Новости раздела

Закия Шафикова: «Я по жизни честный человек. Поэтому меня и не посадили»

Миллиарды и уголовные дела, в 90-х — лучший менеджер России, а сегодня пенсия в 9 800 рублей. Закия Шафикова, гендиректор «Элемте» в проекте «Рожденные в 90-х»

Закия Шафикова: «Я по жизни честный человек. Поэтому меня и не посадили»
Фото: из личного архива З. Шафиковой

30 лет назад началась постсоветская история российского бизнеса. В 1988 году был принят «Закон о кооперации», который легализовал в стране предпринимательство. В видеопроекте «Реального времени» «Рожденные в 90-х» мы решили вспомнить как все начиналось с первыми предпринимателями республики.

Я устала ходить по тюрьмам. Этот запах тюрьмы...…

— В каких экономических реалиях вы начинали бизнес? Какие первые слова ассоциируются с 90-ми?

— Для меня это было очень интересное, хорошее время. Время поиска, время чего-то нового. Одним из самых главных моментов было то, что открыли границы для нас. Я работала до начала бизнеса 18 лет адвокатом и мне ни разу в советское время не удалось поехать заграницу. Наступила такая пора, чтобы поехать заграницу нужно было заработать деньги, значит можно было и нужно было что-то делать. На тот момент я так устала от адвокатской практики, она мне просто надоела, хотя я считалась хорошим адвокатом, и эта работа тоже приносила хорошие деньги. А по стране в 90-е, помню, было такое безденежье, в магазинах ничего не было. Помню эти миллионы рублей.…

— Вспомните тот день, когда вы решили начать предпринимательскую деятельность...

— В какой-то момент я устала ходить по тюрьмам. Этот запах тюрьмы… А потом эти суды… Они не такие как сейчас роскошные, сегодня суды как банки, там так классно, хорошо, интерьер я имею в виду. А раньше был сарай. Мне так надоела эта работа, что я не могла смотреть на своих подзащитных, клиентов. И я поняла, что мне что-то надо делать.

В какой-то момент я устала ходить по тюрьмам. Этот запах тюрьмы… А потом эти суды… Они не такие как сейчас роскошные, сегодня суды как банки, там так классно, хорошо, интерьер я имею в виду. А раньше был сарай. Мне так надоела эта работа, что я не могла смотреть на своих подзащитных, клиентов. И я поняла, что мне что-то надо делать

Мы, адвокаты, всегда вели юридические дела компаний, где-то на полставки. В тот момент как раз образовывались новые министерства. Не хватало юристов, которые могут написать положение о министерстве. Я как юрист работала на полставки в Казанской ГТС. Вела их юридические дела, защищала, на почте работала. Был такой процесс, где я защищала начальника почтамта по 92-й статье, там был оправдательный приговор. И на Казанской ГТС, где заместитель начальника за пять бутылок водки помог установить телефон, его тоже оправдали. И тогда заметил меня начальник Казанской ГТС и сказал: «Закия, я хочу чтобы ты всегда была здесь. Я понял, что такое юрист, адвокат».

Сегодня облигация — завтра телефон

— Как образовалась инвестиционная компания «Элемте»?

— Так получилось, что мы первыми в 1991 году подписали договор Минсвязи России с Минсвязи Татарстана о разграничении полномочий. Проект этого договора написала я. И на основании этого договора потом произошло разделение имущества, таким образом, я стала юристом в Министерстве связи. И тогда мне министр предложил: «Закия, денег нет, бюджет деньги не дает, а нужно как-то развиваться». В это время была принята в стране президентская программа «Российский народный телефон», Ельцин подписал. Я до сих пор это помню. И мне была поставлена задача реализовать эту программу в Татарстане. Можете представить себе? Меня спровадили в Пермь к связистам. В то время была реклама про Мотовилихинский завод. Они выпустили облигации и через них привлекали денежные средства населения. Я поехала туда, а там связисты уже начали реализовывать президентскую программу по телефонизации. Они мне все разложили по полочкам. И на прощание сказали, передайте своему министру, открывайте свою инвестиционную компанию. Я приехала, докладываю министру, он говорит — делай. Я говорю, я же адвокат, я не умею считать деньги, я полный гуманитарий. Но учитывая, что я в свое время была секретарем комсомольской организации и в школе, и в университете, если сказали надо, значит надо. Да, я юрист и мои базовые знания мне помогли. Я сама напечатала устав «Элемте», мы получили лицензию федеральной комиссии на рынке ценных бумаг 25 мая 1995 года. Это считалось днем рождения компании и все 15 лет мы отмечали эту дату.

— Много было инвестиционных компаний на тот момент в стране, были ли у вас конкуренты в Татарстане?

— Конкурентов у нас не было, так как мы работали в сфере связи. Это были облигации телефонного займа. Сегодняшнее поколение даже, наверное, не понимает, что невозможно было в 80—90-е годы установить телефон и он считался роскошью. А для того, чтобы установить телефон, нужны деньги, каждая станция стоит денег. Бюджет не давал ни копейки. Президентская программа позволила привлечь для закупки этих станций и полной телефонизации деньги населения.

Сегодняшнее поколение даже, наверное, не понимает, что невозможно было в 80—90-е годы установить телефон и он считался роскошью. А для того, чтобы установить телефон, нужны деньги, каждая станция стоит денег. Бюджет не давал ни копейки. Президентская программа позволила привлечь для закупки этих станций и полной телефонизации деньги населения

На тот момент на рынке были «Тройка диалог» Варданяна, Татьяна Гнездилова с «Татарским капиталом», но у них была биржа, а у меня были облигации телефонного займа. Этим никто не занимался. Помню, что я должна была написать проспект эмиссии, его нужно было зарегистрировать в Москве в Министерстве финансов. Министром был Вьюгин. Я бы сейчас так никогда не поступила, а тогда… У меня на руках проспект эмиссии и мне нужно получить визу министра. Мне говорят, если вам удастся попасть к министру, он подпишет, и вы сегодня можете завершить все дела. А у меня поезд в 19 часов. Я думаю, как же попасть к нему? Стою возле приемной и вижу он идет. Я его останавливаю и говорю, у меня поезд через 2 часа и я стою жду вас. Мне нужна ваша подпись, все подчиненные ваши уже подписали. Он ошалел, идемте говорит, проходите. В итоге подписал, на поезд я успела.

— Сегодня это было бы возможно сделать или нет?

— Мы привлекли свыше полутора или около двух миллиардов рублей в отрасль связи. Мы выпускали эти облигации, затем, когда мы уже стали работать с московской биржей, я купила там место, мы стали членами биржи. Мы уже выпускали облигации для своих предприятий. Чем старше мы становились, государственные службы, которые должны были регулировать-контролировать, они тоже становились мудрее и старше. А сейчас вообще невозможно это сделать, все регулирует Центробанк. Туда даже позвонить невозможно.

Давайте продавать номер телефона, как это делается во всем мире

— Где черпали знания, вы ведь не в бизнес «купи-продай» пришли?

— Очень правильный вопрос. Такой же вопрос я задала министру связи, я же в жизни никогда не была директором, я не смогу, я не понимаю, что и как. Он сказал — научишься. И действительно, я очень много училась. Много было тренингов, школ, я получила второе дополнительное образование по оценке и аудиту. Посещала семинары по управлению, училась везде, где было можно. Когда я начала «Элемтэ», я поставила себе задачу. Первая цель была заработать деньги. Тем более тогда были коммерческие вузы, у нас с мужем был один ребенок, у супруга был сложный период в это время, завод где он работал, вообще закрыли. Человек с высшим образованием был вынужден подрабатывать в такси. Я считаю, что это был удачный бизнес и потому, что я попала в необходимое русло. Телефоны были нужны всем. И я придумала, давайте продавать номер телефон, как это делается во всем мире. Если ты хочешь установку за 3 дня, пожалуйста, плати деньги. Государственная установка телефона тогда стоила 100 рублей, на за эти деньги вы никогда в жизни бы не дождались ее. У нас были такие цены, установка телефона за 3 дня — миллион рублей, я так хорошо помню эти цифры. За 15 дней другая сумма, месяц — третья сумма, 3 месяца — другая сумма. Были платежи в рассрочку. У нас очереди стояли, народ ломанулся, сначала те, у кого есть деньги. Естественно, тут должен был быть тандем, чтобы мы работали вместе со связистами. Они не подкачали, мы их обучали, у меня было 14 филиалов и во всех были очереди. Мы обучали связистов постоянно, людям нужно было объяснить, почему он, получив бумажку, завтра сможет получить телефон. Слоган был «Сегодня облигация — завтра телефон». Денег было очень много…

У нас очереди стояли, народ ломанулся, сначала те, у кого есть деньги. Естественно, тут должен был быть тандем, чтобы мы работали вместе со связистами. Они не подкачали, мы их обучали, у меня было 14 филиалов и во всех были очереди. Мы обучали связистов постоянно, людям нужно было объяснить, почему он, получив бумажку, завтра сможет получить телефон. Слоган был «Сегодня облигация — завтра телефон». Денег было очень много…

— А вторая цель, ради чего вы пошли в бизнес?

— Увидеть мир. За все эти годы я объездила весь мир. В 90-е первая страна, которую я посетила, была Болгария. А в сам 90-й год, помню, ЦУМ был — ни товаров, ничего не было. Выбросили однажды носки мужские, и я купила целую пачку. Домой принесла, мужу говорю, больше ничего не было. А вообще, я молодец по зарабатыванию денег. Я в 1990 году работала представителем американской компании, они только начали к нам заезжать. Мой брат работал переводчиком в Кабмине, он меня с ними познакомил, и они меня наняли. Задача была такая, я должна была как юрист заключать договоры с российской стороной. Там платили такие деньги!!! Я заработала за короткий срок 1,5 тысячи долларов. Это были деньги не для дома, а для меня. И мы поехали в Турцию. Мы привыкли к пустым полкам, был февраль, и я никогда не забуду, мы купили первым делом клубники. Съесть в феврале клубнику — это было нечто. Воспоминания о Турции… Она была полна этими женщинами-челночницами. С синими мешками, сейчас сериал о них показывают.

Кто из 90-х помнит, что любую награду за денежки можно было купить

— Отговаривали ли вас от предпринимательства родные и близкие, опасались ли они за вас или поддержали во всех начинаниях?

— У меня уже давно нет моего мужа в живых… Я так благодарна ему…

Фото из личного архива З. Шафиковой

Он единственный человек, который меня все время поддерживал. Мы, женщины, всегда сомневаемся, нужен человек, который бы говорил, ты молодец, ты это сделаешь. Основной добытчик денег в семье была я, но я бы не выросла так, если бы не он. Ведь уже в 1998 году я стала «Лучшим менеджером России», и мне вручал награду Путин.

Фото из личного архива З. Шафиковой

Примерно в 99-м ввели номинацию «Лучшая бизнес-вумен» в Татарстане. Тогда вручал награду мне Шаймиев. Наград у меня было много, но запоминаются самые главные. Кто из 90-х, тот помнит, что эти награды были бесплатные, а так любую награду за денежки можно было купить. Я на такие мероприятия особо не ездила, всегда спрашивала: у вас это платно или бесплатно. Поддержкой всегда был муж. Выдающийся американский режиссер Хичкок, когда ему задали вопрос, у тебя такие гениальные фильмы, ты так здорово работаешь, зачем ты это делаешь, ты же можешь уже сейчас не работать, и для чего ты это делаешь? Он говорит, я делаю это для того, чтобы услышать от своих близких «ты молодец».

Я сама по жизни очень честный человек. Поэтому меня и не посадили

— Как складывались отношения с контрольно-надзорными органами?

— У нас же была лицензия на управление активами населения, доверительное управление, годовой оборот компании был 1,5 млрд долларов, клиентские активы свыше 1,5 млрд рублей, через 2-3 года после открытия компании мы входили в семерку крупнейших инвестиционных компаний России. Мы напрямую подчинялись Москве. Был специальный нормативный акт, мелочевка подчинялась Татарстану, а мы Москве. Жесточайший контроль был. У меня была позиция всю жизнь, и меня Бог спас от всяких таких неприятностей. У меня работали честные ребята, управлять активами клиентскими это очень тяжело, но никто никогда не украл ничьих денег. Я сама по жизни очень честный человек. Поэтому меня и не посадили. Никогда в жизни я не обналичивала. Поверьте мне, столько денег прошло через «Элемте»!

У меня работали честные ребята, управлять активами клиентскими это очень тяжело, но никто никогда не украл ничьих денег. Я сама по жизни очень честный человек. Поэтому меня и не посадили. Никогда в жизни я не обналичивала. Поверьте мне, столько денег прошло через «Элемте»!

Когда я баллотировалась в депутаты Госсовета, я посчитала, сколько в бюджеты всех уровней мы отдали. 220 млн рублей! И когда началась история, из-за которой компании-то и не стало… Начались уголовные дела, проверки, я на самом деле благодарна судьбе, меня спасло только то, что компания была очень чистая и прозрачная. И это признали и следователи по особо важным делам Генпрокуратуры. Они мне в лицо говорили, что никогда такой прозрачной и чистой бухгалтерии не видели. Когда ко мне обращались, где хранить деньги — в банке или инвестиционной компании, конечно, в инвестиционной компании. Потому что там раздельное хранение, деньги клиентов хранятся на отдельных счетах, деньги хозяйствующего субъекта на других. И когда у нас уже компанию банкротили, это был 2010 год, ни один клиент не пострадал, потому что его активы хранились на других счетах. Но этого не знали наши арбитражные управляющие, им же нужно было получать зарплату, и они залезли в клиентские деньги. Я как увидела, точнее бухгалтерия увидела, это красным прошло, я подняла хай-вай. Это клиентские деньги, вы должны отдать. Тут же написала заявление в правоохранительные органы, они эти деньги вернули. Деньги хранить нужно в проверенных инвестиционных компаниях, но, к сожалению, их сейчас мало совсем.

Мою компанию очень хотели купить те, кто тогда был у руля. Я сказала им — нет

— Что стало причиной краха первой компании «Элемте», на ваш взгляд? Какие ошибки привели к этому?

— Отсутствия опыта, опыта проживания в то время. Только за это время у нас было несколько кризисов, политический и экономический кризис России, а не отдельно взятой компании. 1998 год, первый раз, черный вторник. Этот год мы выдержали хорошо, потому что у меня были облигации. Народ повалил у меня за этими телефонами. Решили, как можно быстрее, вложить свои деньги. Самый жесткий кризис у нас был в 2008 году. Когда акции «Газпрома», мы уже работали на бирже, мы взяли бумаги по 350 рублей, это июнь 2008 года. В октябре — ноябре они стали 70 рублей. Вот и убыток, причем за 3-4 месяца. Паника была такая… А на срочном рынке у меня мальчишки потеряли за 1 минуту 15 миллионов. Это так страшно, столько лет прошло, а я помню. Это прошло бурей-ураганом по инвестиционному рынку. Я так думаю, что падению компании способствовала и вот эта политическая ситуация в стране.

— Эксперты одной из причин называют незрелость фондового рынка в стране? Это тоже было причиной?

— Да его, фондового рынка, и сейчас нет. Мои друзья спрашивают, куда вложить деньги? Говорю, только не в фондовый рынок. Хотите сохранить капитал — ищите хороший банк, только депозит. На фондовом рынке у нас нет профессионалов, хотя столько лет прошло. Ну кто? Когда я была в Америке, это был по-моему 1998 год, мы выводили акции Казанской ГТС на Нью-Йоркскую биржу. Потанин и Йордан (руководитель НТВ телеканала) там были — мы с ними тусовались. Я стала интересоваться, как вы пришли туда? Оказывается, они после окончания МГИМО работали трейдерами на бирже от России. У нас рынка не было, у нас биржи не было, но тем не менее сама Россия через своих специалистов была представлена на бирже. Они прекрасно знали, что покупать тогда.

Я помню и приватизацию 90-х годов, когда нам вручали просто акции «Газпрома», а мы их меняли на порошки, потому что не было порошка в стране. А Йордан и Потанин уже тогда работали трейдерами на международной бирже, на Нью-Йоркской, Лондонской. Вот они и стали олигархами. Сегодня меня спрашивают, есть ли профессионалы на этом рынке? Нет. Чтобы стать профессионалами на бирже, нужно чтобы лет триста прошло.

— Была ли ваша личная ошибка, сыгравшая роль в крахе компании?

— Вырежете вы это или нет, но я скажу. Мою компанию очень хотели купить. Но дешево. Хотели купить те, кто тогда был у руля. Я сказала им — нет. В цене не сошлись. У меня негосударственный пенсионный фонд, ПИФы, страховая компания были. Продавай, говорят, задешево. Я девушка не из татарского народа, хоть и татарка. Я сказала, нет. Началась информационная война. И я благодарна судьбе, что она, как бумеранг. Те, кто хотел купить «Элемте», — они наказаны. Они сегодня под арестом. И я рада этому.

И я благодарна судьбе, что она, как бумеранг. Те, кто хотел купить «Элемте», — они наказаны. Они сегодня под арестом. И я рада этому.

Зарплата перед пенсией 500 тысяч рублей, а пенсия 9 тысяч 800 рублей

— Почему потом вновь вы открыли «Элемте», только ООО инвестиционная компания? И название дали прежнее, почему?

— Я тоже себе этот вопрос задаю. Я, наверное, опять хотела себе доказать, смогу ли я без поддержки министра и т. д., снова сделать такую же компанию. Многие говорили, что я аффилирована с отраслью связи… Назвала также, потому что знала, что «Элемте» раскрученный бренд. Кстати, сначала был у меня американский фондовый рынок, но поскольку я убедилась, что они гонят деньги на Кипр, я сказала — нет. Я также поняла, что не смогу работать в чьем-то подчинении. За полтора года работы я привлекла те же 1,5 млрд рублей активов. Я сама себе сказала, я — молодец.

Фото из личного архива З. Шафиковой

Посмотрев на Веронику Кастро в Казани, я себе дала слово, что Шаймиев будет вручать премию и мне

— Появились ли еще бизнесы в вашей жизни?

— Когда мне исполнилось 55 лет и я вышла на пенсию, у меня, я честно скажу, зарплата была перед пенсией 500 тысяч рублей в месяц. А пенсия у меня 9 тысяч 800 рублей.

— Хорошо хоть в 55 лет смогли выйти на пенсию...

Мне сейчас 63 года и у меня не было ни дня, чтобы я не работала. Я сейчас честно признаюсь, почему я открыла «Элемте». Помните, был сериал «Богатые тоже плачут» с Вероникой Кастро? Это был 1992—1993 годы. Я дома, у нас с мужем хрущевка. Эта Вероника Кастро приезжает потом к нам сюда в Казань. И показывают, как руководство «Мелиты» и президент Шаймиев вручают ей шубку. Я подумала, что вот эта женщина сделала, чтобы ей такие люди шубу подарили. Посмотрев это, я себе дала слово, что через несколько лет Шаймиев тоже на нашей татарстанской сцене будет вручать мне премию.

Эта Вероника Кастро приезжает потом к нам сюда в Казань. И показывают, как руководство «Мелиты» и президент Шаймиев вручают ей шубку. Я подумала, что вот эта женщина сделала, чтобы ей такие люди шубу подарили. Посмотрев это, я себе дала слово, что через несколько лет Шаймиев тоже на нашей татарстанской сцене будет вручать мне премию.

У меня тогда даже компании не было. А сегодня я продаю итальянскую химию — профессиональные моющие средства. Мне нравится это дело, я поняла, что женщина не должна заниматься инвестициями.

Тебя предавали в твоем бизнесе? И кто предавал…

— Пять ключевых или роковых событий, людей, которые либо положительно, либо отрицательно повлияли на развитие бизнеса в стране?

— Приход Ельцина. Наши Шаймиев и Минниханов. Что я больше всего ценю в мужчинах, это остроумие. Эти двое такие остроумные и такие умные. А еще это мое поколение предпринимателей, мы все очень хотели работать и заработать деньги.

— И вы двигали бизнес?

— Да. Когда нас, лучших менеджеров России, собирали, мне дали слово, как раз только Путин стал президентом страны, и я сказала, что здесь собрались люди, для которых главным является Россия. И мы все это делаем не только для того, чтобы путешествовать, мы делаем это все для общего развития страны. Я россиянка, до мозга костей. Я никогда не уеду заграницу, у меня была история, что был дом в Америке. Но я не могу так.

— С высоты тридцатилетия бизнеса. Начали ли бы вы предпринимательскую деятельность снова, если бы можно было вернуться в прошлое?

— Конечно.

— Пять слов, которые наиболее ярко характеризуют 90-е?

— Это было время счастья, наверное.…

— На какой вопрос про ваш бизнес из 90-х вы никогда не станете отвечать?

— Тебя предавали в твоем бизнесе? И кто предавал.…

Полная версия интервью в видеопроекте «Рожденные в 90-х»

Светлана Спирина
БизнесКейсОбществоИсторияИнвестицииЭкономика Татарстан
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 21 сен
    Я был вкладчиком их ПИФа. Они очень недобросовестно работали. Обманывали людей, рисовали отчеты.
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Вероника Кастро из сериала" Богатые тоже плачут" никогда не приезжала в Казань .Приезжала Виктория РУффо из сериала "Просто Мария".
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Точно, Мария! И Хосе, ее киношный "сын"!
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Ну не судите строго автора - эти мыльные латинос-сериалы так похожи одни на другие, что легко спутать Изауру и просто-Марию, Сиси и Милагрос и прочих...
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Сказочница неимоверная!!!
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Про свою кристальную честность она явно лукавит.
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    Это уж точно
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Лазурные небеса очень долго из банкроства выходили как раз из-за элемте.
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Очень непорядочная фирма , столько людей кинули
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Помню ее такой, как на фото, на заре инвестиционного рынка начинали. Прекрасные были времена.
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Непростой бизнес был, он и сейчас сложный-то
    Ответить
    Анонимно 21 сен
    А разве есть легкий бизнес?
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Мне кажется, что она сказки очень любит рассказывать
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    9800 - хорошо еще, у меня мама 8 получает
    Ответить
  • Анонимно 21 сен
    Респект!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров