Новости раздела

«Просто разрабатывать лекарства, не имея производителя, бессмысленно»

В КФУ запускают научно-клинический центр за 3 млрд рублей

«Просто разрабатывать лекарства, не имея производителя, бессмысленно» Фото: kpfu.ru

Трансляционная медицина — это направление, которое использует достижения исследований науки в практическом здравоохранении. Тому, как осуществляется эта работа в КФУ и как создается научно-клинический центр, который объединит усилия медиков и ученых, посвятили заседание дискуссионного клуба Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций. Подробности — в материале «Реального времени».

Клиническая база КФУ расширилась

В последнее время клиническая медицинская база КФУ заметно выросла. О том, как это произошло, во время заседания телеклуба рассказал участник дискуссии, ректор КФУ Ильшат Гафуров:

— С самого начала процесса формирования КФУ определили приоритетные направления. Планировалось создать институт, который бы занимался подготовкой врачей. Чем наши выпускники будут отличаться от выпускников других вузов? И на какой базе все это делать? Мы обратились к руководству республики с просьбой рассмотреть возможность передачи нам клинической больницы. Когда на уровне правительства республики приняли решение, нам предложили: «У вас все основные кампусы находятся в центре Казани, и будет хорошо, если вы возьмете республиканскую больницу №2. А затем предложили и соседнюю больницу №6 со скорой помощью (честно говоря, в то время не представлял, в каком она состоянии) и поликлинику поблизости.

В 2019 году началась работа по перепрофилированию помещений корпуса КФУ под Научно-клинический центр прецизионной и регенеративной медицины ИФМиБ КФУ. Центр заработает уже в сентябре. Одна из его задач — создание эффективных технологий ранней, сверхранней диагностики и терапии редких и социально-значимых заболеваний человека, в том числе онкологических, иммунных, орфанных заболеваний (встречаются крайне редко и потому затруднена диагностика). Сотрудники КФУ уже сейчас работают над созданием биомедицинских клеточных препаратов для регенеративной медицины, тестируют лекарственные препараты на собственных клетках пациента, проводят исследования в области наследственных заболеваний.

При создании центра бюджетное финансирование не привлекали. Федеральному университету оказали поддержку партнеры из бизнес-сообщества благодаря уже имеющимся у вуза разработкам в области диагностики и лечения заболеваний. Университет вложил более 3 млрд руб. собственных средств в присоединение объектов. Попечительский совет КФУ, председателем которого является президент РТ Рустам Минниханов, тоже поддержал объединение, направив на это более 200 млн руб.

Институт фундаментальной медицины и биологии КФУ — бывший Казанский военный госпиталь. Фото Максима Платонова
Когда на уровне правительства республики приняли решение, нам предложили: «У вас все основные кампусы находятся в центре Казани, и будет хорошо, если вы возьмете республиканскую больницу №2. А затем предложили и соседнюю больницу №6 со скорой помощью (честно говоря, в то время не представлял, в каком она состоянии) и поликлинику поблизости

Инновационное лечение и обучение у постели больного

Как пояснил Ильшат Гафуров, «университет создает площадку, которая объединит усилия врачей и ученых, где будут работать медики, которые хотят заниматься наукой, и ученые — биологи, физики, айтишники, которые хотят внести свой вклад в реальную медицину, в ее клиническую часть». По мнению ректора, их усилия будут способствовать реализации нацпроектов, особенно в части здравоохранения.

Проректор КФУ, директор Института фундаментальной медицины и биологии КФУ Андрей Киясов продолжил тему экспансии КФУ, одного из ведущих вузов страны, наряду с МГУ, СПБГУ:

— Клиника для медицинского образования должна давать пищу. Начиная с 3 курса не столько практика, а обучение идет у постели больного. В этой ситуации рассматриваем клинику как обучающую часть. Но клиника, которая работает в ОМС, четко ограничена стандартами. Шаг влево, шаг вправо — везде врачи виноваты. Врач связан регламентом…

«Трансляция — это то, что врачи просят: «Ребята, нам нужна помощь такая-то». И ученые работают. И вот эта площадка, которая не связана стандартами и регламентами лечения, появилась… по сути дела, для клинических исследований», — пояснил суть термина Андрей Киясов.

В центре не предполагают использовать схему ОМС или ВМП — все исследования или медицинская деятельность будут финансироваться за счет грантов, субсидий от государства, хоздоговоров с коммерческими организациями на проведение исследований либо за счет оказания платной медицинской помощи. Услуги населению планируется предоставлять в формате научно-исследовательских работ. Работа центра строго соответствует законодательству. Дополнительная генетическая информация о пациенте, которую врач получит с помощью новых технологий, поможет корректировать лечение в рамках медицинских стандартов.

В центре не предполагают использовать схему ОМС или ВМП — все исследования или медицинская деятельность будут финансироваться за счет грантов, субсидий от государства, хоздоговоров с коммерческими организациями на проведение исследований либо за счет оказания платной медицинской помощи. Фото Максима Платонова

Потерпите, еще лет пять и лекарства пройдут исследования

В 2011 году на базе университета был создан научно-образовательный центр фармацевтики. Весной этого года на престижной международной выставке изобретений в Женеве НОЦ фармацевтики впервые представил два инновационных препарата с условными названиями: KFU-01 и KFU-02 — для лечения хронических заболеваний опорно-двигательного аппарата и противоопухолевое средство, меняющее стандартные схемы химиотерапии рака. За них казанские ученые получили золотые медали.

Всего же наши фармакологи разработали восемь лекарственных средств в рамках работы с компанией «ФАРМА-2020». Цель специалистов — создать производство отечественных лекарственных препаратов, превосходящих по эффективности и безопасности все существующие на мировом фармацевтическом рынке аналоги. Интеллектуальная собственность на обе разработки защищена российскими патентами, а также международными патентами. Препараты прошли доклинические исследования, в этом году начинаются клинические исследования.

Директор НОЦ фармацевтики КФУ Юрий Штырлин тоже принял участие в дискуссии. Он рассказал, что начал заниматься научными разработками, когда, казалось бы, после развала СССР науки не осталось.

— Выдающиеся школы не умирают, у них бывают падения и подъемы. Они восстанавливаются, — уверен Юрий Штырлин. — Приняли абсолютно правильное решение — заниматься разработками вместе с индивидуальным партнером. Просто разрабатывать лекарства, не имея производителя, бессмысленно. Наши разработки находятся на стадии выхода из клинических исследований, и две компании дают нам 50-процентное финансирование от фонда «Сколково».

Но не все так радужно, как хотелось бы. Юрий Штырлин прогнозирует, что для двух препаратов нужно еще около 5 лет исследований, а в разработке у центра еще 6 лекарственных средств. Участники дискуссии перешли к вопросу, сколько же времени и денег потребуют клинические испытания. Нужно финансирование на начало клинических испытаний. Надо понять, безопасна формула или нет. Руководитель центра фармацевтики назвал сумму для первоначального этапа — от 100 до 150 млн руб. Но для дальнейших исследований и для выхода на рынок нужно, конечно, побольше. Если формула не безопасна, то на этом работа заканчивается. А если первая часть исследования пройдет успешно, наступит следующий этап и потребуется новое финансирование. А тем временем люди, которым жить хочется, которые все испробовали, ждут этих лекарств.

Директор НОЦ фармацевтики КФУ Юрий Штырлин. Фото kpfu.ru
Мы должны быть уверены, что не навредим людям. Нужны большие ресурсы. А нехватка финансирования нас подталкивает к тому, чтобы преодолеть барьер, неуверенность в собственной науке и в собственных силах

Найдутся ли инвесторы для дальнейших исследований? Если препараты выведут на рынок, сумеют ли они его завоевать в жесткой конкуренции фармацевтических гигантов? Вопросов остается много.

— Мы говорим о трансляционной медицине, которая должна ускорить и появление современных препаратов. Но доклинические и клинические испытания сократить невозможно. Уходит даже не один десяток лет, прежде чем лекарство пустят в производство. Но законы и международные стандарты нельзя обойти. И мы должны быть уверены, что не навредим людям. Нужны большие ресурсы. А нехватка финансирования нас подталкивает к тому, чтобы преодолеть барьер, неуверенность в собственной науке и в собственных силах. Нужна многоуровневая экспертиза. И я говорю всем: «Наберитесь терпения». Ведь еще недавно не было в России таких программ. Наш центр развивается только с 2011 года, очень быстро, — завершил обсуждение Юрий Штырлин.

Екатерина Аблаева
ОбществоМедицина Татарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 05 сен
    Нужно в первую очередь с диагностикой работать и с восстановлением, а лечить тоже не всегда получается
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Главное, чтоб в этом проекте были вовлечены наши студенты, наши учёные, наши люди.
    Ответить
    Анонимно 05 сен
    Ну кто уж кроме наших то будет? Только наши и будут
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Надеюсь, скоро будет пилюли, которая вылечит всех тяжело больных раком
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Хороший проект. С дальними планами
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Хорошая новость. Хорошая новость для студентов фармакологии
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Хороший проект.
    Ответить
  • Анонимно 05 сен
    Поздравляем кфу с таким интересным событием
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Ректору уважение. Высококлассное администрирование.
    Но эти две разработки "Штырлина ЮГ" (Галкина, Климовицкого, Штырлина ВГ) они ведь с 93-го года.
    Актуальное что-то будет ли?

    Пока видим, что с доступностью для КФУ технологий маркетинга старые две разработки пошли как флажок.
    Что-то реальное из этого выйдет?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров