Новости раздела

На улице Сенной: как на смену «углу неверия» и татарскому Сити пришла Парижская Коммуна

На днях президенту Татарстана Рустаму Минниханову, осматривавшему исторический центр Казани, предложили вернуть прежнее название улицы Парижской Коммуны Сенная. В связи с такой инициативой историк Радик Салихов специально для «Реального времени» подготовил колонку об этой улице. Наш колумнист провел не только исторический разрез, но и упомянул известных жителей этой части города, внесших заметный вклад в развитие татарского народа.

Новый план, новые улицы

Современная улица Парижской Коммуны, находящаяся в самом сердце Старотатарской слободы города Казани, имеет древнюю и очень яркую историю. Она располагается в той части казанского Забулачья, где, по предположениям ученых, в период ханства существовала летописная Кураишева слобода с Отучевой мечетью. Во всяком случае, на месте кварталов, прилегающих к Булаку, в то время было большое мусульманское кладбище, густо заросшее деревьями и кустарниками. Ш. Марджани писал, что именно в этой кладбищенской роще прятался Шах Али вместе со своими воинами после одной из неудачных попыток штурма города в 1552 году. Судя по картографическому материалу, дорегулярная застройка в этом районе с узкими извилистыми улицами и тупиками, а также древний зират, сохранялись вплоть до второй половины XVIII века.

Собственно, та улица Парижской Коммуны, которую мы привыкли видеть, начала формироваться в конце XVIII столетия одновременно с городской рыночной площадью, где открыли свое торговлю конный и сенной базары. Впоследствии, этот рынок превратился в крупный коммерческий центр губернского масштаба, отличавшийся ярко выраженной восточной спецификой. Уже в начале XIX века здесь сбывали самую разнообразную продукцию сотни предпринимателей как купцов Казани, так и крестьян из близлежащих уездов. За базаром прочно закрепилось название, связанное с его первоначальной специализацией, а именно торговлей сеном. Поэтому само торжище и площадь, входящая в его комплекс, стали именоваться Сенными.

Само торжище и площадь, входящая в его комплекс, стали именоваться Сенными. Фото history-kazan.ru

Принятие и реализация регулярного городского плана способствовали появлению в XIX веке новых кварталов Старотатарской слободы. Западная окраина Сенной площади активно заселялась русским купечеством, строившим в границах современных улиц Столбова, Г. Камала и Московской жилые особняки и торговые лавки.

В свою очередь, восточная и южная границы этой территории осваивались татарским населением, издавна жившим в Забулачье и в махалле первой соборной мечети на Захарьевской улице. Уже в конце XVIII века на южной окраине слободы появилось несколько кварталов в границах современных улиц Парижской Коммуны, Тукая и Нариманова, жители которых при помощи фабриканта Мусы Мамяша ас-Сардави в 1798 году построили каменную мечеть (Тукая, 40). Она стала пятой по счету в городе, объединив мусульман, проживавших и трудившихся в районе Сенного базара и Сенной площади.

Как «угол неверных» стал духовным центром

Таким образом улица, шедшая через рынок от Булака к новой мечети, тоже стала именоваться Сенной или еще как ее иногда называли Поперечно-Сенной. Показательно, что, по большому счету, в интернациональном районе Сенного базара именно Сенная улица практически полностью была заселена татарами. Отсюда и ее второе название, нередко встречающееся в документах, Татарская улица.

Безусловно, первую скрипку здесь играли крупные мусульманские предприниматели: Китаевы, Апанаевы, Юнусовы, державшие десятки лавок на рынке и пользовавшиеся среди торговцев огромным влиянием. В первой половине XIX века в связи с бурным развитием капитализма и ростом национального предпринимательства Сенной базар становится важнейшим очагом татарской торговли в регионе.

У нее было несколько названий: «Мечеть Сенного базара», «Седьмая соборная», «Юнусовская». Фото prokazan.ru

Богатые толстосумы, оборотистые крестьяне, вездесущие лоточники и старьевщики все день напролет с азартом занимались куплей-продажей. При этом забывали исполнить предписанные молитвы, а чаще просто жалели драгоценное время, чтобы идти в отдаленную мечеть. Поэтому богобоязненные жители Старотатарской слободы называли наиболее бойкое место Сенного базара «углом неверных» («көфер почмагы»).

Глава Татарской ратуши Казани, крупный владелец недвижимости на Сенном базаре, купец 1-й гильдии Губайдулла Юнусов решил исправить ситуацию и построить на Сенной улице каменную мечеть. Вот как писал об этом внук купца Габделькарим Юнусов, зафиксировавший интересные семейные предания. «Отец мой рассказывал о нем. Вышел как-то Габидулла на базар. Время намаза. Видит, народ поглощен торговлей, разговорами, на молитву не обращает внимания. «Как мне уговорить этих горожан читать молитвы?» — забеспокоился Габидулла. После этого он купил участок для базарной мечети. «Если каждый сдержит свое слово быть правоверным, построю мечеть на этой площади», — поклялся он».

Несмотря на то, что сам благотворитель умер, его дело завершили сыновья Ибрагим и Исхак Юнусовы. В 1844—1846 годы они возвели по проекту архитектора А.К. Ломана каменную мечеть с корпусом торговых лавок (ныне ул. Московская, 74, Парижской Коммуны, 15). У нее было несколько названий: «Мечеть Сенного базара», «Седьмая соборная», «Юнусовская». Она стала главным религиозным центром для торговцев на Сенной площади, а пятая соборная мечеть превратилась в общинный храм для многочисленных домовладельцев-мусульман, живших на Тихвинской (Тукая), Большой Мещанской (Нариманова), Сенной и Евангелистовской (Татарстан) улицах. В конце XIX столетия ее называли Галеевской в честь попечителя, купца М.И. Галеева — отца выдающегося религиозного деятеля Галимзяна Баруди.

Она находилась в самом центре деловой жизни, но и в то же время прятала за высокими заборами семейную жизнь богатейших казанских купцов и знаменитых имамов. Фото oldsamara.samgtu.ru

Предприниматели, богословы, литераторы

В этом смысле историю улицы Парижской Коммуны можно назвать уникальной. Она находилась в самом центре деловой жизни, но и в то же время прятала за высокими заборами семейную жизнь богатейших казанских купцов и знаменитых имамов. На Сенной улице зазывали витринами общественные корпуса Сенного базара (Парижской Коммуны, 8), в гостинице «Караван-Сарай» жил выдающийся писатель Гаяз Исхаки, издавал газету «Азат халык» драматург Галиаскар Камал (Парижской коммуны, 9. Дом снесен), принимала посетителей Татарская ратуша (Парижской Коммуны, 13). Здесь впервые в татарской части города появились магазины предпринимателей Утягановых и книготорговцев братьев Каримовых, построенные в стиле европейских универмагов (Парижской Коммуны, 15, 20).

Большие прибыли получали коммерсанты, специализировавшиеся на торговле чаем, сахаром и бакалеей. Более миллиона рублей ежегодного оборота имели торговые дома «Наследники Ибрагима Арсланова и Бадретдина Хисамутдинова», «Валиулла Ибрагимов с братом», фирма Исмагила Утямышева.

На Сенной улице большую часть своей жизни в небольшом деревянном особняке прожил имам, педагог и муфтий Галимджан Баруди. В том же квартале, по соседству, в доме муэдзина пятой соборной мечети Абдулбадига Хусаинова писал свои книги и ставил эксперименты выдающийся просветитель-энциклопедист Каюм Насыри.

Сами татары вряд ли пользовались официальным названием улицы. Для них она была махаллей Сенного базара («Печән базары мәхәлләсе») или переулком Суеровых («Суерлар тыкрыгы») по фамилии известных коммерсантов, проживавших рядом с мечетью. Улица прочно ассоциировалась у казанцев с Сенным базаром, который, как писал Джамал Валиди, был «живой сценой национальной жизни». Классики литературы Габдулла Тукай, Гаяз Исхаки, Фатих Амирхан и другие постоянно обращались к образам загадочного восточного базара на Сенной площади как к замечательным символам татарской Казани.

На Сенной улице большую часть своей жизни в небольшом деревянном особняке прожил имам, педагог и муфтий Галимджан Баруди. Фото Олега Тихонова

В 1938 году улица получила название Парижской Коммуны. К тому времени уже не действовали обе исторические мечети этого района, исчез веселый и богатый рынок на площади, прежние жители махалли были изгнаны как неблагонадежные элементы, а их дома национализированы. Так перечеркивалась вековая история слободы.

Процесс переименования улиц, тем более в центре большого города, всегда является сложным, болезненным, несущим определенную идеологическую нагрузку. Необходимо учитывать множество факторов, в том числе и мнение местных жителей. В нашем случае не следует забывать об особых культурных связях Казани и Парижа, о развивающихся российско-французских отношениях. Такое переименование, если оно состоится, должно быть обязательно компенсировано в другом топонимическом объекте города.

Мы должны также понимать, что множество казанских улиц с советской семантикой для нескольких поколений горожан давно стали привычными памятниками историко-культурного ландшафта столицы Татарстана. В их числе: улицы Баумана, Восстания, Красная Позиция и другие.

Однако, сегодня, в условиях масштабной реконструкции исторического центра Казани, превращения его в музейно-туристическое пространство, возвращение в какой-либо форме таких исторических топонимов, как «Печән базары» или «Сенная улица» представляется справедливым и закономерным предложением.

Радик Салихов
Справка

Радик Римович Салихов — историк, заместитель директора по научной работе Института истории им. Ш. Марджани.

  • Родился в 1965 году.
  • Доктор исторических наук, заведующий отделом новой и новейшей истории Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, лауреат Государственной премии в области науки и техники Республики Татарстан за 2008 год, академик АН РТ (2016).
  • Салихов внес значительный вклад в изучение памятников духовной и материальной культуры татарского народа, социальной структуры татарского общества второй половины XIX — начала XX века, влияния джадидистских преобразований на мусульманскую общину, проблем формирования национального торгово-промышленного класса, экономической истории региона, а также исторической и современной территориальной геральдики, региональной истории Татарстана.
  • Под его научным руководством и при консультировании было защищено восемь диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Он является автором восьми монографий, более 80 научных статей.
  • С 2002 по 2006 годы выполнял обязанности ответственного секретаря, а с 2006 года — заместителя председателя Геральдического совета при президенте РТ.

ОбществоИстория
комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 23 янв
    Если бы в 1918 году обманутая татарская беднота не поддержала бы международных террористов Ленина и Троцкого, то и мечети Старо-Татарской слободы не были бы разрушены.

    Аналогично и с русской беднотой - не пришлось бы ныне восстанавливать Казанский собор...
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    Коротко и ясно, и своё мнение высказал. Рахмэт, Радик Римович.
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    Как он вовремя реагирует и пишет такие статьи
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    Спасибо за статью, очень интересно, хорошо бы еще план прикладывать к таким текстам, и ранних времен, и девятнадцатого века, и нынешний:)
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Это было бы очень хорошо - наглядно и информативно.

    А на планах красным цветом выделять снесенные Памятники истории, культуры и архитектуры.
    Зеленым цветом - Памятники спасенные.
    А синим - находящиеся в запущенном состоянии.
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Не согласен! Желтым - снесенные, красным - спасенные, черным все другие.
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    На первой фотографии номера "Булгар" надо закрасить красным цветом.

    Дом, к котором жил и творил Г.Тукай, уже не существует - снесен лет 5 назад.
    На его месте стоит посредственный новодел для проживания современных татарских поэтов.

    Некоторые другие снесённые дома указаны в авторским тексте.
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    Радик Римович про Баруди здесь хорошо писал, недавно про Марджани. Теперь про Сенную. Настоящий историк, затрагивающий актуальные вопросы. Спасибо!
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Да, написано хорошо - интересно и познавательно.
    Спасибо.

    Но "актуальными вопросами" является не переименование улиц, а сохранение Памятников культуры, истории и архитектуры Казани, в том числе и в Старо-Татарской слободе.
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    "Сохранением памятников" должны заниматься минкульт, правительство, обращаясь к историкам, архитекторам и др. специалистам.
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Всё правильно - автор как раз и является представителем всех Вами перечисленных организаций.

    С сайта Института истории им. Марджани:

    "...член научно-методического совета Управления архитектуры и градостроительства г.Казани, член комиссии по монументальному искусству Министерства культуры РТ.

    Член научно-методического совета Министерства культуры РТ по сохранению историко-культурного наследия, комиссий по монументальному искусству и мемориальным доскам Министерства культуры РТ...
    ...
    Основные научные труды

    1. Республика Татарстан: памятники истории и культуры. Каталог – справочник. – Казань: Изд-во «Эйдос», 1993. – 456 с. (Коллектив авторов).

    2. Республика Татарстан: памятники истории и культуры татарского народа. (Конец XVIII – начало ХХ веков.). – Казань: Изд-во «Фест», 1995. – 280 с. (в соавторстве с Хайрутдиновым Р.Р.).".

    Это не в "пику" уважаемому автору - дело спасения Памятников общее дело.
    Но возможности у всех разные.
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    именно что советы. чисто консультативная функция. решения все равно не историки принимают, а чиновники, исходя из своих интересов, средств и иных факторов
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Заместитель директора Института истории им.Марджани не такая уж и маленькая чиновничья должность.

    Чиновничья - в самом хорошем смысле этого слова.

    Руководить большой организацией, да ещё научной - требуется талант и много сил.
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Старые названия улиц это тоже исторические памятники, Многие молодые уже не знают Парижскую коммуну, а француз-турист спросит: что. татары участвовали во взятии Бастилии? И ему будут говорить о исторических связях с Парижем. Он все же будет допытываться: ладно, но почему тогда не Парижская, а Парижской коммуны,там все-таки были татары? Или тут жили сосланные коммунары? Обычно человек "пляшет" от первой информации, от названия улицы:"А, какая та Парижская коммуна". Всё, на этом интерес кончается.И только дотошный спросит, а почему на Парижской коммуне мечеть и такие дома.И ему ответят, тут сеном торговали. И он опять спросит, а потом сюда приехали коммунары и вот потому так называется эта улица?
    Кто-то напишет, вот нагородил. А может и нет.
    Название улицы Паркоммуны это отражение интернационализма 20-30 годов века прошлого. Если дорог призыв:" Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", то надо сад Кирова называть сквер Парижской коммуны, и будет понятно, почему трое здоровых мужчин держат на своих плеча земной шар.
    Эта улица короткая (не как бывшая Эсперанто). Там один жилой дом, не так уж много жителей, которым придется в паспортах поменять регистрацию. И организаций не много.









    э
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Заглавная фотография, скорее всего, сделана с колокольни церкви,стоявшей на месте т.н."дома Татваленки" ( первый дом по ул.Марджани напротив театра Камала). Интересно, кто были прихожане этой церкви в окружении мечетей.











    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Так автор вроде ничего не навязывает. Но высказывает сомнения.
    А по поводу ваших сомнений.Никто ничего сейчас спрашивать не будет. Никто не будет докапываться до давнего исторического смысла. Не те времена. Звучание слова Париж будет главным в восприятии.
    Вот сквер им.Кирова можно переименовать в Пчэн базары, потому что он разбит именно на месте базара.
    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    да, связь с Парижем, конечно, ключевая вещь :)
    Ответить
    Анонимно 23 янв
    Наверное имелся ввиду Сабантуй, проведенный в прошлом году перед Эйфелевой башней, поездки мэров Казани и Парижа в гости к друг другу, частых посещениях Генерального директора ЮНЕСКО Казани и др.

    Всё это действительно позволяет говорить "об особых культурных связях Казани и Парижа".
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/history/87397-istoriya-ulica-parizhskoy-kommuny-sennaya-v-kazani

    Ответить
  • Анонимно 23 янв
    "...множество казанских улиц с советской семантикой для нескольких поколений горожан давно стали привычными памятниками историко-культурного ландшафта столицы Татарстана. В их числе: улицы Баумана...".
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/history/87397-istoriya-ulica-parizhskoy-kommuny-sennaya-v-kazani

    Извините, но Н.Бауман был террористом мирового масштаба, он боевик и организатор массовых беспорядков.

    Из Википедии:

    "В день убийства Бауман с соратниками по Московскому комитету РСДРП собирался повести группу протестующих к зданию губернской Таганской тюрьмы под лозунгом «Разрушим русскую Бастилию!».

    Боевик Н.Бауман был вооружен в этот момент револьвером.
    И если бы не его гибель, то организованные им массовые беспорядки и попытки штурмом взять Таганскую тюрьму могли бы привести к массовым жертвам, как среди боевиков, так и среди мирного населения.

    Не место имени террориста и боевика на карте Казани.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии