Новости раздела

«Я видел, как Сергей Когогин пытается поднять КАМАЗ, — никто не верил в компанию»

Главные тезисы открытого интервью Рубена Варданяна в Казани

«Я видел, как Сергей Когогин пытается поднять КАМАЗ, — никто не верил в компанию» Фото: Максим Платонов

12 сентября в Казани прошло организованное бизнес-сообществом «Атланты» открытое интервью с участием Рубена Варданяна, основателя компании «Тройка Диалог» (ныне «Сбербанк CIB»), идеолога школы «Сколково» и одного из 200 богатейших людей России по версии Forbes. В ходе интервью Варданян рассуждал о непривлекательном статусе предпринимателя в России, об отношении чиновников к бизнесу, изменениях в Татарстане и многом другом. «Реальное время» приводит основные моменты его выступления с незначительными изменениями.

Про предпринимателей

Предприниматель сам по себе — достаточно некомфортный элемент для общества, эдакий trouble maker. Во всем мире он вызывает раздражение, потому что всегда хочет не того, чего хотят 90% людей — они хотят стабильности, чтобы ничего не менялось.

На мой взгляд, предприниматель — это не тот, кто открыл собственную лавочку. В моем понимании, это гораздо шире, чем просто собственник бизнеса. Это образ мышления, это тот, кто готов выходить из зоны комфорта, готов к изменениям. Предприниматель может быть и на госслужбе, и работать в корпорации.

В России статус предпринимателя исторически не вызывает большого уважения: предприниматели порой ассоциируются с фарцовщиками, спекулянтами, это образ антисоциального человека, который жирует за счет других. У нас большой разрыв между богатыми и бедными, поэтому статус предпринимателя вызывает отторжение: у него будет огромная вилла, а рядом будет моя лачуга.

Предприниматель сам по себе — достаточно некомфортный элемент для общества, эдакий trouble maker. Во всем мире он вызывает раздражение, потому что всегда хочет не того, чего хотят 90% людей

Когда спрашивают, кто твой сын, матери с гордостью говорят: он работает в администрации президента — даже если он шестой помощник восьмого начальника отдела. Но если человек — предприниматель, об этом говорят будто извиняющимся тоном.

Тем не менее предприниматель — необходимый элемент для общества. Все боятся будущего — социальных, психологических изменений. Все это вызывает страх, и порой возникают попытки, скажем, восстановить Советский Союз. Мы живем в эпоху перемен, и предприниматели — это те, кто чувствует, как меняется мир.

Про особенности бизнеса в России

В условиях дикого капитализма, когда у бизнеса не было никакой социальной ответственности и деньги не пахли, можно было делать что хочешь. Например, продавать просроченное молоко. Люди считали, что главное — заработать, а разбираться можно потом. Это наложило некоторый отпечаток.

У нас есть еще одна проблема — что предприниматели в массе своей строили бизнес не на репутации и росте капитализации, а на денежных потоках, на связи с государством.

У нас есть еще одна проблема — что предприниматели в массе своей строили бизнес не на репутации и росте капитализации, а на денежных потоках, на связи с государством

Не хочу обидеть российских предпринимателей, но пока у нас не так много глобальных проектов. Даже в Москве. Количества пальцев хватит, чтобы их пересчитать. Нет у нас и не одного глобального CEO за 25 лет. В то же время среди глав международных компаний есть китайцы, индусы, турки.

Про отношение чиновников

Конечно, лучше делать бизнес не вопреки, а благодаря. Но предпринимательство — это всегда жесткая конкуренция: препятствия часто создают и теснота самой индустрии, и государство. Поэтому нет ничего плохого в том, чтобы закаляться в боях. Надеяться, что вам всегда будут говорить «велкам», давать зеленый свет — нет, такого не будет. Может быть, в отдельных местах, но не во всей стране — мы все-таки общинная страна, это культурный код.

Про популяризацию предпринимательства

Несмотря на все сложности, мы видим интерес к теме предпринимательства. Входной билет для создания своего дела стал дешевле, это порождает большой спрос на успешные истории. Стало ли больше компаний? Пока нет. Стало ли больше успешных примеров? Нет. Но сам тренд на популяризацию предпринимательства очевиден.

Мы не верим, что в России будет полный коллапс, изоляция, санкции. Я считаю, что предпринимательство будет движущей силой, рост его популярности неизбежен. С какой скоростью это будет происходить? Когда я начинал бизнес, я был уверен, что потребуется 20 лет. Я ошибся. Может, потребуется еще 20. Но в любом случае, если мы не вернемся обратно в госсобственность, я уверен, что будет прогресс.

Конечно, лучше делать бизнес не вопреки, а благодаря. Но предпринимательство — это всегда жесткая конкуренция: препятствия часто создают и теснота самой индустрии, и государство. Поэтому нет ничего плохого в том, чтобы закаляться в боях

Про Татарстан

В Татарстане за последние 20 лет произошли фантастические изменения. Возможно, живя здесь, вы этого не ощущаете. Я был здесь в 1995 году — криминальные разборки, национальные, религиозные разборки, плюс еще бизнесовые. Нынешняя Казань — это пассионарность, энергетика.

Понятно, что у республики большая экспортная выручка, не дотационный бюджет, удачное местоположение. Но энергетика здесь действительно очень молодая. Из неинтересного города Казань превратилась в один из туристических центров России. А большинство регионов мечтают проводить такие проекты, какие реализовываются здесь.

Про учение

Учиться надо у всех и всегда. Я сторонник того, что надо делать это каждую секунду. Не бояться спрашивать — считаю это одним из основных качеств. Предприниматель развивается всегда, это очень полезно — расширять круг знакомств, получать новую информацию. Это как в футболе: есть какие-то приемы, которыми ты хорошо владеешь. Но если не развиваться, то рано или поздно все будут знать, что ты владеешь одним приемом.

Про фейк-ньюс

В 1989 году рухнула Берлинская стена. Тогда казалось, что, кроме Ирана, Северной Кореи и Кубы, мир един и все можно. Потом появились 11 сентября 2001-го, ISIS (запрещено в России, — прим. ред.), и все это закончилось — есть ощущение, что мир захлопнулся.

Учиться надо у всех и всегда. Я сторонник того, что надо делать это каждую секунду. Не бояться спрашивать — считаю это одним из основных качеств

То же самое было в банковском секторе. До 2008 года мы работали в 16 странах, перевести деньги можно было без проблем, и казалось, что наступила эпоха глобального бизнеса. Но сейчас этот процесс идет намного сложнее. Нечто подобное происходит с медиа. Слишком много фейк-ньюс. Я думаю, мы вернемся к закрытым узким сообществам. Может быть, я ошибаюсь.

Про КАМАЗ

Я горжусь, что я в этот проект вошел в 2004 году. Я видел, как Сергей Когогин пытается поднять КАМАЗ, — никто не верил в компанию. Это один из лучших проектов и один из лучших менеджеров. Хотя это тяжелая индустрия, которая сильно зависит от мировой экономики. На сегодняшний день КАМАЗ — один из главных брендов России, и я очень горжусь, что к этому проекту причастен.

Предпринимателей можно сравнить с борщевиком

Второй спикер встреси Михаил Воронин, старший партнер Atlanty Group, основатель агентства стратегических событий «Подъёжики» дал свою интересную характеристику положения дел в предпринимательстве. Приводим тезисы его выступления:

  • По живучести и способности к росту предпринимателей можно сравнить с борщевиком, разве что, в отличие от борщевика, они не портят, а улучшают действительность вокруг себя. Но сколько бы предпринимателей не душили и не выжигали, они все равно находят возможность для новых проектов.
  • Над имиджем предпринимателей еще работать и работать — в обществе они по-прежнему воспринимаются скорее как люди, нажившие состояние нечестным трудом. Мы же видим в предпринимателях – прежде всего, тех, кому не все равно, и считаем их лучшими людьми на земле. Наша задача убедить в этом всех остальных, и определенный прогресс есть. Да, у молодежи главные приоритеты по трудоустройству по-прежнему Сбербанк, Газпром и госструктуры, но число желающих открыть свой бизнес растет.
  • Основная сложность в том, что российское общество не знает успешных предпринимателей и их кейсов. Даже люди, которые интересуются бизнесом и управлением, охотнее покупают билеты на многочисленных коучей, бизнес-тренеров, мотиваторов, чем на практиков. Наша задача – донести до аудитории, что Сергей Галицкий из «Магнита» или тот же Владимир Седов из «Асконы» — это люди, которые дают реальные бизнес-инструменты, работающие в российской действительности. Представьте, Владимир Седов в прошлом – физрук из Коврова, построил компанию стоимостью 400 миллионов долларов. Как считаете, есть чему поучиться у этого человека?
  • Для популяризации образа предпринимателя важно использовать каналы, которые популярны у молодежи. Традиционные СМИ, при всем уважении, сдают позиции, а аудитория youtube-каналов про бизнес уже измеряется миллионами человек. В рамках бизнес-сообщества «Атланты» мы активно развиваем свои собственные медиа, недавно провели специальный пресс-завтрак на тему новых медиа.
  • Я не верю в проекты социального предпринимательства, если у них нет задачи получать прибыль и расти как бизнес. В противном случае это исключительно благотворительные проекты, которые закрываются сразу после того, как интерес основателя и главного двигателя угасает.


1/17
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Артем Малютин, фото Максима Платонова
БизнесЭкономикаИнвестиции Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 12 сент
    Почему у КамАЗа нет нормальных пыльников, подкрылок, как правильно называется?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии