Новости раздела

«Надо отсидеться дома, сколько скажут»

Предприниматели и эксперты обсудили, чего они ждут от государства

«Надо отсидеться дома, сколько скажут»
Фото: Максим Платонов

Эксперты клуба «Волга» обсудили то, как государство поддерживает малый и средний бизнес в ситуации кризиса. Они видят власть, которая уверена, что делает много для поддержки МСП, в то время как предприниматели тонут в своих проблемах. Участники клуба сошлись во мнении, что пострадал весь бизнес. Подробнее о том, что делать предпринимателям с арендой и зарплатой в условиях самоизоляции и после нее, в материале «Реального времени».

Спасаем экономику или людей?

Начиная дискуссию с экспертами клуба «Волга», модератор Владимир Кутилов обратил внимание, что почти каждый предприниматель стоит перед выбором: «Сокращать бизнес — потерять близкую тебе команду, людей, в поиски и подготовку которых вложил много денег и сил, а еще это значит подвести людей, поставить их в сложную ситуацию. Держаться, кредитоваться, быть оптимистом — тоже непросто, когда горизонт событий не ясен». И предпринимателей, которые надеются на помощь государства в такой ситуации, только в Татарстане 600 тысяч.

Кутилов напомнил, что президент республики Минниханов предложил приравнять после 1 марта самозанятых и индивидуальных предпринимателей к тем, кто потерял работу. Но федеральные власти пока на это не ответили, как и «не обнародовали до сих пор полного списка мер с оценкой их стоимости, хотя заявленный объем поддержки экономики превысил 2 трлн рублей». Модератор спросил мнение участников клуба: «Меры поддержки — это экономические меры или способы социальной помощи?»

Александр Малькевич, член Общественной палаты РФ, заметил, что вопрос этот провокационный. На его взгляд, поддержка социальная и поддержка бизнеса — взаимосвязанные вещи. Он видит, что Татарстан идет с хорошим опережением по этим мерам, в том числе по системе пропусков: «Но это могут позволить себе Москва и Татарстан с его опытом Иннополиса, во многих регионах провалена IT-сфера».

— На днях прочитал исследование телеграм-канала, у которого 800 подписчиков, как работают главы регионов. В первой десятке оказались те, у кого полностью провалена работа, но президент Татарстана там на каком-то 68-м месте. Любопытно, кто заказчик этого исследования, который пытается эту туфту прогрузить?! С утра опубликовали национальный рейтинг губернаторов, в нем президент республики — на первом месте, опередил мэра Москвы. Чернушные заказчики лучше бы поучились у успешных региональных лидеров. Вижу в республике четкие критерии: что будет сделано в какие сроки. Вопросов нет, когда есть сильный лидер, работающая сильная вертикаль — любое решение власти будет грамотно разжевано. Тогда можно быть спокойными — хотя бы люди узнают в правильный срок, что предпринимается, — как пиарщик рассказал Малькевич о своем отношении к происходящему.

Не проще ли вложиться сейчас, чтобы потом не было головной боли

Первый вице-президент Общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Азат Газизов тоже считает, что это очень неприятный выбор — спасать экономику или людей — в то время, когда наложилось несколько кризисов одновременно. Он подметил, что среди диванных критиков много «экспертов» по нефти, по вирусологии, «но нет ни одного человека, который мог бы дать дельный совет — просто опыт неоткуда взять. Правда, России повезло больше, чем другим странам, на которые мы ориентируемся».

— Малый и средний бизнес выполняют социальную функцию. Это социальная единица, не экономическая, на ней держится развитие и небольших территорий, сел и поселков. 15—20 миллионов людей обеспечивают работу МСП. Некоторые дают прогнозы, сколько предприятий закроется в ближайшее время. Но куда пойдут эти люди? Государство не сможет обеспечить их рабочими местами. Они пойдут на биржу, и в итоге эта нагрузка с выплатами в 12 тысяч ляжет на государство. Не проще ли сейчас вкладываться в это, чтобы снять головную боль в будущем?

Газизов напомнил, что «бизнес просит денег не для себя — коллективы и есть самый основной капитал, а чтобы сохранить рабочие места. Спасая малый бизнес, государство спасает себя. И требуется новая экономическая политика — например, года на полтора освободить бизнес от налогов, только бы он сохранял рабочие места».

— Настаиваем, чтобы все отрасли, которые потеряли выручку, были бы признаны потерпевшими, и суммы госвыплат работникам должны быть увеличены — это вложение в посткризисную экономику.

В Ирландии решили быстро и просто

Обсуждая государственные шаги в кризис, вице-президент «Опоры России» Николай Дунаев заявил, что США с Россией сравнивать неправильно. США держат баланс, превышающий нашу экономику в несколько раз. По словам Дунаева, Америка — «печатный станок, который экспортирует инфляцию в весь мир. Нам неправильно на них ориентироваться». В Китае, по его замечанию, из 1,5 миллиарда человек 25% населения — «вдоль морского побережья, на границах с Россией и Казахстаном, где очаги цивилизации — приблизились к западному населению, а более 1 миллиарда китайцев — бедно живущие и бесправные».

— Китай «железобетонно» вмешался в ситуацию с COVID и продолжил свою экспансию по миру, усилил свою бизнес-модель и останется драйвером. У них будут интересные телодвижения в связи с вопросами к ним по распространению коронавируса, — заметил Дунаев.

Но в целом, по его мнению, в Поднебесной людям живется хуже, чем у нас, — такая модель тоже неприемлема.

— Хорошим примером для подражания я считаю Ирландию — лаконично, немедленно дали поручение пенсионному фонду выплатить зарплату людям в пострадавших отраслях. Фактически государство взяло на себя социальную функцию. Круг пострадавших отраслей там максимально широкий — практически все малые и средние предприятия пользуются поддержкой, — подчеркнул вице-президент «Опоры».

Откуда бизнесу взять деньги на зарплату?

Когда у основателя компании «Акульчев» Сергея Акульчева спросили, является ли прибыль основной целью бизнеса, он не согласился с этой экономической аксиомой:

— Эта формула крайне неправильная. Бизнес обычно оценивается в рублях — это понятно. Но по факту, если посмотреть внутри начинку: люди что-то делают для людей. Если не будет работников, ты не сможешь произвести товар и продать кому-то. Только люди их создают и добавляют ценность, преобразуя ее в рубли.

Руководитель кондитерского предприятия сообщил, что его компания не попала в зону каких-то форм поддержки — поэтому заявок на них не подавала. Он отметил, что у компании, как и у многих предприятий, есть проблемы с экспортом и импортом.

— Нужно как можно быстрее выйти из этой ситуации, в которой находимся, но поэтому и форсировать ее нельзя. Надо отсидеться дома, сколько скажут. Нам нужны потребители, а людям — деньги на продукты. Необходимо направлять господдержку деньгами малоимущим, незащищенным категориям населения. Но при этом бизнесу непонятно, откуда взять деньги на зарплату, ведь у него колоссальное количество расходов на налоги, аренду. Самое главное и простое — если правительство взяло бы на себя ответственность и выплачивало бы людям хотя бы зарплату, — заключил Сергей Акульчев.

Голодные люди — это страшно

Руководитель креативного агентства Evolution Арина Судакова рассказала, что по ОКВЭД ее компания не вошла перечень наиболее пострадавших, и поддержка ей не полагается. Но небольшая подушка безопасности у предприятия есть, к тому же Судакова считает, что ее непроизводственной организации — без станков, продающей интеллектуальный труд — будет легче выходить из кризиса. Она также полагает, что «предприниматель несет ответственность в первую очередь за людей и тот результат, который конвертирует в деньги».

— Нас 20 человек в компании с семейным укладом, по крупицам собирали людей. Большие предприятия 3—5 лет назад забирали у мелких компаний сотрудников. Сейчас, когда начнут резать затраты, будут избавляться от людей. Могу предлагать крупному бизнесу услуги за абонентскую плату, чтобы мои копирайтеры работали, например, на три компании, — рассуждает руководитель «Evolution».

— Стоит вопрос о сохранении сотрудников, людям нужно платить зарплату, чтобы они не вышли на улицу в поисках еды — это, правда, очень страшно. Кроме того, нужно платить налоги. Фактически нет ни у кого денег. ОКВЭД ломает всех предпринимателей. Надо их всех признать пострадавшими, — подытожила Арина Судакова.

Власть глазами людей

Президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов привел в пример европейские страны:

— Смотрю с восторгом на Испанию, Германию, Австрию, как они решают проблемы и как они разговаривают с населением. Государство взяло функции переговоров фактически с каждым бизнесменом, даже если он не житель Германии. Даже не имеющие виды на жительство все равно получают льготы для сохранения бизнеса.

Куртов отметил, что в стране «Татарстан идет впереди планеты всей, как всегда, — система взаимодействия власти с людьми здесь гораздо лучше построена». Но в отношении других регионов он дал рекомендации:

— Наверное, у власти есть ощущение, что она делает много, что она — четкая, понятная, но, как показывает практика, люди не могут это оценить — в этом большое расхождение. Власти в стране необходимо четко подавать информационный сигнал, что наиболее точно делать в ближайшую неделю — две. Эти сигналы очень часто бывают разнонаправленные, и взаимодействия власти с бизнесом точно недостаточно, надо искать людей, включать обратную связь.

Малый бизнес вытащит страну

Николай Дунаев обратил внимание: урезая расходы, предприниматели могут договориться с партнерами не платить аренду. Владимир Кутилов возразил, он привел в пример жалобы на то, что такие переговоры заканчиваются разрывом контракта. В ответ Азат Газизов предложил написать письмо в Агентство страхования вкладов, он считает, что можно «отработать новые подходы с точки зрения аренды».

— ВВП малого и среднего бизнеса в экономике страны на отметке 20%. Предприниматели начали верить, что государство их слышит. Поэтому надо установить правила: на определенный срок запретить законопроекты, которые ухудшают положение МСП, до тех пор, пока маленький кораблик, который загрузили, не восстановится. Нужно всех признать потерпевшими, потому что все в одной лодке. Кроме того, форма ОКВЭД устарела, нужно сохранить три крупных блока: производство, торговля и сфера услуг, — диктует план действий первый вице-президент «Опоры России».

— Большой шкаф громче падает — убедились в этом на примере моногородов. Малый и средний бизнес быстрее и легче адаптируются. Не вижу противоречия между крупным и малым предпринимательством — разные вещи, которые по-своему влияют на экономику страны. Всем надо помогать, — добавил Газизов.

В заключение Алексей Куртов напомнил, что 1990-е годы люди включали предприимчивость. «Кто-то ездил за шубами — страну вытащили не нефтью и газом, а за счет желания людей изменить свою жизнь. Малый и средний бизнес страну вытащит».

Екатерина Аблаева
Бизнес Татарстан

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 30 апр
    Год же не модем лежать дома и боятся. Кушать тоже хотим
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Даже если нам и рекомендуют находится дома, то львиная часть населения это попросту игнорирует. Сейчас на улицах пробки как до самоизоляции, маршрутки переполнены
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Если надо сидеть дома, то выдавайте нам заработные платы! Потому что фирмы без работы не смогут обеспечивать своих сотрудников
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Эксперты говорят... Ну не может простой люд сидеть месяцами без работы. Это не дело
    Ответить
    Анонимно 30 апр
    Если были бы запасы, деньги. Сидели бы
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии