Новости раздела

Зульфия Мухаметзянова: «Просим, чтобы родители верили в малыша»

Реаниматологи в Татарстане выхаживают ежегодно до 800 новорожденных

Зульфия Мухаметзянова: «Просим, чтобы родители верили в малыша»
Фото: Максим Платонов

Заведующая реанимационным отделением перинатального центра РКБ Зульфия Мухаметзянова охотно рассказывает о своей профессии, но достаточно сдержанно, не давая волю эмоциям. Это и понятно: каждый день она видит младенцев, оказавшихся между жизнью и смертью. В зоне ответственности этой хрупкой женщины тысячи судеб. За год через реанимацию перинатального центра проходит более 800 детей, родившихся раньше срока или с патологией. Как их выхаживают и вселяют веру в потерянных родителей доктора, обладающие стойкостью духа и невероятным терпением, Зульфия Рифовна рассказала «Реальному времени».

В «золотой час» закладывается будущее человека

У завреанимацией перинатального центра Зульфии Мухаметзяновой профессиональная привычка — говорить тихо. Она сама признается, что за долгие годы выработалась такая приглушенная тональность: в реанимационном отделении создают атмосферу, приближенную к внутриутробной, чтобы не потревожить новорожденных. Детям, появившимся на свет раньше срока, не должны мешать ни яркий свет, ни резкие звуки. Любые раздражители могут неблагоприятно сказаться на незрелом головном мозге, дать осложнения со стороны центральной нервной системы — самые страшные, создающие серьезную преграду для полноценной жизни человека.

Зульфия Мухаметзянова окончила Казанский мединститут в 1989 году и поступила в интернатуру в роддом РКБ (который позже стал перинатальным центром) по специальности «неонатолог». Этот раздел в медицине получил свое имя и статус с 1987 года (ранее он назывался микропедиатрией). По сути, вместе с новым направлением молодая врач делала первые шаги в профессии.

Основатель направления и учитель Мухаметзяновой неонатолог Роза Хакимова работает и сейчас, с ней консультируются и новички, и опытные коллеги. Сама Зульфия Мухаметзянова уже три десятка лет работает в РКБ по выбранной в вузе специальности. С каждым годом неонатология и реаниматология для новорожденных становится все более совершенной. Современные технологии направлены, например, на то, чтобы ребенок начал дышать самостоятельно, не через интубационную трубку. Ученые, доктора стремятся минимизировать инвазивные методы, в том числе и использование препаратов для созревания легких, чтобы как можно меньше тревожить хрупкий организм вмешательством извне.

Фото предоставлено Зульфией Мухаметзяновой
Это такой важный труд — в первые часы появления на свет идет закладка на всю жизнь, это время называется «золотой час». Если максимально все правильно сделаешь, то сможешь улучшить качество жизни и будущее этого ребенка

В среднем же 6% детей в мире рождаются недоношенными или с патологиями, подобная статистика характерна и для Татарстана. Однако из-за того, что перинатальный центр специализируется на беременности с высокой степенью риска, здесь выше доля детей, которых нужно выхаживать, она достигает 10%. Зульфия Мухаметзянова не могла закрывать на это глаза и оставаться в стороне.

— Таких детей стало больше. Я видела, как они рождаются, у меня был определенный опыт, поскольку начинала практически со становлением этого раздела медицины. Мне было интересно, захотелось быть ближе к этим деткам и заниматься их выхаживанием. Я могла это делать. Это такой важный труд — в первые часы появления на свет идет закладка на всю жизнь, это время называется «золотой час». Если максимально все правильно сделаешь, то сможешь улучшить качество жизни и будущее этого ребенка. И многие детки выходят сохранными, их не отличишь от тех, которые родились в срок. Поэтому в 2008 году резко решила, что мне надо перейти в реаниматологию, и получила второй сертификат, — поделилась завотделением.

Ювелиры реанимации

Эта работа накладывает огромную ответственность, требует больших физических и моральных сил, отмечает Зульфия Мухаметзянова. По ее словам, доктора не принимают решение, выхаживать ребенка или нет. Высокотехнологичная помощь новорожденным с экстремально низкой массой тела закреплена в России на законодательном уровне с 2012 года.

— Ребенок родился, живой, его регистрируют — это наш пациент независимо от его веса, — поясняет доктор.

Помощь оказывают детям с массой от 500 граммов и выше, ростом от 25 сантиметров, которые развивались в утробе не менее 22 недель. В отделении реаниматологии перинатального центра РКБ 28 инкубаторов, сейчас заняты 25 из них. Наименьшая масса тела ребенка в настоящее время — 860 граммов.

Пока пациент в отделении, доктора знают о нем все. Сама Зульфия Рифовна владеет полной информацией о каждом малыше. Решения по лечению для любого новорожденного принимают коллегиально.

Фото: Руслан Ишмухаметов / kazan.aif.ru
Многое зависит от того, как мама перенесла беременность, как ребенок чувствовал себя в ее животике. Идет ювелирная работа индивидуально с каждым ребенком

— Малыш весом 500 граммов — он какой, умещается на ладони? — спрашивает корреспондент «Реального времени».

— Он настолько мал, что площади его тела не хватает, чтобы согреть самого себя. Даже в 25—26 недель все настолько незрело — и мозг, и органы пищеварения. После каких-то улучшений могут возникнуть снова проблемы. Все время идут срывы то одного органа, то другого. И каждый срыв — это шаг назад. По месяцу может пища не усваиваться, но мы не отступаем, и потихоньку функции стабилизируются. Многое зависит от того, как мама перенесла беременность, как ребенок чувствовал себя в ее животике. Идет ювелирная работа индивидуально с каждым ребенком, — говорит доктор.

Не только высококлассное оборудование помогает медикам спасать детей. Для скорейшей реабилитации они применяют тактильные и психологические способы. Если состояние ребенка стабильное, то используют метод кенгуру — «кожа к коже»: маму усаживают в специальное кресло рядом с кювезом (приспособление для подачи кислорода новорожденному), она берет на руки малыша и общается с ним. Если к ребенку хочет прийти папа, то же самое разрешают и ему. Если женщина по причине собственного состояния не готова взять ребенка на руки, то все равно она прикасается к нему. Кроме того, в инкубаторы кладут вязаные игрушки, которые прежде мамы носят на груди, чтобы дети постоянно чувствовали родной запах.

При патологиях узкой специализации детей направляют в ДРКБ для продолжения лечения. Но если оно не требуется, врачи доводят малыша до такого этапа, когда он полностью может себя «обеспечить»: самостоятельно дышит, питается — и выписывают домой. При этом, по статистике, 8 из 10 рожденных раньше срока или с патологиями выписываются с благополучным исходом.

Фото: Максим Платонов
Мы всегда говорим, что ведем ребенка как доктора, прикладываем усилия, знания, чтобы этот ребенок потом жил качественно. И мы просим, чтобы родители тоже верили в своего малыша, чтобы молились и чтобы вся семья жила жизнью этого ребенка

«Катастрофа» — не приговор

Зульфия Рифовна говорит, что сейчас будущие молодые родители тему рождения малыша превращают в определенную моду — это, по словам врача, «обрастает всевозможными аксессуарами, мишурой». И когда у людей вместо ожидаемого счастья происходит катастрофа — что-то не так с малышом, весь мир для них рушится, они не понимают, что происходит, находятся в стрессовой ситуации, особенно родители, которые ждали первенца и психологически меньше всего были готовы к каким-то сложностям. Если состояние матери позволяет, то ее оставляют вместе с ребенком в перинатальном центре.

На помощь к семьям приходят не посторонние психологи, а сами реаниматологи, которые спасают тысячи жизней. Это тоже большая часть их работы по реанимации ребенка: самое первое — надо сделать так, чтобы родители снова поверили в возможное счастье, считает Зульфия Мухаметзянова.

Медики не дают гарантий, не вводят в заблуждение — наоборот, предоставляют родителям максимум информации об их детях, приглашают к малышам их семьи, не только мам или пап, но и бабушек с дедушками, если старшие члены семьи того хотят. И примерами из собственного огромного опыта они вселяют веру в людей, которые в этот момент не чувствуют опоры в жизни.

— Все ждут здорового малыша, красивой выписки, и тут вдруг такая катастрофа, что в этот момент может разрушиться семья, — рассказывает реаниматолог. — Люди в недоумении, что происходит. А на расстоянии от ребенка их стресс еще больше усиливается. Родители в неведении, что потом получат, сможет ли этот ребенок пройти такой путь наиболее безболезненно. И не факт, что все будет абсолютно благополучно после выписки. Чтобы до конца реабилитировать такого ребенка, нередко приходится наблюдаться в ДРКБ, подключать узких специалистов. Поэтому мы поддерживаем семьи, очень много встречаемся с ними в этом зале больницы, всегда на связи по телефону. В такие моменты надо, чтобы сами родные старались, верили. Мы всегда говорим, что ведем ребенка как доктора, прикладываем усилия, знания, чтобы этот ребенок потом жил качественно. И мы просим, чтобы родители тоже верили в своего малыша, чтобы молились и чтобы вся семья жила жизнью этого ребенка.

Фото: Максим Платонов
Не бывает так, чтобы ушел домой и забыл о детях, а утром узнал о каких-то изменениях. Постоянно о них думаем, переживаем, конечно

Зульфия Мухаметзянова замечает, что сейчас среди беременных немало инфицированных ковидом. Как правило, женщин из-за их состояния в этих случаях родоразрешают раньше срока. Недоношенные дети в любом случае рождаются с пневмониями от того, что их легкие недостаточно развиты.

— Недавно выписали двойню. Малыши были очень тяжелые, они появились на свет, когда у мамы был срок беременности 32 недели. Очень много усилий пришлось приложить для их реанимации, дети длительно находились на искусственной вентиляции легких, — вспоминает завотделением.

Доктора неукоснительно соблюдают требования для работы в изоляторах с такими роженицами и пациентами — все клинические рекомендации для этих случаев уже расписаны.

«Это, безусловно, несет дополнительную нагрузку. Работаем с привычными пациентами, просто все более осложняется проблемами из-за коронавируса», — отмечает реаниматолог.

Пациенты с COVID-19 после лечения благополучно выписываются. Однако по этой причине свободного доступа родителей ко всем новорожденным, конечно, сейчас нет. Их пускают реже, и только после сдачи анализа на ковид.

Хотя трагические ситуации происходят не так часто, все же врачам иногда приходится сообщать о смерти. Принять это тяжело не только родителям, медикам тоже нужны силы, чтобы пережить подобную ситуацию — привыкнуть к этому невозможно.

Фото: Руслан Ишмухаметов / kazan.aif.ru

— Самое главное, что ты не один. У нас целая команда, которая полностью заинтересована в судьбе ребенка. Наша служба неонатологов — одно целое, очень ценим и поддерживаем друг друга. Но наша задача — дать здорового, сохранного ребенка. И, к счастью, таких случаев намного больше, — сообщает Зульфия Мухаметзянова.

От детей, рожденных раньше срока или с патологиями, никто из родителей не отказывается. Доктор привела слова одной роженицы, которая написала: «Вы даете надежду, возможность поверить, что все будет благополучно с ребенком».

И дома думают о пациентах

И все же доктора заботятся о крохотных пациентах не только в пределах больницы.

— Не бывает так, чтобы ушел домой и забыл о детях, а утром узнал о каких-то изменениях. Постоянно о них думаем, переживаем, конечно. Дежурные врачи постоянно на связи с лечащими. Если какие-то изменения в состоянии ребенка, это обязательно тут же обсуждается с завотделением, с лечащим врачом, — говорит Зульфия Мухаметзянова.

Если нужно, она задерживается на работе и допоздна. Говорит, что теперь может себе это позволить. Ее двое детей — уже взрослые, и Зульфия Рифовна — сама бабушка пяти внуков, которых она ведет и как доктор с момента зачатия. Благополучие близких, домашние заботы и радости ее отвлекают от тяжелой работы и питают, дают новые силы, чтобы помогать другим семьям.

Зульфия Мухаметзянова — заслуженный врач РТ, лауреат татарстанской премии «Врач года», у нее много благодарностей и наград от различных медицинских организаций. Но самые главная награда — благополучная выписка, веселые и активные малыши, ее бывшие пациенты.

— На днях выписался ребенок весом 2400. А родился он с массой 860 граммов и сроком гестации 26 недель. Он вместе с мамой жил здесь 90 дней, 45 из них находился в реанимации, был на грудном вскармливании и получал дополнительно необходимые жиры, белки, углеводы. Он еще даже не достиг срока родов, но выписали его абсолютно сохранным, — констатирует доктор.

К выписке готовят и тройняшек, вес которых при рождении был 900, 1000 и 1200 граммов. Зульфия Мухаметзянова говорит, что если после выписки родители пациентов не обращаются, значит, «свой путь они проходят относительно безболезненно, не так трагично», и со временем с них снимают диагнозы, поставленные при рождении.

Пятилетняя Дина, родившаяся с весом чуть более 500 граммов, очень развитая девочка. Фото предоставлено Зульфией Мухаметзяновой

Не так давно, 17 ноября, отмечался Всемирный день недоношенного ребенка. Реаниматолог признается, что ее не найти ни в каких соцсетях. Правда, в этот день ей все равно передают и пересылают от счастливых родителей множество благодарностей и фильмов с подросшими карапузами в главных ролях. Доктора приятно удивляет, что ее помнят. 17 ноября ее поздравили родители ребенка, который родился с массой 580 граммов, а теперь ему 2,5 года. И таких чудес много. Зульфия Мухаметзянова говорит о другом своем бывшем пациенте, пятилетней Дине, родившейся с весом чуть более 500 граммов, что она очень развитая девочка.

— Благополучная выписка — это столько позитива и радости! Мы при этом не менее счастливы, чем родители, которые, может быть, до конца не осознают, какая тяжесть падает на нас, сколько усилий прикладывают не только врачи, но и вся команда, в том числе медсестры и санитарки, — подытожила Зульфия Мухаметзянова.

Екатерина Аблаева, видео предоставлено Зульфией Мухаметзяновой
ОбществоМедицина Татарстан РКБ МЗ РТ

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 29 ноя
    Долгих лет жизни и успешной работы нашим врачам, выхаживающим малышей!
    Ответить
  • Анонимно 29 ноя
    Всех мам с Днем матери!
    Ответить
  • Анонимно 29 ноя
    Пришлось лежать в опн с ребенком, много было недоношенных крошек. Правда не в РКБ, а ДРКБ. Это свой мир, конечно, где мамы солдаты, а врачи и медсестры командующие. Но по-другому никак, это огромный труд и усердие выходить таких малюток и пусть мамочки сначала ворчат, потом все окупается. Есть только один минус - не знаю как сейчас - сильно сажается ГВ из за нервов и запрета на него в этом отделении. Не разрешают кормить грудью, чтобы знать точно, сколько ребенок съел, а это возможно только при кормлении из бутылочки, пусть даже не смесью а грудным молоком. Сцеживание наше гв свернуло на нет, лучше с этим, конечно, что-то сделать, ведь это тоже плохо.
    Ответить
  • Анонимно 29 ноя
    Врач один на миллион
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии