Новости раздела

Вход — рубль, выход — два: как казанский застройщик «потерял» свой взнос в СРО

Вход — рубль, выход — два: как казанский застройщик «потерял» свой взнос в СРО
Фото: yandex.ru/maps

За 5 лет в России строители потеряли 50 млрд рублей, которые были перечислены в компенсационные фонды саморегулируемых организаций, по причине банкротства последних либо банков, где данные средства были размещены. Эксперты «Реального времени» констатируют, что строительному рынку нужно регулирование и с приходом СРО оно улучшилось. В то же время их компенсационные фонды вроде черной дыры: механизм возврата средств из них не предусмотрен, касается ли дело возмещения вреда, перехода из одной СРО в другую или изменения объемов работ. Пример этому есть и у нас. Когда СРО «Первое Поволжское строительное объединение», в которую входило ООО «Казэнергострой», исключили из реестра из-за нарушений, взнос в компенсационный фонд переправить в новую СРО «Объединение строительных организаций Татарстана» компании не удалось, несмотря на подачу иска в суд. Более того, судебные издержки участвовавшего в процессе представителя Национального объединения строителей, которые на нее возложили, изначально были почти равны сумме иска.

Первое, но не последнее

Очень любопытная история из жизни саморегулируемых организаций в сфере строительства завершилась недавно в арбитраже. Ее непосредственным участником оказалось местное, судя по названию и юридическому адресу, ООО «Казэнергострой». Скажем прямо: упомянутое общество не является крупным игроком строительного рынка. Напротив, согласно базе данных «СПАРК-Интерфакс», это частная микрокомпания со штатом 8 человек. Впрочем, это обстоятельство не помешало ей получить в 2019 году выручку от продажи в 103,8 млн рублей и чистую прибыль в 1,7 млн. И руководителем, и бенефициаром ООО, специализирующегося на возведении жилых и нежилых зданий, назван Игорь Дмитриев.

Но сама ситуация, в которой строительное микропредприятие оказалось, судя по всему, может случиться с любым застройщиком. Она перетекла в публичную плоскость в середине 2019 года. Тогда «Казэнергострой» подал иск в татарстанский арбитраж к саморегулируемой организации «Некоммерческое партнерство «Первое поволжское строительное объединение» (ППСО, зарегистрировано на ж/д станции Высокая Гора) с тем, чтобы обязать его перевести свой взнос в компенсационный фонд в 277,4 тыс. рублей на счет другой СРО — Ассоциации «Объединение строительных организаций Татарстана».

Отметим, что «перебежчиком» «Казэнергострой» стал поневоле: СРО-ответчик, в которую он входил, исключили из государственного реестра саморегулируемых организаций в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции и капитального ремонта. Изначально «Казэнергострой» не собирался идти в суд. Он направил письмо СРО, с которой случилась неприятность, с тем, чтобы она перечислила деньги застройщика в «Национальное объединение строителей». Но не дождался этого и только тогда составил заявление в арбитраж. Однако едва ли не сразу рассмотрение дела приостановили, дожидаясь вступления в законную силу решения Арбитражного суда Москвы.

Там НП «Первое Поволжское строительное объединение» долго судилось по поводу своего исключения из реестра, требуя восстановления. Разбирательство проходило в первопрестольной, так как ответчиком был Ростехнадзор. Этот спор перестал быть препятствием для дела «Казэнергостроя» лишь в ноябре 2019 года, когда дошел до апелляции. Хотя ППСО жаловалось даже в Верховный суд РФ, добиться отмены приказа Ростехнадзора ему не удалось.

Джахангир Мусаев, ранее входивший в руководство ППСО (был заместителем директора этой СРО по техническим вопросам), с которым «Реальное время» связалось по телефону, не смог вспомнить ни причин исключения этой саморегулируемой организации из реестра, ни спорной ситуации с «Казэнергостроем». «Прошло слишком много времени», — заметил он. С учетом того, что названный ранее приказ Ростехнадзора датирован 3 июля 2018 года, воды с тех пор утекло действительно немало. Хотя обстоятельства потери татарстанской СРО статуса представляются тоже не рядовыми.

Джахангир Мусаев, ранее входивший в руководство ППСО, не смог вспомнить ни причин исключения этой саморегулируемой организации из реестра, ни спорной ситуации с «Казэнергостроем». Фото: vk.com

Не дал устранить нарушения

ППСО в ходе судебного разбирательства за восстановление своего реноме оппонировало Ростехнадзору, ссылаясь на то, что он нарушил право Ассоциации на устранение нарушений. Однако, согласно материалам арбитражного дела, инициатором исключения ППСО вообще-то стала Ассоциация «Национальное объединение саморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, осуществляющих строительство» (НОСТРОЙ). Она представила в Ростехнадзор соответствующее заключение.

Причиной стало неисполнение татарстанской СРО обязательного к исполнению уведомления. НОСТРОЙ в нем предписывал устранить нарушения. А именно: по его мнению, размер компенсационного фонда ППСО не соответствовал численности его членов-юрлиц и индивидуальных предпринимателей. Также эта СРО не разместила в полном объеме средства компенсационного фонда на специальных счетах в уполномоченных банках — часть их, 345 млн рублей, она передала ООО «Аксиома».

Были допущены нарушения и в части несоответствия документов Ассоциации требованиям, в том числе по доступу к информации.

Ответа о том, что работа над ошибками проделана, Национальное объединение строителей так и не получило. На основании этого заключения Ростехнадзор и издал приказ. И по закону это «исчерпывающее основание» для исключения саморегулируемой организации из реестра.

Средства перечислил не полностью

«Казэнергострой» пытался «перекинуть» свой взнос по назначению и по другой линии. Подавал заявление непосредственно в «Национальное объединение саморегулируемых организаций». О том, чтобы оно перенаправило зачисленные на его счет средства компенсационного фонда. Однако НОСТРОЙ в ответном письме потребовала от компании, так сказать, исполнить свои обязательства: сначала внести денежки в упомянутый фонд.

Строительная компания уточнила, что речь идет о 100 тыс. рублей (первоначальные требования были уменьшены до этой суммы), ранее внесенных ею в компенсационный фонд ППСО. Эту сумму теперь надлежит «перекинуть» на счет его новой Ассоциации СРО «Объединение строительных организаций Татарстана». Но там заявили, что сделать этого не могут: средства компенсационных фондов «Первое Поволжское строительное объединение» им перечислило «не в полном объеме».

По данным единого реестра членов СРО, в целом члены ППСО перечислили в фонд свыше 510,9 млн рублей, а оно «отдало» лишь 120,2 млн с копейками. Более того, по данным НОСТРОЯ, и эти деньги «полностью распределены» по заявлениям, поступившим ранее. Насколько ситуация с татарстанской СРО типична и как в целом обстоит дело в этом плане в нашей республике? Оперативно получить ответ в НОСТРОЕ нашему изданию не удалось.

Инициатором исключения ППСО стала Ассоциация «Национальное объединение саморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, осуществляющих строительство» (НОСТРОЙ). Фото: asninfo.ru

Между тем известно, что из-за потерянного взноса наша строительная компания лишилась возможности заключить договора строительного подряда на сумму, соответствующую второму уровню ответственности члена СРО, говорится в материалах арбитража. Именно после этого «Казэнергострой» и попытался отсудить свои деньги.

Не обязан переводить средства в новую СРО

Известно, что саморегулируемые организации обязаны размещать средства компенсационного фонда на специальном банковском счете. При исключении СРО из госреестра средства компенсационного фонда подлежат зачислению на специальный банковский счет Национального объединения саморегулируемых организаций. Причем это должно быть сделано в недельный срок.

Но НОСТРОЙ, по сути, лишь выполняет функции администратора фонда. Расходовать средства этой «кубышки» можно только на определенные цели — для выплат в связи с наступлением солидарной ответственности СРО по обязательствам членов такой организации вследствие причинения вреда. Суд отметил, что к НОСТРОЮ может быть подан самостоятельный иск: если он не представит доказательств того, что поступивших от исключенной СРО средств компенсационного фонда недостаточно для удовлетворения требований истца с учетом «трат» на иных членов той же саморегулируемой организации.

К слову, Национальное объединение строителей таких доказательств как раз и не представило. Вместе с тем суд признал, что поскольку средства поступают на счет НОСТРОЯ, требование казанской строительной компании не восстановит ее нарушенных прав. К тому же иск не обязывает общероссийскую Ассоциацию перевести денежные средства истца в новую саморегулируемую организацию. Арбитражный суд РТ еще 31 января прошлого года отказал строительной компании в иске. Одним словом, получилось как в известной поговорке: вход рубль, выход — два. В том смысле, что взнос в компенсационный фонд в новую СРО компании пришлось вносить заново. Тем не менее «Казэнергострой» даже не стал обжаловать решение суда.

Арбитражный суд РТ еще 31 января прошлого года отказал строительной компании в иске. Фото: Максим Платонов

Узнать мотивы отказа от продолжения спора нашему изданию не удалось. По телефону компании, находящемуся в свободном доступе, вопрос корреспондента «Реального времени» выслушали и пообещали передать контакты для связи Дмитриеву. На момент публикации материала звонка от него не последовало. Ответ на письменный запрос пока также не поступил. Возможно, истец убедился в том, что судиться выйдет себе дороже в прямом смысле. И вот почему.

Юриста СРО селили в отелях «Хилтон» и «Марриот»

В разбирательстве в татарстанском арбитраже участвовал и представитель «Национального объединения саморегулируемых организаций». Позже оно обратилось в суд с заявлением о взыскании 98,5 тыс. рублей судебных расходов. Отметим: с проигравшей стороны, то есть того же «Казэнергостроя». Иначе говоря, командировки юриста «потянули» почти что на сумму самого иска. По данным НОСТРОЯ, участие его представителя в разбирательстве в Казани обошлось в такую сумму. Всего командировок было три.

В свою очередь, «Казэнергострой» считал заявленную сумму расходов чрезмерной. В компании отмечали, что у юриста НОСТРОЯ не было необходимости приезжать в Казань накануне судебных заседаний и останавливаться в гостинице на ночь. А то еще и задерживаться после в столице Татарстана на несколько дней. Так, на судебное заседание 6 августа 2019 года представитель из Москвы прибыл уже 4 августа, а улетел обратно только 8-го.

Уже не говоря о том, что и сами гостиницы можно было выбрать подешевле. Командированный из первопрестольной останавливался в лучших казанских отелях, у которых ценник соответствует имени. К примеру, «Даблтри Хилтон Казань», где проживание обошлось в 10,35 тыс. рублей, «Кортъярд Марриот Казань Кремль» (7,1 тыс. рублей) и «Парк Инн Казань» — 5,7 тысяч.

«Неоправданно высокими» компания посчитала и расходы на авиабилеты из Москвы в Казань и обратно: дважды они «потянули» на 18 876 рублей, а один раз и вовсе в 24 441 рубль. По мнению «Казэнергостроя», с учетом договора НОСТРОЯ на корпоративное обслуживание со сторонней организацией билеты покупали «по явно завышенной стоимости» в расчете на повышенное вознаграждение.

Командировки юриста «потянули» почти что на сумму самого иска. Фото: booking.com

Татарстанский арбитраж в этом вопросе сослался на мнение высшей судебной инстанции: «Размер судебных расходов не может быть ограничен по принципу экономности». Да и выбор конкретного транспорта — это право участника процесса. Вместе с тем он не одобрил раннее, за 2—6 дней до судебных заседаний, бронирование билетов. И в итоге снизил расходы за перелет до 9 тыс. рублей, посчитав, что была возможность купить более дешевые авиабилеты.

Расходы на проживание тоже «ужал» до 3 тыс. рублей в сутки, мотивировав это тем, что средняя стоимость суток пребывания в гостинице вблизи Арбитражного суда РТ составляет 2,3 тыс. рублей. Судебные расходы по оплате суточных в размере 2 тыс. рублей в дни судебных заседаниях принял. Как и расходы на оплату услуг такси и парковки. А вот оснований для возмещения расходов на сервисный сбор по покупке авиабилетов и бронирования гостиницы по договору корпоративного обслуживания нет: эти расходы он посчитал необоснованными. В итоге татарстанский арбитраж «скостил» сумму судебных издержек до 45,3 тыс. рублей.

НОСТРОЙ продолжил судиться по этому поводу, считая, что у суда первой инстанции не было оснований для снижения суммы ее расходов. Прошел три инстанции, но желаемого не добился. Последнее решение по его судебным издержкам состоялось в феврале.

«СРО это нечто вроде черной дыры: механизм возврата средств не предусмотрен»

К слову, ту же СРО Ассоциация «Пер­вое поволжское строи­тельное объединение» в 2019 году пыталось с помощью арбитража обязать перевести куда как большую сум­му, 3 млн рублей, в «Объединение строите­льных организаций Та­тарстана» другое каз­анское ООО «Регионал­ьные газораспеделите­льные сети». Из них 500 тыс. рублей взнос в компенсационный фонд возмещения вред­а, еще 2 млн. в комп­енсационный фонд обе­спечения договорных обязательств (на что были потрачены еще 500 тыс. не уточняет­ся). Результат был тот же: в иске отказа­ть.

По данным аналитиков, за 5 лет строители потеряли 50 млрд рублей, которые были перечислены в компенсационные фонды саморегулируемых организаций. Причина — банкротства последних либо банков, где данные средства были размещены. Только одна СРО потеряла из-за краха кредитных организаций 4,5 млрд рублей.

Партнер компании-застройщика коттеджного поселка «Примавера» Павел Кострикин убежден, что строительному рынку нужно регулирование: «Запросто допускать на строительный рынок компании, не имеющие необходимых компетенций, нельзя. Этот процесс должен быть под контролем».

Он напомнил, что раньше было лицензирование, которое «в общем-то, не работало: лицензии просто покупались». Их заменили саморегулированием, и теперь, по наблюдениям Кострикина, регулирующие функции работают лучше. «Во всяком случае, на примере тех СРО, с которыми мне доводилось иметь дело. В том числе в которой состоит моя организация. Мы ежегодно проходим проверки, и это не профанация. Эксперты саморегулируемых организаций к нам приезжают», — говорит эксперт.

Но в части использования компенсационного фонда Кострикин согласен с негативной оценкой. «Действительно, СРО это нечто вроде черной дыры. Деньги в компенсационный фонд ушли, но чтобы что-то оттуда получить на компенсацию или при переходе в другую саморегулируемую организацию, я таких случаев, наверное, даже и не припомню. Я читал о них, но так, чтобы это было на моих глазах, увы, свидетельствует он. — Это правда: СРО именно в этой части отрегулированы плохо».

В том числе, по его словам, средства из компенсационного фонда нельзя возвратить и в случае изменения объемов работ. Например, взносы были большие, но у компании уменьшились заказы, такой фонд ей уже не нужен: «Казалось бы, она могла вернуть «лишние» взносы. Но нет: таких механизмов не предусмотрено».

Вступая в следующую СРО, компания должна будет платить взнос заново: «То, что она ранее состояла в другой саморегулируемой организации, ровным счетом ничего не значит». Участник строительного рынка напоминает, что «взносы зависят от объемов выполняемых работ. И ситуация, подобная той, о которой вы говорите, действительно может отлучить компанию от каких-то заказов».

«Как всегда: деньги потратили, на том все и закончилось», — говорит про ситуацию, когда строительная компания, перейдя из исключенной из реестра СРО в другую, и с помощью суда не смогла заставить ее возвратить взнос в компенсационный фонд, владелец девелоперской компании «Антей» Владимир Осташко.

Он привел недавний пример из своей личной практики. Работая с участниками долевого строительства, ДК «Антей» страхует их риски. Случилось так, что страховая компания обанкротилась, но неиспользованные деньги девелопера «вернула добровольно и красиво, хотя сумма была немаленькая: 13 миллионов рублей». По мнению Осташко, это «совершенно нормальный случай».

«Так и должно быть, — убежден он. — Если деньги получил, свои обязательства не исполнил, прекратил существование, переправь полученное обратно. Я к нему претензий не имею, он ко мне. Судебных разбирательств тоже никаких нет. Все хорошо. А здесь получилось так, что СРО, чья деятельность была приостановлена (скорее всего, из-за каких-то нарушений), членские взносы получить-то получила, но не отдала». Тем не менее глава «Антея» также считает, что компании не было смысла судиться дальше: «Судебные издержки будут больше выигранной суммы». Вот если бы цена вопроса была более значительной, можно было побороться и в последующих судебных инстанциях.

Собеседник нашего издания отметил, что «в прежние времена всем командовал Минстрой». Потом эти функции у него забрали и создали саморегулируемые организации. «Мы тоже входим в СРО и по проектным решениям, и по работам. Не хочу никого обидеть, но лично я за все время существования саморегулируемых организаций ничего не получил, только взносы сдаю. Но если я их не буду сдавать, у меня не будет никаких прав, — откровенно говорит он. — В чем смысл таких организаций? Наверное, их миссия заключается в том, чтобы в случае чего было с кого спросить: почему здание развалилось или упал кран и т. д.? А так, по сути дела, за все отвечают застройщик, заказчик и подрядчик. Есть административные нарушения, есть и уголовные».

Любовь Шебалова
Экономика Татарстан Арбитражный суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 09 мар
    Как все сложно...
    И не понятно одно, кем считают себя юристы, раз селятся в дорогущих отелях...
    Ответить
    Анонимно 09 мар
    Так у них есть чем платить, почему бы и не разместиться с комфортом
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Это по мне так подстава горожан.
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Отмыв на лицо
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии