Новости раздела

Андрей Марголин: «Перспектив большой доходности в евро уже не получишь»

Российский экономист о будущем валюты еврозоны и о том, стоит ли в нее вкладываться

Андрей Марголин: «Перспектив большой доходности в евро уже не получишь»
Фото: club-rf.ru

На неделе взлет цен на нефть почти до 42 долларов и выборы в США несколько понизили основные мировые валюты. Однако евро, курс которого к рублю еще несколько дней назад составлял 94 рубля, не опустился ниже 90. О том, доказала ли свою крепость европейская валюта, существуют ли для нее серьезные угрозы и стоит ли покупать ее россиянам в ближайшее время, в интервью «Реальному времени» рассуждает проректор РАНХиГС, доктор экономических наук Андрей Марголин.

«Считают, что в скором времени евро станет серьезным конкурентом доллару»

— Андрей Маркович, как бы вы сейчас охарактеризовали евро? Насколько это сильнейшая и претендующая на главную мировую роль валюта?

— Такие амбиции у архитекторов еврозоны, бесспорно, есть — они считают, что в скором времени евро станет серьезным конкурентом доллару и даже победит его. Но на сегодняшний день ситуация в мире сложная, потому что все мы переживаем эпидемию коронавируса, и в этих условиях евро также испытывает весьма существенные проблемы — ведь если мы сейчас посмотрим на российские банки, то увидим, что они не предлагают никаких продуктов в евро, ибо их доходность очень мала.

Еврозона в 2020 году и сейчас особенно испытывает колоссальное напряжение — число заражений в ведущих странах еврозоны очень высокое, обороты набирает миграционный кризис, и все это пока не способствует укреплению евро.

— Тем не менее в России в последние месяцы евро — очень дорогая валюта, если за доллар дают 78—79 рублей, то евро стоит 93—94. Чем это можно объяснить?

— Так сложилось исторически. Конечно, пара «евро — доллар» испытывает определенные колебания, но средние значения всегда были такие же, как и сейчас, и когда мы говорим о том, что обменный курс рубля к евро падает, речь идет все-таки о нашей национальной валюте, нежели о евро.

— Часто можно слышать, что евро держится на экономике Германии. Так ли это или нам дают весьма упрощенное объяснение крепости евро?

— Безусловно, экономика Германии — это несущие конструкции еврозоны, и, более того, сейчас, когда еврозону покидает Великобритания, исчезает одна из подпорок экономики Европы.

Но, кроме экономики Германии, в еврозоне есть приличные экономики других государств. Например, такой является экономика Нидерландов — экономика эта очень трудоспособная и очень хорошо поддерживает крепость европейской валюты. Но, тем не менее, самочувствие евро очень сильно зависит от ситуации в экономике Германии.

— Германия стала опорой евро в последние годы или так было все время существования европейской валюты?

— С моей точки зрения, это долгосрочная история — экономика Германии была сильнейшей и в момент объединения стран еврозоны, таковой она остается и сегодня, хотя совершенно очевидно, что и экономика Германии испытывает те трудности, которые свойственны сегодня еврозоне в целом.

Фото: wikipedia.org
Самочувствие евро очень сильно зависит от ситуации в экономике Германии

«Зеленая» энергетика и евро

Насколько серьезны опасения некоторых экспертов-экономистов, что негативное влияние на евро может оказать уход в следующем году с поста канцлера Германии Ангелы Меркель?

— Здесь больше речь идет об авторитете Меркель в рамках еврозоны — он действительно очень велик, а кроме того, представители Германии занимают командные высоты в европейских структурах — достаточно вспомнить госпожу Урсулу фон дер Ляйен (председатель Европейской комиссии с декабря 2019 года, — прим. ред.).

Экономика еврозоны, безусловно, не вращается вокруг кандидатуры Ангелы Меркель. Но есть старое изречение «Был культ, но была и личность», и тут нужно признать, что нынешний немецкий канцлер играет эдакую стабилизирующую роль для Европы, несмотря на то, что в последнее время во взаимоотношениях с той же нашей страной Меркель занимает не самую конструктивную позицию.

— Когда речь идет о том, на чем держится доллар США, экономисты часто говорят о передовых мировых технологических продуктах типа Amazon, Google, Facebook, Apple. Какие европейские продукты на данный момент держат евро?

— Америку здесь открыть вряд ли кому-то удастся: если мы говорим о Европе, то, конечно же, речь в первую очередь должна идти о немецком автомобилестроении — тут его заслуг умалять не стоит. Правда, сейчас в Европе на первый план постепенно выходят технологические достижения в области альтернативной энергетики. И хотя «зеленая» энергетика не заменит полностью традиционную, но это движение есть и в нем именно Европа задает тон, и это очень важно для укрепления евро. У Европы, как мы знаем, лучшие в мире компании в области здравоохранения, хотя этот фактор не помог Европе справиться с пандемией коронавируса, как рассчитывали европейцы изначально. Впрочем, и американцы с этой проблемой также не справились и испытывают в этом смысле по сей день колоссальное напряжение.

— А какие продукты, на которых держится евро, можно выделить из экономики упомянутых вами в качестве отличного примера Нидерландов?

— Посмотрите на их рынок цветов — не зря же Голландия зовется страной тюльпанов. Лидерство на любом рынке укрепляет бренд страны и дает возможность действовать и в других сегментах достаточно эффективно. Кроме того, важно отметить все, что связано в Европе, и в Нидерландах в том числе, с агропромышленным комплексом, — там сельское хозяйство прекрасно развито, и как раз Нидерланды в этом плане чувствуют себя очень уверенно.

— Россияне часто, особенно в нулевых, могли слышать заявления разного рода деятелей о грядущем крахе доллара, но никогда не было слышно о возможном крахе евро. Получается, говорить об этом нелепо и глупо?

— О крахе евро действительно не говорят, но после Brexit и в начале пандемии, когда никто не пришел на помощь Италии, эти настроения были достаточно сильны. Что касается того напряжения, которое еврозона испытывает в связи с миграционными проблемами и в связи с теми терактами, которые недавно случились в Европе, их тоже сбрасывать со счетов не стоит.

На самом деле, конечно, никто не заинтересован в крахе еврозоны как таковой, но проблем очень много — сейчас достаточно много авторитетных людей говорят о том, что интеллектуальное лидерство Европы утрачено, что еврозона управляется весьма неважно, и пример тому то, что Европа ничего не может противопоставить той риторике в свой адрес от турецкого лидера Эрдогана, которая была слышна в эти дни.

Ну и позвольте сказать немного о долларе, тут мы видим давний спор: представители банковских структур верят в доллар, рекомендуют своим клиентам не бояться возможного краха доллара, но долг США все-таки поражает воображение, и печатанием долларов, наверное, все проблемы страны не решить. А сейчас страна разделена на два лагеря, и мы это видим по выборам, которые прошли в Штатах. Проблем огромное количество у всех, но меня всегда больше волнуют проблемы российские — мы должны развиваться вне достижений и ошибок, которые делают наши потенциальные партнеры.

Фото: Виталий Невар/newkaliningrad.ru
Конечно, пара «евро — доллар» испытывает определенные колебания, но средние значения всегда были такие же как и сейчас, и когда мы говорим о том, что обменный курс рубля к евро падает, речь идет все-таки о нашей национальной валюте, нежели о евро

«Полного локдауна в Европе все-таки нет и его никто там не хочет»

— Но, Андрей Маркович, вы ведь видите серьезную зависимость сфер нашей экономики от курса валют, того же евро. И пока ничего не просматривается, что могло бы снизить эту зависимость.

— Я не согласен с этим. Есть очень приличная и замечательная страна Швейцария, и если начинается глобальный кризис (а сейчас предпосылок для него более чем достаточно), возникает вопрос — что будет в стране с горнолыжными курортами, с выпуском дорогих часов, с производством дорогущих швейцарских ножей и даже сырами? Наверное, с этим спросом будет не все хорошо, но я не сомневаюсь — швейцарцы это люди умные, и они найдут выход, хотя и им нужно будет подумать очень серьезно.

Что касается России, то нам нужно прежде всего строить дороги, жилье, развивать здравоохранение — у нас много дел в так называемом базисе пирамиды Маслоу, то есть мы должны удовлетворить основные потребности населения. Неразвитость нашего внутреннего рынка является как раз направлением движения страны, и если мы будем инвестировать именно в эти сферы, то мы довольно долго сможем противостоять санкциям и катаклизмам на внешнем рынке. Управление именно этими проблемами может дать нам возможность существенного снижения зависимости от мировых рынков.

Конечно, нужно признать, что в России есть технологическая зависимость от Запада — мы потеряли компетенцию в том же ряде отраслей машиностроения. Но речь же не идет о том, что мы должны «закрыть» собственную экономику — этого не нужно делать ни в коем случае, но с точки зрения безопасности восстанавливать критически значимые технологические цепочки внутри страны нужно обязательно. Да, все это требует инвестиций и подготовки качественно новой инженерной элиты — дел много, и если это будет, котировка доллара или евро для России окажется вторичной.

— Страны Европы объявляют локдауны одна за одной — это было и весной, но евро выдержал, несмотря на некий спад в экономике. Есть ли тут что-то удивительное или это подтверждение того, что экономика Европы невероятно крепкая?

— Запас прочности европейской экономики велик — это правда и это главное объяснение. Но сейчас полного локдауна в Европе все-таки нет, и его никто там не хочет, а кроме того, экономика Европы еще и понемногу двигается вперед, хоть и медленно. На мой взгляд, сегодняшняя крепость евро объясняется тем, что проблемы-то в мире есть практически у всех государств, а значит, если было соотношение валют до пандемии как два к одному, то и сейчас оно не поменяется.

— Какова, на ваш взгляд, взаимозависимость доллара и евро? Сильна ли она?

— Она велика, потому что объемы глобальной торговли между Европой и США очень серьезные. И, более того, интересно вот что: традиционные каналы торговли между ними связаны с морскими и атлантическими перевозками, но они забиты до отказа и тут нужно искать новые каналы — к примеру, Северный морской путь. Тем не менее глобальная торговля очень сильно удерживает обе валюты во взаимозависимости, но точно такая же штука происходит и с Китаем, потому что между КНР и США также существует огромный товарооборот и, несмотря на противоречия, он сохраняет влияние не только на эти две экономики, но и на глобальные экономики в целом.

Вот почему США по отношению к России стараются вести себя жестче? Потому что у нас минимальный торговый оборот, потому что США считают, что они никак от России не зависят и могут себе позволить в отношении России все что угодно — все что угодно они боятся сделать, но свою уверенность чувствуют.

Фото: dw.com
Запас прочности европейской экономики велик — это правда, и это главное объяснение. Но сейчас полного локдауна в Европе все-таки нет и его никто там не хочет, а кроме того, экономика Европы еще и понемногу двигается вперед, хоть и медленно

«Взаимозависимость Европы и США велика»

— Кто больше заинтересован друг в друге — Европа в США или наоборот?

— Существует обоюдная заинтересованность — все мы видели, что Дональд Трамп говорил о возвращении производственных территорий назад в США (именно на этом строился его лозунг «Сделаем Америку снова великой!»), и хотя перенос производств шел не из Европы, а в основном из Китая, но и по отношению к европейцам он использовал ряд заявлений, говорящих о том, что европейские партнеры ведут себя нечестно по отношению к США. Да, есть противоречия, но и взаимозависимость Европы и США велика.

— Недавно аналитики сделали вывод, что россиянам выгодно было вкладываться в евро весной. Сейчас вновь обострился фактор коронавируса и евро превысил 94 рубля. Перепрыгнет ли европейская валюта другие высоты? Стоит ли в нее вкладываться?

— Советов по поводу вложений средств в какие-то финансовые инструменты я, честно говоря, стараюсь не давать — это все-таки удел тех, кто зарабатывает на финансовых рынках, а моя позиция всегда очень проста: человек должен зарабатывать там, где чувствует себя профессионалом. Понимаете, все зависит от типа человека — есть люди консервативные или люди типа меня, которые предпочитают надежные финансовые инструменты, а есть более агрессивные люди, которые готовы рискнуть во имя повышенной доходности. Но возвращаясь к вашему вопросу о евро, хочу сказать — основная часть роста этой валюты отыграна, поэтому перспектив большой доходности в евро уже не получишь (разве что на изменении обменного курса).

А что касается банковских продуктов — депозитных, облигационных, то их доходность исчезающе мала.

— А что скажете о том, может ли евро «убежать» за 100 и больше рублей?

— Предполагать можно все что угодно, но сейчас существует огромное количество разных факторов. Например, мы не знаем, что будет дальше происходить с пандемией коронавируса, а это все может влиять на валюты очень сильно.

Беседовал Сергей Кочнев
ЭкономикаФинансыБанки

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 08 ноя
    Валюта безперестанно растёт в цене и это факт... и конца этого роста не видно
    Ответить
  • Анонимно 08 ноя
    Страшно становится, что будет на рынке мировом
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии