Новости

00:02 МСК
Все новости

Записки «главного татарина»: часы Акаева, осведомленность Лукашенко и эталонная жизнь финских татар

Воспоминания первого председателя исполкома Всемирного конгресса татар Индуса Тагирова

Записки «главного татарина»: часы Акаева, осведомленность Лукашенко и эталонная жизнь финских татар Фото: art16.ru

Индус Тагиров, автор «Чистосердечных воспоминаний первого председателя Всемирного конгресса татар», делится с читателями «Реального времени» очередным фрагментом своих мемуаров. В нем он рассказывает о татарах ближнего и дальнего зарубежья.

Дружба огнеупорная и водонепроницаемая

В те времена бывшие союзные республики уже стали иностранными государствами. И к ним требовался иной подход. Нам приходилось проявлять особое внимание к нашим родственникам, оставшимся в Латвии, Литве, Украине, Белоруссии, Казахстане, Кыргызстане, Туркменистане. Это внимание было обеспечено.

Были установлены контакты с местными татарскими организациями, мы оказывали им посильную помощь, выезжали в эти страны. Помню, одну из наших встреч с татарами, желающими выехать на историческую родину, мы провели в Ташкенте прямо на улице. Люди интересовались всем — и самое главное тем, что ждет их в Татарстане, на что они могут рассчитывать: жилье, работа, условия жизни и т. д. Встреча продолжалась больше двух часов.

В последующем мы не упускали из поля зрения тех, кто переехал в Татарстан. Отрадно, что эти люди во многом воспользовались советами и предложениями, которые были высказаны нами при встрече в Ташкенте. Всего за 1992—1994 годы в республику переселились более двадцати тысяч наших сородичей.

Однако более всего мы занимались проблемой тех татар, которые продолжали жить в бывших республиках Союза. В Казахстане, Киргизии, мы, так же как и в регионах России, способствовали становлению диалоговой системы между татарами и местными органами власти.

После проведения нами l съезда Всемирного конгресса татар такие же мероприятия стали проводиться и в других тюркских республиках. В некоторых из них, например в Якутске, участвовали я и вице-спикер Государственного совета Татарстана Зиля Рахимьяновна Валеева. Интересны были наши встречи с руководителями республики, в том числе и с ее президентом. Тогда татарская община Якутска только разворачивала свою деятельность, и потому наша работа по установлению контакта с властями им очень помогла.

Наладились и наши контакты с ученым миром Саха-Якутии. На нашем совете защитил свою докторскую диссертацию Егор Егорович Алексеев, к сожалению, уже покойный. Систематическим стал обмен научной продукцией и взаимное рецензирование подготовленных книг и статей.

В 1992 году состоялся общекиргизский курултай. На него как председатель ВКТ был приглашен и я. Выступил там с речью на вполне понятном киргизам татарском языке. Вручая президенту Киргизии А.А. Акаеву часы с символикой нашего Конгресса, я сказал: «Аскар Акаевич, эти часы не горят в огне, не пропускают воду. Пусть и наша дружба будет столь же огнеупорной и водонепроницаемой! Надевая эти часы, поставьте их на время дружбы!».

Вечером, выступая на приеме, Акаев сказал: «На пути независимости мы не одиноки. С нами вместе шагают Узбекистан, Туркменистан, Казахстан, Таджикистан, Татарстан и Башкортостан». Эта и другие встречи, в частности с депутатами парламента, проходили с участием наших сородичей.

Первый Всемирный курултай кыргызов. 1992 год. Фото foto.kg

«Не уходите из России!»

Несколько более подробно остановлюсь на жизни татар Латвии и Белоруссии, которые я посетил в составе правительственных делегаций Татарстана. Эти республики-государства мне были неплохо известны, поскольку приходилось бывать в них и раньше.

Еще в 1967 году я поехал в Латвию в поисках могилы нашего отца, командира стрелковой роты, погибшего в ноябре 1944 года. В извещении о его гибели было указано, что он захоронен близ хутора Звани Ауцкого уезда.

В Риге я сел в автобус и поехал в Ауцк. Моих попутчиков-латышей, поскольку они поняли, что я не местный житель, заинтересовала цель моей поездки. Я им рассказал все как есть.

Но в Ауцке стало ясно, что он никогда не был уездным центром. Мне посоветовали поехать в республиканский военкомат в Риге и назвали фамилию полковника, к которому я должен обратиться. Однако уже близился конец рабочего дня. И все же я решил вернуться в Ригу и найти этот военкомат. Сев в автобус, увидел своих старых попутчиков, тоже возвращающихся в Ригу. Рассказал им о сложившейся ситуации. Тут вдруг начался шквальный дождь, автобус не мог идти дальше, остановился. Мои попутчики подошли к водителю и хором стали просить его, несмотря ни на что, продолжить путь. Водитель согласился. Автобус бежит, но время приближается к шести. А мне непременно нужно успеть в военкомат — ночным поездом уже должен уехать в Москву. Я волнуюсь, но больше меня волнуются мои попутчики. Один из них снова подходит к водителю и просит подвезти нас прямо к военкомату. А пассажиры в один голос поддерживают его. Водитель согласился, и вот мы в шесть часов у дверей военкомата.

Из дверей выходят офицеры, и я чуть ли не каждому называю фамилию нужного мне полковника. На мое счастье один из них, спускавшийся со второго этажа, оказался тем, кто мне нужен. Я объяснил ситуацию, попросил помочь, и мы вернулись в его кабинет. Он нашел соответствующие материалы и сказал, что отец захоронен в Салдусе, в братской могиле.

В 1977 году я поехал в Салдус и убедился в этом. Еще через десять лет мы с братом Энгелем привезли туда нашу маму. Это была трогательная встреча и прощание наших родителей и их детей. Мы долго сидели у гранитного камня, на котором высечено его имя. Мама прочитала намаз. Привезла домой кладбищенскую землю и, уложив ее в специальный горшок, посадила цветы. И они цвели очень долго, напоминая нам о нашем отце.

Вот такова предыстория нашей официальной поездки в Ригу. Возглавлял нашу делегацию Василий Николаевич Лихачев. Здесь мы провели несколько встреч с нашими земляками, возглавляемыми председателем центра татарской культуры Ильдусом Сабитовым и его заместителем Зуфаром Зайнуллиным (сын Заки Зайнуллина). Они рассказали нам, чем занимаются. Все они трудоустроены, обеспечены жильем. Их никто не притесняет, наоборот, им оказывают всяческую поддержку в организации жизни национальной общины, создают все условия для изучения родного языка, истории и культуры нашего народа. Единственное пожелание наших земляков — это чтобы было побольше внимания со стороны Татарстана и чтобы встречи в Риге и Казани проходили почаще. На прощание Зуфар подарил мне отделанный золотом кортик.

Во время приема в правительстве мы убедились, что в Латвии к Татарстану относятся с большим уважением. Отдельная встреча состоялась у главы правительства. Помню, удивило, что на стенах его кабинета развешены портреты всех премьер-министров, начиная с 1918 года, кроме тех, кто возглавлял правительство республики в годы Советской власти. Казалось, что этого периода в истории Латвии не было вообще.

Нас повсюду сопровождал посол России, вежливый и внимательный человек. Удивили меня только его чуть ли не с мольбой сказанные слова: «Не уходите из России!». Лично у меня создалось впечатление, что кто-то, скорее всего в высших эшелонах власти в Москве, всерьез опасается выхода Татарстана из России, и послу поручено следить за каждым нашим шагом. Поскольку у республики такого намерения никогда и не было, мы его успокоили, сказав, что мы всегда с Россией.

Встреча с А.Г. Лукашенко в его резиденции

Лукашенко: «Верю, что Шаймиев не сдастся чубайсам»

В Белоруссии тоже приходилось бывать неоднократно. Здесь проживают и польско-литовские татары и татары, оказавшиеся там в более позднее время.

Однажды мы приехали в Минск с Таэминой ханум Биктимировой. Это были первые дни чеченской войны, начавшейся заверением министра обороны России Павла Грачева, что Грозный будет занят в течение нескольких часов. Весь мир следил за событиями в Чечне, всех тревожил вопрос, что же будет дальше. Мы зашли в гостиницу и увидели сгрудившихся вокруг телевизора работниц гостиницы. Они были поглощены репортажем из Грозного и не обращали никакого внимания на нас. Вдруг, видим, на экране появляется Джохар Дудаев. Женщины все в один голос ахнули: «Слава богу, живой!».

Интересно прошли наши встречи с местными активистами во главе с Абубакиром Юхъяевичем Шабановичем и доцентом университета Ибрагимом Борисовичем Канапацким. Сначала мы встретились в школе, где Шабанович работал директором, затем на собрании с большим стечением татар. Они татарского языка не знают, но чувствуют себя татарами, соблюдают все мусульманские обряды, интересуются историей. Испытывают огромную тягу к Казани. Подарили нам несколько книг по истории местных татар.

Следующая наша встреча с татарами Белоруссии состоялась во время визита правительственной делегации во главе с Ф.Х. Мухаметшиным. Помню, тогда при закладке мечети состоялся митинг татарского населения. Наши выступления и особенно заверения Фарида Мухаметшина в том, что Татарстан окажет всяческую поддержку татарам Белоруссии, были встречены аплодисментами.

Интересной была встреча с А.Г. Лукашенко в его резиденции. Встречая нас, Александр Григорьевич сразу же, разумеется, в шутку сказал: «Если хотите критиковать меня, сначала критикуйте вашего соплеменника Урала Латыпова. Он мой первый помощник и я работаю по его советам!». Встреча продолжалась более часа. Лукашенко, рассказав о ситуации в республике, похвалил и местных татар за их трудолюбие. Первые овощи, лук, редиска, огурцы на базаре — это их продукция, — сказал он. Выяснилось, что он прекрасно осведомлен и о ситуации в Татарстане. Выслушав Фарида Хайрулловича, обогатившего его новыми знаниями о нашей республике, сказал: «Знаю, верю, что Шаймиев не сдастся чубайсам!».

Киев мы посетили в сентябре 1994 года. Тогда на Украине по данным переписи 1989 года проживало 133 тысячи татар. Почти во всех городах они объединены вокруг национальных организаций, которым предоставлены специальные помещения. В Киеве созданы и проводят большую работу по сплочению татар общество «Илдәш» и две религиозные организации. Функционируют татарская школа, несколько воскресных школ и прекрасный ансамбль песни и пляски.

Несмотря на финансовые трудности, правительство республики оказало финансовую помощь для проведения съезда украинских татар. Ежегодно на самом большом стадионе «Спартак» проводится празднование Сабантуя.

Мы убедились, что татары Украины живут интересной и содержательной жизнью. Их единственное пожелание, как и во всех республиках бывшего Союза, — это побольше внимания.

«Татарстан, судя по всему, в надежных руках»

Мне очень хорошо запомнилась поездка нашей правительственной делегации во главе с М.Ш. Шаймиевым в Хельсинки в октябре 1999 года. Татар в Финляндии никогда не было много, во всяком случае, их численность не превышала тысячи человек. Но они живут качественной национальной жизнью. Большинство их или предприниматели, или ученые. Магазины финских татар расположены по всему городу.

В собственности наших татар два больших многоэтажных дома. Один из них они сдают в аренду, а вырученные деньги идут на содержание другого дома, расположенного в центре Хельсинки. На нем изображен полумесяц, означающий, что здесь и мечеть. Вся общественная жизнь, в том числе работа воскресной школы, протекает в этом доме. Там и состоялась содержательная встреча с участием М.Ш. Шаймиева.

Минтимер Шаймиев с бывшим президентом Финляндской Республики Мартти Ахтисаари. Хельсинки. Октябрь 1999 г. Фото Михаила Козловского

Финские татары знают как минимум четыре языка. И прежде всего свой родной татарский язык. Дома говорят только на нем. В Финляндии два государственных языка, финский и шведский. Кроме этого, наши татары владеют английским языком.

Татарская община возглавляется преподавателем татарской кафедры столичного университета Оканом Дахером. До него главой общины был его отец, долгое время являвшийся советником президентов страны Юхо Кусти Паасикви и Урхо Кекконена. Окан Дахер также часто привлекается к международной деятельности. Так, он был консультантом руководителя переговорного процесса по Косово.

Образцовым является татарское кладбище. Там чистота и порядок, к каждому погребению подведена труба с водой, на могилах благоухают цветы. Особое внимание уделяется могилам татар, погибшим во время советско-финской войны 1939—1940 года.

Вообще, жизнь финских татар хорошо организована и поддерживается государством. В этом мы еще раз убедились во время встречи со спикером парламента Финляндии, ставшей в последующем президентом страны. Чтобы запечатлеть эту встречу в памяти, я в ее ходе делал некоторые пометки. Передаю их без исправлений и сокращений.

«15 октября 1999 года. 9.50.

Парламент. У спикера Финляндского парламента. Прекрасная встреча. Сижу рядом с президентом.

Президент об экономическом сотрудничестве. До 17 августа более благоприятная ситуация. Президент ставит вопрос об экономических льготах для Татарстана. «Мы могли бы очень быстро нарастить объемы сотрудничества». «Мы в ожидании больших перемен. Кончается эпоха Ельцина. Кто бы что ни говорил, я его всегда поддерживал. Он отдал много сил за эти перемены».

Спикер интересуется будущим России и Татарстана. Президент о будущем парламента (российского, — прим. И. Т.).

Блок Отечество — Вся Россия. «Я не скрываю, что я один из лидеров. Но по Конституции Татарстана я не могу быть в списке».

Как и Финляндия в 1917 году, люди заговорили о своих правах.

О взаимоотношениях с РФ подробно. Полно, достаточно точно.

Спикер: «Вы работаете с большой мудростью государственного деятеля. Я переживаю с нашими министрами. Дела в Татарстане, судя по вашему рассказу, находятся в надежных руках».

И нужен нам берег турецкий

В самые трудные периоды нашей истории Турция была важной опорой тюркских народов. Многие видные татары, скрываясь от преследований властей, находили в этой стране надежный приют. До революции там жили и работали Рашит Ибрагимов, Юсуф Акчура, Гаяз Исхаки и ряд других общественных деятелей. Свою знаменитую пьесу «Зулейха» Гаяз Исхаки написал в Турции. Однако последнюю точку в ней поставил в Петербурге, куда в 1913 году вернулся по подложному паспорту. Завершив пьесу, он вышел на улицу. Видимо, не знал, что к нему приставлен «хвост». И когда давно следивший за ним сыщик окликнул его «Гаяз!», он повернулся в его сторону. Этого оказалась достаточно, чтобы Исхаки снова оказался в тюрьме.

Так случилось, что последние годы своей жизни он тоже провел в Турции. «Если умру в России, похороните меня рядом с Тукаем, а если в Турции, положите рядом с Акчурой», — говорил он. Его могила в Стамбуле находится рядом с могилой Юсуфа Акчуры.

В Турции много татарских следов. Недалеко от города Иске шәһәр (Эскишехир) расположена татарская деревня Османие. Ее жители — это мухаджиры, когда-то переселившиеся из деревни Сарабикулово нынешнего Лениногорского района.

Известный историк профессор Надир Давлет. Фото qha.com.ua

Филиал «Мерседес Бенц» в Турции основал крупный татарский предприниматель Ахметвали Менгер. Этот сердобольный и щедрый человек помог встать на ноги многим молодым татарам. Журнал «Казан», выпускавшийся местными татарами, также финансировал он. Известный историк профессор Надир Давлет стал знаменитостью благодаря покровительству этого человека. Много сделал он и для Махмут ага Ураллы.

Впрочем, Махмут ага — это особая история. Он родился и вырос в Башкортостане. В начале Великой Отечественной войны 17-летним парнем он добровольно уходит на фронт. Там попадает в плен. По окончании войны, несмотря на то, что находился в американской зоне оккупации, по достигнутой договоренности должен был быть отправлен в СССР. Там его, как и других пленных, ждала Сибирь. Но над ним сжалились. Поляки и американцы разработали план его спасения. По этому плану Махмут был представлен соответствующим органам как уроженец татарской деревни Кырык татар (сорок татар), расположенной в Польше. Следовательно, он не гражданин СССР. Так был спасен Махмут ага.

Некоторое время он живет в Германии, где и попадает в поле зрения Ахметвали Менгера и становится его надежным помощником. В последующем Махмут ага и сам вырастает в крупного бизнесмена и, так же как и его покровитель, оказывает всяческую поддержку татарам Стамбула. Его дочь Гультен — достойная представительница своего народа — становится одним из руководителей татарской общины Стамбула. Созданный ею ансамбль объезжает с пропагандой татарской музыкальной культуры не только Турцию, но и ряд стран Европы и Латинской Америки.

Необходимость изучения татарской жизни Турции и оказания духовной поддержки нашим землякам и привела нас туда для проведения выездного заседания Исполкома ВКТ. Это зафиксировано в наших официальных документах. Передаю их с некоторыми сокращениями в переводе на русский язык.

8.12.01. Стамбул. Выездное заседание Исполкома Всемирного конгресса татар.

На заседании были рассмотрены современное состояние татар, проживающих в Турции, перспективы их национального развития и связи с Татарстаном.

На заседании присутствовали и выступили Надир Давлет (Стамбул), Римзиль Валеев, Фарис Харисов, Роза Туфетуллова (Казань), Атилла Кондыз (Стамбул), Гунел Пултар (Анкара), Яшер Байтал, Фарид Бичури, Махмут Ураллы, Рушания Алтай, Гультен Ураллы (Стамбул), Мавлидаулид Унлыкаеклы (Кыбрыс) и другие. Присутствовали также и выразили свои пожелания и предложения студенты, приехавшие из Татарстана в Турцию для продолжения своего образования.

Подробно рассмотрев поставленные на заседании вопросы, Исполком Всемирного конгресса татар принял следующее постановление:

1. Отметить плодотворную работу и вклад татарской общественности Стамбула, Анкары, Эскишехира в бережное отношение к нашей национальной истории, родному языку и культуре.

2. Считать необходимым оживление татарских общественных организаций городов, сел и махалля.

3. Отметить помощь органов власти, культурных и научных учреждений Турецкой республики татарской интеллигенции и общественности в духовном развитии татар.

4. Признать необходимым создание единой организации, объединяющей все организации и культурные центры.

5. Совместно с Исполкомом ВКТ принять меры по открытию воскресных школ, торговых и культурных центров, проведению культурных мероприятий и Сабантуев в местах компактного проживания татар.

6. Оценивать сотрудничество татар, проживающих в Турции, с Татарстаном в рамках многостороннего сотрудничества России и Турции.

7. Обратиться к президенту России В.В. Путину и президенту Татарстана М.Ш. Шаймиеву с просьбой о предоставлении татарам Турции, признающим своей исторической родиной Татарстан, Урал и Поволжье, таких же льгот, которые предоставлены российским зарубежным соотечественникам.

8. Совместно с национально-культурными организациями, научными центрами принять меры по созданию истории татарского мухаджирства.

9. Признать важным и необходимым путем создания национально-культурных автономий, воскресных школ, театров разъяснение молодому поколению необходимости сохранения нации, языка, национальных традиций и обычаев.

Наша поездка в Турцию была весьма насыщенной. Это десятки встреч с активистами национального движения, студентами, обучающимися в турецких вузах, ознакомление с работой ряда культурных центров Стамбула, Эскишехира и Анкары. Состоялись встречи и весьма содержательные беседы с губернатором и мэром Стамбула. Генеральное консульство России в Стамбуле организовало прием в нашу честь.

Индус Тагиров
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 17 июля
    Интересный мужик Лукашенко. Таких бы побольше.
    Ответить
  • Анонимно 17 июля
    Да в Турции настоящих татар и не осталось, смешались с иберийским населением. Потом Турция никогда России дружественной не была.
    Ответить
    Анонимно 17 июля
    Иберия это территория современной Грузии, уважаемый эксперт. Татар Торкияда много, кырымлы и Казанлы, единственно , официальная перепись считает все тюркские народы турками. Османская империя была значимым союзником Казанского ханства, связанная едиными нитями этнического и культурного родства. Мэнге Тау

    Ответить
  • Анонимно 17 июля
    "Вдруг, видим, на экране появляется Джохар Дудаев. Женщины все в один голос ахнули: «Слава богу, живой!».
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/68493-vospominaniya-predsedatelya-vsemirnogo-kongressa-tatar

    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии