Новости

22:05 МСК
Новости раздела

Еще один «Крутой маршрут»

Еще один «Крутой маршрут» Фото: Максим Платонов

В Казани открылся Всероссийский фестиваль молодой режиссуры, который проводится в столице Татарстана уже в девятый раз. Одним из первых спектаклей, прошедших в рамках фестиваля, стала постановка татарского театра из Набережных Челнов «Любимые, лишенные любви». Подробности — в материале «Реального времени».

Ностальгирующим посвящается…

«Любимые, лишенные любви» — так переводится на русский название спектакля и, возможно, перевод не совсем точен или не совсем удачен. Есть в нем какая-то сентиментальная расплывчатость, сам же спектакль намного точнее, острее и страшнее.

Тема его, столь популярная в перестроечные и постперестроечные годы, если не ошибаюсь, была начата публикацией документального романа Евгении Гинзбург «Крутой маршрут». Известное произведение, которое до поры и времени расходилось среди небольшого круга людей в самиздате, когда же было опубликовано, повергло в шок большую часть общества.

Тема эта — женщина, которая подвергается репрессиям, стоящая один на один с тоталитарным государством. Гинзбург правдиво и объективно описала все — арест, допросы, карцеры, пытки, движение по этапу, лагерь. Машина репрессий растаптывала, давила в лепешку женщину, но были и такие, чья внутренняя сила не давала сломаться. Такой оказалась и сама Евгения Гинзбург.

Эта тема в последние годы как-то стала забываться, уходить на задний план. Ни для кого не секрет, что часть общества опять начала страдать по «сильной руке», и выражение «Сталина на вас нет» сейчас уже почти не шокирует. Признак окна Овертона налицо?

Поэтому спектакль театра из Набережных Челнов стал даже некой неожиданностью, такой же, как и спектакль «Свидетели», идущий сейчас в «Углу», который создан по архивным документам и так же рассказывает о судьбах репрессированных.

Лаконизм сценографии, монохром костюмов как бы сосредотачивает наше внимание на главном — на процессе медленного убийства человеческого в человеке

Три сестры

В основе «Любимых, лишенных любви» лежит пьеса Булата Саляхова, ее поставил в Набережных Челнах молодой режиссер из Башкортостана Ильсур Казакбаев. В спектакле три героини, три судьбы совсем юных девушек — татарки Ильсияр, поволжской немки Анны-Марии и русской Кати. Пьеса не документальна, хотя естественно, таких документальных историй были тысячи.

Лаконизм сценографии, монохром костюмов как бы сосредотачивает наше внимание на главном — на процессе медленного убийства человеческого в человеке. Три девушки встретились в так называемом «трудовом лагере», где эти эфемерные создания (Ильсияр по сюжету всего 14 лет, но ее, чтобы отправить в лагерь, записывают как шестнадцатилетнюю) по 10 часов в сутки валят лес. За невыполнение нормы одним человеком у бригады урезается паек, и без того скудный, за побег — расстрел.

В принципе, фабула ясна, но режиссер так точно расставляет акценты в спектакле, изобилующем метафорами, так выразительна пластическая сторона постановки, что, наверное, вчера в малом зале Камаловского театра, кстати, переполненном, не было зрителя, смотревшего спектакль челнинцев «с холодным носом».

Есть в постановке небольшая доля эклектики, например, в эпизоде с козлом, которого беглянки поначалу принимают за козу. Переодетый этим милым домашним животным актер явно из другой оперы, словно случайно забредший с детского утренника, хотя, по большому счету, эта сцена не портит общего впечатления от спектакля.

Наверное, стоит посмотреть «Любимых, лишенных любви» тем, кто ностальгирует и так мечтает о «сильной руке»

Спектакль, идущий два часа без антракта, где, как можно догадаться, занята вся женская часть труппы, все же держится на трех исполнительницах главных ролей, которых, к сожалению и стыду, не могу назвать поименно — отсутствовали программки к спектаклю. Три разных, но одинаково трагических образа — самая яркая из них Ильсияр. Побег девушек из лагеря — акт отчаяния, две из них гибнут, до дома добирается лишь Ильсияр.

Финал у автора пьесы, к сожалению, написан не совсем внятно. Когда героиня рассказывает о том, что вся ее семья перестала существовать, в монологе немного чувствуется напыщенность, он перенасыщен фатальными подробностями. Впрочем, возможно, дело опять-таки в неудачном переводе на русский.

Тот же финал, что выстроил режиссер, точен и пронзителен. Все женщины, занятые в спектакле, выходят на сцену, звучит песня — грустная и душевная, и голос Ильсияр в хоре общих голосов крепнет. Она не сломалась.

Наверное, стоит посмотреть «Любимых, лишенных любви» тем, кто ностальгирует и так мечтает о «сильной руке».

1/33
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 10 дек
    Были вчера в театре, страшный спектакль. Надо его чаще показывать, чтобы люди помнили.
    Ответить
  • Анонимно 10 дек
    Театр из Наб Челнов удивил профессионализмом, молодцы!
    Ответить
  • Анонимно 11 дек
    А разве были такие лагеря доя подростков? Или это фантазии автора?
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Речь не о том. В один из трудовых лагерей, каких во время войны было множество, по черствости души ответственного за набор, попадает одна несовершеннолетняя девушка.

    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии