Новости

23:58 МСК
Все новости

История чаеторговли в России: уступившая лидерство Казань, объявление Аплаксиных и реклама от Чехова

Историческое товароведение: чай. Выпуск 1

История чаеторговли в России: уступившая лидерство Казань, объявление Аплаксиных и реклама от Чехова Фото: Коровин К.А. За чайным столом

Казанский краевед и наш колумнист Лев Жаржевский продолжает «чайную» тему на страницах «Реального времени». В сегодняшней авторской колонке, написанной для нашей интернет-газеты, он переходит от «чайного короля» Молоткова к рекламе продукции Аплаксиных и приводит короткий рассказ Чехова, наводящий на определенные мысли.

Забытые «новые» слова

Говоря словами из «Мистера Икса», «время идет, забывать о том нельзя...» Ушли в мир иной те, для которых слова «ландо», «купчая крепость», «лянсин»,«кубовая комната» были обиходными. Ушли и те, кто без пояснений знал, что такое «картбюро». Немногие помнят о плате за обучение в 8—10 классах, об изделиях ТэЖэ, о крепдешине и о «жулике» как электрическом девайсе. Легендами окутаны так называемые микояновские (они же московские) котлеты и якобы совершенно необыкновенная советская докторская колбаса, о которых чуть ли не с придыханием пишут крутые знатоки советского быта лет 25 от роду.

Товароведение — слово скучное, но дисциплина эта полезная и необходимая. А уж когда открываешь старинные и просто старые пособия по товароведению, каталоги и прейскуранты торговых и промышленных заведений, стандарты и другие нормативные документы давних лет, то просто дух захватывает от интереса.

К сведениям, почерпнутым из печатных источников, хочется прибавить и сведения, полученные за прожитые, уже немалые, годы, привести эти сведения хотя бы в приблизительный порядок и поделиться ими с читателями. Ну что ж, начнем с чая.

Первую чайную заметку я решил написать в соавторстве с А.П. Чеховым. При просмотре старого популярного иллюстрированного еженедельника «Нива» мне попалась реклама чайной фирмы Аплаксина, полный скан которой и его фрагмент я предлагаю читателям. Не слишком полагаясь на качество воспроизведения, верхнюю часть рекламы я привожу в виде текста.

Как Аплаксины рекламировали кяхтинские чаи

Объявление о свежих первосортных кяхтинских чаях, поступивших в склад с 1 августа 1889 года, торгового дома Ф. и Н. Аплаксины, в Москве, на Мясницкой, бл. Красных ворот, собств. дом, бывш. И. Кумберг.

В наше время всевозможных фальсификаций, и в особенности теперь, после знаменитого процесса известных московских чаеторговцев, вопрос о приобретении хорошего, неподдельного чая составляет один из существеннейших вопросов каждой семьи и каждого хозяйства. Если житель столицы может располагать услугами больших магазинов и выбирать себе ту или иную фирму, то иногородний потребитель чая, наоборот, должен довольствоваться мелкими местными продавцами, редко торгующими чаями высокого качества. Ввиду этого является необходимость выписывать чай из больших торговых центров, от более или менее известных и солидных торговых фирм.

Продавать все чаи исключительно кяхтинские, 1-го весеннего сбора, без всяких посторонних примесей, по крайне умеренным ценам, на выгодных условиях для гг. покупателей при безукоризненно аккуратном и добросовестном исполнении заказов и, главное, достичь полного доверия и рекомендации гг. потребителей, — всегда составляло главную цель и основание торгового дома «Ф. и Н. Аплаксины». Только благодаря такому строгому принципу, наша фирма достигла тех блестящих результатов и значительных оборотов, дающих ей возможность уже целый ряд годов вести обширную торговлю во всех концах Европейской и Азиатской России и за границею. Приобретая товар за наличный расчет, мы имеем возможность добывать лучшие сорта первосборного кяхтинского чая, стоящего по своим качествам неизмеримо выше чая кантонского. Собираемый в апреле месяце, первосборный чай весеннего сезона поступает в наши склады около 1-го августа каждого года.

Весна нынешнего года была особенно благоприятна для произрастаний чайных плантаций, и, благодаря низменному течению реки Ян-Тзе-Кианга, расположенная по его берегам провинция Хан-Янг дала особенно выдающийся урожай необыкновенно хорошего, душистого и ароматического чая. Мы уверены, что этим чаем нынешнего весеннего сезона мы приобретем особенное расположение, внимание и благодарность наших постоянных покупателей и, несомненно, приобретем огромное число новых клиентов, которые воспользуются представившимся случаем покупать недорогой и высочайшего качества первосборный кяхтинский чай.

Это особенно важно для гг. иногородних покупателей, которые поставлены в необходимость вполне довериться фирме, от которой они выписывают чай. Независимо от нашего постоянного личного стремления угодить покупателю, вновь полученный первосборный чай наш, сам по себе, уже удовлетворяет самому изысканному требованию любителей и знатоков хорошего чая. Мы допускаем у себя лишь хорошие сорта чая; и те низкие сорта, которые оказываются неудовлетворительными, бывают совершенно изъяты из продажи в нашем складе.

Ко всем благоприятным условиям по закупке нами первосборного чая присоединился и хороший курс нашего рубля, дающий нам возможность сделать и гг. торговцам большую скидку при оптовой покупке.

Мы посоветовали бы гг. иногородним покупателям выписывать чай не по почте, а через транспортные конторы или железные дороги. При этом способе можно получить все сорта чая, между тем как по почте, глядя по расстоянию, некоторые сорта чая высылать решительно невозможно.

Из всей партии первосборного чая по тонкости вкуса и ароматичности мы рекомендуем господам любителям особенно старательно следующие выдающиеся по своим необыкновенно высоким качествам сорта: «Царская роза» — в 2 р., «Хан-Янг — 2 р. 20 коп., «Индейская роза» — 2 р. 40 коп. за фунт и «Черный Лянсин» — 3 р. 20 коп. за фунт.

В заключение мы должны остановить внимание покупателей на отсутствие в нашем объявлении тех заманчивых обещаний разного рода премий, в которых так усердно упражняются некоторые чаеторговцы. В самом деле, публика давно поняла, что премию нельзя делать даром и что покупка ее магазинщиком должна быть наверстана с продажной цены чая. Таким образом, выдача премий прямо ухудшает сорт чая, и вот почему мы всегда воздерживаемся от этого недостойного солидной фирмы приема.

Ввиду того, что в ближайшем будущем предполагается ввести обандероливание чая, что в значительной степени возвысит его стоимость, запасаться чаем теперь уже в большем количестве должно быть целью каждой экономной и солидной хозяйки дома.

Слово — Антону Павловичу

Приведенный выше текст рекламы я выложил на своей странице в «Фейсбуке». И надо же было такому случиться: бывший казанец, ныне обитающий в Штатах, обратил внимание на рассказ А. Чехова «Писатель».

Писатель

В комнате, прилегающей к чайному магазину купца Ершакова, за высокой конторкой сидел сам Ершаков, человек молодой, по моде одетый, но помятый и, видимо, поживший на своем веку бурно. Судя по его размашистому почерку с завитушками, капулю и тонкому сигарному запаху, он был не чужд европейской цивилизации. Но от него еще больше повеяло культурой, когда из магазина вошел мальчик и доложил:

— Писатель пришел!

— А!.. Зови его сюда. Да скажи ему, чтоб калоши свои в магазине оставил.

Через минуту в комнатку тихо вошел седой, плешивый старик в рыжем, потертом пальто, с красным, помороженным лицом и с выражением слабости и неуверенности, какое обыкновенно бывает у людей, хотя и мало, но постоянно пьющих.

— А, мое почтение…— сказал Ершаков, не оглядываясь на вошедшего. — Что хорошенького, господин Гейним?

Ершаков смешивал слова «гений» и «Гейне», и они сливались у него в одно — «Гейним», как он и называл всегда старика.

— Да вот-с, заказик принес,— ответил Гейним.— Уже готово-с…

— Так скоро?

— В три дня, Захар Семеныч, не то что рекламу, роман сочинить можно. Для рекламы и часа довольно.

— Только-то? А торгуешься всегда, словно годовую работу берешь. Ну, показывайте, что вы сочинили?

Гейним вынул из кармана несколько помятых, исписанных карандашом бумажек и подошел к конторке.

— У меня еще вчерне-с, в общих чертах-с…— сказал он.— Я вам прочту-с, а вы вникайте и указывайте в случае, ежели ошибку найдете. Ошибиться не мудрено, Захар Семеныч… Верите ли? Трем магазинам сразу рекламу сочинял… Это и у Шекспира бы голова закружилась.

Гейним надел очки, поднял брови и начал читать печальным голосом и точно декламируя:

— «Сезон 1885—86 г. Поставщик китайских чаев во все города Европейской и Азиатской России и за границу, 3.С. Ершаков. Фирма существует с 1804 года». Все это вступление, понимаете, будет в орнаментах, между гербами. Я одному купцу рекламу сочинял, так тот взял для объявления гербы разных городов. Так и вы можете сделать, и я для вас придумал такой орнамент, Захар Семеныч: лев, а у него в зубах лира. Теперь дальше: «Два слова к нашим покупателям. Милостивые государи! Ни политические события последнего времени, ни холодный индифферентизм, все более и более проникающий во все слои нашего общества, ни обмеление Волги, на которое еще так недавно указывала лучшая часть нашей прессы, — ничто не смущает нас. Долголетнее существование нашей фирмы и симпатии, которыми мы успели заручиться, дают нам возможность прочно держаться почвы и не изменять раз навсегда заведенной системе как в сношениях наших с владельцами чайных плантаций, так равно и в добросовестном исполнении заказов. Наш девиз достаточно известен. Выражается он в немногих, но многозначительных словах: добросовестность, дешевизна и скорость!!»

— Хорошо! Очень хорошо! — перебил Ершаков, двигаясь на стуле. — Даже не ожидал, что так сочините. Ловко! Только вот что, милый друг… нужно тут как-нибудь тень навести, затуманить, как-нибудь этак, знаешь, фокус устроить… Публикуем мы тут, что фирма только что получила партию свежих первосборных весенних чаев сезона 1885 года… Так? А нужно кроме того показать, что эти только что полученные чаи лежат у нас в складе уже три года, но, тем не менее, будто из Китая мы их получили только на прошлой неделе.

— Понимаю-с… Публика и не заметит противоречия. В начале объявления мы напишем, что чаи только что получены, а в конце мы так скажем: «Имея большой запас чаев с оплатой прежней пошлины, мы без ущерба собственным интересам можем продавать их по прейскуранту прошлых лет… и т.д.» Ну-с, на другой странице будет прейскурант. Тут опять пойдут гербы и орнаменты… Под ними крупным шрифтом: «Прейскурант отборным ароматическим, фучанским, кяхтинским и байховым чаям первого весеннего сбора, полученным из вновь приобретенных плантаций»… Дальше-с: «Обращаем внимание истинных любителей на лянсинные чаи, из коих самою большою и заслуженною любовью пользуется «Китайская эмблема, или Зависть конкурентов» 3 р. 50 к. Из розанистых чаев мы особенно рекомендуем «Богдыханская роза» 2 р. и «Глаза китаянки» 1 р. 80 к.» За ценами пойдет петитом о развеске и пересылке чая. Тут же о скидке и насчет премий: «Большинство наших конкурентов, желая завлечь к себе покупателей, закидывает удочку в виде премий. Мы с своей стороны протестуем против этого возмутительного приема и предлагаем нашим покупателям не в виде премии, а бесплатно все приманки, какими угощают конкуренты своих жертв. Всякий купивший у нас не менее чем на 50 р., выбирает и получает бесплатно одну из следующих пяти вещей: чайник из британского металла, сто визитных карточек, план города Москвы, чайницу в виде нагой китаянки и книгу «Жених удивлен, или Невеста под корытом», рассказ Игривого Весельчака».1

Кончив чтение и сделав кое-какие поправки, Гейним быстро переписал рекламу начисто и вручил ее Ершакову. После этого наступило молчание… Оба почувствовали себя неловко, как будто совершили какую-то пакость.

— Деньги за работу сейчас прикажете получить или после? — спросил Гейним нерешительно.

— Когда хотите, хоть сейчас…— небрежно ответил Ершаков. — Ступай в магазин и бери чего хочешь на пять с полтиной.

— Мне бы деньгами, Захар Семеныч.

— У меня нет моды деньгами платить. Всем плачу чаем да сахаром: и вам, и певчим, где я старостой, и дворникам. Меньше пьянства.

— Разве, Захар Семеныч, мою работу можно равнять с дворниками да с певчими? У меня умственный труд.

— Какой труд! Сел, написал и все тут. Писанья не съешь, не выпьешь… плевое дело! И рубля не стоит.

— Гм… Как вы насчет писанья рассуждаете…— обиделся Гейним.— Не съешь, не выпьешь. Того не понимаете, что я, может, когда сочинял эту рекламу, душой страдал. Пишешь и чувствуешь, что всю Россию в обман вводишь. Дайте денег, Захар Семеныч!

— Надоел, брат. Нехорошо так приставать.

— Ну, ладно. Так я сахарным песком возьму. Ваши же молодцы у меня его назад возьмут по восьми копеек за фунт. Потеряю на этой операции копеек сорок, ну, да что делать! Будьте здоровы-с!

Гейним повернулся, чтобы выйти, но остановился в дверях, вздохнул и сказал мрачно:

— Россию обманываю! Всю Россию! Отечество обманываю из-за куска хлеба! Эх!

И вышел. Ершаков закурил гаванку, и в его комнате еще сильнее запахло культурным человеком.

После этого сомнений не было: надо написать серию чайных колонок, чтобы пояснить, как менялась, говоря товароведческим языком, номенклатура производственных и торговых названий разных сортов чая и какому нынешнему чаю, хотя бы приблизительно, соответствовали все эти «императорские лянсины» и «душистые хан-янги».

Приходится разочаровать казанских чайных патриотов. Роль Казани в чайной торговле, безусловно, важна, но она вовсе не так значительна, как это обычно представляется. Пути доставки чая изменились, Казань осталась несколько в стороне от них, не переставая все же быть довольно большим центром потребления чая. Поэтому волей-неволей речь пойдет не только о нашем городе, но о всей России. Будет уделено должное внимание чайной рекламе и упаковке, а также чайным аксессуарам, в том числе и легендарным ситечкам.

Лев Жаржевский, иллюстрации предоставлены автором
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 16 июля
    Во все времена люди рекламой занимались)) А как еще продать чай?)
    Ответить
  • Анонимно 16 июля
    — Россию обманываю! Всю Россию! Отечество обманываю из-за куска хлеба! Эх!
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/70663-kolonka-zharzhevskogo-o-chaetorgovle-v-rossii-ch-1

    Ничего не изменилось с тех пор - рекламщики-писаки как "обманывали" потребителей так и обманывают...
    Ответить
  • Анонимно 16 июля
    Как в тему рассказ Чехова. Спасибо Жаржевскому! Много параллелей приходит в голову
    Ответить
  • Анонимно 16 июля
    Жорж отжег! Значит, Казань в сторонке осталась. Так и потеряли мы то, в чем могли стать лидерами.
    Ответить
  • Анонимно 16 июля
    Вопрос автору: какие города в итоге стали лидерами чаеторговли? Петербург? Москва? Или вообще Уфа с Краснодаром?
    Или это уже расскажете в следующих статьях?
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 16 июля
    Конечно, Москва. У Уфы было вполне достойное место. Мало того, перед Первой мировой выделился Челябинск. Это те города, что как бы не на виду в смысле чая. Тут следует иметь в виду, что не всегда в городах с большим потреблением чая и чайными традициями были чаеразвесочные предприятия. Казань как раз относилась к таким городам, в отличие от Уфы, например. Правом обандероливания чая (чай был подакцизным товаром, обандероливание шло под наблюдением чайных контролеров Таможенного ведомства) в своих чаеразвесочных (по-тогдашнему "чаерассыпочных") помещениях в Казани обладали только фирмы Унженина и наследников Савиных. В то время как в других городах были полноценные чаеразвесочные фабрики - в Уфе, Москве, Челябинске, Самарканде и пр. Казанского чая нет на чайной карте России. Это огорчительно, но это так.
    Ответить
    Анонимно 16 июля
    ТеаСтан - это казанский или уфимский бренд?
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 18 июля
    Уфа.
    Ответить
  • Анонимно 16 июля
    История чаеторговли у нас начинается только с 1863 года? До этого чая у нас не знали? Что за ерунда. Чай принесли в русские княжества татары из Китая и в 13 веке. И от этого периода и пошла история чая. Вначале этот волшебный напиток был доступен князьям и другим высшим чинам, а с 17 века получил более широкое распространение.
    Ответить
    Lev Zharzhevsky 18 июля
    А с кем это вы так решительно спорите? Если со мной, то напрасно: в моем тексте нет утверждения о начале русской чаеторговли в 1863 году.
    Ответить
  • Dmtr Elm 17 июля
    Фучан - это Фуцзянь. один из основных и старейших чайных регионов Китая.
    Это знаменитые северофунзянские - уишанские утесные улуны.
    Южнофуцзянские улуны - самый известный из них Те Гуань Инь.

    Фуцзяньские красные - миньхуны разной сортности, конечно Сяо Чжун (Лапсанг Сушонг) и многие другие.

    Фуцзяньские белые - знаменитый Байхао Иньчжэнь (Серебряные иглы), Баймудань (Белый пион) и другие.
    По жаре самый лучший чай.

    Лянсин - скорее относится к форме листа и времени сбора. Предположительно - это чай из только появившихся, молодых почек.

    Ханъ- янгъ. Ханъ, возможно, искаженное хун - это красный, а янгъ - Янь Ча утесный чай.
    Скорее всего это северофузцянский красный чай.
    Современный вариант, например, - Тань Ян Гунфу Ча.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии