Новости раздела

«Жили по-деревенски, а хочется полегче»: какие квартиры получают ветераны

Как татарстанский рынок жилья благодаря ветеранской программе получил больше 6 тысяч квартир

«Жили по-деревенски, а хочется полегче»: какие квартиры получают ветераны Фото: Юлия Косолапкина

За 13 лет существования программы предоставления жилья ветеранам и участникам Великой Отечественной войны с помощью Госжилфонда РТ квартиры получили более 6 тысяч человек. В этом году к ним присоединятся еще шесть ветеранов в Арском районе, Казани и Набережных Челнах. Корреспондент «Реального времени» побывал в гостях у тех, кто уже получил жилье по ветеранской программе.

Больше двух лет жила на съемной квартире

В двухкомнатную квартиру в поселке Бирюли Высокогорского района Ханифя Габдулбариева въехала только в 2016 году, почти перед самым Новым годом. Она получила жилье как вдова ветерана и инвалида Великой Отечественной, ее муж умер еще в 1990 году. До этого ей пришлось пожить в съемном жилье и в доме с внуками, откуда ее практически выгнал муж младшей дочери. А в молодости жилищные условия у Ханифи Гафиятовны были еще хуже.

— Родилась я в Татарии в 1928 году. Родителей раскулачили, всех сослали в Красноярский край, в тайгу. Там и жили. В войну работала в колхозе — всех мужчин забрали, даже 16-летних парней. После войны еще пять лет были проблемы с урожаем, — вспоминает Ханифя Габдулбариева.

Муж вернулся с войны инвалидом. В 1950 году бросили дома в Красноярском крае и поехали в Кемеровскую область строителями. «Шпалы таскали, траншеи копали. В 1958 году работала на стройке электростанции», — рассказывает вдова ветерана.

В семье было три дочери, младшая училась в Казани, здесь же вышла замуж. С ее семьей жила Ханифя Гафиятовна после смерти мужа.

1/13
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина

— Был момент, когда зять их бросил, а через какое-то время дочь умерла, и я жила с внуками, они уже большие были. А потом опять вернулся муж дочери. Он меня и до этого обижал, как я теперь могла с ними жить? Я ему и не нужна, — спокойно рассказывает 89-летняя женщина.

Так она ушла сначала на съемную квартиру, где жила больше двух лет («то воды нет, то батареи холодные»), потом обратилась в сельсовет, чтобы получить собственное жилье. Вдова ветерана вспоминает — записали в очередь, ждать пришлось долго, около 7 лет. А потом предложили двухкомнатную квартиру в Бирюлях. Обычно участникам войны и тем, кто может принять участие в программе, предоставляют однокомнатное жилье. Можно и больше, но тогда за дополнительные квадратные метры нужно доплачивать. Ханифя Габдулбариева и взяла бы однокомнатную квартиру, но таких уже не было, все разобрали, а двухкомнатные остались. Так и согласилась на нее пенсионерка, получив «в нагрузку» ежемесячную выплату в 7 тысяч рублей из своего кармана.

Квартиру ей передали полностью отделанной, нужно было только обставиться. Две комнаты Ханифы Гафиятовны почти пустуют, мебели, как и других вещей, по минимуму, несколько картин в рамках и те стоят на полу, а не висят на стенах. От предложенной помощи женщина категорически отказалась, добавив, что денег у нее нет — видимо, полагая, что придется заплатить.

Все родственники живут далеко, в Сибири, иногда приезжает племянница. Внуки с высокогорской пропиской уже взрослые и живут самостоятельно.

— Сейчас все хорошо. Магазины рядом. Только вот, чтобы лечиться, надо ехать в Высокую Гору. Но я и не хожу лечиться, — говорит пенсионерка.

1/13
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина
  • Юлия Косолапкина

Из деревенского дома без удобств — в квартиру

История труженицы тыла, вдовы ветерана Великой Отечественной войны Ирины Чеховой из Зеленодольска, отличается уже тем, что она живет не одна, а вместе с дочерью и зятем. Семья из трех человек в 2016 году разместилась в однокомнатной квартире на 34,8 «квадрата» — зато никаких доплат. Вдова ветерана, которой полагалось жилье, полностью уложилась в предлагаемую субсидию.

— Квартира очень нравится. Дочь ухаживает за ней хорошо, она тут хозяйка. Я до этого жила в селе Гари Зеленодольского района. Жили по-деревенски — туалет на улице, воды не было. Тяжело так жить, хочется полегче, — говорит Ирина Александровна.

В деревянном доме она жила вместе с мужем. В 1986 году он умер, с тех пор вела хозяйство одна, но дети, а их четверо, приходили помогать, позже и внук с женой подселились. «За мной всегда ухаживают, никогда одна не была», — торопится сказать Ирина Чехова. Семья у нее действительно большая — четверо детей, девять внуков, шесть правнуков, два праправнука и еще два на подходе.

— Сама я работник тыла, работала на заводе имени Серго. Поставили в третьем цеху сразу на два станка. Как-то работали ночью, утром увидели, что на одном из них другая работница наделала брака. Так проверяющий взял гильзу и кинул в меня, попал. Я сразу плакать, что взять — девчонка, 16 лет. Пришла домой — плачу, на работу тоже со слезами иду. Несколько лет мучилась бессонницей, так и работала, — рассказывает о себе Ирина Чехова.

Гузель Рахматуллина прокомментировала, что программа предоставления жилья участникам войны действует с 2005 года. За это время с помощью фонда квартиры получили 6080 ветеранов и участников войны

Шесть тысяч квартир

Руководитель группы информационной политики ГЖФ при президенте РТ Гузель Рахматуллина прокомментировала, что программа предоставления жилья участникам Великой Отечественной действует с 2005 года. За это время с помощью фонда квартиры получили 6080 ветеранов и участников войны. Министерство труда, занятости и социальной защиты РТ выделяет субсидию на приобретение жилья, в 2018 году она составляет 1 млн 345 тыс. 608 рублей. Норматив общей площади составляет 36 квадратных метров, кроме того, ГЖФ предоставляет дополнительные 3 квадратных метра. При желании участники программы могут улучшить жилищные условия и без участия Госжилфонда, используя субсидию для покупки квартиры на вторичном рынке.

Напомним, «Реальное время» писало о праздничных мероприятиях в честь Дня Победы в Казани. Так, 24 апреля стартовала акция «Георгиевская ленточка», а основные мероприятия пройдут, разумеется, 9 мая. На деловом понедельнике в мэрии города, кроме того, сообщили, что в этом году к празднику в республике отремонтируют 23 квартиры ветеранов.

Юлия Косолапкина, фото автора
ОбществоНедвижимость Татарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 27 апр
    Героические бабушки.
    Здоровья, мира и благополучия.
    Ответить
    Анонимно 27 апр
    И долгих лет жизни!
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Надо давать благоустроенное жилье по социальному найму,что бы не доставалось паразитирующим родственникам.Не справедливо получается по отношению к тем у кого родители погибли на фронте.Кто бедствовал после войны,а кто то с отцами рос в достатке .Знал одного участника который всю жизнь прожил в кооперативной небольшой квартире,и слышал о другом который ещё в совет. и поздние времена делал детям квартиры ,вставал на прописку к ним в разные районы.
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Спасибо нашим ветеранам за нашу мирную жизнь
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Бабушки привыкли жить в деревне, на свежем воздухе. Главное им хороший дом бы подарить, а не квартиру
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Сколько лет уже окончанию ужасной войны, а до сих пор никак не могут отблагодарить наших ветиранов
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Вот они! Примеры для молодежи
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Посмотрела фотографии первой подборки. Бабушка такая- прям вот татарская, с распущенным платки, красавица! Ттт. Здоровья и долголетия всем ветеранам
    Ответить
  • Анонимно 27 апр
    Все это - пустая трата денег налогоплательщиков. Деревеньским давали квартиры в городах и райцентрах, но им там не понравился и они переехали на свои прежние дома в деревнях.
    Сейчас надо сделать ревизию, сколько живет самих ветеранов в этих ветеранских джомах, - их не более 20 %-в. Там живут в основном их внуки, или эти дома и квартиры продавали другим их дети и внуки. Очень много таких случаев, когда ветеран получает свою квартиру и потом как-то вдруг уходит в мир иной. Странные смерти. Не болели, не на что не жаловались, а вот новые квартиры получали да вдруг померли.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии