Новости

21:29 МСК
Все новости

Экс-зампред Татфондбанка Мещанов: «Все доказательства обвинения банально не проработаны и сфабрикованы»

Адвокаты банкира обвинили суд первой инстанции в грубых нарушениях, однако это не спасло его от ареста

Экс-зампред Татфондбанка Мещанов: «Все доказательства обвинения банально не проработаны и сфабрикованы» Фото: Олег Тихонов

Сегодня в Верховном суде РТ была предпринята еще одна попытка обжаловать решение об аресте — на этот раз бывшего зампреда ТФБ Сергея Мещанова. Защита, как и на заседании в Советском райсуде, утверждала, что арест банкира в больнице и его объявление в розыск были незаконными, сам Мещанов готов сотрудничать со следствием и может находиться под домашним арестом. Однако эти доводы судью не убедили, и он оставил экс-зампреда в СИЗО. Корреспондент «Реального времени» не только поприсутствовал на заседании, но и попутно выслушал необоснованные обвинения в клевете от адвоката Мещанова, которая в очередной раз перепутала издания.

Как адвокат перепутала СМИ, даже не открывая их

Следом за Робертом Мусиным не удалось защите оспорить и арест экс-зампреда ТФБ Сергея Мещанова, который проходит по делу о «ТФБ Финанс». Судебное заседание в Верховном суде РТ должно было начаться в 9 часов утра, однако затянулось более чем на 5 часов. Дело в том, что параллельно с рассмотрением апелляционной жалобы на арест Мещанова в Советском райсуде должно было пройти заседание по жалобе адвоката банкира о незаконном объявлении его в розыск, куда подозреваемого и доставили из СИЗО-2. На его возврат обратно в следственный изолятор ушло некоторое время, вследствие чего заседание в ВС РТ началось только после двух часов дня.

В ожидании процесса все это время в коридоре суда вместе с немногочисленной группой поддержки находились жена и теща Мещанова. На вопрос «Реального времени» о ее состоянии и состоянии ее мужа жена отреагировала молчанием и предпочла отойти в сторону.

А вот адвокат подозреваемого Дамира Идрисова молчать не стала и, узнав, что корреспондент из «Реального времени», начала кричать, что наше издание публикует ложную информацию о так называемой «дурке», куда хотели отправить ее подзащитного. Причем перед прошлым заседанием произошла примерно такая же история. Тогда нашему журналисту пришлось открывать публикации в СМИ и доказывать, что ничего подобного «Реальное время» не писало, после чего Идрисова перекинулась на наших коллег.

Выяснилось, что Идрисова якобы видела даже не оригиналы статей татарстанских изданий, а их перепечатки на неком федеральном сайте. В итоге Идрисова пообещала еще раз прочитать и проверить сказанную ею же информацию

Однако Дамира Идрисова или забыла события двухнедельной давности, или увидела какую-то новую публикацию, приняв ее за статью «Реального времени». На этот раз на адвоката никакие доводы о том, что на страницах газеты не было подобных публикаций и Идрисова, очевидно, опять путает две электронные газеты, не помогли. Женщина не только не успокоилась, но еще больше завелась. К слову, в ходе криков адвоката выяснилось, что Идрисова якобы видела даже не оригиналы статей татарстанских изданий, а их перепечатки на неком федеральном сайте. В итоге Идрисова пообещала еще раз прочитать и проверить сказанную ею же информацию.

В том случае, если уважаемый адвокат все-таки не сможет разобраться в многочисленных публикациях в интернете, не принесет публичных извинений нашей редакции и продолжит при каждом удобном случае упрекать «Реальное время» в клевете, при этом демонстрируя чужие публикации, редакция будет отстаивать свою честь в установленном законом порядке.

Со справками из больницы и без связи с СИЗО

На самом заседании Мещанов присутствовал лишь посредством конференц-связи — в ходе ожидания сообщалось, что его доставят в сам суд, однако потом от этого, видимо, было решено отказаться. В полку защитников банкира прибыло — помимо Идрисовой его интересы в суде представлял адвокат Холодович. Он попросил время для ознакомления с материалами дела. Свое ходатайство подала и Идрисова — она попросила удалить из зала суда так не любимую ею прессу. Судья Герасимов требование Холодовича удовлетворил и объявил перерыв на 25 минут. Ходатайство Идрисовой рассматривалось уже после перерыва, и его судья оставил неудовлетворенным.

После перерыва на заседании произошла небольшая заминка — в течение 5 минут не удавалось связаться с Мещановым. Банкира было прекрасно слышно и видно, однако он о том, что рассмотрение апелляционной жалобы началось, даже не подозревал и ходил по камере, сосредоточенно вчитываясь в листы бумаги в своих руках. Когда же все-таки о начале видеоконференции сообщили в СИЗО, связь все равно появилась не сразу. За кадром тем временем какой-то мужской голос, рассуждая о причинах сбоев связи, долго не думая, заявил: «*** знает».

Судья Герасимов требование Холодовича удовлетворил и объявил перерыв на 25 минут. После перерыва на заседании произошла небольшая заминка — в течение 5 минут не удавалось связаться с Мещановым

После того, как видеосвязь была налажена, еще два ходатайства о приобщении дополнительных материалов к делу заявила защитник Мещанова Идрисова. Среди них были: справка о том, что 16 февраля банкир был госпитализирован в центральную городскую больницу города Электростали; справка о том, что он действительно работает в «Промсвязьбанке» на должности вице-президента и заместителя руководителя блока «Розничный бизнес» в АКБ «Промсвязьбанк»; а также справка, данная лечащим врачом Афониным, которая подтверждает, что Мещанов находился на стационарном лечении с диагнозом «острый панкреатит»; и справка из «Промсвязьбанка», что на имя Мещанова никаких повесток и приглашений не поступало. Кроме того, среди дополнительных материалов была выписка из истории болезни, которая подтверждала, что с 16 по 28 февраля он находился в больнице, и больничный лист нетрудоспособности.

Судья Герасимов все документы приобщил, после чего зачитал материалы дела. В ходе следствия было установлено, что в период с 1 августа 2016 года по 15 декабря 2016 года Мещанов и другие лица, действуя от лица «ТФБ Финанс» под видом исполнения агентского договора, введя вкладчиков ТФБ в заблуждение относительно рисков и доходности вкладов, совершили хищение 90 млн рублей более 100 вкладчиков ТФБ, передав их в доверительное управление. Дальше, как известно, банкир был задержан в больнице и направлен в Казань, где по решению суда его арестовали до 2 апреля.

Суд обвинили в грубых нарушениях

С аргументами, что необходимости содержать подзащитного в СИЗО нет и его можно отправить под домашний арест, первой выступила адвокат Идрисова. Она попросила суд исследовать показания свидетелей Мустафаевой и Хамидуллина, объяснив это тем, что судье Шайхутдиновой, которая вынесла решение об аресте, не хватило времени разобраться в материалах дела, и причастность банкира к инкриминируемым ему преступлениям не доказана.

— Помимо указанных показаний, есть показания потерпевших Чумарова, Ибрагимова, которые никогда не видели в глаза моего подзащитного, никогда не контактировали с ним, и он никаких договоров не подписывал. И тем не менее следователь указал, что якобы эти потерпевшие указывают на него как на лицо, совершившее преступление, — сказала адвокат. Однако, по ее словам, судья Шайхутдинова при вынесении решения также сослалась на это.

Идрисова заявила, что защита считает, что постановление об аресте подзащитного вынесено «с грубейшими нарушениями норм процессуального права»

Второй адвокат, Холодович, прошение Идрисовой поддержал, как и сам Мещанов. Но суд в повторном исследовании показаний отказал, сославшись на то, что они уже были исследованы.

Продолжая, Идрисова заявила, что защита считает, что постановление об аресте подзащитного вынесено «с грубейшими нарушениями норм процессуального права», так как материалы дела поступили в суд за полчаса до судебного заседания, 20 минут из которых с ними знакомилась сама Идрисова. «То есть из этого получаса Шайхутдиновой остались 10 минут для ознакомления с материалами дела. В таком поспешном порядке ознакомления, я не думаю, что можно говорить об объективности исследования обстоятельств дела». Еще раз адвокат указала и на тот факт, что Мещанов не скрывался и в Следственном комитете были уведомлены о том, что он находится в больнице. Но, несмотря на это, по словам защитника, было вынесено постановление об объявлении подозреваемого в розыск, а 28 февраля его задержали и привезли в Казань.

Остановилась Идрисова и на том факте, что ее подзащитный не причастен к совершению преступления по статье 159 ч. 4 (мошенничество), а основания для избрания данной меры пресечения «совершенно надуманные». По ее словам, в показаниях пострадавших нет ни слова о Мещанове.

Что интересно, в ходе первого судебного заседания прокурор также попросил для экс-зампреда домашний арест, а не заключение под стражу. Внимание на это также обратила защитник банкира. Она еще раз напомнила, что в случае домашнего ареста теща Мещанова дала письменное согласие на содержание его у нее дома.

Доводы защиты от ареста не спасли

Свои «пять копеек» вставил и адвокат Холодович. Он заявил о «фактически некой искусственной фабрикации доказательств о ненадлежащем поведении Мещанова». По его словам, он представлял его интересы уже непосредственно при задержании и первом приезде следствия и может подтвердить, что 22 февраля он находился в больнице и тогда следователи взяли у него обязательство о явке на 1 марта. 28 февраля в ходе процедуры выписки его задержали.

— Это, естественно, послужило основанием для вывода суда о том, что он хотел скрыться от следствия. Ни обстоятельства его задержания, ни нахождение в стационаре, а просто сам факт задержания, его доставки в Казань. Полагаю, что в данном случае следствие злоупотребило, подстраховываясь под свое ходатайство, которое я полагаю также необоснованным, — заявил Холодович.

Все доводы защиты и самого Мещанова оказались тщетны — отлучившись буквально на минуту к себе в кабинет, судья вышел и объявил о том, что в удовлетворении апелляционной жалобы им отказано

Среди нарушений, которые допустил суд первой инстанции, адвокат назвал тот факт, что не была дана оценка доводам защиты и прокурора в возможности применения меры пресечения в виде домашнего ареста. По его словам, Мещанов готов сотрудничать со следствием и необходимости содержать его в СИЗО нет, поэтому защита настаивает на домашнем аресте банкира.

— Первое — я полностью поддерживаю то, что сказали адвокаты, особенно в части незаконного объявления в розыск и задержания. Второе — я еще раз подтверждаю, что готов полностью сотрудничать со следствием и давать полноценные показания в части тех компетенций, которые входили в мои обязательства, — высказался сам Мещанов. В качестве третьего пункта он еще раз обратил внимание на то, что ему инкриминируется мошенничество в рамках продажи продукта «ТФБ Финанс», но он не имеет никакого отношения к этой организации и инвестиционному блоку.

Пребывание в следственном изоляторе и само уголовное дело, судя по всему, отразились на Сергее Мещанове. О себе он стал говорить в сухих формулировках и в третьем лице.

— В рамках своих должностных обязанностей Мещанов занимался розничным бизнесом и кураторством филиальной сети. И не мог создавать продукты, управлять денежными средствами и куда-либо их инвестировать, — заметил банкир. По его мнению, следствие ведется в спешке, следователи не разбираются в должностных инструкциях, которые действуют в банке, и не понимают функционал. Как следствие — «все доказательства обвинения банально не проработаны и сфабрикованы». Предъявленные ему обвинения он назвал несправедливыми.

В свою очередь прокурор Хаматова, выслушав сторону защиты, спокойно объявила, что их выступления не могут служить безусловным основанием для изменения меры пресечение, и сторона обвинения просит оставить постановление суда без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения. В итоге все доводы защиты и самого Мещанова оказались тщетны — отлучившись буквально на минуту к себе в кабинет, судья вышел и объявил о том, что в удовлетворении апелляционной жалобы им отказано. И, соответственно, банкир просидит в СИЗО до 2 апреля.

Мария Горожанинова, фото Олега Тихонова
комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 17 марта
    Бедолага. Угораздило же его попасть к нашим судьям. Если бы следствие велось в Москве, такого произвола бы не было.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    "Даздравствует наш суд, самый справедливый суд в мире"( Операция "Ы")
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    И все равно арестовали, хоть кричи, хоть не кричи.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Можно как угодно обвинять суд, но все равно закроют
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Ростовщиков судить и сажать - места бы им хватило.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    По этому делу нет суда и не будет.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    адвокатесса у него , конечно, странная
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Вот так бывает, вроде и должность и честь и почет, а потом бах....
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Всех под одну гребенку.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    У таких нерадивых адвокатов нужно адвокатские корки отбирать. А РВ может легко её засудить по теме защиты репутации. Нечего клеветать на издание.
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    Это БО и Коммерсант писали про дурку
    Ответить
  • Анонимно 17 марта
    А зачем он о себе в третьем лице говорит?
    Ответить
    Анонимно 18 марта
    Посмотрел бы я на вас в каком лице вы про себя заговорили бы , если вас так же незаконно закроют
    Ответить
  • Анонимно 18 марта
    Что с ним (на первом фото)?
    Очень странное выражение лица. Треуголку верните человеку.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии