Новости раздела

Почему внесудебные банкротства «не взлетели» в Татарстане

За месяц в Татарстане внесудебными банкротами стали только трое — а отказов более 250

Почему внесудебные банкротства «не взлетели» в Татарстане
Фото: Илья Репина

Первые заявления о внесудебном банкротстве в Татарстане поступили в МФЦ уже в первые дни процедуры — но, как выяснило «Реальное время», почти все они обернулись отказами. В результате эта процедура ни снискала популярности ни в Татарстане, ни в ряде соседних регионов. Сейчас в республике только трое человек смогли объявить себя внесудебными банкротами. В чем причина — разбиралось наше издание.

Судебным банкротствам предрекали большое будущее

Уже месяц в России официально работает процедура внесудебного банкротства физлиц — люди с долгами от 50 тысяч до 500 тысяч рублей получили возможность объявить себя несостоятельными и избавиться от долгов без суда. Для этого достаточно подать пакет документов через МФЦ, который уже в течение трех рабочих дней выносил вердикт о банкротстве — или же возвращал документы. Забегая вперед, скажем: второе случалось гораздо чаще.

Эта процедура бесплатна для физлиц: им не нужно платить государственную пошлину, нет и расходов на депозит Арбитражного суда. С момента объявления о несостоятельности приостанавливаются имущественные взыскания, начисления пени. Естественно, накладываются и определенные ограничения: человек в процедуре банкротства не может получать займы, выдавать поручительства и заключать иные обеспечительные сделки.

Внесудебное банкротство длится полгода. По завершении процедуры человека освобождают от дальнейшего исполнения требований кредиторов. Его задолженность будет признана безнадежной к взысканию.

На старте процедуры эксперты «Реального времени» предрекали ей большое будущее.

«Появление внесудебного банкротства однозначно плюс, потому что банкротство физлиц в практикующей до 1 сентября версии не позволяло освободить от долгов людей с незначительной, до 500 тысяч рублей, задолженностью, у которых нет заработка», — говорил руководитель проектов московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный.

Такие люди, отмечал Набережный, оказывались в подвешенном состоянии: они ничего не могли сделать с долгом, на них продолжали числиться исполнительные листы, обременения и прочее. Им нужно было еще где-то «добрать» долгов (при обычном судебном банкротстве физлиц размер обязательств должен составлять не менее 500 тыс. рублей), но тогда они могли бы нарваться на неосвобождение от них. «Это тоже опасно: перспектива пожизненной долговой кабалы», — указывал эксперт.

Арбитражный управляющий Анвар Айнутдинов, специализирующийся на банкротстве физлиц, рассказывал: стоимость минимальной процедуры «классического» банкротства только по расходной части составляет 40 тысяч рублей, юридические компании за сопровождение процедуры берут в районе 80—100 тыс. рублей.

Выделяли эксперты и минусы процедуры — в части, например, возрастающей нагрузки на службу судебных приставов или на возможные злоупотребления. Кредиторам, замечал Набережный, и раньше было сложно: чтобы получить какие-то данные об имуществе банкрота при судебной процедуре, им приходилось действовать самим. Теперь стало еще сложнее, потому что возможностей для этого стало еще меньше: приходится либо доверять информации об активах и денежных поступлениях, которую предоставляет должник, либо получать ее каким-то образом самим, доказывая, что он лукавит. «Как это сделать, тоже большой вопрос», — полагает эксперт.

В Татарстане — только три внесудебных банкрота

Судя по данным Единого федерального реестр сведений о банкротстве, заявления о внесудебном банкротстве в МФЦ начали поступать буквально с первых дней — и с первых же дней посыпались отказы. На 1 октября в реестре содержалась сотня сообщений о возвращении гражданам их заявлений о внесудебном банкротстве и только три — о возбуждении этой процедуры.

Для сравнения, в соседнем Башкортостане внесудебных банкротов на ту же сотню ровно втрое больше — девять человек. В Кировской области — восемь человек, в Удмуртии — семь, в Ульяновской области — шесть. В Марий Эл же их всего двое (равно как и в Чувашии) — в Мордовии — трое. В Самарской же области уже как минимум 20 человек объявили себя банкротами во внесудебном порядке, столько же — в Оренбургской области.

Согласно данным МФЦ, в офисы «Мои документы» подали заявления о внесудебном банкротстве 212 безнадежных должников, однако 211 из них оказались ненадлежащими заявителями

Однако, как поясняют в МФЦ Татарстана, реальные данные могут быть более масштабными — информация в общедоступную базу может поступать все-таки с задержкой. Согласно свежей статистике МФЦ, внесудебных банкротов в Татарстане действительно трое, а вот отказов было больше — 251. Напомним, что повторно заявление на внесудебное банкротство можно подать только через месяц.

Добавим, что о первой в Татарстане процедуре внесудебного банкротства сообщали публично — это произошло 24 сентября. На тот момент, согласно данным МФЦ, в офисы «Мои документы» подали заявления о внесудебном банкротстве 212 безнадежных должников, однако 211 из них оказались, так сказать, ненадлежащими заявителями, и только один пока соответствует условиям, в соответствии с которыми можно стать банкротом без суда.

По словам директора МФЦ Татарстана Ленары Музафаровой, причиной несоответствия у многих потенциальных банкротов стал тот факт, что исполнительное производство не возвращено их кредиторам, а именно — возврат исполнительного документа взыскателю из-за отсутствия у должника имущества и вкладов свидетельствует, что изымать в счет уплаты долгов больше нечего.

«Не распробовали» или «не нужен»?

Как отмечает руководитель федеральной юридической компании «Стопдолг» Валентина Зебницкая, на то, чтобы «распробовать» процедуру, должникам может понадобиться больше, чем месяц.

— Для начала следует отметить, что сегодня интерес россиян к новому механизму пока невысокий в принципе. Так как механизм новый, потребуется время для того, чтобы граждане поняли, как он работает, и начали пользоваться своим правом. Для этого нужно время. В том числе оно требуется юристам, чтобы наработать практику в этом вопросе и вести просветительскую работу с гражданами, разъясняя закон.

И три принятых заявления в Татарстане, и десяток заявлений в Башкирии ― лишь доля процента от числа потенциальных банкротов по данному механизму. Поэтому мы не видим оснований для поиска каких-либо закономерностей или отличий в работе внесудебного банкротства в разных субъектах РФ. Сейчас все результаты на уровне статистической погрешности: где-то обратилось на несколько десятков человек больше, но на уровне субъекта РФ это ни о чем не говорит, — полагает эксперт.

Зебницкая обращает внимание на еще одну особенность — большинство обращений отклоняются из-за отсутствия обязательного основания ― наличия пункта 4 части 1 статьи 46 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Дело в том, что у судебного пристава имеется несколько оснований для завершения исполнительного производства, в том числе по пункту 3 ― если невозможно установить местонахождение должника и его имущества. В таком случае заявление должника о внесудебном банкротстве будет отклонено.

А вот пункт 4 ― предусматривает именно фактическое отсутствие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание.

— К сожалению, в практике большинство должников предпочитают скрываться от судебных приставов, не отвечают на их запросы и не предоставляют информацию. В результате приставы закрывают исполнительные дела по пункту 3 ст. 46, что препятствует механизму внесудебного банкротства. Отсюда такая статистика по отказам: граждане, не зная таких тонкостей закона, подают заявления, но получают отказы — объясняет эксперт.

Иного мнения придерживается арбитражный управляющий Екатерина Бурнашевская — по ее мнению, законопроектом в его нынешнем виде может воспользоваться очень ограниченный круг лиц.

— Если поразмыслить, поставив себя на место гражданина, у которого уже завершено исполнительное производство, то есть по сути, приставом уже проведены все возможные мероприятия по принудительному взысканию и на текущий момент такие ограничения сняты в связи с их тщетностью, то очевидным становится тот факт, что такому гражданину просто незачем обращаться в МФЦ для фиксации факта банкротства. В этом случае он в обывательском понимании ничего не приобретает, поскольку все аресты и запреты судебного пристава уже и так отсутствуют, а после признания факта банкротства гражданин приобретает только новые ограничения, установленные в ст. 213.30 закона о банкротстве, — полагает она.

Александр Артемьев, Любовь Шебалова
ОбществоЭкономикаФинансы Татарстан Музафарова Ленара АкмалутдиновнаМногофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг в Республике Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 03 окт
    Для того чтобы объявить себя банкротом нужно чтобы на тебе не было ничего из движимого и недвижимого имущества. Может и много тех кто хочет подать на банкротство, но эти факторы мешают им это сделать
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Все стараться остаться наплаву
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Потому что держат их в ежовых рукавицах
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Это внесудебное банкротство не работает по одной простой причине - это закрытое исполнительное производство. Если должник - пенсионер или работающий малоимущий гражданин, то приставы удерживают из его пенсии или зарплаты, даже с минимальной 50% и исполнительное производство они никогда не закроют. Либо человеку надо отказаться от пенсии, либо уволиться, чтобы не иметь вообще никаких доходов, тогда приставы, может быть, и закроют дело по пункту 4, а, скорее всего, по пункту 3 - якобы не нашли должника. И тогда ни пенсионеру, ни малоимущему гражданину опять не светит выбраться из долговой кабалы. Это бесплатное банкротство - фикция. Оно никак не помогает ни нищим пенсионерам, ни малоимущим, для которых оно якобы предполагалось.
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Чтобы "взлетели" внесудебные банкротства, необходимо убрать обязательное условие - оконченное
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Чтобы "взлетели" внесудебные банкротства, необходимо убрать из обязательных условий оконченное исполнительное производство и принимать документы на банкротство у малоимущих пенсионеров и граждан с минимальными зарплатами, с которых приставы удерживают 50% и без того мизерных доходов. Иначе этим категориям граждан никогда не выбраться из долговой ямы. Ведь именно для малоимущих предполагалось это самое внесудебное банкротство.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии