Новости раздела

«Их нравы»: экспроприации военного времени, «пятилетки развития» и интриги американцев

Преемник Ататюрка Исмет Инёню, на долю которого выпала Вторая мировая война. Часть 2

«Их нравы»: экспроприации военного времени, «пятилетки развития» и интриги американцев
Фото: ahaber.com.tr

Казанский исследователь Булат Ногманов продолжает знакомить читателей «Реального времени» со своими наблюдениями о культуре и истории Турции. В сегодняшней его колонке — вторая часть рассказа о втором президенте Турции (1938—1950) Исмете Инёню.

Нервно расхохотался, узнав, что Германия напала на СССР

Перед Исмет пашой стояла довольно трудная задача. Ему предстояло лавировать между странами, интересы которых противоречили друг другу, совершать невиданные дипломатические кульбиты, как можно дольше оттягивать момент вступления Турции в войну и при этом сохранить территориальную целостность своей страны. Скорое продвижение Германии по всем фронтам усиливало давление на Турцию, понуждая ее присоединиться к тому или иному военному блоку. Биографы отмечают, что в эти годы, пребывая под постоянным психологическим прессингом, Исмет паша потерял сон и очень сильно постарел.

Разрядка наступила лишь 22 июня 1941 года, когда ранним утром ему сообщили, что Германия напала на Советский Союз. В воспоминаниях его соратников упоминается, что, услышав новость, Исмет Инёню расхохотался и смеялся около 5 минут. Конечно же, это не было злорадством — тут нужно понимать, что это был смех облегчения человека, с которого сняли огромную ношу. Когда театр боевых действий сместился в сторону Советского Союза, Турция вздохнула с облегчением. Наступало время для дипломатии, которую так любил Исмет паша.

Рузвельт, Инёню и Черчилль на второй Каирской конференции 4—6 декабря 1943 г. Фото wikipedia.org

В период войны основным вопросом торга между Турцией, Великобританией, США и СССР оставалось открытие второго фронта. Известно, что Черчилль настаивал на открытии второго фронта на Балканах, и в качестве основной военизированной силы он видел части турецкой армии, которые мощным движением на север должны были отсечь продвижение советских войск в Европу. Но, как мы знаем, хитроумный план британского премьера не был реализован.

Соединил в себе север и юг

Оставив немного в стороне поля Второй мировой войны, так как все прекрасно знают, чем закончилось дело, постараемся сосредоточиться на личности самого Исмета Инёню и разобраться в том, что происходило на внутриполитической кухне Турецкой Республики в период президентства национального шефа и какие блюда там подавали.

Если условно разделить Османскую империю на север и юг, то можно с полной уверенностью сказать, что Исмет паша является, пожалуй, примером одного из самых органичных сочетаний этих двух частей страны. Его отец, Решит эфенди — представитель знатного анатолийского рода Кюрюмогуллары (многие упоминают, что курдского происхождения), а мать, Джеврийе ханым, — представительница Румелии, то есть родом с Балкан. Их дети, носители культурных кодов обеих частей страны, появились на свет в Стамбуле. Исмет был вторым ребенком. Начальное и среднее образование он получил в Сивасе, затем в звании лейтенанта окончил Стамбульское артиллерийское училище. Далее с отличием окончил Высшее военное училище и в звании штабс-капитана был назначен командующим одной из батарей во Второй Армии в Эдирне. Так началась его военная карьера.

Исмет Паша во время войны за независимость, 1922 г. Фото wikipedia.org

Затем прошло закаливание будущего национального шефа на многочисленных войнах, которые на тот момент вела Османская империя, состоялось знакомство и сближение с Мустафой Кемалем — будущим лидером национально-освободительного движения. Кстати говоря, фамилию Инёню Исмет паша получил от Ататюрка, в память о битве при деревне Инёню, когда войска под командованием Исмет паши дважды разбили греческую армию в период войны за независимость. В период установления Республики Исмет паша занимал различные должности, от министра иностранных и внутренних дел до начальника Генерального штаба и премьер-министра. В должности премьера он работал вплоть до 1937 года, когда наметились некоторые разногласия с Ататюрком по основополагающим вопросам развития экономики и внешней политики.

Экспроприация богатств, «деревенские университеты» и «пятилетки развития»

Большая часть его президентства пришлась на время Второй мировой войны. Законы военного времени требовали определенной жесткости принимаемых решений, в частности принятия скандального закона о налоге на богатство. Существует мнение, что данный налог был направлен не столько на пополнение бюджета, хотя собранные 315 миллионов турецких лир составили около 80% бюджета Турции в 1942 году, сколько на передел собственности с целью уменьшения влияния капитала национальных меньшинств на экономику страны. Другими словами, состоялась масштабная экспроприация имущества в пользу государства. Больше всего от этого налога пострадали состоятельные армяне, евреи и греки. Несмотря на это, стоит отметить, что нынешние потомки этих национальных меньшинств с пониманием относятся к тогдашней политике Исмета Инёню и даже благодарны ему за то, что он таким образом спас их от Гитлера. Справедливости ради следует отметить, что закон был отменен в 1944 году под давлением США.

Другими нововведениями военного времени стали открытие «деревенских университетов», обеспечивших преподавателями сельские школы, а также принятие «пятилетних планов развития». Здесь, безусловно, наблюдается некая параллель с Советским Союзом. Кстати говоря, эти инициативы также были отменены в конце войны под давлением Соединенных Штатов. Пожалуй, самой позитивной инициативой военного периода стало принятие «закона об одаренных детях», который позволил выявить множество талантливых детей по всей стране, впоследствии ставших звездами турецкой эстрады и кинематографа.

В турецкой печати муссировались слухи о том, что Сталин все еще имеет территориальные претензии к Турции и требует передать Советскому Союзу Карс, Архадан, Артвин и Сарыкамыш. Фото haberturk.com

Сближение с США

После окончания Второй мировой началось сближение Турции с США. Этому, в частности, способствовали доктрина Трумэна и включение Турции в план Маршалла. Кроме того, в турецкой печати муссировались слухи о том, что Сталин все еще имеет территориальные претензии к Турции и требует передать Советскому Союзу Карс, Архадан, Артвин и Сарыкамыш. На этом фоне общественное мнение все больше склонялось к сближению с США, хотя большинство современных турецких экспертов склонны считать, что Сталин не предъявлял территориальных претензий, а шумиха в турецких СМИ была результатом интриг США. Так или иначе, сближение двух стран состоялось.

В послевоенное пятилетие Турция, опять же не без участия США, перешла к политике многопартийности. Видимо, это было одной из политических ошибок Исмета Инёню, так как на выборах 1950 года Народно-республиканская партия (СНР) проиграла новообразованной Демократической партии. Инёню, будучи лидером СНР, был вынужден уйти с поста президента и следующие 10 лет представлял партию в турецком парламенте в качестве лидера оппозиции. Его возвращение к власти состоялось в 1960 после первого в истории республиканской Турции военного переворота.

Продолжение следует

Булат Ногманов
ОбществоИстория

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 01 сен
    Турция выступала во 2-й Мировой войне на стороне нацистской Германии - была сторонником национал-социализма, созданного марксистами Лениным и Троцким в виде национальных территориальных образований на территории России в 1918-1920-е годы.
    Ответить
    Анонимно 02 сен
    Бред ущерба.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии