Новости раздела

На службе Башкурдистану: татарские мурзы у истоков национальной республики

Командиры мусульманских полков в башкирском войске. Часть 2

Уфимский историк Рустем Таймасов в сегодняшней колонке, написанной для «Реального времени», завершает рассказ об участии татарских офицеров в создании Башкирской автономной республики (Башкурдистан). В ней наш автор подробно останавливается на представителях таких известных фамилий, как Терегуловы и Алкины.

«Политически ненадежный» командир 1-й Башдивизии

В некотором смысле судьбу Еникеева повторил один из представителей рода Терегуловых. В имеющихся у нас документах, к сожалению, не указано его имя. Этот офицер в звании подполковника появляется в башкирских войсках также в июле 1918 года. Вместе с прапорщиком Галимъяном Тагановым (соратник Заки Валидова, один из архитекторов военного строительства Башреспублики) он развернул бурную деятельность в Златоустовском уезде по мобилизации и формированию 3-го пехотного полка. Вышеуказанные офицеры успешно провели сбор необходимого числа людей.

В начале августа они воодушевленно сообщали Башправительству в Челябинск, что «мобилизация проходит успешно. В первый день явилось 900 человек, принесли с собой 68 винтовок, гранаты». В последующие дни явилось так много башкир, что часть из них отправили на пополнение национальных частей, которые понесли значительные потери на Екатеринбургском фронте.

Закономерно, что после завершения формирования и вооружения 3-го полка его возглавил подполковник Терегулов, вошедший в доверенный круг офицеров Башправительства. В конце августа он получил новое назначение и возглавил только что образованную 1-ю Башдивизию. Это была вершина его службы в башкирском политическом проекте и военной карьере в целом. Но его политическая надежность также оказалась не такой прочной, на какую, возможно, рассчитывали башкирские лидеры.

В дни работы Уфимского государственного совещания, где собрались представители всех значимых политических сил Востока страны для выбора Всероссийского правительства, подполковник Терегулов попал под сильное влияние группы татарских офицеров (Биглов, Ишмухаметов и другие), выступавших против территориальной автономии и формирования национальной армии из башкир. Валидов, находившийся в то время в Уфе, подписал приказ, по которому офицеру 3-го пехотного полка Евдокимову предписывалось незамедлительно арестовать Терегулова и заключить его в городской комендатуре.

Но подполковник сумел ускользнуть от Валидова и исчезнуть в неизвестном направлении. Как сложилась дальнейшая судьба Терегулова, нам неизвестно. Вместо него 3-й полк возглавил уже упомянутый Таганов и в этом качестве повел своих бойцов на действующих фронт, оказавшись в итоге в группе знаменитого военачальника Каппеля.

В начале июня в Челябинске Усман Терегулов и два башкирских офицера (Галимъян Таганов и Габдулхак Габитов) развернули работу Башкирского военного совета — главного органа «Башкурдистана» по формированию и управлению национальными войсками

Усман Терегулов — первый татарский офицер, поддержавший башкирский проект

Были и еще трое представителей рода Терегуловых, служивших «Башкурдистану». Все они сохранили верность идеям Башреспублики, пройдя очень сложный и тернистый путь Гражданской войны.

Больше всего сведений сохранилось об Усмане Терегулове. Он был, пожалуй, первым татарским офицером, который присоединился к башкирскому политическому проекту и полностью посвятил ему свою жизнь. По разным данным, этот офицер примкнул к вооруженному сопротивлению башкир против большевиков еще весной 1918 года, когда в горах Южного Урала Амир Карамышев (заместитель заведующего военным отделом Башправительства Заки Валидова) организовал партизанский отряд.

В начале июня в Челябинске Усман Терегулов и два башкирских офицера (Галимъян Таганов и Габдулхак Габитов) развернули работу Башкирского военного совета — главного органа «Башкурдистана» по формированию и управлению национальными войсками. Прапорщик Терегулов чуть позже стал секретарем этой структуры, занимаясь широким кругом организационных вопросов, ведь именно в эти летние месяцы проходили проверку на прочность первые башкирские полки и, соответственно, решалась дальнейшая судьба Башреспублики.

В июле Усмана Терегулова перебросили в южноуральские горы для участия в организации добровольческих отрядов из башкир старшего поколения (то есть непризывного возраста). Вместе с Амиром Карамышевым и его ближайшим помощником Мусой Муртазиным (впоследствии комдивом РККА) он сформировал Тамъян-Катайский отряд из 300 бойцов, который вместе с другими войсками был брошен на Верхнеуральский фронт против красной группировки под командованием Блюхера и братьев Кашириных.


Боец башкирского добровольческого отряда

После смерти Амира Карамышева, который возглавлял башкирские войска на данном фронте, Башправительство доверило эту позицию Усману Терегулову. На молодом офицере сосредоточилась большая ответственность. Ему приходилось не только воевать с превосходящим по численности противником, но и тратить много энергии на обеспечение своих солдат пропитанием, оружием и боеприпасами. Дело в том, что этот вопрос лежал целиком на командовании Верхнеуральского фронта, имевшим прямой доступ к поставкам продовольствия, оружия и боеприпасов из Сибирской армии. Однако сибиряки не спешили делиться с башкирами, что, учитывая ожесточенность боев на данном фронте, выводило Усмана Терегулова из себя. Не в силах дальше сдерживать эмоции, он направил в Башправительство гневный рапорт, в котором полной мере высказал свое отношение к сибирским генералам.

Возмущенный вопиющей несправедливостью, он писал: «Воины башкиры <…> безропотно исполняли все приказы <…> несмотря на то, что они были голые, нагие, босые и голодные. Шли в бой почти с дубинами, не годными к стрельбе берданками», но, несмотря на все трудности, «башкиры не опозорили имя воина-башкирина, смело и храбро прикладами отбивали атаки».

По мнению Терегулова, генерал Ханжин (осуществлявший общую координацию военных действий на данном фронте) «не хотел видеть героизм воинов башкир, не услышал их голодный и измученный стон», а на требования выдачи хлеба «даже не последовали ответы». Далее автор рапорта уверяет, что только «кровью измученных башкир» белые силы удержали фронт. Заканчивается рапорт молодого офицера очень эмоционально: «Прошу от имени воинов башкир Верхнеуральского фронта: зачем и почему гигантские труды башкир затоптаны в грязь?»

Добавим, что столь пренебрежительное отношение сибирского командования к башчастям и нежелание их поддерживать стало одной из причин сближения Башправительства с Комучем, что привело к взаимовыгодному военно-политическому альянсу между сторонами.

После ухода красных с Южного Урала и ликвидации Верхнеуральского фронта Усман Терегулов принял командование над Тамъян-Катайским добровольческим отрядом, который на рубеже 1918—1919 годов вошел в состав башкирских сил Стерлитамакского фронта. В конце января 1919 года, когда Башправительство накануне заключения официального союза с Советской Республикой приступило к замене в своих войсках ненадежных офицеров на проверенных людей, Усман Терегулов (к этому времени уже поручик) был назначен командиром 6-го стрелкового полка и в этом качестве перешел вместе со всеми башкирскими частями на сторону Красной армии 18 февраля 1919 года.

Усман Терегулов, практически беспрерывно сражавшийся с красными на протяжении 9 месяцев, разделил политическое решение Башправительства, поскольку оно подразумевало признание большевиками Башкирской автономной республики и создание Башкирской национальной армии, что нашло отражение в Соглашении между сторонами 20 марта 1919 года. Более того, Терегулов стал одним из немногих офицеров, кто впоследствии согласился возглавить национальные части уже советской Башреспублики. Он принял участие в боях против Деникина на Южном фронте и Юденича на Петроградском фронте.

Халил Терегулов, будучи заведующими мобилизационным отделом Башвоенсовета (затем Башкирского войскового управления), сыграл важную роль в становлении нацвойск и, соответственно, всего башкирского политического проекта

Халил и Ахмеджан Терегуловы: на службе у молодой республики

Менее известен его родной брат Халил Терегулов, который вместе с братом на раннем этапе присоединился к борьбе за «Башкурдистан». Почти вся его служба в 1918 году была связана с участием в решении вопросов мобилизации башкир в нацчасти, которые можно уверенно отнести к числу важнейших.

В соответствии с «Мобилизационным планом Башвоенсовета», составленным 18 июня 1918 года, на военную службу до конца декабря того же года призывалось 18 тысяч человек, которые должны были составить две пехотные дивизии и одну кавбригаду. Однако, как мы уже отмечали выше, в середине октября Директория приступила к роспуску региональных правительств и унификации армии. Призыв в башкирские войска был остановлен. То есть вместо семи ранее планируемых месяцев на мобилизацию и обучение своих военнослужащих Башправительству было отпущено только пять.

Тем не менее благодаря ударным темпам летней мобилизации к концу августа были сформированы две пехотные дивизии, один кавалерийский полк и фактически второй кавполк, пока созданный в формате добровольческого отряда. То есть за три месяца были созданы те самые две дивизии и, по сути, кавбригада. Более того, в начале сентября был создан Отдельный Башкорпус, что выходило за рамки июньского плана.

Будет правильным отметить, что Халил Терегулов, будучи заведующим мобилизационным отделом Башвоенсовета (затем Башкирского войскового управления), сыграл важную роль в становлении нацвойск и, соответственно, всего башкирского политического проекта. После перехода Башправительства и его вооруженных сил на сторону Советской республики Халил Терегулов, как и его брат Усман, остался верным «Башкурдистану», занявшись привычными вопросами мобилизации населения, но уже в красные башчасти.

Оставил свой след в документах тех лет и близкий родственник предыдущих Терегуловых, возможно, их двоюродный брат — Ахмеджан. Любопытно, что в башвойсках он оказался после службы в красногвардейском татаро-башкирском отряде, который был разоружен чехословаками в Челябинске в начале июня 1918 года. Ахмеджан Терегулов оказался в тюрьме вместе со своими товарищами по отряду, пока их не освободили по просьбе Башправительства.

Ахмеджан вместе с другими бывшими красногвардейцами, согласившимися вступить в башчасти, был зачислен во 2-й пехотный полк. Терегулову поручили взять на себя командование учебной командой. Вместе с полком Ахмеджан принял участие в тяжелых боях против красных на Екатеринбургском фронте, закончившихся триумфальным взятием города. Башкирским воинам горожане торжественно вручили почетное знамя, на котором была сделана надпись на русском и тюркском языках: «Благодарный Екатеринбург — освободителям».

В последующем 2-й полк в составе башкирской группы воевал на Актюбинском и Стерлитамаком фронтах. В период чисток комсостава в башкирских частях в начале 1919 года Ахмеждана Терегулова назначили начальником штаба 1-й Башдивизии. После перехода на сторону Советской республики занимал различные командные должности в красных башчастях, а в начале 20-х годов был военным комиссаром Башреспублики.

После погрома мусульманских организаций Ильяс Алкин искал разные возможности самореализации, и они появились после выступления чехословацкого корпуса. Фото предоставлено Госархивом РТ

Ну и, наконец, последний представитель татарских офицеров, принявших активное участие в реализации башкирского политического проекта и о котором остались сведения в различных архивных документах. По некой иронии судьбы им является Ильяс Алкин — бывший лидер Харби Шуро. Данная организация в 1917 — начале 1918 годов выступала, как уже было указано ранее, против образования Башкирской республики, поскольку это шло вразрез с объявленной на 2-м Мусульманском военном съезде Урало-Волжской республики («Идель-Урал»).

После погрома мусульманских организаций Ильяс Алкин искал разные возможности самореализации, и они появились после выступления чехословацкого корпуса. Как особо уполномоченный Комуч по Казанской губернии он в конце августа 1918 года пытался сформировать четырехполковую пехотную дивизию из местных татар. Но его замысел потерпел полное фиаско — татарское население отнеслось к воззваниям уполномоченного Комуча прохладно, и на призывной пункт практически никто не пришел.

Убедившись в тщетности попыток Алкина создать татарские части, командующий Народной армией Комуча Галкин распорядился перебросить из Уфы в Казань 3-й Башполк. По мнению генерала, появление башкирской национальной части должно было сдвинуть с мертвой точки процесс привлечения казанских татар в Народную армию.

Однако из-за резкой перемены на Поволжском фронте переброска башкир в Казань не состоялась. Перегруппировавшаяся Красная армия начала масштабное наступление на Поволжье и в этих условиях стало не до пропаганды национальных частей среди казанских татар. 10 сентября Казань была взята силами РККА. Башкирский полк вместо участия в парадах и прочих демонстрационных мероприятиях для местного населения бросили в самое пекло сражений с красными силами в самарско-сызранском направлении.

Ильяс Алкин снова оказался не у дел. С утратой Комучем военно-политического могущества и усилением на Востоке страны правых сил, надежды на реализацию вынашиваемых проектов у бывшего лидера Харби Шуро окончательно угасли. Наверное, именно в этот период времени он переосмыслил свои дальнейшие планы. Единственной военно-политической силой на Востоке страны, которая сгруппировала вокруг себя людей самых разных национальностей в деле реализации тюрко-мусульманской республики, было Башправительство и созданные им войска.

Точно неизвестно, в какой период времени он решился присоединиться к башкирскому движению, но если учитывать его тесные связи с Комучем, то очевидно, что это произошло ближе к событиям 2 декабря 1918 года в Оренбурге, когда Заки Валидов вместе с эсерами, меньшевиками, бывшими народоармейцами и казачьими вожаками (несогласными с режимом Колчака) попытались организовать вооруженное выступление против атамана Дутова.

Переворот не удался, но решимости у башкирских лидеров не убавилось, тем более что белое командование не могло их арестовать из-за наличия рядом с ними башкирских войск. Уже 5 декабря часть заговорщиков тайно собирается в Уфе, и башкирскую сторону представлял не кто иной, как Ильяс Алкин. Это на первый взгляд странное обстоятельство объясняется простыми причинами. Заки Валидов еще до революции хорошо знал Сеид-Гирея Алкина и его сына Ильяса. Видимо, они сумели договориться о совместной работе.

Заки Валидов еще до революции хорошо знал Сеид-Гирея Алкина и его сына Ильяса

Во второй половине декабря 1918 года поручик Алкин назначается на военную службу в качестве помощника командующего башкирскими силами Стерлитамакского фронта Мухтара Карамышева. Эта группировка сдерживала наступление частей 1 армии РККА под командованием Гая (Гайк Бжешкянц).

Алкин погрузился с головой в войну, с которой пока ему не приходилось сталкиваться так близко. На протяжении двух месяцев башкирские войска мужественно сражались с наступающими красными силами, пока их политические лидеры вели переговоры с большевиками и определяли наилучшие условия возможного сотрудничества.

В ходе чисток командного состава башкирских войск в феврале 1919 года Ильяс Алкин как один из самых надежных в политическом отношении офицеров назначается на должность начальника штаба Башкирского корпуса и временно исполняющего обязанности командующего Башкирским войском. Очевидно, что в этот период времени степень доверия башкирских лидеров к Алкину была чрезвычайно высокой. Ему доверили не только общее управление частями, но такое важное направление, как идеологическая работа с личным составом, учитывая, видимо, его большой предыдущий опыт политической деятельности.

От имени командования башвойск он обратился с воззванием к солдатам, в котором в доступной и понятной форме объяснил основной смысл перехода на сторону Советской Республики. 18 февраля вышло его воззвание к солдатам, которое содержало жесткую критику белого движения и их лидеров, расправившихся с демократией и вернувших старые порядки. Соответственно, рассуждал в документе Алкин, естественными союзниками башкир являются Красная армия и Советская республика, предоставляющие башкирам настоящую автономию.

«Генералы и офицеры <…> говорят вам, что верховный правитель Колчак и генерал Дутов дадут вам свободу, дадут вам свободный Башкурдистан. Не верьте им, товарищи башкиры, это гнуснейшее, ничем не прикрытое лицемерие», — заявлял в воззвании Алкин.

Под председательством Ильяса Алкина (он же был и основным докладчиком) 20—21 февраля был проведен Башкирский военный съезд, на котором было обсуждено современное положение, одобрено решение о переходе на сторону Советской республики и выбран Башкирский военно-революционный комитет, в который вошли члены Башправительства, включая Алкина, связавшего более чем на год свою судьбу с республикой. В мае 1920 года он попал под прессинг большевиков и был вынужден покинуть Башкирию.

Итак, ряд татарских офицеров приняли участие в становлении Башреспублики в 1918 — начале 1919 годов. Многие из них решили и далее участвовать в реализации автономии, но уже на советской платформе. Выше мы уже указывали причины, побудившие десятки татарских офицеров примкнуть к башкирскому политическому проекту, главная из этих причин заключалась в успешном прецеденте реализации идеи тюрко-мусульманской республики в лице Башкурдистана, положившего начало новой федеративной России.

«Генералы и офицеры <…> говорят вам, что верховный правитель Колчак и генерал Дутов (на фото) дадут вам свободу, дадут вам свободный Башкурдистан. Не верьте им, товарищи башкиры, это гнуснейшее, ничем неприкрытое лицемерие», — заявлял в воззвании Алкин. Фото orenburskij-kraj.narod.ru

Значительная число офицеров-татар остались противниками политической самостоятельности башкир (например, командир 16-го стрелкового татарского полка М.-А. Биглов), но в конечном итоге почти все они были рассеяны вихрем Гражданской войны по разным фронтам, поэтому процесс образования Татарской республики (создана декретом СНК в мае 1920 года) осуществлялся уже не ими, а большевиками в рамках утвердившейся к тому времени концепции национально-территориального строительства страны.

Татарские офицеры, о которых говорилось выше, включая тех, кто на определенном этапе покинул башкирское движение, навсегда вписали свои имена в историю Башкортостана, созданного героическими усилиями множества людей, пожертвовавших собой ради идеи первой национальной республики современной России.

Рустем Таймасов
ОбществоИстория БашкортостанТатарстан
комментарии 51

комментарии

  • Анонимно 18 фев
    Гражданская война это кровавая трагедия десятков миллионов людей.

    И современные международные террористы, как и в России в 1917 году, стараются развязать кровавые Гражданские войны по всему Земному шару.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    гражданская война....
    потом отечественная...
    потом перестройки реформации.....
    за что это все россии достается....
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    За доверчивость и наивность - не надо доверяться международным жуликам и террористам типа Ленина и Троцкого.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Очень ждал продолжения. Я доволен. Благодарю автора и издание.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Башкирский проект татарским офицерам показался более реалистичным, нежели те, что предлагали татарские деятели. Потому они и поддержали братьев.
    Ответить
    Irek Tattarich 25 фев
    Башкирский проект татарским офицерам показался более реалистичным, нежели те, что предлагали татарские деятели. Потому они и поддержали братьев.
    +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    В общем-то, не так. В общемусульманском двиге центральной России они несколько терялись, во всяком случае не особо выделялись, вот и нашли они себя в этом, в желании выделиться и просто в желании власти в башкирском проекте. Возьмите пример того же тептяра Заки Валиди, который бывал и в татарах. С кем угодно он был готов объединяться, и с казахами, и в общем со Средней Азией, и даже с Орнебургскими русскими казаками, но только не с татарами, и оставлял в стороне от своих планов и большую часть Уфимской губернии, и целиком Казанскую. А с татарским мурзами, ещё кой какие другие причины сказались.
    Ответить
    Анонимно 26 фев
    Просто тогда еще такого народа татары, с устоявшимся самосознанием, еще не существовало. Татарская идея тогда только набирала силу. Большинство именовали себя или по вере - мусульмане, или по месту проживания - казанлы, например. Даже сегодня, мишаре продолжают сохранять свой этноним. Полного поглощения их татарами еще произошло. Очень часто на западе Башкирии вопрос о национальности ставит людей в тупик, определенно не могут ответить кто они - татары или башкиры.
    Ответить
    Анонимно 26 фев
    До революции "татары" было собирательным обозначением всех тюрков мусульман, а не этническим. Поэтому все азербайджанцы, карачаевцы, туркмены, кумыки, якуты и др. были для русских татарами.
    Ответить
    Анонимно 26 фев
    Наоборот в целом мусульмане были за федерализм. Поэтому тюрки не поддержали унитаристский проект казанлы.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    К чему это здесь печатать? Кроме горстки башкир кто это читает? Не спорю что некоторые татары такие как Валиди фактически создали башкирскую автономию. Ну было и ладно,нам не жалко,только врядли в Татарстане этим интересуются.
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Живу в Казани. Татарин. И с интересом читаю. Так что не обобщайте про "горстку башкир".
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    и мне нравятся такие исторические статьи о татарах, башкирах... пусть еще пишут.
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Читают эту статью не только Башкиры, но и Татары и Русские! Все кому интересны исторические статьи - мимо не пройдут
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Ты же читаешь.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Ох, какая полемичная статья. Налетают профаны как со стороны башкир ("не было никаких татар в башкирском войске!"), так и со стороны татар ("какие еще башкиры? какой башкурдистан? вывсеврети").
    Таймасову и РВ респект! Встряхивайте почаще это болото!
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Эти товарищи запятнали свое имя этими "героическими усилиями " . Сначала воевали на стороне белого движения, а потом переметнулись на сторону "красных", когда поняли, что победа будет за ними. Сами остались живыми, а сколько погубили безвинных людей. Про Заки Валиди и говорить нечего. Всех бросил в пекло.
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Хорошо вам рассуждать, сидя на диване со смартфоном или в офисе за компьютером. Времена были нелегкие. Ситуация каждый день изменялась. Народ метался. Не нам с вами их осуждать. Могло быть лучше, а могло стать еще хуже.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Кто-то думает, что Башкортостан благо. Никому он не принес ничего хорошего и не принесет.
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Вот твой глупый комментарий точно не несет в себе никакого позитива и даже логики.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    так и не понял из статьи - кто хорошие, а кто плохие?
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Для вас весь мир должен быть черно-белый?
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    и где хеппи-энд, хотите сказать?
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Нерешительность татар в годы Гражданской войны - это не трусость или нежелание проливать кровь друг друга. Ответ очень прост - как политическая нация татары оформились уже в рамках ТАССР, т е после 1920 года, поэтому ранее они просто не видели смыла идти за тот или иной проект, проливать за них кровь.
    Башкиры в этом смысле оказались гораздо более консолидированными, возможно, из военного прошлого и потери своих вотчин, это все произошло параллельно - во 2 пол 19 века царизм цинично отнял родовые башкирские земли и упразднил Баш войско. Т е они реально понесли огромные потери за 50-60 лет до Революции.
    Татары же ничего этого не пережили. Пассионарными оказалась только часть интеллигенции и офицерства (и то из числа потомков ордынцев)
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Вот это правда - даже этноним - самоназвание - "татары" казанские мусульмане приняли только после создания АТССР.
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Не выдавайте желаемое за действительное.
    Как сформировавшаяся политическая нация, татары имели свои интересы, и ради непопулярного Комуча в бой не пошли.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Короче, такие же басмачи
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    не хуже и не лучше красных
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Башкирские и казанские мусульманские (ныне "татары") капиталисты хотели вместе с другими российскими капиталистами строить Россию по образу США - по территориальному принципу, а не по национальному.

    Поэтому З.Валиди и другие и разработали после Февральской революции "Идель-Уральский штат", как один из штатов СШР - Соединённых Штатов России.

    Но российские капиталисты не успели - власть в России вооруженным путем захватили Международные марксисты-террористы во главе с Лениным и Троцким.

    Тогда и был создан "белый", т.е. капиталистический Башкурдистан.
    Башкиры и татары начали громить Международных марксистов-террористов Ленина и Троцкого.

    Видя, что могут проиграть и соответственно быть повешенными Международным судом народов, Ленин и Троцкий, стараясь привлечь на свою сторону необразованные массы народа, отошли от догм своего кумира Маркса и объявили о создании Татаро-Башкирской АССР.
    Кстати, другие марксисты-террористы противились этому, считая, что отступают от идей марксизма.

    В результате Россия была расчленена Международными марксистами-террористами по национальному признаку - были образованы БАССР, ТАССР, Вотякская АО, и другие национальные образования

    Но Международные марксисты-террористы во главе с Лениным и Троцким рассматривали создание национальных образований на территории России лишь как промежуточный этап в захвате власти на всём Земном Шаре и образовании Всемирной коммунистической диктатуры.

    В дальнейшем все националисты были Международными марксистами-террористами вырезаны, уничтожены и был создан марксистский СССР.

    Извините за многословие.

    Ответить
    Анонимно 18 фев
    извиняем
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Классная статья!
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Зачем они воевали за тех, кто их даже не снабжал нормально?
    Ответить
    Анонимно 18 фев
    Этого вам не понять.
    Ответить
    Анонимно 19 фев
    Они воевали не за них, а за себя, руководствуясь принципом враг моего врага - мой друг.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Если не ошибаюсь, был еще один Терегулов. В правительстве Башкурдистана. Отвечал за здравоохранение.
    Ответить
  • Анонимно 18 фев
    Татары воевали за красных, таков был выбор татарского народа и татарской интеллигенции
    Ответить
    Анонимно 20 фев
    "Красные" это международные марксисты-террористы во главе с Лениным и Троцким?
    Ответить
  • Анонимно 19 фев
    Башкиры они те же татары.
    Во всяком случае так считали тогда. У Ш.Бабича есть рассказ о Казанском и Оренбургском правительствах, он их обеих считает своими (татарскими) правительствами.
    И вообще до 30-х годов прошлого столетия все татары башкир считали татарами.
    Ответить
    Анонимно 19 фев
    Слово татарин, большинство башкир, так же как и казанские мусульмане XIX и начала XX веков, считают оскорбительным.
    А так, действительно много людей с двойной идентичностью. На западе РБ, на востоке РТ. Со своим диалектом. Люди ощущающие себя одновременно и татарином, и башкиром. Сколько их? Сотни тысяч? А может и миллион.
    Ответить
    Анонимно 22 фев
    А считали ли башкиры татар за башкир? У татар размытое национальное самосознание. Из-за этого они себя от башкир не отличают.
    Ответить
    Анонимно 26 фев
    Нет, конечно, как можно татар считать башкиром? У татар даже предложения по странному строится. Логика другая. Можно добавить - если есть логика у некоторых. Как-то отдыхали вместе с татаркой. Стирать белье - она говорила ЖУАМ. Я спрашиваю, а как будет "стирай"? ЖУ? Так и не смогла ответить, а ведь хвалилась, что " казанская татарка" .Ҡыуыҡ.
    Ответить
    Анонимно 26 фев
    Мечтать не вредно. Не дождетесь.
    Ответить
  • Анонимно 19 фев
    Ну опять сводится к вопросу , кто такие татары.
    Это новая нация, по сути провозглашённая казанской интеллигенцией в конце 19 века в отношении тюрко-мусульман Поволжья или это собственно все тюрко-мусульмане бывшей империи (узбеки, казахи, киргизы, каракалпаки, башкиры, азербайджанцы, кумыки и т д), которых обобщённо русские и иностранцы называли «татарами», как долгое время жителей священной римской империи - «немцами»? Если последнее, то ваше утверждение хоть как то понятно, вот только вышеупомянутые народы ни тогда, ни тем более сейчас не желают брать не своё самоназвание
    Ответить
  • Анонимно 19 фев
    Не важно к кому вы себя относите .У меня один дед курганский мишар считал всегда себя башкиром -другой был казанским офицером.Эта статья о нашем общем прошлом говорит нам задуматься о будущем.
    Ответить
    Анонимно 22 фев
    Среди мишарей тоже были башкиры. Есть даже мишари потомки башкирского клана Табын. Это показали исследования ДНК. Оказалось что северные башкиры (северо-западные, северо-восточные), мишари Караидельского района, рязанские мишари происходят от клана Табын (кластер Майкыбиевичей). Причем возраст их расхождения 400-500 лет.
    Ответить
    Анонимно 23 фев
    происходят от клана Табын
    --------------------------------------
    Об этом Макскум Акчурин где то писал. Про Бастановских мишарей, Батыревских...
    Ответить
    Анонимно 26 фев
    Люди живут не с ДНК, а сознанием. У меня есть знакомые - братья. Старший себя считает башкиром, младший русским. Отец башкир, мать татарка.
    Ответить
    Анонимно 16 мар
    Скорее среди башкир были мишари, а не наоборот. Т. к. башкир это в бывшем соционим состоявший из 40 разноэтничных племен,в настоящее время из 20. Наличие мишарей в составе башкир зафиксировано в работах башкирских историков Хисаметдиновой, Янгузина. Так же в статье Дарьи Рамазан и Ильдуса Габдуллина. Табынский кластер это в первую очередь табынскый, а затем уже мишарский или башкирский.
    Ответить
  • Анонимно 01 мар
    Башкиры - свободолюбивый народ! Можно хотя-бы вспомнить количество Героев Советского Союза в составе легендарной 112-й Гвардейской Башкирской Кавалерийской дивизии под руководством Миннигали Мингазовича Шаймуратова в годы Великой Отечественной Войны!
    Ответить
  • Анонимно 02 мар
    Небольшая часть Мишар , в результате переселения в Башкирию ВОШЛИ в состав племени Табын в 18 веке ..По этому среди этого племени могут оказаться и башкирские гены .
    Ни какого племени Табын в составе мишар, в том числе Рязанских -НЕ БЫЛО.
    Мишари формировались , как субэтнос - на территории современных Рязанской , Пензенской , Ульяновской , Нижегородской областей и Мордовии . Мишари проживающие на этих землях слабо представляют кто такие башкиры . Многие их видели лишь по телевизору . Конечно у этих мишар ни когда не было смешения с башкирами.
    Лишь небольшая часть мишар после переселения в Башкирию , смешалась с башкирами племени табын. Но нельзя это локальное небольшое смешение
    распрастранять на всех мишар ..

    ..
    Ответить
  • Анонимно 03 мар
    Ни кто не привел ни каких доказательств о том что бастановские , бактыревские мишари как то связны с табынами . Это ложь !
    Если кто то не согласен , пусть приведет письменный первоисточн6ик об этом .
    Ответить
  • Анонимно 03 мар
    Лишь небольшая часть Мишар , в результате переселения в Башкирию ВОШЛИ в состав племени Табын в 18 веке ..По этому среди этого племени могут оказаться и МИШАРСКИЕ гены.....Но к остальным 99% мишарей это не имеет ни какого отношения
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров