Новости раздела

«Их нравы»: Милли Шеф, оставивший свой народ без хлеба, но не без отца

Преемник Ататюрка Исмет Инёню, на долю которого выпала Вторая мировая война

«Их нравы»: Милли Шеф, оставивший свой народ без хлеба, но не без отца Фото: tccb.gov.tr

Казанский исследователь Булат Ногманов продолжает знакомить читателей «Реального времени» со своими наблюдениями о культуре и истории Турции. Сегодняшняя его колонка посвящена второму президенту Турции (1938—1950) Исмету Инёню.

Разногласия с Ататюрком

На следующий день после смерти Мустафы Кемаля Ататюрка 11 ноября 1938 года Великое Национальное Собрание Турции единогласно избирает Исмета Инёню президентом страны. Конечно же, на этот пост претендовали и другие кандидатуры, однако многолетний опыт Исмет паши, который около 15 лет занимал кресло премьер-министра, оказался весомее. Кроме того, Исмет Инёню был одним из ближайших соратников Ататюрка как в период Первой мировой войны, так и в период войны за независимость, а также во времена становления Турецкой Республики. Все это сделало очевидным исход голосования в парламенте в его пользу.

Несмотря на это, стоит отметить, что взаимоотношения Ататюрка и Инёню, особенно ближе ко второй половине 30-х годов ХХ века, не были столь гладкими, как может показаться на первый взгляд. У двух лидеров было противоположное видение по целому ряду основополагающих вопросов. К примеру, в плане развития экономики Исмет паша придерживался государственнической позиции, полагал, что увеличение госсектора приведет к улучшению положения страны, тогда как Ататюрк ратовал за либерализацию в экономике. Кроме того, были у них разногласия и относительно присоединения провинции Хатай, а также итогов Неонской конференции.

Все это привело к тому, что в 1937 году Ататюрк попросил Исмета Инёню уйти с поста премьер-министра и тот около года провел в своей резиденции Пембе Кёшк, в относительном отдалении от бурных вод турецкой политики. Назначенный на место Инёню Джелаль Байар был более осмотрителен, однако не стал производить абсолютно никаких кадровых изменений в кабинете министров, тем самым показав свою лояльность Исмет паше.

Ататюрк и Инёню. Фото wikipedia.org

Всеобщая мобилизация привела страну к голоду

Однако вернемся к событиям ноября 1938 года. После смерти Ататюрка страна осталась без президента, а правящая партия СНР (народно-республиканская партия) — без лидера. Если вопрос с президентом решился уже на следующий день, то ситуация с руководством партии была разрешена 26 декабря 1938 года. В этот день на экстренном курултае СНР Исмету Инёню было пожаловано звание Милли Шеф (национальный шеф), и он был избран в качестве лидера республиканской партии.

С этого момента начались, пожалуй, самые тяжелые шесть лет в политической карьере Исмет паши. Семимильными шагами приближался роковой 1939 год. Мир стоял на пороге новой необратимой катастрофы — Второй мировой войны.

В российской и западной исторической литературе очень много негативных и нелицеприятных эпитетов в отношении политики, проводившейся Турцией во время войны. Но если смотреть на ситуацию с другой стороны Босфора, мы не можем не заметить проявление непревзойденных дипломатических качеств, патриотизма и титанических усилий по сохранению своей страны.

Сам Инёню говорил о событиях тех лет в таких выражениях: «Да, я оставил мой народ без хлеба, но я не оставил его без отца». Для пояснения этих слов приведем следующий пример: в мирное время численность турецкой армии составляла порядка 150 тысяч человек, с началом боевых действий была проведена всеобщая мобилизация и численность армии выросла до 1 млн 350 тысяч человек. Такая колоссальная нагрузка на экономику привела к серьезным последствиям и даже голоду. Также были проведены непопулярные реформы, которые еще больше усугубили положение простого народа. Только благодаря беспрецедентным дипломатическим маневрам и непопулярным мерам Турции удалось выйти из сложившейся ситуации без человеческих и территориальных потерь.

Исмет Паша с Бенито Муссолини во время его визита в Италию, 1932. Фото wikipedia.org

Стратегия к началу войны

Конечно же, история не терпит сослагательного наклонения, но в Турции очень любят всякого рода диспуты из разряда «если бы», и все чаще в аналитических и исторических телепередачах можно услышать, как приглашенные эксперты рассуждают о том, что бы произошло, если бы Турция с первых дней войны приняла ту или иную сторону. Ответ на этот вопрос остается открытым.

Мы же постараемся сосредоточиться на той стратегии, которой следовал Исмет Инёню. Она была довольно простой и состояла всего из нескольких пунктов:

  1. Вступать в союзы, в которых принимают участие Великобритания и Франция.
  2. Ни в коем случае не вступать в конфронтацию с Советским Союзом.
  3. Держаться в отдалении от Германии.
  4. Быть внимательными к экспансионистской политике Италии.

Конечно же, данная стратегия переживала определенные трудности в исполнении, так как на тот момент у Турции были нерешенные территориальные споры, как с Великобританией (проблема Мосула), так и с Францией (проблема Хатая). Советский Союз требовал причерноморские территории и предлагал совместный контроль над проливами, а Германия видела Турцию в качестве плацдарма для дальнейшей экспансии на Ближний Восток. Также в этой связи стоит отметить, что Инёню в начале войны видит в качестве основной угрозы для страны Италию, так как последняя захватила Албанию и практически вплотную приблизилась к границам Турции.

Продолжение следует

Булат Ногманов
ОбществоИстория
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 26 авг
    /1) Вступать в союзы, в которых принимают участие Великобритания и Франция.
    2) Ни в коем случае не вступать в конфронтацию с Советским Союзом.
    3) Держаться в отдалении от Германии.
    4) Быть внимательными к экспансионистской политике Италии./
    Чётко и грамотно.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров