Новости

12:46 МСК
Все новости

Повесть о «железном» Минтимере: любовь к музыке Софии Губайдулиной, графике Шишкина и татаро-башкирскому радио

Выдержки из новой книги «ЖЗЛ: Биография продолжается». Часть 7

Повесть о «железном» Минтимере: любовь к музыке Софии Губайдулиной, графике Шишкина и татаро-башкирскому радио Фото: Михаил Козловский (с писателем Олжасом Сулейменовым, 2003 год)

В издательстве «Молодая гвардия» накануне Нового года вышел новый том книжной серии «Жизнь замечательных людей. Биография продолжается…». 34-я по счету книга серии посвящена первому президенту Татарстана, ныне госсоветнику РТ Минтимеру Шаймиеву. «Реальное время» с разрешения издательства публикует выдержки из новой книги.

Минтимер Шаймиев встречался со многими выдающимися поэтами и писателями. Особо дорожит многолетней дружбой с Чингизом Айтматовым и Олжасом Сулейменовым. В июне 2000 года писатель, посол Киргизии в странах Бенилюкса Чингиз Айтматов и казахский поэт, Чрезвычайный и Полномочный Посол Казахстана в Италии Олжас Сулейменов прибыли в Казань на пятый Всероссийский фестиваль средств массовой информации «Вся Россия — 2000». Но больше времени писатели провели в обществе президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Привезли ему свои книги. Им было о чем поговорить, вот и беседовали почти целый день, философствовали, не торопясь, не омрачая душевную беседу дневной суетой. С тех пор писали друг другу письма, созванивались, Айтматов и Сулейменов любили приезжать в Казань, к другу Шаймиеву. К сожалению, Чингиз Айтматов ушел рано…

Минтимер Шарипович с Олжасом Омаровичем дружат по сей день. Весьма интересен писательский взгляд Олжаса Сулейменова на своего друга:

«Минтимер-ага, что может подарить писатель человеку, которого безмерно уважает? Одну из своих книг? Но они, наверное, уже есть в Вашей библиотеке. Однажды мы с Чингизом Айтматовым приезжали к Вам с новыми книгами...»

Два десятка лет знакомства и дружбы с Минтимером Шариповичем обращаюсь, добавляя к его имени титульное добавление ага — «старший брат».

Но и узнав, что его юбилей происходит на несколько месяцев позже моего, продолжаю величать его — Минтимер-ага.

Титул Старшего большинству присваивается солидным возрастом, но некоторые заслуживают его в ранние годы делами и умом своим.

Именно к таким немногим относится и Минтимер Шарипович Шаймиев.

В переломное время (конец 1980-х — начало 1990-х), когда неожиданные лидеры вручную переталкивали свои народы из одной фазы развития в другую, прямо противоположную, особое значение приобретали качества личности руководителей.

Тогдашней Татарской Республике повезло с первым Президентом.

Итоги прошедшего после 1991 года двадцатипятилетия подводятся во всем СНГ.

Какой основной вывод я, несторонний наблюдатель, сделал, наблюдая результаты деятельности Минтимер-ага?

Рачительный хозяин в политике не отказывается с маху от всего прошлого. Пусть даже «проклятого»! Но сохраняет лучшее и, опираясь на него, создает новое. Именно так осуществлялась политика Шаймиева в промышленности, культуре и сельском хозяйстве. Сколько таланта и упорства потребовалось проявить Минтимер-ага и его команде, чтобы не позволить разбазарить страну, сохранить и укрепить народ, придать ему уверенность в себе и в своем будущем.

Встреча с Чингизом Айтматовым, Казань, 21 февраля 2006 г.

Вспоминаю еще одно посещение Казани. Выступаю на собрании интеллигенции. Говорю, какие у Казахстана давние культурные связи с Татарией.

— С Татарстаном, — поправил меня Минтимер-ага. — Мы теперь не Татария, а снова — Татарстан.

В эти годы в Средней Азии шли споры об именах наших республик, которым именно окончание «стан» мешало свободнее выходить на политэкономические контакты с Западом. Мы оказывались в одном ряду с Афганистаном, Пакистаном и другими проблемными государствами. Некоторые наши ораторы призывали переименовать республики, вернуть советские наименования — Киргизия, Туркмения, Каракалпакия, а заодно присвоить и нам вполне западное — Казахия, что, видимо, поставит нас рядом с Францией, Англией и Германией.

Дружеское замечание президента Шаймиева объяснило мне, что для автономных республик Татарстан, Башкортостан это окончание имеет иное значение, чем для нас, обозначая глубинные родственные связи наших культур. Древнеиндоевропейское astana — «стоянка», «стойбище», «остановка», «стан» — придавало именам не собственно тюркский, не исламский, а глубинный евразийский смысл, роднивший народы Центральной Азии и России».

А что расскажут нам о музыкальных предпочтениях Минтимера Шаймиева? Как человеку, имеющему всесторонние интересы, ему нравится разная музыка, невозможно определить любимый жанр. Скорее всего, невзирая на жанры, он оценит какое-нибудь отдельное музыкальное произведение — то, что тронет за душу или будет связано с чем-то сокровенным…

Рассказывает Минтимер Шаймиев: «В музыке у меня, как и у многих людей, всегда была и остается внутренняя потребность. Не было же специального воспитания в деревенских условиях. Все же полагаю, тяга эта из детства. Как уже говорил, рос я на границе Татарстана с Башкортостаном, из-за разницы времени на два часа мы в деревне слушали сначала башкирское радио, а потом казанское. Слушали с упоением — песни, стихи, оркестровые записи. Музыка трогала душу. Это таинство трудно объяснить. Природой дается, думаю. Я сам порой удивляюсь. К примеру, не могу сказать, что сразу понял и полюбил музыку Софии Губайдулиной. Не сразу. Но когда встретился с Софией Асгатовной и мы просто побеседовали с ней, я понял, что к ее непривычной музыке нужно всецело приобщить личность самого композитора — совершенно оригинального, ни на кого не похожего, очаровательного, беспредельно талантливого человека — саму Софию Асгатовну, с ее удивительной способностью гармонично объединять в музыке духовность Востока и Запада. Я стал улавливать в ее музыке дорогие для моей души печально-нежные звуки-образы старых добрых татарских сказок или весело и бурно рвущееся наружу разноцветие эмоций Сабантуя, впрочем, любого другого народного праздника… Повторю, это лично мое восприятие, то, что трогает мою душу».

С Софией Губайдулиной. Казань, 22 октября 2001 года

Минтимера Шаймиева считают тонким ценителем изобразительного искусства, у него есть небольшая коллекция картин. Но как бы ни просили выставить ее на всеобщее обозрение, он пока не соглашается.

Рассказывает Минтимер Шаймиев: «Я вообще люблю живопись, хотя в школе нас этому не учили. Как-то был в музее Шишкина в Елабуге. Показывают его всемирно известные картины — холст, масло, комментируют. Я, чтобы белой вороной не выглядеть, отзываюсь: да-да, интересно. А мне, признаюсь вам, больше всего понравились его рисунки карандашом. И вот недавно я прочитал, что выдающиеся художники-знатоки высоко ценили и графику Шишкина.

Всегда стараюсь понять, о чем говорит с нами художник, музыкант или писатель. Когда появилась возможность, старался обязательно посетить крупные музеи, не только Лувр или Прадо. Знакомился с коллекциями в Лондоне, Риме, Стамбуле, Дрездене и в других городах. И в музее Сальвадора Дали был. Чувства смешанные, но мне нравится созерцать. Картины заставляют задуматься о стремлениях и замыслах художника».

Книга «Минтимер Шаймиев» из серии «ЖЗЛ: Биография продолжается..."

Игорь Цыбульский и Нурсюя Шайдуллина
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 09 янв
    ничего так, нормально написано, я бы и дальше почитал
    Ответить
  • Анонимно 09 янв
    Губайдулину очень люблю
    Ответить
    Анонимно 09 янв
    очень своеобразная личность
    Ответить
  • Анонимно 09 янв
    Татарская музыка - особая музыка..
    Ответить
  • Анонимно 09 янв
    сколько там страниц в этой книге?
    Ответить
  • Анонимно 10 янв
    /Древнеиндоевропейское astana — «стоянка», «стойбище», «остановка», «стан» — придавало именам не собственно тюркский, не исламский, а глубинный евразийский смысл, роднивший народы Центральной Азии и России»./
    Это проиндоевропейский официоз, корень (э)стэ не меньше прав имеет в этом отношении.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии