Новости раздела

«Хроники дефолтного года»: Казань мечтает о небоскребах, а роллеры катаются на площади Свободы

Спецпроект «Реального времени»: какой была жизнь Татарстана до и после первого и единственного экономического дефолта России в 1998 году. Часть 17-я

«Хроники дефолтного года»: Казань мечтает о небоскребах, а роллеры катаются на площади Свободы
Фото: «Республика Татарстан», 4 июля 1998 года

В конце 1990-х Татарстан активно восстанавливает Казанский кремль. Попутно республика и ее столица в дефолтном году пытаются осуществить на практике другие свои мечты. Так, власти РТ закроют границы для «чужой водки». Мечта роллеров об экстрим-парке осуществится лишь для их детей, 20 лет спустя. Третья — о небоскребах в Казани — так и останется на бумаге. А советский долгострой, из которого казанские власти попытаются сделать гостиницу к тысячелетию Казани, перестроят в итоге в скучный офисный центр. Газета «Реальное время» продолжает вспоминать, о чем мечтали казанцы и другие жители Татарстана в 1998 году, и какие мечты так и не удалось воплотить в жизнь.

Кремль отреставрируют, восстановив сожженное воинством Ивана Грозного и ленинскими большевиками

В XVI веке Казанская крепость была захвачена войсками Ивана Грозного, ее главная мечеть была сожжена и разрушена. На ее месте появился Казанский кремль, окруженный стенами, которые в 1556—1562 годах по указу того же Грозного возвели псковские мастера, они же возвели и 13 крепостных башен. Впоследствии территория Кремля была застроена уже православными соборами. Но после прихода к власти большевиков в 1917 году были разрушены колокольня и соборный храм Спасского монастыря, колокольня Благовещенского собора, церковь святых Киприана и Иустинии и Спасская часовня при Спасской башне.

После крушения Советского Союза новым татарстанским властям пришлось восстанавливать то, что было разрушено сначала царскими войсками в Средние века, а затем большевистскими в XX веке. Уже в 1992 году Кремль становится «репрезентативным центром» Татарстана, где располагается резиденция первого президента РТ. К 1994 году были разработаны «Основные направления реконструкции и развития комплекса Казанского Кремля». Тогда же создаются Государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Казанский Кремль», положивший начало планомерному научному изучению комплекса кремля по всем направлениям. Наконец, начиная с 1994 года разрабатывается «Концепция реконструкции и развития комплекса Казанского Кремля». Двумя годами позднее формируется научный отдел Музея-заповедника и создается служба главного архитектора для архитектурного надзора за всеми реставрационными и строительными работами, проводимыми на территории Музея-заповедника «Казанский Кремль». Работы собирались закончить к намечавшемуся юбилею Казани. В результате была отреставрирована большая часть оборонительных стен, а также башни Преображенская, Тайницкая и Воскресенская. Несколько позднее — Благовещенский собор. А на примерном месте сожженной мечети выстроили мечеть «Кул Шариф».

Почти четверть века спустя решено было провести очередные реставрационные работы, чтобы сделать из Казанского кремля «минимально офисное» и «максимально открытое» для туристов место. В ходе них начиная с лета 2022 года собираются отремонтировать Манеж, возведенный в 1880-х годах и первоначально использовавшийся для учений курсантов Юнкерского училища. В Пушечном дворе отремонтируют фасад, дверь и кровлю, в Губернаторском дворце, где в сейчас находится резиденция главы Татарстана, отремонтируют фасад, в Северном корпусе — стены, столбы, крыльцо и балкон. Как отметили официальные представители Казанского кремля, предполагается, что после работ «будет возможность и татарскую кухню попробовать из печи, и национальные костюмы посмотреть, и какую-то музейную выставку там организовать. Это будет пространство для людей, где можно будет окунуться в историю Татарстана». В ходе реконструкции снимут и отреставрируют звезду со Спасской башни (она «существенно износилась, крепления находятся в ветхом состоянии»), которую водрузили лишь в 1963 году и которая, вообще говоря, не несет никакого историко-культурного значения. Ранее на ее месте был, разумеется, двуглавый орел. Так или иначе, после работ в самой Спасской башне, которую также отреставрируют, у туристов будет возможность попасть на ее верхний ярус. Стены вокруг Кремля также «восстановят в их историческом виде». Ранее, в конце 2010-х годов, в Казанском кремле реставрировали здание Присутственных мест, что обошлось бюджету более чем в 1,5 миллиарда.

«В международном конкурсе на лучший проект воссоздания мечети приняли участие зодчие многих городов России, Турции, Финляндии. В споре победили казанцы. В основу будущего храма положена главная идея творческой труппы зодчих Казанской строительной академии во главе с академиком архитектуры Айваром Саттаровым. Форму здания проработали Искандер Сайфуллин и Сергей Шакуров. Строители из турецкой фирмы «Ильк Умут» намерены к концу августа, к Дню республики, возвести здание и все четыре минарета под крышу. Их высота — 57 метров, всего на один метр ниже башни Сююмбике. «Кул-Шариф» откроется, Алла бирса, в 2000 году». *

Татарстан закрывает границы для «чужой» водки

Создав в 1997 году «Татспиртпром», к концу 1990-х власти РТ фактически монополизировали отрасль и сделали это по вполне «земным» причинам: акцизы на алкоголь во все времена давали немаленький дополнительный доход в бюджет.

Проведя у себя десоветизацию, Татарстан оставил себе спиртзаводы и объединил их в одну компанию (это позволило, кстати, построить и современный ипподром за 1,7 млрд рублей). Заодно — закрыв границы для спиртной продукции из других регионов. Шаг, конечно, не совсем рыночный, но вполне понятный и часто применяемый властями в истории: так, считается, что победное шествие джина с конца XVII века в Англии началось после воцарения Вильгельма III Оранского, который тоже просто взял и ввел запрет на ввоз импортных спиртных напитков, тем самым простимулировав местных производителей. Впоследствии власти РТ то ослабляли контроль, то ужесточали — в зависимости от брендов, который выпускал «Татспиртпром». Так, например, осенью 2003 года акцизные склады Татарстана отправили в продажу последние партии дешевых сортов водки. Тогда оптовые компании заключили с правительством Татарстана «джентльменское соглашение» о прекращении ввоза в республику дешевых сортов водки (из других регионов дешевле 32 руб. за 0,5 л с учетом 50% акциза) — вместо этого им предлагалось ввозить в неограниченном объеме элитную водку московского завода «Кристалл», самарский «Родник» и «Флагман» РВВК (их доля на внутреннем рынке не превышает 10%). Причина запрета тоже была очевидна: российская водка с отпускной ценой в 29 руб. за 0,5 л, хлынувшая в том году в Татарстан, вызвала кризис производства у госкомпании «Татспиртпром». В любом случае, даже если считать с точки зрения абстрактной рыночной экономики протекционизм «плохим», на него идут и современные капиталистические страны, объясняя это, как обычно, какими-то высокими политическими причинами.

Власти Татарстана «угадали»: «Татспиртпром» к концу 2010-х превратился в одного из гигантов алкогольной отрасли России, в 2015—2017 годах став лидером по перечислению акцизов. С другой стороны, Татарстан же, увы, стал и одним из лидеров по потреблению алкоголя. Даже в годы резко подорожавшей водки: напомним, в том числе и для борьбы с «серым» алкоголем (якобы ради этого власти РТ в 1990-х и ограничивали завоз водки из других регионов, см. заметку ниже) ввели ЕГАИС и подняли акцизные ставки, из-за чего вырос и спрос на «паленую водку». В 2014 году ставка акциза на крепкий алкоголь выросла на 25% — до 100 рублей за бутылку водки объемом в 0,5 литра, или до 500 рублей за 1 литр чистого спирта. В том же году правительство РФ впервые за много лет заморозило ставки акцизов на крепкий алкоголь до 2017 года. Одновременно Татарстан чуть не лишился ежегодных 5 млрд рублей, поступавших от «Татспиртпрома»: предполагалось, что если до 2018 года 40% акцизов производящие алкогольную продукцию предприятия платили в бюджет субъекта, а 60% — в федеральный бюджет, то в Москву будут отправляться все 100% — таким образом, к примеру, крупный производитель алкоголя РТ «Татспиртпром» стал бы «работать на того дядю», во всяком случае, по линии акцизного пополнения бюджета. Правда, в итоге федералы разрешили регионам оставлять половину алкогольных акцизов. А к 2020 году РТ собирал уже не 5, а более 2 млрд рублей акцизов «на водку». Хотя проблему контрафакта, даже строжайшими проверками «чужого» алкоголя, Татарстан так и не решил — из-за роста акцизов спиртное все чаще оказывается недоступным для населения, отсюда, по словам главы все того же «Татспиртпрома», рынок контрафакта только в Татарстане составляет 30—40% от объема легального рынка.

«Естественно, это не вызывает восторга у тех, кто лишается колоссальных доходов. Здесь мы хотели бы рассчитывать на поддержку общественности, особенно непьющей и малопьющей ее части. Хочу особо подчеркнуть, речь не идет о латании бюджетных дыр за счет спаивания населения. Пить или не пить — вопрос старый, и ответ на него пусть дает каждый сам себе. Мы боремся за то, чтобы те, кто не может не пить, отдавали деньги не теневикам, а на пенсии и социальные нужды». **

«Республика Татарстан», 9 июля 1998 года.

Советское наследство: бывший гостиничный долгострой на Ибрагимова с трудом «переделают» в офисы

С начала 1980-х годов, когда у советских властей начали истощаться ресурсы, страну заполонили «долгострои», брошенные пустующие здания, в которые опасно заходить — не только из-за возможного обрушения, но и из-за того контингента, который их облюбовал (наркоманы, бандиты, бомжи и прочая публика). Казань — не исключение. Так, на перекрестке улицы Декабристов и Ибрагимова с конца еще 1970-х годов стояла «недовоплощенная» гостиница, печально взиравшая на столицу пустыми проемами. Она считалась одним из самых известных в городе долгостроев: ее строительство начато было одновременно с новым вокзалом и, как и этот новый «недовокзал», гостиница также стояла более двух десятилетий в виде каркаса. В СССР из нее хотели сделать гостиницу аж 1000 с лишним мест из трех частей — двух 20-этажных башен и одной 28-этажной.

В конце 1990-х или начале 2000-х здание приобрели некие инвесторы, которые снесли левую башню, достроили центральную (с уменьшением высоты до 19 этажей) и правую башни (со снижением вообще до 7 этажей). Рядом с центром построили многофункциональный торгово-развлекательный комплекс с парковкой на 1 400 мест. Сначала в центральной башне, как известно, располагался казахстано-татарстанский банк «БТА-Казань», в правой — бизнес-центр «На Ибрагимова». После краха БТА в дом заехал «Тимер Банк», в который перешли оставшиеся от БТА активы — «Тимеру» светило будущее БТА, но его санировали структуры Ростеха, который перетащили главный офис из казанской экс-гостиницы в Москву. Любопытно, но у долгостроя могла бы быть иная судьба: где-то в 2003 году его «за символическую цену» (напомним, что челнинский долгострой «Тюбетейка» тоже продали в 2000-х якобы за 1 рубль) приобрел на торгах «Казаньоргсинтез», и передали с условием, что там все-таки появится гостиничный комплекс — по-видимому, готовясь к тысячелетию Казани, мэрия остро нуждалась в гостиницах вообще. Но большинство конструкций уже распадались, и часть постройки пришлось демонтировать, однако с намерением возвести-таки новый гостиничный комплекс. Что пошло не так — за давностью лет узнать не представляется возможным. Уже в 2005 году было решено-таки строить бизнес-центр.

Фото: realnoevremya.ru

Казань мечтает о небоскребах — но мечты так и остались на бумаге, а первая попытка построить приведет к банкротству

Если проблему с долгостроями все же удастся решить в следующем веке, то мечту о появлении в Казане небоскребов, по-видимому, еще долго не воплотить. Их тогда предлагали строить для развития деловых офисных центров, правда, существовали и несколько «но». Во-первых, небоскребы высотой более 120 метров (в США и Европе небоскребами вообще считают здания высотой более 150 метров), вероятнее всего, не смогут вписаться в тот «исторический облик Казани», за который ратуют и ее власти, и особенно казанцы. Во-вторых, строить их небезопасно из-за особенностей грунтов во многих местах. Стоит вспомнить, что в Нью-Йорке, который когда-то славился небоскребами, и в США вообще — узкие высотные здания строили не по причинам гигантомании, а потому что строиться там не в последнюю очередь очень дорого: цена земли в Нью-Йорке на несколько сотен долларов дороже за квадратный фут. Поэтому инженеры разработали способ строительства узких небоскребов, которые максимально увеличивают площадь на очень небольших площадках. И, наконец, такие высотки, построенные для жилья, предполагают и строительство огромной и недешевой инфраструктуры.

Впрочем, один небоскреб в Казани все-таки появился: им стал высотный жилой комплекс «Лазурные небеса» (предполагалось строить две башни, но построили лишь одну), который возводили 7 лет, с 2006 по 2013 годы. Для сравнения, известный Эмпайр-стейт-билдинг высотой вообще 443 метра возвели всего за 13 месяцев, сдав его в 1931 году. Строить казанский небоскреб, по словам самих девелоперов, оказалось непросто, к тому же он оказался и очень затратным — в него вложили 2 млрд рублей. Примечательно, что ООО «Доминатус», взяв кредит в банках, всего 2 года спустя после постройки небоскреба был признан банкротом. Объект критиковали и за узкую дворовую территорию — малокомфортную для «небожителей» (не зря мы отмечали выше важность и дороговизну необходимой социальной инфраструктуры). К тому же этот небоскреб не обеспечил 40-этажность, необходимую для причисления к таковым. Несмотря на этот «первый блин комом», мечту о небоскребах Казань не оставили. Правда, пока они все — на бумаге, в проектах и чертежах.

Так, в 2020 году стало известно о проекте застройки квартала М8, который находится за башней «Лазурные небеса», вдоль проспекта Камалеева, между центральным входом на ипподром и ЖК «Казань XXI век». Ожидается, что он будет иметь три высотные доминанты: помимо «Лазурных небес», это 53-этажный пассаж торгово-офисного центра (на эскизе он имеет высоту 49 этажей) на углу перед площадью у ипподрома, а третья (47 этажей) — на углу проезда, пересекающегося с улицей Патриса Лумумбы. Проект планируют реализовать в 2023—2027 годах, попытавшись «побороться» с высотками «Москва-Сити» (с башней и в 96 этажей). Необходимо, однако, учесть судьбу строителей «Лазурных небес» и судьбу так и не построенного другого небоскреба — Kazan Rivier Tower, о котором заговорили в 2012 году. Сначала разгорелась тяжба из-за 2,7 млн долларов, выплаченных за предпроектные услуги иностранному подрядчику. А потом и вовсе оказалось, что большая часть арендованного земельного участка — это акватория Казанки.

«В то же время некоторые ведущие специалисты и архитекторы города озабочены преимущественно сохранением и реставрацией архитектурного ансамбля исторического центра и не думают о развитии городской застройки. Более того, бытуют мнения против создания в Казани, как они выражаются, «уродливого подобия Уолл-стрит или Сити». Но восстанавливать центр города путем массового строительства зданий в стиле XVIII—ХIХ веков, дилетантского подражания «ампиру» и «русскому барокко» никак нельзя. Это может привести к тому, что старая часть Казани превратится в декоративный театрализованный пейзаж прошлого века с крикливо-помпезной и аляповатой архитектурой, чему уже есть примеры». ***

«Молодежь Татарстана», 6 августа 1998 года

Роллерам негде кататься: другую мечту, об экстрим-парке, реализуют только для детей тех, кто катался в 1990-х

В советские 1980-е милиционеры гоняли молодых людей на скейтах, которым элементарно негде было кататься, а потому они путались вечно у прохожих «под ногами», вызывая неудовольствие взрослого поколения — как сегодня, справедливости ради, по понятным причинам многие недовольны катающимися на электросамокатах. Негде кататься было скейтерам и роллерам и в конце 1990-х — роллеры в итоге облюбовали себе местечко на площади Свободы, где регулярно разбивали себе носы и даже собирались провести фестиваль роллеров на площадке перед Центральным стадионом.

Тогдашние роллеры, как и скейтеры, наверняка завидуют собственным детям — только 20 лет спустя в Казани появится-таки экстрим-парк под названием «Урам» под мостом «Миллениум», который обойдется бюджету в 367 млн рублей. Зато он окажется «самым большим экстрим-парком в России» — 42 тыс. кв. м, где каждое лето будут проводить мастер-классы и открытые соревнования по самокату, паркуру, стритболу, скейтбордингу и т.п. Только за первый год работы (в 2021 году) «Урам» принял более 100 тысяч посетителей, в том числе на проведенном тогда же фестивале Kazan Urban Games. Не обошлось и без эксцессов — уже летом 2022 года некие вандалы испортили покрытие стритбольной площадки. А вот непосредственно с роллерфестом как-то дело не выгорело. Вроде бы в разгар Универсиады и год после проводился Roller Fest Kazan, но с тех пор о нем ничего не слышно. С другой стороны, вполне возможно, что его задачи взяли на себя Всероссийские уличные игры Urban Games, которые, к слову, Казань приняла летом этого года.

«По большому счету, роллеры — это общность. У них своя философия, направленная на здоровый образ жизни, они слушают свою музыку, как правило, ломаные ритмы, они по-своему одеваются — широкие штаны, футболка и бейсболка в дополнение к роликам. Но эта общность не закрыта, ребята всегда рады, когда к ним приходят новички, смотрят на их мастерство, учатся». ****

Фестиваль «Джазовый перекресток». Фото: www.sobaka.ru

Мечта о джазовых фестивалях: концерты проигрывают «престижным» модельным конкурсам

Не сбылась мечта казанцев и о большей популярности джаза и масштабном джазовом фестивале. В 1998 году «последние любители» раскритиковали участие Госкомитета по делам молодежи и сразу двух вице-премьеров РТ в проведении конкурса моделей «Элит Модель Лук» (о судьбе победительницы мы писали в прошлых дайджестах) и полный игнор в отношении потенциального джазового фестиваля. Каким был, например, в 1980-х и начале 1990-х «Джазовый перекресток».

С тех пор прошли десятилетия, но масштабными проектами Казань так и не разродилась. За исключением «Аксенов-феста», который сопровождается и джазовым концертом (но это скорее фестиваль литературный), и «Jazz в усадьбе Сандецкого», который на себе «тащит» все эти годы его музыкальный директор Ольга Скепнер, по чьей инициативе которой фестиваль и начали проводить с 2006 года. В беседе с журналистами то, что в 2021-м удастся провести хотя бы четыре концерта, она называла чудом. Она же несколько лет с грустью заявляла, что скептически относится к слогану «Казань — третья столица джаза»: «У нас в Казани почти нет джазовых музыкантов — не с кем играть! Кто-то может на меня обидеться, но у нас почти все музыканты уехали из Казани. У нас нет джазовой инфраструктуры, кроме «Jazz в усадьбе Сандецкого» ничего особо не происходит».

Даже ресторан «Перекресток джаза» (его основной этаж занимает музей известного писателя Василия Аксенова) в прошлом году был выставлен на продажу за 5 млн рублей. На таком фоне, конечно, мечты о проведении в столице РТ Международного дня джаза (учрежден ЮНЕСКО в 2011 году) — напоминают бессмертные «Нью-Васюки» Остапа Бендера. И хотя Казань подала заявку на проведение Международного дня джаза, а джазовый музыкант Игорь Бутман даже заявил, что столица Татарстана может принять праздник уже в ближайшие пару лет, верится в это с трудом еще и по санкционным причинам: вряд ли джазовые музыканты западных стран вообще согласятся поехать в Казань в нынешней ситуации.

«Новые русские в золотых цепях на джазовые концерты не ходят и вряд ли будут их спонсировать. Билеты в «Джаз-визит» не дешевы, но в клуб ходят люди с разным достатком. Объем кошельков можно определить по тому, кто что пьет и ест. Музыка — для все одинакова. Но именно потому, что «Джаз-визит» привлек богатых, Казань в последнее время стала центром притяжения известных джазменов». *****

Сергей Афанасьев. Материалы подготовил Радиф Кашапов
Справка

«Реальное время» выражает благодарность за содействие в подготовке проекта редакциям газет «Вечерняя Казань», «Республика Татарстан», а также руководству и коллективу Национальной библиотеки Республики Татарстан.

* «Республика Татарстан», 4 июля 1998 года. Казанский Кремль: от прошлого к будущему.
** «Республика Татарстан», 18 июля 1998 года. «Качество нашей водки мы можем контроллировать».
*** «Республика Татарстан», 9 июля 1998 года. Нужны ли Казани небоскребы. Эмрулла Булгаков.
**** «Молодежь Татарстана», 6 августа 1998 года. Куда податься казанским роллерам? Елена Пономарева
***** «Вечерняя Казань», 22 июля 1998 года. Джаз в Казани, или Кризис жанра. Любовь Агеева.

ЭкономикаОбщество Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 12 авг
    Да, эти события тоже стали уже Историей.
    И уже стали забываться.
    Или ещё не вспоминаются?
    Спасибо за напоминание.

    Крутые повороты Истории 20 века ещё ждут своих исследователей.
    Что заставляло людей сходиться в многочисленных кровавых схватках - Гражданских и Мировых войнах практически на всей территории Земного шара?
    В войнах 20 века погибло несколько сотен миллионов человек...
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Надеюсь это был первый, единственный и последний дефолт
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    первый дефолт бы осенью 94 года
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Ещё Ельцин публично пообещал публично лечь на рельсы, если хлеб и доллар подорожал.
    Подорожали на следующий день.
    Не лег.
    Ответить
    Анонимно 12 авг
    Нет не так Ельцин обещал лечь н а рельсы если ВСЕ ЦЕНЫ вырастут.
    ранее геращенко отдавал руки на отсечение что денежной реформ ыне будет а потом аннулировал пятидесяти рублевые купуюры и сотеные тоже рефрма называется.
    Ответить
  • Анонимно 12 авг
    Судя по исторической периодичности у нас впереди ещё несколько дефолтов.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии