Новости раздела

Спросили за Hennessy и лосьон «На бруньках»: глава подпольной алкоимперии добегался до суда

В Казани начался суд над «конкурентом» Diageo и «Татспиртпрома», который 5 лет находился в международном розыске

Спросили за Hennessy и лосьон «На бруньках»: глава подпольной алкоимперии добегался до суда
Фото: Ирина Плотникова

«От следствия не скрывался — уехал в Израиль в феврале, а дело возбудили в марте», — такую версию в свою защиту выдвигает Станислав Федоров, заочно получивший титул «короля» паленой водки. Еще 6 лет назад его обвинили в организации преступного сообщества поставщиков алкоконтрафакта и объявили в розыск по линии Интерпола. В Россию Федоров тайно вернулся еще в 2019-м и лишь через год был задержан в Самаре. На старте процесса в казанском суде он назвался частным предпринимателем и заявил «Реальному времени», что с осужденными членами «своего» ОПС даже не знаком.

По делу работали МВД, ФСБ и СК

На первое заседание суда по делу Станислава Федорова не пришел ни один из представителей потерпевших компаний. Этот статус еще в 2016-м получили 11 зарубежных и отечественных производителей алкоголя и гигиенических средств на спирту.

По версии обвинения, ассортимент черных поставщиков горячительного был представлен в разных ценовых категориях. В деле фигурируют более 80 тонн суррогата под 14 марками водки, включая «Старую Казань», Wise, «Хортиця», «Парламент», «Талка» и «Зеленая Марка», паленые коньяк Hennessy XO, виски Jack Daniels, Johnnie Walker Red Label, Johnnie Walker Black Label, Johnnie Walker Gold Label, Jack Daniels, текила Olmeca, а также спиртосодержащие жидкости в так называемых фанфуриках с этикетками лосьонов косметических «Ржаной люкс», «Медовый люкс», «Березовые почки», «Хлебный люкс», «На бруньках».

Доставку одной из партий контрафакта потенциальным потребителям ФСБ сорвала задолго до возбуждения дела — в июле 2014-го. Впрочем, большая часть изъятых бутылок, канистр, а также крышек, этикеток и марок — на счету оперативников МВД. Расследованием дела занимались сотрудники 1-го отдела Следкома по РТ.

На первое заседание суда по делу Станислава Федорова не пришел ни один из представителей потерпевших компаний

Объемы черного рынка силовики оценивали в сотни миллионов. Общая сумма гражданских исков куда скромнее — чуть более 700 тысяч рублей. Эту сумму еще в ходе следствия заявили четыре правообладателя товарных знаков — ООО «Главспиттрест», «Парламент Дистрибьюшн», АО «Руст Россия» и VLAKTOR TRADING LIMITED (Кипр).

Ходатайство о рассмотрении дела без участия потерпевшей стороны Приволжский райсуд Казани получил лишь от фирмы «Сосьете Жас Хеннесси энд Ко» (Франция).

Тот же паленый алкоголь и те же потерпевшие правообладатели фигурировали в уже рассмотренном Приволжским райсудом деле в отношении 12 участников «федоровского» преступного сообщества. Приговор им вынесли еще в 2017-м, причем 10 человек получили сроки от 5 до 8 лет в колонии общего режима. Часть уже на воле. По версии следствия и обвинения, подпольным бизнесом и действиями этих фигурантов в 2012—2014 годах руководил сбежавший от следствия предприниматель с судимостями Станислав Федоров, и он же распределял между членами организации преступные доходы. В приговоре 2017-го года этот обвиняемый указан без фамилии, в качестве иного лица.

Версия подсудимого: не скрылся от следствия, а уехал лечиться

Суду 47-летний Станислав Федоров представился разведенным уроженцем Казани с неполным средним образованием — восемь классов. На вопрос о месте официальной работы сообщил — регистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, но в 2015-м прекратил деятельность. Назвался не судимым, но привлекавшимся к уголовной ответственности.

Первый приговор был в 1991-м году за кражу — как несовершеннолетнему дали 2 года лишения свободы с отсрочкой наказания на год. В 1993-м повторно судили за кражу и посадили на 4 года с конфискацией имущества. В 2013-м уже за алкоконтрафакт отделался уголовным штрафом в 200 тысяч рублей — тогда его привлекали по статьям о незаконном предпринимательстве (ч. 2 ст. 171 УК РФ), незаконное использование товарных знаков (ч. 1 ст. 180 УК РФ) и оказание небезопасных для жизни и здоровья потребителя услуг (ч. 1 ст. 238 УК РФ).

Адвокат подсудимого Галина Кайнова сослалась на приобщенные к делу медицинские документы, что в январе 2015-го ее клиента госпитализировали с острыми болями в казанскую клинику

В новом обвинении Федорову фигурируют 11 эпизодов по товарным знакам (ч. 3 ст. 180 УК РФ), оказание все тех же опасных услуг (ч. 2 ст. 238 УК РФ) и особо тяжкое преступление — организация преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ). Под стражей он находится с 7 октября 2020 года — с момента задержания оперативниками угрозыска Татарстана на съемной квартире в Самаре.

— Вы почему скрывались-то, у вас же подписка о невыезде была? — поинтересовалась у подсудимого судья Халиса Ахмадеева.

— Я тут дело почитал. Они мне подписку о невыезде дали в апреле [2015 года], хотя знали, что я с февраля нахожусь в Израиле — уехал туда на лечение, — пояснил фигурант.

После ряда уточнений выяснилось — по версии обвиняемого, меру пресечения в виде подписки о невыезде ему избрали... заочно. А на момент его отъезда из России статуса подозреваемого он не имел: «От следствия не скрывался — уехал в Израиль в феврале, а дело в отношении меня возбудили в марте».

Адвокат подсудимого Галина Кайнова сослалась на приобщенные к делу медицинские документы подтверждающие, что в январе 2015-го ее клиента госпитализировали с острыми болями в казанскую клинику и выявили тяжелое заболевание, но сами победить его не смогли. В чужой стране Федоров на протяжении нескольких лет проходил ряд курсов химиотерапии.

На вопрос судьи о состоянии здоровья на данный момент, арестованный поделился еще одним тяжелым диагнозом и добавил: «Не знаю, никто не проверял. Пока еще дышу».

Помощник прокурора Приволжского района Казани Чулпан Шаехова просила суд оставить обвиняемого под стражей почти на 4 месяца — до 1 октября

«Мать не видел 7 лет, бизнес разрушен»

Со слов обвиняемого, в Россию он вернулся в 2019-м. До дня задержания прожил в Самаре 1 год и 4 месяца. Официально нигде не работал, что как раз подтверждает данные силовиков — скрывался. Признается: «Мать не видел 7 лет. Ей сейчас 72».

Дальше выяснилось — в СИЗО к задержанному приходил адвокат от матери, и та подписала документы, что согласна на его проживание в квартире в случае замены реального ареста домашним.

На старте процесса защитник Галина Кайнова просила смягчить меру пресечения. Объясняла — Федорову предписан ежедневный прием препаратов и прерывать его нельзя. Однако необходимой медицинской помощи в условиях изолятора он лишен.

— Уголовное дело было возбуждено через несколько месяцев после выезда Федорова за границу. В июле 2015-го ему заочно предъявили обвинение и избрали заключение под стражу, — сообщила она.

Помощник прокурора Приволжского района Казани Чулпан Шаехова просила суд оставить обвиняемого под стражей почти на 4 месяца — до 1 октября. К такому решению в итоге пришел и суд.

За первое заседание гособвинитель не успела огласить фабулу весьма объемного обвинения по делу. Остановилась на самом масштабном — первом эпизоде в части организации преступного сообщества и роли каждого из его членов, по версии СКР. К слову, один из них не дожил до суда.

Никаких имен якобы заинтересованных в его устранении лиц Федоров не назвал. Суд над ним продолжится в июле

На заседании огласили информацию о подпольном цехе ОПС в казанском поселке Константиновка — в гараже по улице Лесной. Именно там, по версии обвинения, в 2013-м наладили альтернативное производство водки под марками ОАО «Татспиртпром» — Graf Ledoff, «Старая Казань», «Усадская хлебная», «Корабельная роща» и «Казанская престижная». Завозили в гараж спирт в канистрах по 5 литров и пустые бутылки с уже наклеенными этикетками и акцизными марками, а также крышки. «Смешивали указанный спирт и воду, промывали пустые бутылки из-под алкогольных напитков, заливали в них спиртосодержащую жидкость и производили укупорку бутылок крышками», — объяснила тонкости «технологического процесса» Чулпан Шаехова.

— Я понятия не имею, кто такие те люди, которых уже осудили по этому делу. Я их ни разу в жизни не видел, ни одного из них, — заявил Станислав Федоров в перерыве заседания журналисту «Реального времени». — С последним моим приговором — то же самое было.

Со слов подсудимого, частным предпринимательством он занимался с 1998 года:

— Была своя фирма, 10 магазинов. Торговали продуктами, водка тоже была [в продаже]. И эти магазины у меня хотели отобрать — переписать на них, тогда отстанут. Сейчас мой бизнес разрушен...

Никаких имен якобы заинтересованных в его устранении лиц Федоров не назвал. Суд над ним продолжится в июле.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесРозничная торговляОбществоВластьЭкономикаФинансы Татарстан

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 25 июн
    такая ли уж она паленая?
    Ответить
    Анонимно 25 июн
    ну какой в гараже может быть разлив?
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    Вот так бизнес и отбирают
    Ответить
  • Анонимно 25 июн
    Посмотрим что будет
    Ответить
  • Анонимно 26 июн
    Во всех рюмочных-разливайках тоже разбавляют.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии