстати, за полвека моих наблюдений, я только в прошлом году впервые увидел, как житель деревянного домика на Хади Атласи своими руками восстановил крылечко в одном стиле с постройкой. Очень аккуратно сделал. Это было удивительным!

Крещенской ночью вспыхнул дом

Мы отфоткали старые купеческие дома, которые доживали свои последние дни. Выбирали самые приметные. Снимали дома Наиль Хадеев и Андрей Романов, это профессиональные фотографы. Выбирали самые красивые особняки и дома на Федосеевской, Островского, Свердлова, Тихомирнова, Калинина и т. д. Каждый из них был интересен своим неповторимым стилем, но за фасадом уже была разруха. Они потихоньку превращались в трущобы.

Вот один пример. В соседнем дворике, который находился позади кинотеатра «Победа» по улице Тихомирнова, крещенской ночью вспыхнул дом. Люди побежали по квартирам, будя жильцов. Меня закутали и вывели на улицу. До сих пор помню это зрелище. Темно-синее небо в крупных звездах и двухэтажный дом трещит как большой костер. Прямо как в сказке «Двенадцать месяцев». Тушить было бесполезно. Жители окрестных домов завороженно смотрели на языки огня. С крыш по соседству как весной закапали сосульки. В этом доме обитаемой оставалась всего одна квартира, где жила старушка. Подвал пустовал и туда сбрасывали мусор. Я хорошо знал этот дом, потому что мы там играли в прятки и нас никто не гонял. Уже студентом, читая краеведческие книги, я узнал, что именно в том доме и том подвале поселилась семья Шаляпиных. Этажом выше проживал регент Щербинин, на спевку к которому собирались мальчики. Маленький Федя здесь впервые услышал хоровое пение и зачарованный сидел у двери. Об этом хорошо знали как казанские краеведы, так и работники музея Горького, где размещается Шаляпинский фонд. Но ничего не было сделано, чтобы его сохранить. В Казани Федор Шаляпин проживал по пяти адресам, но от двух домов остались только фотографии.

Если открыть каталог-справочник «Республика Татарстан: памятники истории и культуры» за 1993 год, то из всех перечисленных там старых домов в исторической части города, сегодня мы насчитаем не более 5 процентов. Исчезли целые улицы!

Ул. Федосеевская. Фото Фаата Гарифуллина (pastvu.com/p/394257)

Памятники волновали только тех, кто постарше

Самым активным в нашей группе были я (псевдоним у меня был Monres), Ильдар Батуллин (псевдоним Панкиш, сын от первого брака татарского писателя Батуллы). Он считается отцом «пылесосной живописи», это когда краски по поверхности раздуваются обратной струей из пылесоса), Саша Николаев, молодой специалист завода «Ваккуумаш», куда он приехал по распределению (в этом общежитии ему дали комнату (он был у нас завхозом), Андрей Романов, фотограф (ныне проживает в Питере). Остальные были приходящими и уходящими. Например, Вадим Вадимович Гущин (филолог-эрудит), Гуля Вильданова (псевдоним Гуль-Гуль) и Вита Лагина (поэтесса), Александр Кленк (поэт), Петюня Овчинников (кандидат физико-математических наук КГУ и известный палиндромщик, которому принадлежит, например, такое забавное изречение, которое можно читать задом-наперед: «Ел сопли руками Дима, курил после». Таким же образом он писал целые рассказы на одну-две страницы) и т. д. Состав группы не был постоянным, все было достаточно хаотично.

Потом фотоплакаты развешивали в скверах и собирали подписи горожан на ватманских листах. Набралось несколько тысяч. Люди интересовались, сопереживали. Насколько я помню, молодые не подходили к столу поставить подпись. Проявляли интерес взрослые и пожилые. Слушали наши пояснения, соглашались, начинали рассказывать свои истории, где они и как жили, и во что сейчас превращается их дом. Начиналось примерно так. Мужчина в кепке говорит: «Я жил на Тельмана», а другой лысый: «Это в каком доме?» Тот: «На углу, рядом с колонкой. Там еще дядя Миша-инвалид в подвале жил. У него Сережка в Казанке утонул». И пошло-поехало. Люди начинали общаться.

Инициативными молодыми были, пожалуй, только мы. Про «встрепенуть» слишком сильно сказано. Мы вышли, мы были первые, но главным для нас оставалось творчество и искусство. Мы все потом ушли туда с головой.

Ул.Тельмана. Фото facebook.com/rushana.mansurova

Помню, когда собрали и привезли в ГлавАПУ подписи в рулонах, к нам долго никто не выходил. А внутрь нас не пускал вахтер. Затем за стеклянной дверью начали появляться люди. Выглянут и спрячутся. Долго они не решались выйти. Испугались! Потом тетенька какая-то появилась. Я ей все объяснил. Она забрала рулоны и ускакала. Мы даже забыли спросить, как ее зовут и кем она работает. Может уборщицей? Потом мы им звонили, но они нас отфутболивали.

Мы дали «Вечерней Казани» интервью, где говорили про бедственное положение старой Казани, нас снимал фотограф Олег Косов. Но интервью не вышло. Позвонили в редакцию, нам объяснили, что виной всему крестик на джинсах (это был вышитый золотой нитью мальтийский крест над карманом), который попал в кадр. Нам сказали, что он фашистский, поэтому статью отклонили. Стало ясно, что они искали какой-нибудь повод.

Спохватились поздно

Но спасти их не удалось. Фьють! Наш фоторепортаж назывался «Последняя экскурсия». Раз так назвали, значит было ощущение, что дома не удастся спасти. Дальновидности у властей, конечно, не было никакой. Можно было сохранить для потомков и туристов хотя бы одну улицу целиком. Законсервировать, объявить охраняемой зоной. Я думаю, сейчас бы там фильмы снимали по произведениям Островского, Горького или Чехова. Недавно в Казань приезжал поэт Юрий Кублановский, это «старая гвардия», он дружил еще с Вознесенским и Бродским, так вот, я его спросил, как ему Казань. Он ответил:

«Казань сильно изменилась за последние годы. Европейский лоск появился. Но, когда я бывал здесь лет десять назад, то она мне, казалось, была живописной. За эти годы было утрачено много теплого, волжского, провинциального. Ее обновленные улицы и дома уже не помнят ни Шаляпина, ни Пешкова. Вот это жалко».

Ул. Федосеевская, 1980-е, из архива Бату Юсупова. Фото facebook.com (Валерий Глазов)

Было отснято около 50 старых домов в основном деревянных. Отснятые дома распечатывали в одном экземпляре. Затем надо было наклеить снимки на ватманский лист и приделать к нему реечку с веревкой. Это листы развешивали на деревьях или оградах вокруг стола, где собирали подписи. Стол был буфетный с откручивающейся ножкой. Мы его, чтобы не таскать туда-сюда, прятали под каменной лестницей в Ленинском саду, ведущей к универу. Там была ниша. Туда же как-то сунули рулон с фотографиями «Последней экскурсии». Вернулись через неделю. Ничего не нашли.

Конечно, хорошо, что появилась инициативная группа, которая начала красить старые дома и приводить их в божеский вид. Но отдельный домик, вырванный из контекста, с ярко накрашенными наличниками и фасадом, смотрится как одинокая декорация к спектаклю о прошлой жизни. Поздновато спохватились. Утраченного уже не вернуть.

Один знакомый экскурсовод, который не хотел называть своего имени, признался: «Мне иногда кажется, что процесс этот срежиссирован кем-то сверху. В нужный день и час, прозвенел звонок и дали отмашку. Режиссер сказал: «Ну все, мы свою важную работу по сносу трущоб сделали, взамен понастроили каменных уродцев, а теперь давайте, выводите массовку. Вот вам ведро с краской и вперед! Выпускайте пар, думайте, что спасаете старую Казань, а мы тут за кулисами над вами похихикаем».

Ул. Ульяновых. Фото facebook.com/eliyahoo.benmichael.7

На самом деле старая Казань была обречена. И закат ее начался в 60-х.

Когда меня отец встречал у ворот школы №5 и провожал в изокружок Дома пионеров, мы шли по оврагам. Если торопились, то поднимались коротким путем по улочке Щепкина на Ульянова-Ленина, если время оставалось на погулять, то направлялись по Низенькой или Овражной на Айвазовского.

Так я глаз не мог оторвать от домов. Хоть зарисовывай! У каждого была своя изюминка, то резной балкончик для чаепития с самоваром, то крыша теремком с флюгером-петушком, то наличники, как пряничные доски. Там такие загогулины встречались в оформлении фасадов, которые, наверное, только лазерным лучом можно было выпилить. Сюда добавим плющ на стенах, мальвы и золотые шары в палисадниках, кошек в окошках, старушек на лавочке и обязательно дымок из труб. Этот запах окутывал как зимой, так и летом, когда здесь топились баньки. Даже сегодня, пройдясь этими местами, еще можно найти крохи былой роскоши. Но исчез уют, все замусорено. Все стало чужим.

Адель Хаиров
ОбществоИсторияКультура
комментарии 34

комментарии

  • Анонимно 20 янв
    Ну стояли бы эти старые дома в центре И?
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Что и имеем не храним. Странные мы люди, свою историю и архитектуру не бережём, язык забываем, скоро и происхождения начнём стыдиться.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Старой Казани нет!! Нет Купеческой Казани , с Ее прекрасной архитектурой (( Нет и увы уже не будет. Все снесли , сожгли.. пустили прахом
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Нет Татарской Казани, нет Русской Казани, нет Литературной Казани, нет Научной Казани, нет...

    Спасибо ТРО ВООПИК.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    А может это вам наказание за захват и уничтожение татарской Казани? За всё надо платить.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Монгол-чингизид Шах-Али в 1552 г. не захватывал Казань, а восстанавливал справедливость - восстанавливал Золотую Орду, разрушенную татарскими сепаратистами.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Что же тогда ждет Вас - именно Вас - за уничтожение множества миллионов людей, стран и народов?...

    Страшно и подумать...
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Вряд ли этот современный сепаратист поймет, что Золотую Орду разрушили татарин Тамерлан и монгол Токтамыш.

    У него как и у сепаратистов 600 лет назад на уме одни лишь деньги и власть - дающая деньги...
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Больно и очень жаль...
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Спасибо Адель!
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Аул рулит.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Часто пишут: а что вы татары стоните по событиям 1552 года, много лет прошло, забудьте. При этом забывают уничтоженную татарскую Казань, красиво описанную казанским русским летописцем и князем Андреем Курбским, а также в татарском фольклоре (рукописи сгорели или специально сожжены). Вот и вы забудьте - была Казань старая, стала Казань новая. И нечего тут стонать. Была Казань с Шаляпиным, стала Казань с Аксеновым да с пирамидой. "Все течет, все меняется". А вы зануды.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Шаляпина знает весь мир.

    А кто такой Аксенов?
    Глава Крыма?
    Но при чём здесь тогда Казань и Аксенов?
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Ханская Казань ещё описана в поэмах Мухаммад-Амина и Мухамедьяра, в прозе Шарифи Хаджитархани. Сегодня уничтожают, не взирая татарское или русское, царское или советское. Надо максимально сохранить изюминку города, его историю!
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Шаркнул по душе! Тоска по старой Казани.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    "Один знакомый экскурсовод, который не хотел называть своего имени, признался: «Мне иногда кажется, что процесс этот срежиссирован кем-то сверху. В нужный день и час, прозвенел звонок и дали отмашку. Режиссер сказал: «Ну все, мы свою важную работу по сносу трущоб сделали, взамен понастроили каменных уродцев, а теперь давайте, выводите массовку. Вот вам ведро с краской и вперед! Выпускайте пар, думайте, что спасаете старую Казань, а мы тут за кулисами над вами похихикаем».
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/history/86911-adel-hairov-o-spasenii-istoricheskie-pamyatnikov-v-sssr

    Ну так и есть на самом деле.
    "Похихикивают"...

    И об "обреченности Казани".

    Да любой город, как и любой человек, "обречен" - "обречен" на старение и умирание.

    Но есть достойная старость и достойная смерть.

    А есть унизительная старость и унизительная смерть.

    Старая Казань унизительно и быстро состарилась и и унизительно и медленно умирала.

    И виноваты в этом горожане - казанцы.
    У каждого своя часть вины.

    Прости меня "Старая Казань", что не смог обеспечить тебе достойную старость и достойную смерть, хотя как мог и старался...

    Новая Казань хороша по своему, но на ней висит грех недостойной смерти своей прародительницы Старой Казани.
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Огpомное спасибо за статью, очень хочется увидеть выставку этих фотографий, пожалуйста, за нее в любых музеях двумя руками возьмутся!
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Спасибо за статью и фотографии. Очень всколыхнуло....
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Нельзя было не снести эти здания. Это же роазвалюхи какие то
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    В этих "развалюхах" жил и творил Габдулла Тукай, Велимир Хлебников, Лев Толстой, Нобелевские лауреаты - Н.Семенов, П.Капица, В.Гинзбург и многие другие.

    Извините, Вы случайно не из ТРО ВООПИК?
    Уж больно категоричны, как и все женщины-основательницы этой организации?
    Ответить
  • Marya Leonteva 20 янв
    Спасибо за рассказ о таком важном деле и воспоминания ценные.
    Но вот пинок в сторону "активистов с кисточками" выглядит жалко и недостойно. Мы родились и выросли тогда, когда ВЫ уже не уберегли старую Казань и делаем, что можем и как можем, как видим и если не можете сказать ничего хорошего просто промолчите.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    А Вы не пробовали изучать математику и историю?
    Попробуйте - может тогда сможете соотнести время и снос казанских Памятников истории, культуры и архитектуры и составляющих Старую Казань.

    Ну а если Вам дадут "ведро с краской" и скажут раскрасить Музей изобразительных искусств, Вы выполните просьбу?
    Похоже выполните - так как легко перекладываете ответственность на других...

    Что важнее - покрасить фасад владельца дома, проживающего за границей или спасти дом, где жили 2 (два) Нобелевских лауреата?

    Почему Вы, уважаемая Мария, не берете ответственность на себя, а отдаетесь в руки сомнительного "Тому Сойеру"?
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Адель Хаиров.

    Мария, здравствуй, племя Младое, незнакомое! Я лишь привёл брюзжание пожилого человека, имею право давать любую инфу за и против. Приятную вам и не очень. Если так говорит поживший патриот своего города, значит, есть такое мнение. Слово "пинок" вы употребили сами. Я выразил лишь сожаление, что старый провинциальный город безвозвратно уходит, и сделать здесь "с ведром краски" ничего не получится. Такой я теперь пессимист. А про своё время я бы вам сказал следующее, если бы вы тогда вышли с плакатом в защиту купеческих домиков, которые власти хотели снести, чтобы поставить, например, две девятиэтажки на Ульянова-Ленина для кабминовских и министерских, то вас бы просто исключили из вуза. Контексты эпох у нас с вами разные. А вы говорите "не уберегли"!
    Ответить
    Marya Leonteva 21 янв
    Я лично вставала под ломы рабочих, сносивших пожарную башню в Адмиралтейской слободе и под трактор, засыпающий живые деревья рощи на Гаврилова, наверное не стоит считать ваш опыт уникальным. Что касается именно фестиваля Том Сойер фест, то если бы вы дали себе труд поискать в интернете, то поняли бы, что движение это зародилось не по "указке сверху" и не в Татарстане, а вовсе даже сбоку от журнала "Другой город" и Андрей Кочетков (Andrey Kochetkov) в Самаре и ныне объединяет более десятка совсем разных по размеру, численности, экономическому положению и состоянию наследия городов. В Казани это движение продолжил ВООПиК, КГАСУ, свободные мастера и ученые, а также сознательные бизнесмены.
    В каждом городе финансирование работ устроено по разному- гранты разных фондов, спонсорская поддержка в основном материалами, добровольная рабочая сила. Что как ни странно опять же не дает нам возможности заключить о централизованном "заказе" на работы.
    Движение появилось в 2015 году, тогда, когда появилось в связи с социальными, экономическими и культурными причинами, в частности тогда, когда выросло поколение с представлениями о гражданском обществе и теории малых дел.
    Но мышление человека советской эпохи с трудом допускает наличие какой-либо инициативы, кроме "сверху", что понятно, но печально и давно не правда.
    Благодаря Льву Моисеевичу, продолжили беседу в фб https://www.facebook.com/dikobr/posts/2011066845789843
    Ответить
    Анонимно 22 янв
    Эх, Мария! Такая умница. Вставала с ломом! Никто вам этого делать ведь не мешает. Вставайте, ложитесь. Только поезд ушёл. Чего спасать?
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Читать тяжело, все вроде правда, но чувство такое, что это Тост про то, "Мы были молодыми и прекрасными как старая Казань, но ушли в творчество и Казань проспали. Поэтому чтобы вы сейчас не делали все бесполезно..."

    Я родился и вырос на Гоголя/Жуковского в 1976-м. Прекрасно помню как пахло нутро этих домом. Очень часто пахло затянувшимся концом. Когда встать уже не можешь, а хоронить ещё нельзя. Многие дома реально в каком-то смысле отмучались вместе со своими жильцами.
    Казань ушла потому, что в ларёчные годы она не была нужна. Нужны были доски чтобы в лужах на рынке мерить джинсы, если конечно были деньги.

    Никогда не понимал людей мешающих что-то, пусть бесполезное с их точки зрения, делать другим... В пределах УК, конечно.
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    А вот по поводу татарского-нетатарского. Вот более чем уверен, что дикую любовь и заботу ото всех, особенно от тех, от кого это будет менее всего ожидать по роду и по крови (как и сейчас, когда на Томсойр пошли те, кто родился в пятиэтажный), татарский язык схватит, когда его состояние будут оценивать как "уже ушел", "одинокий старый домик в окружении новой улицы". И найдутся также те, кому "ненужности" не помешают заняться этим по вечерам после важных утомительным работ, и прозвучит оценка "уже поздно что-то спасать"
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Не путайте одно "мешать" с другим "мешать". Одно дело когда чел высказывает своё мнение и что-то вспоминает, другое, когда вставляет палки в колёса. Кто кому здесь мешает? Хотите покрасить развалюшку, отслеживайте информацию когда собираются Том Сойеры и смело вперёд! Уверяю никто у вас кисточку не отнимет. По-моему в статье ясно прослеживается мысль: чё после драки руками махать? Это всё равно, что после поражения на поле битвы оторванную пуговицу на рваном в клочья мундире пришивать
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    А действительно ,что стало с Казанью - мертвый центр,орущие динамики на Баумана,захеренный речпорт,страшная ул.Татарстан и конечно универмаг "Кольцо" - верх колхозанизма !!!
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Да пускай красят, лишь бы не кололись. Молодые хоть так будут приобщаться к старине глубокой. Чё вы раздули? Лично я уже давно не грущу по старой Казани. Она у меня теперь в надёжном месте - в сердце. Правильнее было бы сказать, что разрушение города началось с хрущёвок в 60-х годах и шла по нарастающей. С народом ведь никто тогда не советовался. Долой старьё! Вперёд к коммунизму! Сейчас никто и не вспомнит как среди ночь снесли старую мечеть на перекрёстке Татарстан и Нариманова, там где теперь 9-этажка с почтой стоит. И ещё с десяток домов далеко не трущобных
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Откуда вообще такое заблуждение, что старая недвижимость важна? В Дубае вон кругом новострой - ни ниче, околонулевая преступность, рост экономики (причем ненефтяной), толпы туристов

    Старая недвижимость важна, если вы ничего нормального дать не можете. Вот Прага - кроме старья и пива ничего предложить не могут. Молодежь при первом удобном случае старается свалить в Германию
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    А старая недвижимость она не про стены. Она про умение иметь ценности и выполнять обязательств, про быть рациональным. Мы любим Дубай новым и Прагу старой, потому что старая Прага была и сохранилась, а никакого старого Дубая не было никогда. А что старая казань была, и не стало - все знают, и как Дубай - не полюбят. Казань могли бы любить только как Прагу.
    Ответить
    Александр Рачук 22 янв
    Дубай у них в сердцах.

    Сотрём в песок, родим пустыню и там построим города.
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Уважаемая модерациЯ, пропустите мой комментарий про сайт pastvu.com, которым воспользовался сам автор при подготовке статьи. Плюс я так долго мучился и старался, набирая с телефона мысль, которую мне бы хотелось донести до читателей этой статьи, что у ушедшей реальности вполне может быть вторая жизнь, над сохранением которой не поздно поработать никому из нас, кто сейчас тратит силы на коммент и обмен мнениями
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии