Новости

03:10 МСК
Все новости

Мечты Великого княжества Литовского о большой дружбе с Крымским ханством против Москвы

Большая Орда и Крымское ханство при Александре Казимировиче

Мечты Великого княжества Литовского о большой дружбе с Крымским ханством против Москвы Фото: wikimedia.org

Украинский историк Ярослав Пилипчук специально для «Реального времени» подготовил цикл статей о взаимоотношениях татарских государств (Золотой Орды и постордынских ханств) со странами нынешнего Европейского союза. Вышли материалы о связях со скандинавами, немцами, Венгрией и Румынией, Италией, Ватиканом и народами Балкан. В рамках цикла наш автор описывает историю взаимодействия Орды и Великого княжества Литовского и Польши. Сегодня автор публикует следующую часть, посвященную событиям после 1440 года, начиная с 1500 года, а также правлению Сигизмунда Старого и Сигизмунда II Августа. Сегодня речь пойдет о литовском правителе Александре Казимировиче.

Бесплодные переговоры

7 июня 1492 г. в Гродно на 65-м году жизни скончался великий князь литовский Казимир IV. 5 августа 1492 г. в Вильнюсе состоялась интронизация его сына Александра. Это было неспокойное время для Великого княжества Литовского. В 1490— 500-х гг., воюя с Литвой, Иван III нередко пользовался поддержкой крымцев, а сам, в свою очередь, исправно присылал крымскому хану дары-«поминки», которые тот часто требовал в дипломатической переписке с московским князем. Еще в марте Иван III послал письмо своему старому союзнику Менгли Гирею с призывом идти воевать против Литвы с московскими войсками «как один человек». Но 27 июня в Москву прибыл ответ от крымского хана, что тот сейчас строит город на Днепре, из которого намерен выступать на Киев. Поход он планирует на осень, а на постройку оной крепости одолжил в Кафе 100 000 «денег» и просит Ивана III «избавить» его от этого долга — то есть расплатиться за него.

Последний хан Большой орды Шейх-Ахмед же писал, что он и Казимир в свое время хотели пойти походом на Ивана III. Он говорил, что Менгли-Гирей — враг и Большой Орде, и Великому княжеству Литовскому. Беи и огланы Большой Орды хотели вместе выступить в поход на крымцев. Шейх-Ахмед отправил послами к литовцам Хаким-ходжу и Кара-Абдуллу. В другом письме сообщалось, что он породнился с правителем Шемахи и отправил к нему часть своих людей. Шейх-Ахмед говорил, что готов отправить послом Кулука, как ранее посылал Тахира к Казимиру.

Правитель Большой Орды писал литовскому великому князю, что они в мире с литовцами со времен Батыя, а хан Ахмед находился в союзе с Казимиром Ягеллончиком и был готов выступить против правителя русских Ивана. Девлетек-мирза совершил поход на крымцев и взял в плен несколько их уланов. Войска Большой Орды тогда возглавлял Саид-Ахмед, который подошел к Днепру.

Высказывалось пожелание, чтобы против Менгли-Гирея были отправлены литовские войска вместе с огланом Уздемиром. Сие послание должен был передать Абдулла-батыр. Литовцам предлагался союз, и татары указывали, что это послание не только от Шейх-Ахмеда, но и от беев Ачижги и Тимера, и также Коджак-султана. К литовцам отправляли послов Баранчея и Чеогочу. Александр отвечал, что Менгли-Гирей — враг ему и что посылал в Большую Орду своего посла Халецкого. Говорилось, что Казимир был другом бея Темира. Коджаку был отправлен ответ, что отец Александра был в союзе с Ахмедом (который был отцом Коджака). К Коджаку был отправлен послом литовский татарин Байраш. Он же был толмачом, которого послали к Шейх-Ахмеду.

Страстное желание стать союзником Крыму

Став князем в Вильно, Александр Казимирович сразу начал существенно изменять систему международных отношений, сложившуюся при его отце. После его прихода к власти в Великом Княжестве Литовском персональная уния с Польшей была на некоторое время разорвана.

Брат Александра Ян Ольбрахт стал правителем Польского Королевства (1492-1501 гг.). А Александр станет королем Польши лишь через 9 лет, в октябре 1501 г. Сразу же после вступления на престол Александр решил наладить отношения с Крымским ханом, который был уже в течении 12 лет в прочном союзе с Москвой.

Король Александр в Сенате. Репродукция pl.wikipedia.org

В 1492 г. Александр отправил в Крым миссию Ивана Глинского, через которого напомнил Менгли-Гирею, что Хаджи-Гирей служил Казимиру и получал субсидии от него. Также упоминал, что его брат Айдер некоторое время находился в Литве. В другом письме он требовал снесения крепости Очаков, поскольку, по его мнению, эта твердыня стояла на литовской земле. Он также призывал Менгли-Гирея отказаться от союза с Москвой, а взамен обещал 13,5 тыс. золотых дукатов. В заложники в Литву он требовал Довлетека сына Эминека из клана Ширинов.

Заметим, что в течение всего своего правления Александр будет достаточно настойчиво стремиться к союзу с крымским ханом, несмотря на частые разорительные крымские набеги на Литву. И надо сказать, это, как показала история, оказалось не совсем бесперспективно: ему удалось подготовить почву для установления союзнических отношений между Менгли-Гиреем и своим братом Сигизмундом. Вероятно, Александр полагал, что теперь, когда Большая Орда не способна стать лидером среди других осколков Золотой Орды, Крым удастся переманить от союза с Москвой на сторону Литвы. Московско-Крымский союз держался на частых щедрых «поминках» со стороны Москвы и обоюдном недружественном отношении к Большой Орде и Литве.

Видимо, поэтому, предлагая хану союз, Александр с самого начала в своих письмах обещал подарки со своей стороны. Но Менгли-Гирей до второй половины 1500-х гг. по-прежнему придерживался московской ориентации. В послании в Крым от 30 августа 1492 г. Иван III сообщал о смерти Казимира IV и, как и в вышеупомянутом мартовском послании, призывал крымцев скорее пойти войной против нового литовского короля, обещая также воевать против Литвы. При этом, как и Александр Казимирович, Иван III просил хана отказаться от строительства укреплений в устье Днепра, но исходя из других соображений — чтобы Менгли-Гирей не терял времени на их строительство, а срочно собирался в поход на Литву. Но хан отказался от этого настойчивого предложения. 27 октября в Москву пришло его письмо Ивану III, что сперва доделает крепость, тогда и пойдет в поход. В письме также сообщалось о прибытии литовского посла, который требовал снести укрепления, так как они будто бы стояли на Литовской территории, обещая компенсировать всем убытки.

А в ответ — поход на Литву

6 января 1493 г. в Москву прибыла грамота от окольничего Ивана III Константина Заболоцкого, сообщающая, что на Михайлов день (8 ноября) 1492 г. хан по инициативе его и иных московских послов задержал литовского посла в Крыму и стал собираться в поход. Менгли-Гирей требовал от литовского посла Ивана Глинского, чтобы татарам были возмещены убытки от нападения казаков из киевлян и черкасцев в 1492 г., которые ограбили крымский корабль под городом Тягиня. Александр в ответ пообещал наказать разбойников, но на практике не стал принимать никаких мер.

Не получив удовлетворительного ответа на свое требование, Менгли-Гирей задержал Ивана Глинского на некоторое время в Крыму. Одновременно с этой грамотой также прибыло письмо от самого Менгли-Гирея, где тот также пишет о том, что «сел на коня» и на исходе ноября намерен вместе с Иваном III воевать Литву. Таким образом, поход крымцев на Литву 1493 г. состоялся по инициативе великого московского князя Ивана III и планировался им в качестве совместных военных действий против Великого княжества Литовского в рамках борьбы за присоединение к Московскому княжеству Верховских и вяземских украинных земель.

Александр Казимирович в письме Менгли-Гирею указывал, что татары грабят пограничные земли. Старосты Винницы, Канева, Киева, Брацлава, Чернигова жаловались на татар, и эти жалобы были доведены до сведения крымского хана.

Менгли-Гирей же оставался верным союзу с Москвой и планировал воевать с Литвой. Однако осенью 1492 г. крымские войска так и не дошли, по-видимому, до литовских пределов (хотя потом хан писал, что в 1492—1493 гг. трижды садился «на коня»). В грамоте 1493 г. от крымского посла Заболоцкого, адресованной Ивану III, сообщается, что хан отпустил посла Глинского на Николин день (6 декабря 1492 г.), и далее, что тот перед Мясным заговением (февраль 1493 г.) пошел в поход на Киев. Летом того же года в письме Ивану III хан уверял, что «перед зимой» (осенью 1492 г.) он посылал рать на Литву, упоминая впрочем, что «Как сами есмя почали на конь садитися, зима люта была, а кони ратные истоми». Из этого следует, что осенний поход фактически так и не состоялся.

Реально крымские войска стали разорять Великое княжество Литовское уже поздней зимой-весной 1493 г., когда крымцы пошли на Киев. Летом 1493 г. Иван III совершенно справедливо писал, что «пишет ко мне царь, что беспрестани его люди Литовскую землю воюют, а мы здесе слышели, что малые люди приходили сее зимы на Литовскую землю, а не имали ничего». В дальнейшем, в конце 1493 г., Менгли-Гирей сам вспоминал, что «до зимы [1493 г.] трижды крат на конь садился: впервые пошел, ино лед розполился, а вдругорядь розболев воротился, а в третье и сем ездом пришол с пушками и с пищалми на Черкаской городок пришли». Не вполне ясно, что это был за поход «вдругорядь», когда хан не смог пойти из-за болезни. Может быть, тот фактически не состоявшийся первый, осенний поход на Литву 1492 г. А может быть, какой-то неизвестный из других источников набег, планировавшийся между неудавшимся из-за половодья зимне-весенним походом на Киев и осенним походом на Черкассы. В таком случае тот набег 1492 г. хан теперь, год спустя, даже не сосчитал. Но так или иначе очевидно, что хан сам его считал фактически не состоявшимся.

Герб Александра. Рисунок en.wikipedia.org

«Странная война» москвичей с литовцами за Верховские земли и Вязьму

В 1493 г. крымцы не дошли до Киева, но опустошили окраины Черкасс и Канева. Очевидно, крымцы двигались не спеша, разоряя все на своем пути. Выступив в феврале, к Киеву они подошли лишь к весеннему разливу. Летом 1493 г. хан сообщает, что не рискнул переправляться через Днепр: «через реку нелзя была перелезти, а недругу силные недружбы нелзе было довести, того деля еси не пошол». В этот поход выступило всего 500 человек крымцев с сыном Менгли-Гирея. Очевидно, хан рассчитывал на безопасный грабительский поход, а не на серьезные столкновения с литовцами.

Это вызвало у Ивана III большую досаду: «ныне сына послал, а с ним 500 человек: ино пятью сот человека какая война Литовской земле?». Иван III, как видно, всерьез рассчитывал, что крымцы внесут значительный вклад в «Странную войну» москвичей с литовцами за Верховские земли и Вязьму и нанесут серьезный ущерб противнику. А те демонстрировали откровенное пренебрежение к московским планам и ходили малыми силами с целью личного обогащения от грабежей, а не с целью оказать какую-либо существенную помощь москвичам в разгроме литовских военных сил.

В марте 1492 г. Александр Казимирович пытался без успеха уговорить своего брата (польского короля Яна-Ольбрахта) послать ему в помощь против москвичей хотя бы 300 наемников. Но тот отказал, так как взамен требовал восстановления «записи об унии» с Литвой. Но теперь это означало фактическое лишение власти Александра, и тот, конечно, не пошел на эти уступки. Переговоры с Тевтонским Орденом и Большой Ордой также ни к чему не привели — те тоже не прислали войска.

В том же году казачий отряд под предводительством черкасского старосты Богдана Глинского захватил и разорил крымский город Очаков у устья Днепра. Осенью 1493 г. состоялся поход крымцев на Канев и Черкассы.

Татары сожгли Черкассы, вероятно, в качестве расплаты за Очаков. По донесению Заболоцкого, крымские войска пересекли Днепр и на «Воздвижен» день (14 сентября) пошли по направлению к Киеву. 16 сентября хан писал, что послал послав войска на Черкассы с пушками и пищалями, сожгли этот городок и иные грады Литовские (между прочим, это является самым ранним свидетельством использования крымцами огнестрельного оружия в военных походах и за пределами Крымского ханства).

Вместе с этой грамотой послы в Москву в октябре привезли Ивану III также «поклон» от брата Менгли-Гирея — Ямгурчея, где тот также сообщал, что крымцы разорили Черкассы и Канев, а к зиме, как говорят, соберутся на Киев. Впрочем, Киев так и не был разграблен, хотя в дальнейшем Менгли-Гирей писал, что намеченный зимний поход состоялся.

В посланиях 1493 и 1495 гг. Александр Казимирович добивался возвращения людей, угнанных крымцами в плен, а также возобновления отношений на условиях, которые были между Казимиром и Хаджи-Гиреем. В начале 1494 г. Иван III заключил с Александром Казимировичем перемирие. До конца 1490-х гг. Москва и Литва формально находились в состоянии перемирия. Поэтому походы крымцев на Литву в период с 1494 по 1498 гг. включительно, в отличие от набегов 1493 г., проходили не по инициативе Ивана III. Осенью 1494 г. крымцы совершили нападение на Подолье. Пострадала от их набегов и Волынь. В битве под Вишневцом погибли польские аристократы Енджих Каменецкий и Дзержек Гловинский. В 1495 г. крымцы воевали на Волыни около города Корец, но были вынуждены отступить под давлением войска Семена Гольшанского из волынцев и поляков. В 1496 г. Семен Гольшанский и Константин были осаждены крымцами в Ровно, которые сожгли храм в Жидачеве и принесли значительный ущерб на Волыни. Об этих боевых действиях достаточно подробно сказано в польских хрониках и Волынской краткой летописи.

Русско-литовская война (1487—1494). Карта traditio.wiki

Менгли-Гирей выдвигал невыполнимые требования

Татарские нападения причиняли ущерб экономике приграничных регионов, почему Александр сделал некоторым тамошним людям налоговые послабления. В 1495 г. Шейх-Ахмед из Большой Орды отправил Александру послание, с вопросом, кто друг, а кто враг, зондируя тем самым возможность заключения союза с Литвой. Он отмечал, что неплохо было бы отпустить посла Тахира, который был задержан в Литве на 8 лет. В 1496 г. Менгли-Гирей через своего посла Хасана предложил мир. В ответ великий князь литовский отправил посольство Каспара Германовича. Этот посол привез хану три девятных упоминка и требовал освобождения пленников. Он предлагал вернуться к союзу, который был между Хаджи-Гиреем и Казимиром. Великий князь литовский требовал прекращения татарских набегов на пограничные земли.

После этого от крымцев к великому князю приехал Ходжа-Берди. В письме Александра было требование отправить в Литву заложника из огланов. Однако переговоры закончились ничем, а гонец Хасан узнал важную информацию о посольстве Василия Глинского к Ахмеду, и благодаря этому удалось перехватить литовское посольство в степях. Позже Александр Казимирович требовал освобождения из плена Василия Глинского.

В 1495 г. Александр отправил послал к сыновьям Ахмеда своего посла. В ответ правители Большой Орды отправили в Гродно своих послов Йусупа и Муcанака. По данным Литовской Метрики, в 1496 г. Василий Борисович Глинский возглавил литовское посольство к Шейх-Ахмеду. Великий литовский князь просил хана Большой Орды помочь стать крымским ханом Оздемиру из династии Гиреев, который с 70-х гг. XV в. пребывал в Литве. Однако посольство Василия Борисовича Глинского было перехвачено людьми (ордынскими казаками) из Азака-Азова. Великий литовский князь натравливал Шейх-Ахмеда на Крым, крымцы же продолжали строить фортификации на том берегу Днепра.

В плену, невзирая на все требования освободить дипломата, оставался Василий Борисович Глинский. Для того чтобы продолжить контакты, Александр отправил в 1497 г. в Большую Орду посольство Михаила Халецкого. В том же году крымцы осуществили набег на литовское пограничье. Крымское ханство давило на Литву и дипломатическими методами. Менгли-Гирей для перемирия в письме ставил несколько условий перед Александром, а именно: уступки улуса «Семеновых людей», мира с турками, делал акцент на нападение казаков из Черкасс и Киева на Очаков в 1493 г., а также говорил, что если бы не это нападение, то был бы он в мире с Литвой. Менгли-Гирей лукавил и выдвигал невыполнимые требования, так как Александр не мог отказаться от помощи своему брату Яну Ольбрахту против турок и не мог уступить часть территории.

Как Ахмед хотел дружбы против крымцев

Сыновьям Ахмеда в 1493 г. удалось вытеснить тюменского хана Сайид-Ибрахима с Волги. Ханом Большой Орды в 1493 г. стал Муртаза, однако после непродолжительного правления его сместили. В 1494 г. Шейх-Ахмед сверг Муртазу, который вместе с Хаджике (Хаджи-Ахмед) бежал на Терек и просил помощи у своих союзников — черкесов. В ярлыке от 22 декабря 1495 г. Шейх-Ахмед упоминал о дружбе золотоордынских и литовских правителей и говорил о том, что ранее он посылал слугу своего Тахира в 1487 г. Однако литовцы, послушав крымцев, задержали его на 8 лет. Указано, что подобного не было в более раннее время. В посольстве 1495 г. принимали участие Йусуп и Мусунак. Говорилось, что Шейх-Ахмед готов выступить против крымцев. Предлагался антикрымский союз. Указывалось, что после этого был отправлены письма ханского брата и бея Тавакула. Отвечая на послание Шейх-Ахмеда, Александр в 1496 г. говорил, что Тахира был задержан при Казимире Ягеллончике, а ему о ордынском после было неведомо.

Великий князь соглашался на союз при условии, чтобы татары Большой Орды не нападали на его владения и чтобы татары вместе с литовцами сражались против неприятелей. Он также указывал, что ордынские послы к нему уже прибыли и что у него находиться оглан Уздемир, которому литовцы готовы оказать помощь в завоевании крымского престола. Тавакул в письме от 1496 г. требовал, чтобы литовцы помогали охранять границы Большой Орды. Предлагался союз, направленный против Крыма. В 1495 г., обращаясь к великому литовскому князю Александру, Муртаза продолжал себя называть ханом.

Муртаза упоминал о союзе Ахмеда и Казимира, просил предоставить ему и другим сыновьям Ахмеда продовольствие и земли на окраине литовских земель, чтобы вместе противостоять врагам. К литовцам был отправлен послом Мухаммед, который был слугой Муртазы. Вероятно, Муртаза правил улусом на Тереке. Шейх-Ахмед кочевал вместе с Сайид-Ахмедом. Эта пара правителей зафиксирована в дипломатической переписке между Литвой и Большой Ордой. В 1498 г. Иван III писал Менгли-Гирею, что послы Александра ездили к Шейх-Ахмеду и Муртазе. Сайид-Махмуд кочевал около Волги.

Великий князь литовский сожалел о том, что Сайид-Махмуд был смещен Шейх-Ахмедом. Около кочевий Шейх-Ахмеда кочевал Сайид-Махмуд и между ними в 1501 г. произошла ссора, которая привела к уходу Сайид-Махмуда к Хаджи-Тархану, которым владел Абд ал-Керим. Шейх-Ахмед был самым сильным, но не единственным правителем Большой Орды. Относительно же дипломатической переписки с литовцами: при ее начале Шейх-Ахмед делал упор на давнюю дружбу со времен Бату (которой в реальности не было), на союз Ахмеда и Казимира и на необходимость общей борьбы против крымцев.

В 1494—1496 гг. крымские татары активно нападали на границы Великого Княжества Литовского и Короны Польской. Репродукция culturelandshaft.wordpress.com

Разбили крупный татарский «загон»

В 1494—1496 гг. крымские татары активно нападали на границы Великого Княжества Литовского и Короны Польской. В 1494 г. крымцы вторглись на Подолье и Волынь, опустошая эти регионы огнем и мечом. Ян Ольбрахт отправил польские войска на помощь волынцам, и около Вишневца они нагнали татар. Однако в битве около этого города поляки были разбиты. Этот успех окрылил крымцев, и они почти что каждый год бывали на Волыни, проходя перед тем Подолье. Крымцы опустошали Подолье и Волынь, когда в Киев к Дмитрию Путятичу прибыли крымские послы — сначала Хасан, а потом и Хаджи-Берди.

Александр отправил послов Менгли-Гирея назад в Крым. Он в письме, переданном послами, укорял хана в вероломстве и прямо обвинял крымского правителя в том, что это по его воле татары опустошают Волынь и Подолье. Менгли-Гирей же продолжал придерживаться союза с Иваном III и продолжал беспокоить литовцев набегами. В 1495 г. Семен Гольшанский прогнал татар, грабящих Волынь, а зимой 1496 г. крымцы уже без преград опустошали Волынь, а Семен Гольшанский, луцкий староста Василий Хрептович и Константин Острожский были осаждены в Ровенском замке.

Летом 1497 г. новый отряд крымских татар вторгся в южные литовские земли и разорил мозырьские и оливские волости, захватив множество пленников, убив под Мозырем Митрополита Киевского и Всея Руси Макария. Но братья Михаил и Константин Острожские вместе со своими дружинами бросились в погоню за татарами. В сражении на реке Сороке, на Брацлавщине, братья-князья Острожские разбили крупный татарский «загон», освободив всех захваченных пленников. 340 татар было убито, в их числе и какой-то крымский царевич Акмала (не Гирей, а какой-то бей).

Крымские походы на Польшу и Литву в 14981500 годах и отношения с Большой Ордой

В 1497 г. Шейх-Ахмед отправил в Великое Княжество Литовское послов во главе с Хаджи-Мухаммедом. Среди послов были Абдулла-Батыр, Хаким-заде и Дана. Он предлагал литовцам помощь против Крыма, однако великий князь Александр не спешил с ответом. В 1498 г. великий князь литовский направил к татарам только толмача Байраша. В то же время Менгли-Гирей попробовал примириться с великим князем. По данным переписки между Александром и Менгли-Гиреем, он перекладывал на киевского наместника Дмитрия Путятича из рода князей Друцких ответственность за возвращение из крымского плена литовских людей. Крымский хан предлагал Александру разорвать союз с Большой Ордой.

Литовцы требовали, чтобы крымцы освободили людей, взятых в ясырь. Требовалось, чтобы татары не беспокоили литовских границ. Выражалось пожелание, чтобы литовско-крымские отношения были бы, как при Хаджи-Гирее. Вместе с тем отмечалось, что отправленный в Большую Орду Василий Глинский вместе с окружением был ограблен. Это сделали крымцы. Литовцы требовали освободить посла из заточения. Далее шел шантаж союзом с Шейх-Ахмедом. Александр упоминал, что давней литовской традицией было обмениваться посольствами с Большой Ордой.

В 1496 г. Александр Казимирович вместе со своим послом Каспаром Гармановичем отправил в Большую Орду дары. Они состояли главным образом из одежд из европейских тканей. Эти дары предназначались для ногайских беков Большой Орды, в частности Йамгурчи. В 1497 г. Шейх-Ахмед отправил очередное письмо, в котором предлагал союз против крымцев и русских. Послом, передавшим письмо, был сын Тахира Йусуп. Упоминался союз Ахмеда и Казимира Ягеллончика как пример давней дружбы. На это Менгли-Гирей отреагировал посольством Хасана, Санада, Алякозы. Хан оправдывался, что поход в 1497 г. был осуществлен разбойниками из Очакова, и он здесь ни при чем. Он требовал, чтобы литовцы не обменивались посольствами с Большой Ордой. Дмитрий Путятич ничего не отвечал хану три месяца. Менгли-Гирей обещал отправить к литовцам Девлетеку-мирзу вместе с литовским послом в Крыму Каспаром. Предлагалось забыть плохое и заключить союз против Большой Орды. Менгли-Гирей требовал отпустить в Крым крымского посла Куемберди и обеспечить беспрепятственный приезд и отъезд посольства Девлет-мирзы. Также писал литовцам и сын хана Мехмед, который находился в Каффе. Он высказывал пожелание быть в союзе с литовцами, но при условии исполнения Александром всех требований Менгли-Гирея.

Александр отвечал, что Менгли-Гирей кроме прекращения дипломатических отношений с Большой Ордой требовал и выдачи Семеновых людей. Великий князь говорил, что не может принимать решение, пока при нем нет Паны-Рады, однако при прибытии крымских послов и Каспара он выражал готовность обсудить эти требования. Он обещал, что Девлетек-мирза беспрепятственно приедет и вернется. Мехмед-Гирей отвечал, что готов удолетворить требования Менгли-Гирея и быть с крымцами в союзе, как это было в давние времена.

Тем временем великий князь литовский склонялся к союзу с Шейх-Ахмедом. Хан Большой Орды предлагал весну или осень 1497 г. для выступления литовского войска против крымцев и предлагал дожидаться его на окраине государства. Однако Александр не спешил выполнять все условия хана. Инициатором союза была Большая Орда.

Следующее посольство мирз Аеги и Хаджи-Гирея, а также Коджака, предложило помощь татар против крымцев. Великий князь литовский поблагодарил послов за предложение и обещал их информировать о переговорах с Менгли-Гиреем. В 1498 г. Шейх-Ахмед упрекал Александра в несоблюдении обещания вместе воевать против Крыма.

Посольство возглавляли Кара-Абдулла и Хаким-Ходжа. В том же году крымский хан писал в Москву, что Александр Казимирович, с одной стороны, хочет мириться с ним, а с другой стороны, шлет послов для мирных переговоров в Большую Орду. Хан обещал поступить согласно «слову» московского князя, при этом выражая готовность воевать против его врагов, прежде всего ордынцев.

Не вполне понятно, к чему стремился Александр — заключить союз с любым из этих ханств, которое даст на это согласие, или он реально был не против иметь мир с обоими с тем, чтобы заручиться надежной поддержкой против Москвы. Кроме того, мир с обоими ханствами был выгоден еще в одном отношении: с одной стороны, союз с Крымом мог избавить Литву от набегов Большой Орды (в которой как раз в 1498 г. начался голод), а с другой стороны, поддержка Большой Орды могла помочь литовскому князю пресечь набеги крымцев на Великое княжество Литовское.

Александра беспокоили проблемы с крымцами, турками и молдаванами. В 1498 г. турки и татары вторглись на территорию Галичины, то есть во владения Короны Польской. 1498 г., так что более точна датировка Мацея Стрыйковского. Крымские татары поддержали большое вторжение турков и молдаван во владения Польского Королевства. Нападения же крымцев с турками в 1494 г. и 1497 г. были набегами на Великое княжество Литовское со стороны Крымского ханства. В 1497 г. крымцы прошли Подольем и Волынью до Кременца. Некоторые их отряды дошли до Припяти. На обратном пути их около Полонного догнал Константин Острожский и победил, это была его первая победа над татарами. На Днепровском Левобережье крымцы также воевали и около Мозыря убили киевского митрополита Макария. Они угнали большой ясырь.

В 1498 г. Большая Орда безуспешно воевала с черкесами на Кубани. Не достигнув никаких успехов, ее кочевники из-за голода и холода вынуждены были переселиться в приднепровские степи. Сначала люди сыновей Ахмеда двинулись к Дону, где остановились у впадения Тихой Сосны в Дон. В 1499 г. в Большую Орду прибыло литовское посольство Михаила Халецкого, который был согласен присягнуть от имени Александра Казимировича относительно союза с Большой Ордой. Однако союзу помешала вражда между Шейх-Ахмедом и Сайид-Махмудом. Сначала сила была на стороне второго, однако в 1500 г. Шейх-Ахмед победил в этой борьбе. В апреле 1500 г. его представители Елбердей и Навмен прибыли в Гродно.

Александр ответил миссией гонца Ивана Трызны. Более важное посольство Михаила Халецкого не смогло отправиться в Большую Орду из-за начавшейся войны литовцев с русскими. Тем временем Дмитрий Путятич от имени великого князя вел переговоры с Менгли-Гиреем и указывал на дружбу Литвы с татарами с времен Ольгерда и Токтамыша. Он указывал, что с украинских владений великого князя литовского он согласен платить большую дань. Это была отчаянная попытка расколоть альянс крымцев и русских. В 1500 г. Шейх-Ахмед вместе с Саид-Ахмедом и Абд ал-Керимом хотел ударить по Менгли-Гирею.

Он достиг согласия на союз от ногайских биев. К ногайцам прибыл литовский гонец — толмач Байраш. Шейх-Ахмед также просил османского шахзаде Мехмеда б. Байазида позволить пребывание татар на Нижнем Поднепровье. Шахзаде ответил отказом, тогда хан обратился к султану Байазиду и от него получил отказ. Хан отправил к великому князю Александру посольство Кара-Абдуллы и Ак-Чура. Он попросил не задерживать послов надолго и прислать с ними Михаила Халецкого и Ибрагима в качестве послов.

Династия Гиреев (Гераев). Кладбище при Бахчисарайском дворце. Фото artislam.org.ua

Задружить данью и драгоценной одеждой

В 1500 г. крымцы совершили большое вторжение в земли Великого княжества Литовского и Короны Польской. Современники сообщали о двух походах татар. О втором походе в августе 1500 г. сказано, что напали на Русь (Галичину), Литву, Сандомирскую, Мазовскую и Люблинскую земли и были около Ужендова, Ланцута, Ласенско, Красныстава, Завыхоста, Опатова, Люблина, Бреста. Оба похода крымцев на литовские и польские земли происходили в 1500 г. Первый, который произошел в июне, возглавлял Ахмед-Гирей и он остановился только на Висле. Второй поход, который произошел в сентябре, привел к опустошению Галичины и вероятно Подолья.

Крымцы дошли до Сандомира, Опатова, Завихоста, перешли Вислу. Отдельные их отряды находились около Ливы в Мазовии и Бреста в владениях Великого Княжества Литовского. В степи татары возвращались через Волынь и вероятно Брацлавщину. Они взяли Луцк и Владимир-Волынский и увели в ясырь 50 тыс. чел. Отряды татар были около Вишневца, Кремянца, Брацлава, Камянца-Литовского, Хмельника. Вероятно, от татарского вторжения пострадала и Холмская земля. Яну Ольбрахту ценой освобождения от налогов удалось отстроить заново города Красник, Ужендов, Ленчню, Парчев, Холм, Ухани, Тарговыська, Закжев, Липье.

В 1500 г. послом к Менгли-Гирею был отправлен Дмитрий Путятич. Крымский хан не отказался от союза с Иваном III, Александр Казимирович же привлек Большую Орду на свою сторону значительной данью — ордынщиной и драгоценной одеждой. План Шейх-Ахмеда выступить в союзе с литовцами не поддержали Саид-Ахмед, Муртаза и Абд ал-Керим. В мае 1501 г. Иван III послал Менгли-Гирею грамоту с просьбой послать крымские войска по направлению Туров — Пинск — Минск.

Исследователи справедливо полагают, что князь планировал взять Смоленск. Войска Менгли-Гирея должны были или непосредственно помогать москвичам осаждать город, или грабить литовские земли поблизости, прикрывая московские войска от литовских сил, которые могли пойти на помощь смолянам. В 1501 г. татары перешли Дон у реки Чир, подошли к Тихой Сосне. На этой реке они основали крепость. К ней подошли крымцы и осадили ее. Согласно московской разрядной записи, «того же лета августа в 7 день писал к великому князю Минли-Гирей царь с своим человеком Акдербишем пришол на Орду на Шихмата царя; и Шихмат царь стал в крепости на усть Тихие Сосны у Дону под Девичьими горами, а он, Минли-Гирей царь, стоит против его на другой стороне Тихие Сосны; а улусы Шихматовы на сей стороне Дону от Волги; и князь великий бы послал на улусы рать свою. И князь великий послал на улусы царя Магмедеминя, а с ним князя Василья Нозроватого. А великой княине резанской велел князь великий послати воевод Сунбула Тутыхина да Микиту Инкина сына Измайлова, а князю Федору велел послать Матвея Булгака Денисьева».

Войско Шейх-Ахмед вместе с ногайцами сына бия Мусы насчитывало 20 тыс. воинов. Менгли-Гирей требовал от русских выставить на помощь 10 тыс. воинов с пищалями и пушками. Шейх-Ахмед в переписке с Александром Казимировичем говорил, что его недавние враги, ногайцы, теперь стали его союзниками. В грамоте, подготовленной великокняжеской литовской администрацией и отправленной вместе с гонцом, ногайцам предлагалось присоединиться к коалиции Польши, Литвы, Венгрии, Чехии. 11 января 1501 г. в Краков прибыло посольство из Большой Орды. Татары заключили с Александром союз против Менгли-Гирея и Ивана III. Поляки и литвины заплатили за союз 30 тыс. золотых.


​Ярослав Пилипчук
Справка

Ярослав Пилипчук окончил Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова в Киеве в 2006 году по специальности «История и право». В 2010 г. в Институте востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины защитил диссертацию по специальности «Всемирная история. Монгольское завоевание Дешт-и-Кипчак в XIII веке».

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 13 янв
    Чем больше читаю Я.Пилипчука, тем больше убеждаюсь, что правильно действовали чингизид Шах-Али и рюрикович Иван1У, когда в 1550-е годы вновь собрали в единое целое бывшее монгольское государство Золотая Орда.

    Почти столетие на землях Золотой Орды бушевали войны, каждый хан и ханчик, князь и князик мнил себя великим Чингизханов и почем зря губил людей.

    Чингизид Шах-Али и рюрикович Иван1У восстановили законность и порядок.
    Ответить
    Анонимно 13 янв
    +1
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    мечтать не вредно, как говорится)
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Интересно, радуете
    Ответить
  • Анонимно 13 янв
    Вот такие Литва, Русь, Крым и другие . в истории... И кто у кого что хапнул?
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Спасибо автору!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии