Новости раздела

Фотомарафон «100-летие ТАССР»: сотрудники «Татэнергосбыта» во главе с Сергеем Донским, 1969 год

Проект «Реального времени»: от Татарии — к Татарстану, часть 206-я

Фотомарафон «100-летие ТАССР»: сотрудники «Татэнергосбыта» во главе с Сергеем Донским, 1969 год
Фото: предоставлено пресс-центром АО «Татэнергосбыт»

Сергей Матвеевич Донской, руководитель «Энергосбыта» с войны до 1977 года, был одной из знаковых фигур в становлении народного хозяйства республики. Он был свидетелем реализации плана Государственной комиссии по электрификации в республике, руководил «Энергосбытом» в годы войны. При нем в Татарии нашли первую нефть, запустили Уруссинскую и Заинскую ГРЭС, электрифицировали сельские районы, построили КАМАЗ и Нижнекамскую ГЭС. Сергей Донской был одним из тех легендарных деятелей, благодаря которым к 1970 году ТАССР стала республикой сплошной электрификации и важным промышленным регионом страны.

История АО «Татэнергосбыт» неразрывно связана с развитием Татарской АССР. 30-е годы XX столетия справедливо можно считать эпохой рождения энергосистемы Татарии, а точкой отсчета истории «Энергосбыта» — 1932 год, когда «Эльводтрам» передал свою абонентскую службу и мастерскую счетчиков одному из отделов «Татэнерго».

План ГОЭЛРО в Татарии

В один из сложнейших периодов истории Татарской АССР — в годы Великой Отечественной и во время восстановления после войны — директором «Энергосбыта» был легендарный руководитель Сергей Донской. В своих записках «Любовь к электричеству» он рассказывает о реализации плана Государственной комиссии по электрификации России в республике:

«В июне 1925 года была введена в эксплуатацию электростанция имени III годовщины ТАССР, располагавшаяся там, где сейчас стоит здание Татарского академического театра имени Галиаскара Камала. С пуском станции электричество пришло во многие жилые дома, постепенно стали переводить ряд промышленных предприятий на централизованное электроснабжение.

К началу 30-х годов электростанция, достигшая мощности 5250 киловатт, оказалась полностью загруженной. Поэтому было ограничено потребление энергии в квартирах, прекратилось подключение электромоторных потребителей. Требовался новый, гораздо более мощный источник электроэнергии. Этот источник город и республика получили с пуском в январе 1933 года первенца плана ГОЭЛРО в Татарии — Казанской ТЭЦ-1.

Сергей Донской, 1950-е годы

Когда я начал работать на Казанском энергокомбинате, энергетическая система состояла из четырех предприятий с общим отделом кадров — Казанской ТЭЦ-1, электростанции имени III годовщины ТАССР, Казанских электрических сетей и «Энергосбыта». Вскоре меня назначили начальником электроинспекции. В ее задачу входил надзор за рациональным использованием электрической, а затем и тепловой энергии, надлежащей эксплуатацией энергохозяйства. Тогда на предприятиях впервые были разработаны нормы удельного расхода всех видов энергии, экономия энергии стала планироваться. В то время действовала система штрафов, которые работники Энергонадзора имели право налагать на потребителей за невыполнение в срок предписаний инспекции по устранению аварийных очагов.

Энергосистема тогда работала изолированно от других систем Советского Союза, имела в диспетчерском управлении две станции — ТЭЦ Марбумкомбината и ТЭЦ завода имени В.И. Ленина в Казани. В середине 1938 года к диспетчерскому управлению была подключена и ТЭЦ авиационного завода в Ленинском районе города. Вплоть до начала Великой Отечественной войны удавалось, хотя и с напряжением, удовлетворять потребности предприятий в электрической и тепловой энергии».

Война и электричество

Много воспоминаний оставил Сергей Матвеевич и о страшном военном времени.

«Утро 22 июня сорок первого года перевернуло и мою жизнь, и судьбу всей страны. В Казань, Зеленодольск, Чистополь и другие города республики начали прибывать эшелоны с людьми и оборудованием предприятий, эвакуированных из Москвы, Ленинграда, Киева… Перед энергетиками Татарии встала огромная задача: в короткий срок обеспечить прибывшие заводы электрической и отчасти тепловой энергией. Дополнительную нагрузку получили и наши местные заводы, которые начали работать по мобилизованному плану.

Сразу стала ощущаться острая нехватка кадров: многие ушли на фронт. Оставшимся пришлось тяжело, но никто не роптал. Часть сотрудников перевели на казарменное положение. Призыв «Все — для фронта, все — для победы!» каждый из нас воспринял сердцем.

Сотрудники Татэнергосбыта, 1977 год

В связи с быстрым захватом фашистами западных областей страны сложилось положение, при котором в Казани оказались единственные предприятия, выпускавшие для фронта такие виды продукции, как перископы для подводных лодок, авиационную кино- и фотопленку, кетгут, меховые унты и куртки для летчиков и танкистов. Даже такое мирное предприятие, как завод «Бумлитье», отливало корпуса из папье-маше для зажигательных бомб. На жиркомбинате имени Вахитова готовились зажигательные смеси, заливавшиеся в обыкновенные бутылки, — их использовали в борьбе с танками.

Потребление энергии резко увеличилось, и в первое время мощностей наших станций не хватало, чтобы обеспечить полностью все предприятия, работавшие на нужды фронта. Поэтому у нас, энергетиков, в то время были две главные задачи: всеми доступными способами усилить мощности станций и наладить жесткий контроль за расходованием электроэнергии. Установили твердые лимиты электропотребления для каждого предприятия. Естественно, ограничили и отпуск энергии населению: пять киловатт-час в месяц на человека. Это фиксировалось в лимитном листке, оформлявшемся на каждый счетчик.

Чтобы уложиться в лимит, жители пользовались маломощными лампочками, о включении каких-либо нагревательных приборов и речи не могло быть. К счетчикам устанавливались ограничители, отключавшие электроэнергию при превышении нагрузки. Жесткие нормы потребления установлены были и для учебных заведений, больниц и госпиталей, театров и кинотеатров, магазинов, госучреждений. Бывали случаи, когда из-за перебоев в подвозе топлива к станциям приходилось отключать на какое-то время от электроснабжения целые районы. Мера, конечно, вынужденная, неприятная.

В октябре 1941 года я был назначен исполняющим обязанности директора «Энергосбыта», руководителя которого Моисея Иоффе мобилизировали по партийной линии. Мне пришлось в приемные дни выслушивать от населения массу жалоб и просьб о восстановлении подачи энергии (когда отключалась энергия за перерасход) или об увеличении лимита. У каждого посетителя находились свои доводы: у одного — больные в доме, у другого — дети, отстающие от школьной программы, у третьего — срочная работа по заданию партийных и советских органов. Конечно, редкую просьбу удавалось удовлетворить.

В конце 1942 года состоялось решение Государственного Комитета Обороны о передаче ТЭЦ авиационного завода из Наркомата тяжелой промышленности в Наркомат электростанций. Казанский Энергокомбинат был реорганизован в Районное энергетическое управление «Казэнерго». Ему выделили здание на углу улиц Большой Красной и Жуковского, где раньше находилась музыкальная школа. «Энергосбыт» более двух с половиной десятилетий занимал часть первого этажа в здании, где когда-то были номера «Булгар», в которых жил Габдулла Тукай и другие известные деятели татарской культуры», — рассказывал директор «Энергосбыта».

Осуществление большой мечты

Сергей Донской руководил «Энергосбытом» вплоть до 1977 года. Энергетические генерирующие мощности республики развивались в ускоренном темпе, а по мере их роста расширялись в электрические сети. В это дело были вложены колоссальные силы и средства, и к 1970 году наш Татарстан стал республикой сплошной электрификации.

Сотрудники «Татэнергосбыта» на первомайской демонстрации, 1975 год

«Я часто вспоминаю сцену, запечатленную во многих книгах и фильмах: Глеб Максимилианович Кржижановский знакомит делегатов VIII Всероссийского съезда Советов с планом ГОЭЛРО. Карта России вдруг вспыхнула огоньками будущих электростанций (чтобы осветить карту, отключили электричество в нескольких районах Москвы). Это была мечта. Тогда и вошел в жизнь нашего поколения лозунг, выдвинутый Лениным: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Насчет коммунизма лозунг оказался чистой утопией.

Но сам государственный план электрификации России был выполнен в короткий срок, и это сыграло огромную роль в восстановлении экономики страны после войны. По выработке электроэнергии уже в 1947 году наша страна вышла на первое место в Европе, не оправдались мрачные прогнозы Герберта Уэллса, автора книги «Россия во мгле». Если сейчас соорудить и включить такую карту только нашей республики, она будет выглядеть намного ярче и эффективнее той. Это уже осуществленная мечта. И я счастлив, что в этом море энергии есть маленькая частица моего труда», — так рассуждал легендарный директор «Энергосбыта» Сергей Донской о том, как много достигла наша страна и наша республика, с достоинством преодолевая все трудности и невзгоды, чтобы нести людям один из самых необходимых ресурсов XX и XXI веков — электроэнергию.

Сергей Донской, 1980-е
Подготовила Людмила Губаева
Справка

За помощь в подготовке материала редакция благодарит пресс-центр АО «Татэнергосбыт».

Мы будем рады участию наших читателей в наполнении фотопроекта. По вопросам фотомарафона обращайтесь по адресу gubaeva@realnoevremya.ru

ОбществоИстория Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 11 мар
    Просто замечательный текст и фотографии, содержащие массу интересных фактов подробностей жизни того трудного и героического времени.
    Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    В годы войны энергетики сделали очень многое для обеспечения заводы электроэнергией!
    Ответить
    Анонимно 11 мар
    Да, это так.
    И весь советский народ совершил просто героический подвиг - ценой жизни 27 миллионов людей - для разгрома германских национал-социалистов (нацистов), выступавших под лозунгом "Германия для немцев".
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    Какие весёлые и беззаботные лица у людей на первомайской демонстрации 1975 года!

    На аналогичных первомайских демонстрациях 1920 - 1930-х гг. лица у людей напряженные, хмурые и усталые.

    И понять разницу в настроениях людей 1920 - 1930-х гг. и 1970-х гг. можно.

    В первом случае - в 1920 - 1930-х гг. - все помнили о постоянном кровавом марксистском терроре - после демонстрации за человеком мог приехать "чёрный воронок" и увезти на "Черное озеро", с которого в лучшем случае человек мог вернуться через 25 лет, а мог и не вернуться...

    А в 1960 - 1970-е годы марксистский режим сменился коммунистическим, гораздо менее кровавым - "черные воронки" перестали ездить по Казани и другим городам необъятного СССР.
    Но контроль коммунистической партии хоть и ослаб, но всё же был достаточно жестким - но в концлагеря, как при марксистах, массово людей уже не отправляли.
    И к Мировой марксистской (коммунистической) "революции" - т.е. установлению диктатуры "пролетариата" на всей планете Земля - перестали готовиться.
    Хотя ядерное противостояние СССР со странами капитала и было ещё очень жёстким.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    мужчины все в галстуках, красиво постриженные, ухоженные
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    Удивительные бывают совпадения - перебираю сегодня свою библиотеку "натолкнулся" на книгу "Развитие энергетики Татарской АССР" ( Казань, Татарское книжное издательство, 1961 - 147 с. Управление энергетической промышленности ТАТСОВНАРХОЗА, Татарское отделение НТОЭП) - Ответственный редактор С.М.Донской.

    С интересом пролистал и часть прочитал.
    Начинается книга со слов: "В.И.Ленин учил.... Товарищ Н.С.Хрущов, выступая 28 ноября 1959 года....".
    Полностью погрузился в то время.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии