Новости

10:09 МСК
Все новости

Полигон закрыли, а вопросы остались: исполком возвращает свое или «Чистый город» избавляется от конкурента?

ЗАО «КЭК» прекратит использование территории у Самосыровской свалки, но экоактивисты уверены — ее будет использовать другая компания

Полигон закрыли, а вопросы остались: исполком возвращает свое или «Чистый город» избавляется от конкурента? Фото: Мария Горожанинова

Закрывать и оформлять в собственность города территорию второй карты Самосыровского полигона сегодня дождливым утром собрались на свалке представители исполкома, приставы и экологи. Корреспондент «Реального времени» вместе с ними прошелся вдоль места хранения отходов, стал свидетелем того, как КЭК приступил к исполнению предписания суда, и простоял под дождем в ожидании законной передачи собственности исполкому Казани. Представители муниципалитета убеждают, что возвращают свое имущество, которое использовалось с нарушением экологических норм. Директор КЭК говорит, что власти не дали возможности работать законно. А экоактивисты уверены, что эту территорию тут же будет использовать конкурент КЭК — «Чистый город» и дело вовсе не в соблюдении экологических норм, а в нуждах последнего.

От слов — к свалке

Сегодня исполком Казани показал, как от слов они переходят к делу. К 8.30 утра на въезде на Самосыровский полигон уже стояло несколько иномарок и спецтехника. Когда подъехала машина приставов, весь кортеж двинулся к полигону ТБО ЗАО «Казанский экологический комплекс», признания незаконности которого через суд добился исполком. Проследить за тем, как перегораживают въезд на вторую карту полигона и оформляют документы для передачи имущества и территории городу, приехал председатель Комитета ЖКХ исполкома Казани Искандер Гиниятуллин. У самого полигона, рядом с сортировочной станцией отходов, делегацию, в которую, помимо представителей исполкома и приставов, вошли также экологи и журналисты, встретил юрист «Казанского экологического комплекса» Назип Каюмов, чьи выглаженная голубая рубашка и чистые классические ботинки вызывали диссонанс с окружающим пространством.

Буквально спустя несколько минут кожаная обувь сменилась на резиновые сапоги, после чего юрист повел всех на свалку показывать, что техника предприятия прямо сейчас собирает и вывозит оттуда мусор. Как, собственно, и предписал суд. Дорога предстояла не из легких — из-за непрекращающегося дождя ее очень сильно размыло, и она превратилась в огромную грязную лужу, тоскливо среди мусора выглядывало некое подобие пруда, в котором вместо рыб плавали отходы.

Шагая под зонтом в резиновых сапогах, Назип Каюмов попутно пытался объяснить начальнику межрайонного отдела УФССП по РТ Жанне Алпаровой, что если они перегородят въезд на вторую карту полигона, то компания не сможет исполнять решение суда. В ответ судебный пристав пояснила, что доступ им будет обеспечен после подачи ходатайства приставам с указанием номеров спецтехники.

Проследить за тем, как перегораживают въезд на вторую карту полигона и оформляют документы для передачи имущества и территории городу, приехал Искандер Гиниятуллин

— Как только вы предоставите подтверждение того, что действительно идет исполнение решения суда, а не однодневный такой выход, то, естественно, мы доступ предоставим, — поясняла ему Жанна Алпарова.

На тот момент на свалке мусор вывозили две машины, еще одна собирала его на глазах у присутствующих. После променада вдоль благоухающих остатков человеческой цивилизации, на обратном пути делегацию уже встретили бетонные блоки, перегородившие дорогу, — таким образом было исполнено одно из намерений исполкома. Чтобы исполнить второе — вернуть имущество городу, все двинулись обратно к машинам.

Чехарда с границами и недопонимание

Офисом, где оформлялись и подписывались документы, стала машина приставов. Там выяснилось, что привезти и поставить бетонные блоки оказалось гораздо проще, чем разобраться с бумажной работой. У сотрудника Комитета по земельным и имущественным отношениям, который должен был расписаться от имени исполкома Казани, не оказалось с собой доверенности, подтверждающей его полномочия. На это обратил внимание юрист КЭК, в результате чего процедура затянулась на несколько часов — за бумагой поехали в город. Привезла доверенность юрист исполкома Казани, после чего наконец продолжилось оформление документов.

Наблюдал за всем происходящим и директор КЭК Артур Шанин. Он поделился с корреспондентом «Реального времени» своими мыслями по поводу претензий исполкома к неэкологичности его бизнеса. По его словам, проект этого полигона был продуман точно так же, как и проект химического полигона, и пока в Казани не построен мусоросжигательный завод, другого способа работы с отходами не придумано. Директор уверяет, что полигон работает согласно всем нормам, и он даже готов предоставить в качестве доказательств фотографии установленного на полигоне и необходимого для сохранения экологии оборудования.

Немного вернулся директор по просьбе «Реального времени» к началу конфликта с исполкомом — в 2008 год. Здесь до сих пор остается загадкой — обращался ли предприниматель к исполкому и он ему отказал, либо КЭК вообще не обращался к городу по поводу аренды и они отреагировали на это исками в суд. Версии сторон по этому вопросу не совпадают.

— Я в 2007 году до наступления сроков (передачи земельного участка городу) обратился в Высокогорский район, но ответ мне дали позже на 14 дней, когда начал действовать закон. Они ссылаются на это в суде. Я же обратился к законному представителю в Высокой Горе, если они мне вовремя не ответили — за это должны отвечать чиновники. И опять же, что городу мешало сказать: «Мы вам сообщаем, что вы находитесь в городе и часть земли была отдана вам по решению районов, которые вошли в Казань. Вы остаетесь здесь или не остаетесь?» Но, по словам собеседника издания, подобных обращений не было.

Артур Шанин уверяет, что полигон работает согласно всем нормам

Миром не обойтись

Есть ли все еще шанс решить конфликт мирным путем — предприниматель не знает, но уверен, что при желании власть может решить любой вопрос. «Что мешает — это надо у них спросить. Скорее всего, нежелание, или, может быть, у них есть обиды на «Казанский экологический комплекс». Здесь прослеживается непоследовательность: мы планируем полигон на 40 лет, а потом, оказывается, заводим его в черту города, а вывести мы его не в состоянии», — комментирует Артур Шанин. То есть, несмотря на то, что еще в двухтысячных годах эту землю специально выделили под расширение Самосыровской свалки, законно работать сейчас полигон не может.

После решения суда Артур Шанин говорит о том, что мусор они вывезут, а работы на территории, естественно, прекратят. На снос второй карты полигона, по его словам, у них уйдет минимум полгода.

В свою очередь, позиция исполкома по сложившейся ситуации ясна. Еще раз ее пояснил корреспонденту «Реального времени» председатель Комитета ЖКХ исполкома Казани Искандер Гиниятуллин. Он уверен, что как такового конфликта между исполкомом и КЭК нет, и исполнительный комитет просто защищает свое имущество, в ходе эксплуатации которого, по его словам, не соблюдались экологические нормативы.

— О чем может быть мировое соглашение? Мы должны согласиться, что нам причинен ущерб, и сказать, что ладно, мы это прощаем? Я не вижу никаких оснований для мирового соглашения, — говорит собеседник издания.

После решения суда Артур Шанин говорит о том, что мусор они вывезут, а работы на территории, естественно, прекратят

«Мы ждали от них этих предложений, но не дождались»

Пообщаться к директору КЭК подошел и представитель общественного движения против мусоросжигательного завода Антон Голубков, после чего высказал свою точку зрения на происходящее корреспонденту «Реального времени». Активист движения называет эту ситуацию эпилогом конкурентной борьбы двух компаний — «Чистого города» и КЭК. К слову, «Чистый город» и раньше был замечен в «мусорных войнах».

— Причем с применением административного ресурса в лице исполнительного комитета Казани. Это больше похоже на рейдерский захват — да, по суду, но все умалчивают, кто довел до такой плачевной ситуации? Исполком не давал КЭК право аренды на используемый полигон, разрешение на который организацией было получено законно.

По его мнению, здесь наблюдается давление администрации города для устранения конкурента, в данной ситуации ключевого игрока рынка. «Естественно, как только этот игрок уйдет с полигона, будьте уверены, его начнет использовать «Чистый город». Притом сам «Чистый город» технологий не соблюдает — мусор поступает несортированный и так далее. Свои полигоны они уже забили доверху, Самосыровский полигон они за 15 лет подняли на треть». Узнать позицию компании по отношению к подобным обвинениям не удалось — ее телефоны не отвечали, а ответ на письменный запрос к моменту публикации получен не был.

Директор КЭК Артур Шанин говорит о том, что работать на рынке Казани стало сложнее еще до появления «РТ-Инвест», когда компанией «Чистый город» владела фирма, аффилированная с исполкомом. При этом еще когда у города не было претензий к работе КЭК, он все равно не горел желанием с ними сотрудничать, в частности, не приглашал для участия в своих тендерах.

В свою очередь, Гиниятуллин говорит о том, что со стороны исполкома никаких препятствий их деятельности не осуществляется, и, в частности, он напомнил, что арендовать эту землю можно было с помощью электронного аукциона. Еще раз повторил председатель комитета ЖКХ и то, что при желании в 2008 году КЭК мог арендовать полигон у нового владельца — исполкома.

— Это с их стороны сделано не было. Вопрос надо было решать в законной плоскости, как положено. Мы ждали от них этих предложений, но не дождались. Вместо этого начались попытки заключить договор с тем, кто уже не имел на это полномочий, — подытожил собеседник издания.

Тем временем ливень все не прекращался, как не прекращалось и оформление приставами всех документов. К процедуре подошли со всей ответственностью и даже нашли двух понятых, одним из которых выступил журналист. Завершающим этапом передачи имущества в собственность исполкома стала подпись, которую после ознакомления с текстом юриста компании поставил на документах директор КЭК Артур Шанин.

1/18
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
  • Мария Горожанинова
Мария Горожанинова, фото автора
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 05 июля
    я тоже считаю, что это напоминает рейдерский захват
    Ответить
  • Анонимно 05 июля
    16-е фото :) ..экологические нормативы, конечно, необходимо соблюдать
    Ответить
  • Анонимно 05 июля
    Скорей бы эти свалки вообще закрыли
    Ответить
    Анонимно 05 июля
    А как их закрыть то? Надо тогда строить заводы по переработке мусора, и подальше от города.
    Ответить
  • Анонимно 05 июля
    А что там за речка вонючка течет?
    Ответить
    Анонимно 05 июля
    Так и называется речка, вы угадали)
    Ответить
  • Анонимно 05 июля
    Какая грязь, а еще дождь добавил жижи)
    Ответить
    Анонимно 05 июля
    А где сейчас чисто, разве что в Шотландии))
    Ответить
    Анонимно 05 июля
    Вы еще у нас в деревне не были, вот там жижа так жижа
    Ответить
  • Анонимно 06 июля
    Вы на базу Чистого города съездили и Рт -Инвест там чем не мусорка с чайками и вонью в черте города!
    То что Чистый город был ИК а потом по тихой продан ясно кому было понятно, а вот теперь понятно для чего!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии