Новости раздела

Как инфляция поддержала рост татарстанской розницы

В прошлом году розничный рынок Татарстана достиг рекордного объема в денежном выражении — 1,22 трлн рублей. Но количество реализованных товаров упало на 3,1%

Как инфляция поддержала рост татарстанской розницы
Фото: realnoevremya.ru

Минувший 2022 год стал одним из самых тяжелых для потребительского рынка Татарстана. Настолько сложно не было даже в локдаун. Особенно сильно пострадали непродовольственный сектор и сфера услуг. Уход международных брендов, разрыв логистических связей и сокращение импорта привели к тому, что в физической массе розничный рынок потерял более 3%, но несмотря на это, на фоне высокой инфляции, по сумме рекордно вырос. Впервые Татарстан достиг розничного оборота в 1,22 трлн рублей — в 2020-м эта цифра не превышала триллион. Какие факторы влияли на рынок, за счет чего некоторые бренды выросли на 40% и как просела сфера услуг — в обзоре аналитической службы «Реального времени».

Пятилетка потрясений

Объем розничной торговли в Татарстане в 2022 году достиг 1,22 трлн рублей, и по сумме это рекордная цифра за последние 5 лет: в 2021 было 1,07 трлн рублей, в предыдущие годы — менее триллиона. Но «достижения» 2022 года легко объясняются инфляцией, которая впервые за многие годы превысила 11%.

realnoevremya.ru


Фактически татарстанский розничный рынок упал: индекс физического объема оборота розницы составил 96,9% к соответствующему периоду прошлого года, то есть розница сократилась на 3,1%. Вклад в это снижение внес в основном непродовольственный сектор, который рухнул на 8,9%. Индекс физического объема оборота розничной торговли непродовольственными товарами составил 91,1%. Продажи продуктов питания, наоборот, выросли на 4,8%. Доля непродовольственного сектора в общем объеме розницы по итогам года снизилась с 57,2 до 53,4%, а доля торговли пищевыми продуктами выросла с 42,8 до 46,6%.

realnoevremya.ru

Уход международных брендов и сокращение импорта

Сильнее чем в 2022-м розничный рынок в Татарстане падал только в 2020 году, когда многие предприятия торговли были закрыты из-за локдауна. Тогда розница сократилась сразу на 6,1%. Но такого глубокого падения именно непродовольственного сектора не было никогда. Уход многих международных брендов, в том числе и автопроизводителей, из России серьезно пошатнул этот сегмент торговли, сильно зависящий от импорта.

В то же время розничная торговля пищевыми продуктами показала рекордный рост — также впервые за 5 лет. В прошлом году татарстанцы, как ни странно, стали покупать больше продуктов питания. И это отличает 2022 год от 2020-го, когда и пищевая розница тоже упала — на 6,2%.

realnoevremya.ru


В цифрах абсолютно все сегменты розничного рынка в 2022 году выросли. Так, объем оборота розничной торговли на душу населения в Татарстане увеличился с 278,7 рубля до 304 рублей. Объем оборота торговли непродовольственными товарами — с 621,6 млрд до 649,5 млрд рублей, пищевыми продуктами — с 464,8 млрд до 566,8 млрд рублей. Рекордно росли бытовые услуги (с 42,9 млрд до 53,3 млрд рублей) и общепит (с 46,6 млрд до 54,4 млрд рублей).

Магазинов и салонов красоты стало меньше

При этом количество предприятий торговли сократилось в прошлом году на 219 единиц — в основном из-за ухода иностранных компаний весной.

realnoevremya.ru

Закрывались не только магазины и торговые сети, но и предприятия общественного питания (минус 53 предприятия), и объекты бытового обслуживания населения (минус 1207). В 2020 году такого серьезного снижения количества розничных предприятий не было, что свидетельствует о более серьезном кризисе на потребительском рынке.

realnoevremya.ru

Один из худших периодов за последние несколько лет

Розничный товарооборот России по итогам 2022 года снизился не менее, чем на 6,5% — это один их худших показателей за последние несколько лет, охарактеризовал ситуацию глава аналитического агентства INFOLine Иван Федяков. Но в сегментах food и non-food положение дел разнится.

«В продуктах питания как наиболее консервативной категории мы имеем динамику близкую к нулю. Розничный товарооборот в физической массе снизился на 2-3%, но на фоне высокой инфляции в денежном выражении сегмент продемонстрировал незначительный рост, — отметил эксперт. — В non-food показатели гораздо хуже. Даже официальные данные говорят нам о снижении почти на 11%, а в отдельных категориях мы видим обвал на 30—40%. Впервые за последние 7 лет в России зафиксировали падение продаж смартфонов примерно на 20%, хотя еще недавно казалось, что эта товарная категория непотопляемая».

Одной из существенных причин, влияющих на состояние отрасли, стало снижение доходов населения, убежден аналитик. «По итогам года официально будет зафиксировано падение доходов не менее, чем на 2,5%, — подчеркнул он. — Реальное же снижение куда драматичнее. Более того, доходы падают, начиная с 2013 года, и отрицательная динамика достигает уже почти 10% за 10 лет».

Кроме снижения реальных доходов населения Федяков называет еще одну проблему — рынок теряет и самих потребителей. В демографии Россия ставит один антирекорд за другим: за 2021 год естественные потери страны составили почти миллион человек, а в 2022-м впервые за 30 лет фиксируется отрицательная миграция.

«Справедливости ради, я бы не сказал, что все ломанулись в эконом»

«Мы работаем в разных сегментах розничного рынка — эконом, среднем и премиум. И могу сказать, что по всем этим сегментам была разная реакция аудитории, — признался «Реальному времени» основатель сети экспресс-парикмахерских «Чио Чио» Ильназ Набиуллин. — Эконом сегмент практически не пострадал, где-то даже чуть вырос. Но я думаю, что это связано с тем, что люди переходят из дорогих сегментов в сегменты попроще. Но справедливости ради, я бы не сказал, что все ломанулись в эконом. Чуть-чуть рост есть, и мы его связываем со стремлением клиентов экономить».

Средний сегмент, по его словам, падал в моменты острых фаз 2022 года — в феврале, когда случился первый шок, и в сентябре из-за частичной мобилизации. «В эти острые моменты, 2-3 недели, была просадка в среднем сегменте. Потом все вернулось на круги своя, — говорит Набиуллин. — А вот в премиум сегменте падение было более заметным. И речь даже не о падении в выручке. Мы больше ощутили сложности в бизнесе из-за того, что в острые периоды, особенно в сентябре, начали терять персонал. Кто-то пропадал, уезжал и был на панике. Сейчас мы вернули свои показатели и даже продолжаем рост. В целом ситуация позитивная».

«Для нас это время возможностей»

«В целом, рынок одежды в 2022 году пережил серьезную трансформацию, и, если так можно сказать, перетек из одних рук в другие. Такие крупные игроки, как Inditex, Uniqlo и H&M, потеряли хватку, другие воспользовались моментом. Я знаю, что есть крупный бренд одежды, который в прошлом году вырос на 40%», — рассказал Адель Ягудин предприниматель, основатель компании по пошиву мужской одежды Indever и владелец магазинов под брендом Sisley в Казани.

«Наш бизнес серьезно зависит от траффика. Мы, например, оказались в выигрышной позиции в Kazan Moll, чей трафик значительно вырос. Если бы мы находились в «Меге», ситуация была бы хуже, потому что «Мегу» в прошлом году покинул ряд ключевых, якорных арендаторов, и трафик там предположительно упал процентов на 20», — считает он.

«Indever — молодой бренд, который работает в сегменте люкс, а в прошлом году цены в этом сегменте улетели в стратосферу. Мы тоже весь год, вслед за курсом доллара, корректировали цены. Конечно, у нас тоже есть проблемы, которые приходится решать: и с поставками, и с платежами. Это вызов каждый день. Горизонт планирования у нас сегодня 2 недели. Но, кстати говоря, он вырос. В прошлом году была неделя, — говорит Ягудин. — Сегодня потихоньку мы отвоевываем свой рынок, продолжаем делать наш продукт. Для нас это время возможностей».

У многих российских брендов одежды, по его словам, намечается рост: «Lime просто сумасшедше вырос. Кто-то просто переименовался, и тоже растет».

Те, по кому напрямую не ударили санкции, чувствуют себя неплохо. Проблемы у тех, по кому прямой наводкой попали санкции. «Это, например, автодилеры, — приводит он пример. — BMW дилерство не закрыли, но у них нет ни машин, ни мотоциклов. Они, может быть, и рады расти, но им нечем». Российский авторынок в 2022 году рухнул на 58,8%, по сравнению с 2021 годом, и лидером рынка, по данным Автостата, стала отечественная марка Lada, доля которой в минувшем году выросла почти до 28% (в 2021-м она была равна 22,25%).

Авторынок покинули 45 брендов

«В 2021 году на авторынке России было представлено около 60 брендов, из которых около 45 ушли с рынка в 2022 году. То есть общее количество брендов упало с 60 до 15, — посчитал член Ассоциации российских автомобильных дилеров, независимый эксперт Сергей Наумовский. — При этом доля китайских брендов, которая была приблизительно 20—25% в 2021 году, к концу 2022 года выросла почти до 75%».

Продажи новых автомобилей в России снизились с около 1,7 млн единиц в 2021 году до менее чем 700 тысяч в 2022-м.

«Учитывая, что на начало 2022 года в России было около 3 200 официальных дилеров, средняя доля продаж на дилера упала более чем в два раза, — говорит эксперт. — На 2023 год в России прогнозируется рост продаж новых автомобилей до 800 тысяч единиц, но этого недостаточно, чтобы полноценно обеспечить продажи новых автомобилей дилерскими центрами. Помимо потери продаж новых автомобилей дилерские центры некоторых брендов вынуждены искать новые источники запчастей, так как импортеры также прекратили их поставки. Это усложняет полноценное обслуживание автомобилей, то есть проблемы возникают не только в отделе продаж, но и в отделе сервиса».

Общепит тоже попал под санкции

«В 2022-м произошел инфраструктурный сдвиг в целевых аудиториях общепита. Во-первых, доля иностранцев сократилась до минимума (менее 0,1%, и это в основном студенты). Во-вторых, снизилась доля международных форумов — соответственно, и доля деловых встреч в ресторанах в будние дни, — перечисляет Михаил Шарипов, председатель правления Ассоциации рестораторов и отельеров Татарстана, основатель ресторанного холдинга MemSol. — А после сентябрьских событий произошел еще и отток части платежеспособной аудитории до 30 лет, которая могла попасть под мобилизацию (дизайнеров, айтишников и всех, кто мог работать на удаленке). Сейчас те из них, кто успешно прошли релокацию, пока возвращаться не собираются».

Есть и позитивные для общепита изменения — внутренний туризм растет, причем не только из-за того, что международный стал доступен далеко не всем, но и из-за роста интереса россиян к собственной стране и развития инфраструктуры гостеприимства.

Туристы, как правило, не хотят экономить на досуге и питании, особенно это заметно в премиум сегменте. «Растет интерес и доверие к качественным местным ресторанам, отелям, глемпингам, — отмечает ресторатор. — Все это становится драйвером роста для индустрии, положительно сказывается на перспективах развития фермерских хозяйств, производителей качественного отечественного оборудования, мебели, профессионального уборочного инвентаря, а также других направлений индустрии гостеприимства».

Поэтому, с одной стороны, на рынке действительно есть рост в деньгах, но это не повод почивать на лаврах, потому что он продиктован в первую очередь повышением цен, соглашается ресторатор. «В индустрии по всей стране наблюдается перекос в транзакциях и количестве чеков: в сезон мы получаем прирост за счет развития внутреннего туризма, но как только погода портится и туристическая активность снижается, индустрия уходит в минус. Нам хочется это изменить, и мы стараемся рекомендовать деловые активности в период низкого сезона», — говорит он.

Юлия Гараева, Сюмбель Губайдуллина
Аналитика Татарстан

Новости партнеров

Фондовый рынок
  • Татнефть715.2
  • Нижнекамскнефтехим97.6
  • Казаньоргсинтез106.1
  • КАМАЗ168.1
  • Нижнекамскшина69.5
  • Таттелеком0.915