Новости раздела

Андрей Педан: «За Олимпиадой-2018 в Америке не особенно следили»

Горячее интервью нового защитника «Ак Барса» «made in NHL»

Андрей Педан: «За Олимпиадой-2018 в Америке не особенно следили»
Фото: Вадим Китаев (ak-bars.ru)

Когда хоккейный болельщик слышит об Андрее Педане, то первым делом, конечно же, вспоминает большие габариты, любовь к дракам и упорную борьбу за место в НХЛ. Однако при более близком общении выясняется, что Андрей — это не только трудолюбивый игрок, который на первое место ставит хоккей, но и довольно начитанный и рассудительный молодой человек. Спортивная редакция «Реального времени» побеседовала с защитником «Ак Барса» и выяснила, в чем разница подхода к работе между Северной Америкой и Россией, что ему не нравится в наших болельщиках и почему хоккей в КХЛ более умный.

«Не жалею, что остался в Америке еще на два года — была пограничная ситуация между АХЛ и НХЛ»

— Ты уже прожил достаточно времени в Казани. Сравни нынешние условия и те, что были у тебя в Северной Америке.

— Я бы сказал, здесь все более организованно. Утром, например, автобус приезжает — все едут из одного места. Отдыхают все тоже в одном месте за день до игры. У всех одно меню. В Америке же ты больше сам по себе, у каждого свои предпочтения — где ужинать, где спать (дома обычно), сам приезжаешь на раскатку, сам уезжаешь. Это касается и АХЛ, и НХЛ. Если команда играет дома, то ребята приезжают на своих машинах, уезжают кому во сколько удобно.

— И что лучше, западная демократия или наша российская дисциплина?

— Это все индивидуально. Кому-то больше нравится по своей программе, кому-то — когда ему все скажут. Ну а я в обоих случаях чувствую себя свободно.

— Ты говорил, что предложения из КХЛ поступали тебе еще в прошлое межсезонье, но ты ждал контракта из НХЛ. А в нынешнем году поступило предложение от «Ак Барса», и ты решился приехать. Давай представим, что это предложение поступило бы в 2017 году. Ты бы сорвался в КХЛ?

— Это было бы уже в прошлом году. Рассуждать о прошлом я не склонен, теперь ведь уже ничего не изменишь. Я обычно не фантазирую. Я поступил так, как считал нужным на тот момент.

— Ты еще в 2016 году говорил, что играть в АХЛ тебе уже не интересно. Но в итоге остался там еще на два года. Почему?

— У меня была такая ситуация, когда я балансировал на грани между АХЛ и НХЛ, поэтому я сам себе дал шанс попробовать еще пробиться. А в этом году решил, что если у меня будет низкий или двусторонний контракт, а это означает, что ситуация будет такая же — между НХЛ и АХЛ, значит, я буду пробовать здесь.

— Сегодня как думаешь — стоило ожидать эти полтора года? Не жалеешь?

— Нет. Я считаю, что все делал правильно. В тот момент надо было именно так.

Ты поиграл в «Ванкувере», Бурмистров тоже пытался там себя показать. Как считаешь, почему русским хоккеистам там дают так мало шансов?

— Ну вот сейчас Голдобин играет, и вроде нормально. Я думаю, что все это индивидуально. Многое зависит от тренера: как он тебя видит в составе, в какой роли. Вот, например, Трямкин играл там стабильно весь год, значит, подходил под критерии тренера.

— Так у «Ванкувера» был тренер, который знал тебя еще по АХЛ и говорил, что видит тебя в первой команде. А в итоге — обмен.

— Словам верить нельзя. Люди могут сказать одно, а сделать совершенно другое. У всех свои решения и свои причины. Он принял свое решение.

— Ты не первый из русских игроков НХЛ, кто так говорит: тренер сначала обещает место в составе, а потом просто отправляет в АХЛ и на драфт отказов. Похожая ситуация была у Шипачева в «Вегасе». Это черта американского менталитета?

— Я считаю, что это присутствует везде. Могут сказать одно, вести себя в одном ключе, а в итоге принимают другие решения. Поэтому надеяться нужно только на себя.

«Расписание у нас было довольно жесткое, и времени для того, чтобы думать, по каким улицам ты ходишь и где ты ешь, особо не было. Живешь хоккеем и ездишь туда, куда скажут». Фото Ленара Ахметова (ak-bars.ru)

«Что от меня рассчитывают увидеть болельщики — их личное дело. Играть один в один как Токранов не буду»

— Скажи честно, есть ли у тебя в голове такой план: сейчас ты играешь круто на уровне КХЛ, выигрываешь трофей и потом уже через агента разговариваешь с клубами НХЛ совершенно с другой позиции — «я еще подумаю, к кому перейти»?

— Все может быть. Дверь я нигде не закрываю. Сейчас у меня здесь контракт на два года, «Ак Барс» моя команда, и я не загадываю, что будет потом.

— В «Ванкувер» двери тоже не закрыты?

— Не знаю, все может быть. Например, поменяется тренер, руководство. Тогда все возможно.

— АХЛ в основном — это маленькие города, в которых почти нечего делать. У тебя были с этим проблемы — некуда пойти, нечем себя развлечь?

— Наоборот, появлялась мотивация выбраться оттуда и уехать играть в НХЛ, жить в хорошем городе. Расписание у нас было довольно жесткое, поэтому времени для того, чтобы думать, по каким улицам ты ходишь и где ты ешь, особо не было. Живешь хоккеем и ездишь туда, куда скажут. Развлекаться времени не было. Если ты будешь об этом думать, то и результат будет другой. Но в АХЛ и НХЛ города, конечно, сильно различаются.

— АХЛ — это «автобусная» лига? Постоянная тряска, долгие выезды, онемевшие ноги?

— Сто процентов автобусная. Разве что пару вылетов на самолете. Ну а ноги — почему сразу онемевшие? На два сидения лег, фильм посмотрел и нормально. Самый долгий выезд там максимум пять часов. С полетами на Дальний Восток в КХЛ, конечно, не сравнить.

— Из «Ак Барса» ушел один из лидеров обороны, который стабильно набирал очки — Василий Токранов. Многие болельщики и журналисты считают, что ты задуман как прямая замена ему. На тебя это не давит?

— Об этом не думаю. Я играю так, как могу. А то, что от меня рассчитывают увидеть болельщики — это уже их личное дело. Я не могу сказать, что буду играть один в один как Токранов. Играю как играю.

— Как сам оцениваешь свою пару с Полом Постмой?

— Мне нравится играть с Полом. Я свободно владею английским, поэтому все взаимодействие на льду у нас именно на английском. С ним легко играть. Он понимает, что я буду делать. Всегда договариваемся о выходах из зоны, как это будет на английском — on the same page (аналог нашего «на одной волне», — прим. ред.).

— Можешь сказать, что Постма — это твой лучший партнер в карьере?

— Я со многими хорошими ребятами играл. В прошлую предсезонку играл с Крисом Таневом. Там много ребят было, так чтобы назвать кого-то идеальным партнером — не могу.

— Но с Полом чувствуется, что это человек, имеющий большой опыт игры в НХЛ?

— Да, он лишний раз с шайбой не паникует, спокойно принимает решения, есть в нем уверенность.

— А ты рядом с ним чувствуешь себя увереннее на льду?

— Мне вообще нравится играть с праворукими. С ними легче взаимодействовать и в своей зоне, и в средней.

«Мне вообще нравится играть с праворукими. С ними легче взаимодействовать и в своей зоне, и в средней». Фото Ленара Ахметова (ak-bars.ru)

«Все еще считаю, что хоккей в Америке — это «бей-беги»

— Сейчас, по прошествии месяца, с холодной головой, можешь понять, что произошло в Матче открытия, когда случились 1:6 от СКА?

— Была сильная эмоциональная нагрузка. Я не играл, поэтому точно сказать не могу, но все-таки первая игра, дома, после чемпионства. Наверное, какое-то волнение у ребят присутствовало. У всех это бывает, я не вижу тут ничего страшного. Больше двух очков все-равно за игру не дают, это уже в прошлом.

— Уже понял, в чем основное отличие российского хоккея от североамериканского?

— Он более позиционный. Не такой прямолинейный, как в Северной Америке, где бегают туда-обратно. Тут больше раскаты-закаты, средняя зона. Не такой интенсивный, как в Америке. Меньше силовой борьбы.

— Где зрелищнее? Такой быстрый хоккей или как тут, где все знают, где находиться, как комбинировать?

— Я считаю, что и тут, и там зрелищный. Там больше в плане силовой борьбы и единоборств. А здесь больше красивых передач, розыгрышей, комбинаций.

— «Хоккей в Северной Америке — это бей-беги» — твои слова из интервью 2010 года. Сегодня, когда ты провел там 8 лет, пересмотрел свое мнение?

— Я считаю, что приблизительно так и есть, но шайба все-таки нужна (смеется).

— Стычки и борьба добавляют зрелищности хоккею?

— Считаю, что да. И зритель заводится, и у команды появляется кураж.

— К вопросу о площадках: ты адаптировался к широким площадкам, где у нападающих больше пространства, чтобы обойти оборону?

— Да всегда играешь между точек. С борта редко кто может бросить и забить, поэтому все лезут на пятак, стараются бросать именно перед воротами. Поэтому отталкиваешься от этого.

Хотя вот мы играли в Нижнем Новгороде — там большая площадка, а после этого играли в Нижнекамске, где «финская». И когда две игры друг за другом на разных площадках, разница все-таки чувствуется. А так, в принципе, адаптируешься под все ситуации.

— Ты как-то говорил, что АХЛ, в отличие от НХЛ, не стоит того, чтобы рисковать своим здоровьем и лезть в драку. А КХЛ того стоит?

— Я не знаю, здесь особо никто не дерется. Но тут и так хватает, где здоровье потратить, поэтому драки не так нужны. Здесь и площадки больше, устаешь больше. А драться — это по ситуации. Драться ради драки — это надо идти в MMA.

— Какое у тебя отношение к Алексею Емелину? Известный канадский эксперт Дон Черри называл его «главным придурком лиги» за жесткость.

— Я считаю, что силовые приемы нужно исполнять правильно. Если все по правилам, то я всегда за, и уважаю людей, которые играют жестко. Если же грубят, играют не по правилам и в голову, то я это не поддерживаю. А что касается Дона Черри, то это его личное мнение. Вот мы играли в Балашихе (против «Авангарда», за который выступает Емелин, — прим. ред.), я не заметил никаких придурков на льду.

«Я считаю, что силовые приемы нужно исполнять правильно. Если все по правилам, то я всегда за. Если же грубят, играют не по правилам и в голову, то я это не поддерживаю». Фото Вадима Китаева (ak-bars.ru)

«В КХЛ в некоторых городах болельщики сидят молча и смотрят, как будто кино дома»

— Как тебе здесь уровень организации, арен и работы СМИ в сравнении с НХЛ? Насколько они далеко?

— Да все приблизительно одинаковое. Просто разница в площадках и в том, что зрители более плотно расположены, они будто в игре постоянно. А В России зрители иногда как будто в театре сидят. Фанаты «Ак Барса» отличные. Кричат, поддерживают всю игру. А в некоторые города приезжаешь, и они просто молча сидят и как будто дома кино смотрят.

— А что касается СМИ — чувствуешь разницу?

— Да я, если честно, вообще все это не замечаю. Мне скажут сходить на интервью — я иду. Не могу сказать, где ярче или интереснее, где профессионально, а где нет. Я в это не вникаю, мое дело играть в хоккей. Мне неважно, как работает пресса и что она пишет. Как я уже говорил, у всех есть свое мнение и не всегда всему нужно придавать значение.

— Ты вообще не придаешь значения ни экспертным мнениям, ни прессе, ни болельщикам?

— Я спокойно отношусь к критике, меня это особо не задевает и не волнует. Я могу зайти в Instagram, прочесть какие-то новости. А так чтобы сидеть и вбивать свою фамилию, чтобы узнать, что про меня написали — этим я не занимаюсь.

— Уже почувствовал особенность «зеленого дерби»?

— Мне понравилось. В Уфе был крутой антураж, а у нас — кураж. И болельщики у них серьезно настроены. Интересная игра: проигрывали 1:4, выиграли 5:4 по буллитам. Жду следующего дерби.

— В команде на него тоже настраиваются как на принципиальную игру? Или это больше забава для болельщиков?

— В команде тоже чувствуется особый настрой. Это примерно как игра у «Ванкувера» и «Калгари», там тоже «рубилово» идет постоянное.

«За корейской Олимпиадой в Америке особо не следили»

— Ты родился в Литве, но гражданство у тебя российское. Если поступит предложение о спортивном гражданстве, готов выступать за сборную Литвы?

— В Литве я родился, но не жил. Литовцем себя не считаю. Нет, я не готов играть за них.

— Хорошо, что насчет сборной России? У тебя есть именно мечта играть в сборной России, или рассматриваешь это как какой-то приятный придаток к клубной карьере?

— Как я уже сказал, живу настоящим. Если предложат, буду играть. Но сидеть и париться, что не вызвали — это не мое. У меня задача на сегодня, я знаю, что должен сделать в этот день. А завтра будет другое.

— Зимой прошла Олимпиада. Какое в Северной Америке было отношение к такому «кастрированному» хоккейному турниру?

— Я считаю, что хоккей, конечно, был другой. И у ребят из других европейских команд были хорошие шансы. Дали шанс побороться тем же немцам. Так что считаю, что все равно была достойная Олимпиада.

— В США такую Олимпиаду кто-нибудь заметил?

— Не было какого-то ажиотажа. Когда приезжали хоккеисты из НХЛ, там каждое звено — это топ-звено во всех сборных, все имена на слуху. А тут все были из европейских лиг и КХЛ. Так что в Америке не особо следили.

— А чемпионаты мира для североамериканцев важны?

— За своих болеют. Когда я был в «Питтсбурге», оттуда вызывали игроков. И, например, когда играли Канада и США, в раздевалке канадцы с американцами спорили, радовались победе и подкалывали проигравших.

«Книжки читаю разные. И мировую классику, и научную. Например, Дэна Брауна или Дейла Карнеги — книги по психологии». Фото Вадима Китаева (ak-bars.ru)

«Хочу, чтобы девушке был важен я, а не мой лайфстайл»

— Твои интервью всегда сводятся к хоккею, и по твоему отношению к работе становится понятно почему. Но все же интересно, что ты за человек. Кем ты хотел быть в детстве?

— У меня не было такого, чтобы я хотел быть космонавтом. Мечтал, чтобы у меня не было троек, чтобы меня на тренировку отпустили. Иногда для этого, конечно, приходилось обходные варианты придумывать (смеется). Договаривался со старостой, чтобы в журнале можно было исправить отметку. Ну а вообще в НХЛ всегда хотел попасть. Когда Твердовский привозил Кубок Стэнли в «Крылья Советов», я даже его специально не трогал. Остальные подходили, фоткались. А я в сторонке посмотрел и все. Чтобы не сглазить.

— Мы снова все к хоккею. Что делаешь помимо него?

— Книжки читаю разные. И мировую классику, и научную. Например, Дэна Брауна или Дейла Карнеги — книги по психологии. Последняя книга? «Шантарам».

— Почитать удается на выездах?

— По настроению. Могу в автобусе почитать два часа или дома.

— В «Ак Барсе» есть еще один книгоман Владимир Ткачев. Обсуждали с ним литературу?

— Да, как раз обсуждали эту тему, и я ему посоветовал книги Анри Шарьера «Мотылек» и «Ва-банк». Они построены на реальных событиях — про француза, которого пожизненно посадили в тюрьму ни за что.

— Что у тебя на личном фронте?

— Пока все тихо. Я не рвусь туда. У меня были отношения, недавно закончились, и пока все спокойно. Но я хочу познакомиться с нормальной девушкой, которой нужен я, а не мой лайфстайл.

— Девушки у тебя были русские. А американки не привлекали за эти годы?

— На длительные отношения нет. Мне больше нравится русский менталитет.

— Готов к тому, что в Казани подвернется та самая?

— Я ко всему готов (смеется).

Эрик Добролюбов
СпортХоккей Татарстан

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 01 окт
    Приятный парень.
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    Посмотрим как он себя проявит...Говорить можно что угодно, а вот на деле показать не каждый может
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    Будем посмотреть на его игру и пользу в команде
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    Такое ощущение, что с его приходом Ак Барс вновь обретет свое былое величие... Не от одного игрока зависит статус и умение клуба
    Ответить
    Анонимно 01 окт
    Ну так взяли именитого игрока))) Сейчас игра пойдет!
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    Посмотрим как себя покажет! Будем надеятся что усилит игру и команду
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    Удачи!
    Молодец что не раздумывая краги скинул ради товарища!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии