Новости раздела

Сергей Михайлин: «Олимпиадное программирование — это мужской вид спорта»

Как учитель из лицея Лобачевского создал кузницу программистов-чемпионов

Сергей Михайлин: «Олимпиадное программирование — это мужской вид спорта»
Фото: Ринат Назметдинов

В Лицее им. Н.И. Лобачевского КФУ работает один из лучших учителей информатики в стране. Сергей Иванович Михайлин считается сильнейшим «информатиком» в Поволжье, он специализируется на олимпиадном программировании. Каждый год его воспитанники привозят в Казань медали престижных российских и международных соревнований, а в лицее он сумел организовать непрерывный процесс создания будущих чемпионов. О жизни, о школе, о том, чем отличаются современные дети, — портрет педагога в «Реальном времени».

Астроном — математик — информатик

Сразу после школы Сергей Михайлин поступил в Казанский университет на физфак — собирался стать астрономом. Но через год, как он сам говорит, понял: астрономия — это не совсем про те сияющие звезды, которые мы видим в небе. И будто какой-то голос свыше вдруг открыл ему: его призвание — школа.

— Я с этим голосом сверху спорить не стал. Поступил в педагогический институт и с тех пор всю жизнь в школе. С того момента точно знал: мне не быть ни военным, ни инженером, никем больше, мое призвание — быть учителем. Я всю жизнь занимаюсь тем, что люблю.

Сергей Иванович закончил Чувашский педагогический институт, сходил в армию, а потом несколько лет преподавал математику в школе. Потом появились первые компьютеры, в 102-й гимназии Казани, где он тогда работал, оборудовали кабинет информатики. Молодого учителя отправили на курсы, он переобучился, и первое время после этого преподавал оба предмета. А потом окончательно ушел только в информатику.

Как рассказывает сам Михайлин, в начале карьеры бывало всякое:

— Конечно, не все получалось идеально с самого начала. И с дисциплиной были проблемы, а ведь был 41 человек в классе! Класс был огромный, и я их должен был научить математике. Кто хотели — те научились, и были это в основном девчонки. 90-й год был, бандитское время… Мальчишек сломало это практически всех. А девочки все нормально, вышли замуж, выучились, живут сейчас хорошо.

Поступил в педагогический институт и с тех пор всю жизнь в школе. С того момента точно знал: мне не быть ни военным, ни инженером, никем больше, мое призвание — быть учителем

Олимпиадным программированием Михайлин увлекся с 1990-х годов — и понял: вот оно! Сначала Сергей Иванович вел кружок в 102-й гимназии, где тогда работал. Елена Скобельцына, директор Лицея им. Н.И. Лобачевского КФУ, рассказывает, как решила «увести» талантливого педагога к себе:

— Это было около 10 лет назад. Мы тогда у себя в лицее развивали олимпиадную информатику. Сергей Иванович работал в 102-й гимназии, и многие наши ученики ходили к нему на кружок. И я подумала: зачем нашим детям куда-то ходить и встречаться с этим педагогом в нейтральных местах? Я пригласила его к нам на работу, и он согласился. И все это время он работает очень успешно, человек очень увлеченный. Это настоящий учитель от бога, уникальный пример педагога. Вы мне покажите хоть одного педагога, у которого пять лет подряд были победители международной олимпиады IOI. А у него — были!

«Кузница биллов гейтсов»

Интеллектуальное программирование — это не просто кружок по интересам. Это профессиональный вид спорта. Чтобы достойно выступать на соревнованиях, дети должны тренироваться целый год, едва придя в школу в сентябре. Подготовка у Михайлина практически никогда не заканчивается. В его олимпиадной группе — полтора десятка лицеистов разных возрастов, и с самого начала учебного года они практически каждый день после уроков приходят в кабинет Сергея Ивановича, чтобы решать, решать, решать задачи…

Первые официальные соревнования проходят в октябре — это самый простой уровень, школьная олимпиада. В ноябре идет полуфинал России в командной олимпиаде (это когда за одним компьютером работают трое, и им нужно организовать работу в группе). В декабре — финал, обычно лицейская команда едет в Питер. Международные соревнования растягиваются на весь год, есть несколько рейтинговых и значимых турниров — и везде знают имя Михайлина, потому что его ученики неизменно увозят с них награды.

В 2016 году была бронза чемпионата мира в личном зачете, в 2018, 2019, 2020 годах — золотые медали. В сентябре 2020-го — два «золота» на чемпионате мира среди юниоров («малыши», — как говорит сам Михайлин об учениках 7—8 классов). В прошлом году лицей закончил Ильдар Гайнуллин — дважды золотой медалист чемпионата мира, абсолютный победитель чемпионата России. Его пригласили учиться в один из университетов Канады, и не зря: мировой студенческий командный чемпионат по программированию — один из престижнейших вузовских турниров. И университеты мира из кожи вон лезут, чтоб набрать себе перспективную команду.

Жизнь у нас кипит, мы все время ездим, все время в тонусе, болеть нам некогда!

За 43 года работы в школе Михайлин добился того, что большинство призеров из Татарстана на разных олимпиадах по программированию — это его ученики. Каждый год — по нескольку медалей.

— Так что жизнь у нас кипит, мы все время ездим, все время в тонусе, болеть нам некогда! Правда, во время ковида многие соревнования перешли на дистанционную основу. Вот, например, румынская олимпиада в ближайшее время будет — мы ее будем проводить в лицее, дистанционно, обустроив все по требованию организаторов — камеры онлайн и все остальные системы контроля.

Только за последний год в копилке «птенцов» Сергея Ивановича оказались: две золотых медали с турнира в Бухаресте, несколько медалей с соревнований в Болгарии, 7 победителей и 5 призеров на региональном этапе Всероссийской олимпиады школьников, победа в Московской всероссийской олимпиаде по программированию. Скоро сборы перед финальным этапом Всероссийской олимпиады, потом одни будут готовиться к международным стартам, а другие поедут на программу в сочинский «Сириус»...

Словом, под крылом Михайлина — плеяда звездочек, которые с каждым годом под его заботливой рукой разгораются все ярче. Здесь — своя астрономия…

Я создал вертикальную систему подготовки. Когда приходят малыши — я год поднимаю их до определенного уровня, а потом они начинают учиться у остальных

Как подготовить чемпиона: «Пьедестал большой, влезай на здоровье!»

Первые годы Михайлин, подготовив и выпустив перспективных ребят, сталкивался с тем, что все приходилось начинать заново: одиннадцатиклассники уходили, и оставался вакуум. Сергей Иванович набирал новых воспитанников в 6—7 классах, и все повторялось.

И сегодня главное, что он ставит себе в заслугу — уникальная технология непрерывной смены поколений, которую удалось разработать на основе многолетнего опыта. Это случилось, когда он уже перешел работать в лицей.

— Начиная с 6 класса и до 11 у меня всегда есть дети, которые выступают на олимпиадах разного уровня. И естественно, успехи всегда есть. Я создал вертикальную систему подготовки. Когда приходят малыши — я год поднимаю их до определенного уровня, а потом они начинают учиться у остальных. Здесь старшие делятся знаниями с младшими — и процесс ускоряется и становится более эффективным. Думаю, это мое главное достижение. И поэтому у меня никогда не возникает вакуума.

Дети есть у Михайлина в кабинете всегда: кроме того, что он ведет и обычные уроки информатики, после уроков сюда приходят ученики из олимпиадного кружка. Для них обустроены специальные компьютеры на задних рядах — они садятся за них и начинают решать задачи.

— Я ими всегда очень доволен. Они очень умные и очень мотивированные. Даже маленькие. Они не играют, даже если я их одних оставляю — сидят и работают. Решают задачи, тренируются. В них есть ответственность, они умеют учиться. Я воспитываю в них честолюбие и нацеленность на победу. Конечно, они не сразу приходят такие. Шестиклассник приходит ко мне в кружок, попадает в эту среду, варится в этом котле. Рядом с ним сидит ученик, у которого золотая медаль чемпионата Европы, допустим... И малыш думает: «А почему у меня нет?». Их среда заставляет к этому стремиться. А моя задача — собрать, организовать, направить, подсказать. Малышей я сам учу первый год. А потом начинает работать выстроенная система.

Их среда заставляет к этому стремиться. А моя задача — собрать, организовать, направить, подсказать

Система оценки на олимпиадах по программированию — автоматизированная, проверка выполнения заданий не зависит от настроения проверяющего. Через 5 минут после окончания олимпиады система выдает готовую таблицу результатов: решенные школьниками задачи прогоняются через 40—50 разнообразных тестов, им выставляются баллы, сумма которых и дает итог. Поэтому между школьниками идет абсолютно честное соревнование. Сергей Иванович говорит:

— Покажи тот же самый результат — тоже будешь на первом месте. Пьедестал большой, влезай пожалуйста, на здоровье! И у нас задачи не делятся по параллелям — задачи общие. На Россию шестиклассник приезжает — он решает те же задачи, что и восьмиклассник. И ничего, пробиваются!

«Работают потом только программистами»

Отбор детей в кружок проходит как-то сам собой:

— Сначала их приходит много, ведь слухами земля полнится. Родители детишек приводят: говорят, давай, вот учитель есть такой, иди к нему, он из тебя человека сделает. И вот они приходят ко мне в сентябре. И большинство потом уходят. Потому что это профессиональный спорт, на это уходит много времени, не все это выдерживают, не всем это и надо.

Сергей Иванович констатирует: мальчиков в его группе подавляющее большинство. Правда, в этом году появились и девочки. Одна из призеров на региональном этапе олимпиады — девятиклассница из лицея, ходит к Михайлину заниматься и ее сестренка-шестиклашка.

— Но за 20 лет у меня только три девчонки стали призерами на России. Потому что вид спорта такой. Тут мозги надо иметь, по-другому устроенные. Мужчина и женщина же мыслят по-разному. Есть, конечно, исключения: в Москве сейчас учится восьмиклассница очень талантливая, но это единицы. А в общей массе, конечно, парни — программисты. Во всем мире так. Женщин — выдающихся программистов в мире практически нет, — безапелляционно говорит Сергей Иванович.

За 20 лет у меня только три девчонки стали призерами на России. Потому что вид спорта такой. Тут мозги надо иметь, по-другому устроенные

После окончания школы ученики Михайлина практически все поступают в профильные вузы, связанные с IT. Они поступают в Казанский федеральный университет и в другие престижные вузы.

— Они работают потом только программистами. И не только потому что это востребованная и высокооплачиваемая профессия. Она творческая! И поэтому все остаются в этой области в ИТ, и никуда никто не уходит, — радуется Михайлин.

Елена Скобельцына рассказывает «Реальному времени»:

— Конечно, знания, которые он дает, весьма глубоки. Они профессиональные, и в дальнейшем они помогают детям определиться с будущей профессией. Конечно же, эти знания позволяют работать ученику начинающим программистом прямо сразу после лицея. В любом случае, его ученики потом выбирают профиль дальнейшего обучения, связанный с углубленным изучением и глубоким знанием информатики.

Для чего ходить в школу

Кроме своей знаменитой «олимпийской системы», Михайлин преподает и обыкновенную информатику у простых, не звездных лицеистов. Учитель с 43-летним стажем, педагог старой закалки, он говорит:

— Я им с самого начала тайну открываю, для чего они в школу ходят. Они все твердят то, что заучили: «чтобы знания получать». А я им на первом же уроке доказываю, что ни черта они не знают. И рассказываю, что в школе у них — три главных цели. Тренировка мозга и повышение уровня интеллекта — это раз. Расширение кругозора, чтоб профессию потом выбрать — это два. И третье — научиться учиться. Все, больше никаких целей у нас нет. И на всех уроках я занимаюсь только их достижением. И еще я им даю определение умного человека, чтоб они знали, кто это такой. Умный человек должен анализировать, логически рассуждать и делать правильные выводы. Вот научишься все это делать, пока учишься в школе, — станешь умным человеком.

Я им на первом же уроке рассказываю, что в школе у них — три главных цели. Тренировка мозга и повышение уровня интеллекта — это раз. Расширение кругозора, чтоб профессию потом выбрать — это два. И третье — научиться учиться. Все, больше никаких целей у нас нет

Михайлин считает себя строгим учителем:

— Двойки за безделье ставлю. И еще рефлекс на мой голос должен выработаться за 8 попыток. Если я начал говорить — дети должны все бросить и смотреть только на меня. Если за 8 попыток не уложился, значит, надо подумать, от кого ты произошел. Мы-то от пришельцев, а ты? — шутит Михайлин. И переходит на серьезный тон: — С дисциплиной проблем вообще нет. Я их многому стараюсь научить. Конспекты вести учу, про память долговременную и кратковременную рассказываю. Лекции надо научиться записывать, им ведь в университете не будет повторять никто. Это все умение учиться. Тесты на интеллект провожу. Заставляю аргументировать свою позицию, учу разговаривать. Развивать их стараюсь, в общем. Если им слишком тяжело — ну что же, я никого не держу, всегда можно перевестись в другую группу.

Директор лицея рассказывает:

— У Сергея Ивановича своя технология работы. Мы должны обеспечить результаты — предметные, метапредметные, личностные. Вот его дети эти результаты показывают. И не только в олимпиадной подготовке. Они черпают у него очень многое. Он галантен, всегда уважителен к детям и коллегам, я ни разу не слышала, чтоб он повысил голос на ученика. И он всегда проводит свои уроки, не отвлекаясь ни на какие посторонние вещи. Наверное, в этом есть определенная традиционность. Он требовательный, но его ученики всегда успешны.

Словом, Сергей Иванович исходит из того, что задача школы — не вложить в ребенка определенное количество фактических знаний, а помочь ему определиться со своим призванием и научить эти самые фактические знания добывать. Он критически относится к современным тенденциям в воспитании детей, когда строгость и требовательность выкручивается на ноль. С негодованием приводит пример:

— Многие современные дети инфантильны. Если у моих олимпиадников спросить, какая у них цель в жизни, они скажут: «стать профессиональными программистами». А многие другие ведь определяются очень долго, и вплоть до того, что они к 11 классу не знают, чего хотят. А чего ты в школе делал столько лет-то, что даже не выбрал, чем хочешь заниматься? Инфантильные дети выходят, не умеющие учиться. При социализме были другие дети. Была атмосфера коллективизма. Мы постоянно в походы ходили, все время куда-то ездили. Даже поездки в колхозы на картошку нас объединяли. А сейчас школьники — это кучка индивидуалистов…

С дисциплиной проблем вообще нет. Я их многому стараюсь научить. Конспекты вести учу, про память долговременную и кратковременную рассказываю

«Раньше перед учителем шляпу снимали, а сейчас он услуги оказывает»

Вспоминая советскую школу, Сергей Иванович неминуемо приходит к самой большой проблеме современности:

— Авторитет учителя в обществе упал. Раньше перед учителем шляпу снимали. А сейчас что? А сейчас он, оказывается, услуги населению оказывает. Понимаете? Вместо того, чтобы сеять разумное, доброе и вечное, мы тут услуги оказываем. Для меня это сразу было неприемлемо, нельзя так относиться к нашему труду. У нас в лицее традиции сохраняются, в этом большая заслуга Казанского федерального университета. И директор, Елена Германовна, собирает хорошие преподавательские кадры, создаются все условия для взращивания интеллектуальной элиты. А в обычных школах часто учителей не хватает. И неудивительно: только встав со студенческой скамьи, они приходят в школу на мизерную зарплату — какое уж тут самоуважение? Так и получается, что те учителя, кто посильнее, уходят деньги зарабатывать — кто в репетиторство, кто еще куда…

Но от мрачных размышлений учитель быстро переходит к светлым моментам жизни. Несмотря на то, что практически все свободное время уходит на работу с олимпиадниками, выходные — это святое. Их он проводит с женой. Поженились они сразу же после института, а познакомились… в драмкружке. Супруга Сергея Ивановича преподает рисование в одной из казанских школ. Рисует на досуге и сам Михайлин — не информатикой единой жив сильнейший педагог Поволжья. А еще среди его хобби — огород: «Вот, уже рассадой заниматься пора», — озабоченно хмурится он во время нашей беседы.

Есть у Михайлиных дочка и трое внуков — правда, живут они все в Канаде, поэтому общаться приходится через интернет.

— Кроме того, что он уникальный специалист, мы удивляемся: как у него на все хватает времени! Он ведь и садовод, и грибник, и очень разносторонне развитый человек, большой интеллектуал! — говорит Елена Германовна.

Раньше перед учителем шляпу снимали. А сейчас что? А сейчас он, оказывается, услуги населению оказывает. Понимаете? Вместо того, чтобы сеять разумное, доброе и вечное, мы тут услуги оказываем

Выпуск 1995 года: «Классный наш — самый хороший из учителей!»

Михайлин выпустил за свою большую карьеру всего три класса: когда началась олимпиадная информатика, все свободное время стало уходить только на нее. Но он с теплотой вспоминает о своих выпусках:

— Вот сейчас моя ученица из первого выпуска в Москве, она связана с кинопроектами об учителях. И вот она готовится снять фильм о нашем первом выпуске. Там все так интересно было! Были девчонки-волейболистки, была игра «Зарница», были походы — я ведь с ним даже в Крым ездил по горам шляться! Пешком там ходили, ночевали в школах. Тогда в школы еще пускали. А сейчас кто так пустит? Скажут: «Пошел отсюда, бомж проклятый», да и все.

Ученики из первых выпусков его помнят с благодарностью. «Реальное время» связалось с несколькими учениками 11 «Б» класса 102-й гимназии выпуска 1995 года. У них Михайлин был классным руководителем, вел математику и информатику. И вот что они говорят.

Андрей Мишурняев:

— Помнится мне, класс у нас был лучшим, ну а классный наш — самый хороший из учителей. Любитель походов и крылатых фраз. За других не знаю, но мне помогал на экзаменах, вытаскивал меня за уши на хорошую оценку. Учил нас всегда помогать людям. Он сам всегда шел на помощь, выслушивал, старался помочь… Как-то поехали мы на экскурсию в Санкт-Петербург с ним. И там мы, мальчишки, выпить решили. А бутылки из окна выкидывали. Ну и чуть не зашибли местных этими бутылками. Сергей Иванович вышел с ними за нас разбираться, все тогда закончилось хорошо. И как ни странно, он нам даже никаких репрессий за это не устроил…

Дмитрий Сурков:

— Сергей Иванович — учитель с большой буквы, он нас учил учиться. Врезался в память момент: у нас начинается урок, а Сергей Иванович разворачивает телевизор и включает новости, прямой эфир. Мы его спрашиваем: «Сергей Иванович, а урока не будет?». Он нам в ответ: «Да подождите, может, и учиться больше не надо будет, смотрим пока». А по телевизору шел прямой эфир с расстрелом парламента в Москве…

Елена Аркатская:

— Сергей Иванович всегда был демократичным и шел в ногу со временем. У нас была очень строгая директриса, ловила с косметикой, распущенными волосами, серьгами, маникюром. К слову, нам уже было по 15-16 лет. И когда шла проверка по классам, Сергей Иванович успевал заходить с фразой «уходим огородами», и девушки срочно снимали серьги, прятали руки. Или классные дискотеки нам организовывал на праздники: включит медленный танец, а сам выйдет куда-нибудь, чтобы нас не смущать... С пониманием относился к нам. А вот жвачки на уроках не терпел, просто провожал ученика одной фразой «сходи налево» — там стояло ведро… Мои родители до сих пор его вспоминают.

11 «Б» рассказывает, как их учитель устраивал им «пятиминутки» — в начале каждого урока давал по 5 заданий на повторение пройденного. Решить их надо было за пять минут. Кто не справлялся — отрабатывали после уроков. Они вспоминают, как ходили со своим учителем в походы: катались с горки на пакетах, переносили друг друга на спине через лужи и ручьи, и впереди всегда шел их Сергей Иванович. Как он заставлял их драить полы и решать бесконечные задачи. Как вступался за них перед учителями, но сам чихвостил на чем свет стоит за серьезные провинности. Каким был справедливым всегда, как входил в положение каждого.

Рустем Шарифуллин:

— Нам нереально повезло с учителями. Нам преподавали люди с советской закалкой и по советской же системе. Сергей Иванович — вообще уникальная личность. И эта уникальность во всем проявлялась — от манеры одеваться, поведения, и вплоть до способа доведения знаний до нас, нерадивых. Мы же фактически не занимались по учебникам. Он нам лекции читал. А блокнотики! Заставлял нас заводить блокнотики с конспектами по каждому предмету, и проверял постоянно, как тетради. А на информатике загружал нам игры на школьный компьютер, но только после того, как у нас были готовы все задания. И звали мы его — классный папа!

1/6

«На его уроках никогда не скучно!»

Нынешние ученики Михайлина наголову разбивают гипотезу самого Сергея Ивановича о своей запредельной строгости. Эльдар Билалов и Андрей Лиманов — десятиклассники, ходят к нему на кружок олимпиадной подготовки. Эльдар говорит:

— Нет такого, чтобы он двойки направо и налево ставил. Тебе нужно хотя бы что-то решить — и будет более высокая оценка. Можешь решить дома, он проверит — и тебе спокойно поставит оценку. У нас тут каждый в своем темпе работает. Он не строгий, он добрый! Всегда дает шанс исправиться. Просто есть такой стереотип: «Ой, у него сложно!». А на самом деле люди просто над собой работать не хотят. Он на самом первом уроке сказал: «Мы будем заниматься крутыми вещами, реальной информатикой», — и многие перепугались и убежали к другим учителям. Но у него очень интересно. Это один из самых интересных предметов в школе!

Андрей вторит:

— Очень интересный человек, очень интересный учитель! На его уроках никогда не скучно. Всегда есть место шуткам. И все работают на уроке. Всегда. Есть еще такая известная вещь, как тест на интеллект, у него — все отвечают на один и тот же вопрос, а потом он тебя может вызвать к доске и попросить объяснить, аргументировать свою точку зрения. Когда только я пришел, мне, конечно, было сложно. Но Сергей Иванович дает понять, что надо делать, чтобы добиться хорошего уровня. Вначале-то сложно было, ведь мы пришли из обычной школы. Но потом со временем нарабатывается все, что надо.

Ребята резюмируют:

— Нет такого, что кто-то сидит и занимается своими делами — Сергей Иванович постоянно работает с учениками. Постоянно нас прокачивает! И если достаточно сил прикладывать — можно спокойно выигрывать олимпиады и конкурсы.

Фото: Людмила Губаева
Очень интересный человек, очень интересный учитель! На его уроках никогда не скучно. Всегда есть место шуткам. И все работают на уроке. Всегда

А пока мы разговариваем с ребятами, Сергей Иванович ведет урок. На весь класс несется его голос:

— Чем там народ занят, вон та тройка? Посмотри на монитор вот этого субъекта, чем он занят?

Класс улыбается. «Субъект» виновато показывает монитор — и отправляется к доске: слушать лекцию и объяснять свою позицию. Сергей Иванович, прощаясь с нами, хитро улыбается:

— Я вижу только верхнюю часть головы ребенка — и знаю, чем он занят. Ведь главная задача учителя — видеть класс и чувствовать детей. Я — вижу. И чувствую...

Людмила Губаева, фото: Ринат Назметдинов
ОбществоОбразование Татарстан

Новости партнеров

комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 28 фев
    Начиная от доски, компьютера все используются из развитых стран. Про одежду и краски и речи нет.

    Вопрос Сергей Ивановичу, как это ложится на современный уклад и их образование?

    Своего-то ничего нет, даже языки программирования их используем.

    Спасибо
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    Языки программирования не имеют того же значения что и языки речи, это универсальные алгоритмы логического построения на азбуке машинных кодов адаптированных для человеческого мышления в не зависимости от национальности, расы и тому подобного "средневековья". У нас у всех есть возможности , но большинство людей их не используют. Причин конечно много, как субъективных так и объективных ,но это не повод для лени))). Д.
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    Спасибо, а как научить всех детей азам компьютерной грамотности и др.?

    Не все же вундеркинды.
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    Я не преподаватель, мне трудно ответить на этот вопрос. Я всего лишь попытался прокомментировать последний абзац -"Своего-то ничего нет, даже языки программирования их используем.". Но я один из многочисленных учеников Сергея Ивановича. Д.
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    В принципе в статье много краткой информации о том как надо учить детей. С другой стороны не всем быть программистами, как и не всем быть спортсменами и т.д.
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    Придет время - всему научатся.
    Пока нет необходимости - учить не надо.
    Ответить
  • Анонимно 28 фев
    Я и не знал, что есть такое как олимпиадное программирование. Классно
    Ответить
  • Анонимно 28 фев
    Сергея Ивановича знаю как ученик 102 гимназии. Просто супер учитель, очень интересно было на уроках. И вообще в то время в 99м все мужчины преподаватели были золотые, до сих пор пользуюсь знаниями этих учителей мне 39 лет, недавно встретил его в стоматологической клинике, как будто помолодел с тех лет)). Сергей Иванович, Поздравляю с успехами, так держать!!!
    Ответить
  • Анонимно 28 фев
    Каких серьёзных успехов достигли эти "чемпионы" в нормальной жизни?
    Олимпиадник - всегда single player, a современное программирование - это командная работа.
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    1. Олимпиады по командному программированию в статье тоже упомянуты
    2. В нормальной жизни те из них, кто уже окончили вузы, отлично работают программистами. Преимущественно не в России.
    Ответить
    Анонимно 28 фев
    Конкретные примеры есть?
    Ответить
    Анонимно 27 мар
    Я учился у Сергея Ивановича, работаю программистом в Майкрософт.
    Ответить
  • Анонимно 28 фев
    Сергей Иванович наш любимый учитель информатики-сыну очень нравится у него заниматься!
    Ответить
  • Анонимно 28 фев
    Радуюсь успехам мужчины - учителя в престижной школе. В обычных школах чиновники и руководители образовательных учреждений создали такие условия, что профессия учителя становится заточенной под женский пол. Да и женщины - коллеги нередко в борьбе за нагрузку (то есть зарплату) не прочь убрать с дороги мужчину (в женских коллективах это сделать довольно просто). Но больше меня волнует другое. Олимпиадники - это хорошо, награды учителю, еще большие награды руководителям, рейтинг школы. При этом работа со слабыми и немотивированными детьми остается неблагодарной. Многие учителя считаются сильными только потому, что они правдами и неправдами отказываются от таких классов. Директора тоже не заморачиваются - на экзаменах в 9 классах все равно дадут списать (да и проведение ЕГЭ, мягко говоря, честным не назовешь). А что при этом происходит с интеллектуальным и культурным уровнем основной массы населения?! Но директора нашей школы волнует, по-моему, только ее карьера и рейтинг. Не вижу руководителей, которых бы волновала поставленная мною проблема.
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Хорошая статья, спасибо автору, что написали не только об олимпиадах и программировании, это лишь профильная специализация талантливого педагога, а настоящий Сергей Иванович - любим Вас до сих пор безгранично! - просто Учитель с большой буквы! Я из самого первого выпускного класса Сергея Ивановича (1986 год, школа 102, 10Б класс) Нам к сожалению не досталась информатика, её еще не было, но математику на его уроках упоительно решали ВСЕ (и усердные ребята, и талантливые девочки, и тихие троечники, и гопники!) Но главная его заслуга - это уроки жизни, уроки самоосознания, уроки взаимопонимания, что в те непростые доперестроечные 80-е годы для нас были очень нужны. С ностальгией и даже с некоторой ревностью посмотрела фотографии, где вместо Нас, рядом с Нашим Сергеем Ивановичем другие его подопечные... Очень радостно, что Вы продолжаете сеять разумное, доброе, вечное! Долгих лет Вам и хороших учеников!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии