Новости

17:16 МСК
Все новости

Леся Рябцева: «С Илоном Маском хотелось бы поработать или сделать спецпроект с NASA»

Экс-замглавреда «Эха Москвы» создала свое коммуникационное агентство

Леся Рябцева: «С Илоном Маском хотелось бы поработать или сделать спецпроект с NASA» Фото: abnews.ru

Бывший заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» и участница последнего сезона шоу «Холостяк» Леся Рябцева анонсировала запуск собственного коммуникационного агентства, призванного помогать в продвижении как бизнесу, так и социальным проектам. В беседе с корреспондентом «Реального времени» Леся рассказала о том, готов ли российский бизнес тратить деньги на пиар и работу с медиаресурсами, с какими компаниями она принципиально отказывается работать, почему ее имя и репутация сыграют на руку ее новому проекту и как она отнеслась к критике в свой адрес со стороны «именитых» пиарщиков.

«С Лесей Рябцевой не всякий согласится работать, и меня это более чем устраивает»

— Леся, расскажите о том, что за коммуникационное агентство вы открыли? Для кого оно и какие задачи решает?

— После того, как я ушла с «Эха Москвы», я занималась проектами своих друзей и знакомых: это выборы Ксении Соколовой в Госдуму, это проекты «Свалка» и «дЕбошь», это несколько проектов с ВЦИОМ и агентством «Социальные сети», также я помогала различным фондам продвигать их общественные и социальные инициативы. Спустя год работы я поняла, что пора выходить в свет и становиться агентством. И сейчас я уже начала брать коммерческих клиентов.

Да, у меня есть журналистский бэкграунд, и я понимаю, как подавать информацию, спикера или бренд, чтобы на него обратили внимание СМИ, но я никогда не была журналистом, равно как и пиарщиком, однако я всегда являлась коммуникатором. И на «Эхе Москвы», и после него я занималась продюсерской деятельностью — либо соединяла людей с людьми, либо проекты с проектами, либо придумывала идеи. Примерно такие же задачи сейчас выполняет мое агентство.

— Большой ли у вас штат и кто на вас сейчас работает?

— Я никогда никого не искала специально — люди всегда находились сами. Вообще, на протяжении нескольких лет у меня была идея, что чем ярче и громче я буду звучать как личность, тем больше шансов, что меня увидят и найдут единомышленники. В принципе, так и получилось — все мои коллеги, партнеры находили меня сами.

Постоянный штат состоит из меня, Тимофея Васильева и еще одного партнера, который отвечает за социальные медиа. Все остальные ребята работают с нами part-time — это копирайтеры, дизайнеры, художники. Это один и тот же пул специалистов, с которыми я сотрудничаю от проекта к проекту, но какого-то постоянного штата нет.

«После того, как я ушла с «Эха Москвы», я занималась проектами своих друзей и знакомых: это выборы Ксении Соколовой в Госдуму, это проекты «Свалка» и «дЕбошь», это несколько проектов с ВЦИОМ». Фото shtab.opmoscow.ru

— Довольно неклассический формат работы…

— У нас, кстати, нет офиса, мы не занимаемся какой-то бумажной волокитой, внутренними корпоративными историями. Я создала некое комьюнити, состоящее из моих друзей, вместе с которыми мы занимаемся нетворкингом (много умных, модных слов), и каждый из членов этого сообщества хочет реализовать какой-то проект.

Это не столько коммерческая история, сколько идеологическая. Я готова зарабатывать меньше, но заниматься тем, что мне нравится, нежели зарабатывать очень много и делать какую-то фигню — сидеть в офисе или прогибаться под больших дядь.

— А вы не опасаетесь, что ваш «ненавязчивый» формат может отпугнуть потенциальных клиентов? Все-таки еще довольно высок процент людей, для которых важны такие атрибуты «серьезности», как большой офис, огромный штат, отсутствие аутсорсинга (потому что это как-то несерьезно).

— Я на этот рынок и не захожу. Я думаю, что у таких клиентов есть агентства, которые им прекрасно подойдут. У моего агентства мое лицо, а значит, у него уже сложилась определенная репутация. С Лесей Рябцевой не всякий согласится работать, и меня это более чем устраивает — это значит, что я сразу отсеиваю и фильтрую ту аудиторию, с которой я не хочу взаимодействовать. Очень многие из коллег, с которыми я раньше работала, сейчас обходят меня стороной и даже не здороваются со мной, чему я в принципе рада — я не трачу собственное время на людей, которые меня не ценят и не уважают. Я сотрудничаю с людьми, которых, наоборот, привлекает то, что я легкая на подъем, готовая скреативить что-то и дать им контакты и выходы на людей, которых они сами никогда в обычной жизни бы не встретили.

«Я не вижу среди российских компаний ничего, что было бы мне интересно или близко по духу»

— Над чем вы работаете сейчас, если не секрет?

— У нас есть два проекта, под которые мы сейчас пытаемся найти инвесторов. Один из проектов — это новое медиа для женщин (для него мы больше года пытаемся найти человека, способного обеспечить финансирование). Также в планах создание социального проекта по принципу «Такие дела» Мити Алешковского: был неудачный опыт создания такой площадки у других ребят, и мне самой хочется попытаться создать что-то такое медийное и социально важное.

— Были ли проекты, от которых вы принципиально отказывались?

— Я не берусь за что-то, что идет вразрез с моей внутренней идеологией, — я не занимаюсь «табачкой», алкоголем и даже пластической хирургией (на мой взгляд, это пользование телом и продвижение неправильных ценностей). Я работаю с благотворительными фондами, криптовалютой сейчас занялась, готовлю несколько спецпроектов для «Свалки» и «дЕбоши».

«Сейчас я очень интересуюсь космической темой и стартапами в этом направлении. Наверное, с Илоном Маском хотелось бы поработать или, например, сделать какой-нибудь спецпроект с NASA». Фото kosmos-x.net.ru

— А есть какая-нибудь компания, с которой вы мечтали бы поработать?

— Наверное, я в большей степени смотрю за рубеж. Мне кажется, что я вообще живу повернутой немного не в российскую реальность — я живу американскими мозгами. Сейчас я очень интересуюсь космической темой и стартапами в этом направлении. Наверное, с Илоном Маском хотелось бы поработать или, например, сделать какой-нибудь спецпроект с NASA. Я не вижу среди российских компаний ничего, что было бы мне интересно или близко по духу.

— В прошлом году, когда мы беседовали с вами о предвыборной кампании Ксении Соколовой, вы сказали, что провели анализ сайта и соцсетей Esquire и вы вполне могли бы работать над условным продюсированием. Сейчас, когда у вас появилось свое коммуникационное агентство, вы не хотите попытаться поработать с этим журналом?

— Наверное, они должны мне об этом сообщить. Они тогда не предложили мне работу, и я понимаю, что как раз сработала та естественная фильтрация, — если они ко мне не обращаются, значит, я им не нужна. Честно говоря, с той командой Esquire, которая есть сейчас, я может быть поработала бы на внешних проектах, но не внутри команды — она мне не очень нравится, как и то, во что превратился журнал. Плюс, это не моя аудитория.

«У нас компании обычно создаются наоборот: мы сначала открываем, а потом думаем, нравится это вообще людям или нет»

— Как вы думаете, оформилось ли в российской бизнес-среде понимание того, что популяризация и работа с медиа сейчас очень важны для компании?

— Это зависит от поколения, с которым я общаюсь. У меня есть знакомые, которые занимаются веб-разработкой, и они считают, что пиар — это убыточная часть бюджета. Они старше меня в два раза, и они сильно переживают из-за того, что это та категория работ, которую в принципе нельзя посчитать: то есть иногда ты не можешь просчитать — сильно хайпанет или не очень.

В то же время в бизнесе есть категория людей (в основном это стартапы, диджитал, компании, которые собираются выходить на IPO), понимающих, что без пиара, без работы с медиа они не смогут добиться общественной огласки, причем им неважно, сколько необходимо платить. Компании новой формации изначально закладывают в бизнес-модель траты на маркетинг, промо, рекламу и работу с медиа.

Есть часть компаний — молодежь, более прогрессивные и раскрепощенные люди, которые понимают, что бизнес не может существовать без пиара. Вообще, это очень широко звучит — маркетинг или пиар, но по-хорошему в стратегии бренда и компании должна быть заложена маркетинговая жила, чтобы через нее пропагандировать идеологию собственной компании. А у нас компании обычно создаются наоборот: мы сначала открываем, а потом думаем, нравится это вообще людям или нет.

«Сейчас я работаю с Фондом борьбы с лейкемией, и если я сделаю так, что у них увеличится количество спонсоров, доноров костного мозга, и если при этом мы не уйдем в минус и я не буду эксплуатировать собственную команду, то для меня это будет победа и успех». Фото tayga.info

— Леся, ваше агентство появилось в довольно непростое для бизнеса время, и даже несмотря на понимание важности этих компонентов, многие просто по объективным причинам не готовы тратить большие суммы на пиар, маркетинг и SMM. У вас нет опасений по этому поводу?

— Все зависит, наверное, от целеполагания. Я не запускала агентство для того, чтобы много заработать, — я его делаю, потому что мне нравится заниматься всей этой темой. Плюс, я открыла его тогда, когда у меня уже были клиенты, с которыми я уже заключила договоры.

— Если вы не гонитесь за большими деньгами, тогда в чем показатели успеха вашего проекта?

— Понятное дело, что все равно есть какая-то коммерческая жила. Если это окупается и не идет в минус, то это уже успешно.

Сейчас я работаю с Фондом борьбы с лейкемией, и если я сделаю так, что у них увеличится количество спонсоров, доноров костного мозга, и если при этом мы не уйдем в минус и я не буду эксплуатировать собственную команду, то для меня это будет победа и успех.

Если я сделаю так, что общественное сознание по поводу девушек plus size реально изменится (я сейчас как раз работаю с агентством моделей plus size), — это для меня тоже показатель успеха.

— Кстати, дорого ли обойдутся услуги вашей команды?

— Мы делаем все проекты под ключ, и, когда к нам приходит человек, мы заключаем с ним договор на агентское обслуживание, желательно его делать от трех месяцев. В эти три месяца мы прописываем стратегию, план, начинаем выстраивать соцмедиа, работу со СМИ, вывод спикеров в соцсети. Рассчитываем все, исходя из того, что необходимо человеку.

Все сильно зависит от бюджета самих ребят. Кто-то приходит и говорит: «Мы только открываемся, скажите, какая сумма нужна, чтобы в момент открытия заняться промо и рекламой?» Если у них 50 тысяч рублей, то они вряд ли смогут что-то сделать, — за эту сумму обычно нанимают не агентство, а человека в штат. Мы за 50 тысяч, конечно, не будем работать.

Вся моя команда работает еще где-то, то есть у них есть свои проекты. Единственные траты в этом смысле были только на регистрацию ИП, на содержание бухгалтера и на создание сайта. Для последнего много денег не потребовалось

«Я надеюсь, что все-таки года через два я уже не буду жить в России и, соответственно, увезу проекты вместе с собой»

— Последний вопрос про деньги: больших ли финансовых вливаний потребовал проект?

— Нет, вообще нисколько. Вся моя команда работает еще где-то, то есть у них есть свои проекты. Единственные траты в этом смысле были только на регистрацию ИП, на содержание бухгалтера и на создание сайта. Для последнего много денег не потребовалось, потому что сайт я делала на Tilda (конструктор сайтов, — прим. ред.), что в принципе каждый может себе позволить.

— Много ли в России аналогов вашего проекта? Вы не боитесь «потонуть» из-за высокой конкуренции?

— Один из моих партнеров говорит: «Идея, конечно, очень важна, но также важен момент исполнения». Таких агентств, как мое, очень много (как всем кажется), но в остальных агентствах нет Леси Рябцевой и нет моей команды, поэтому я не чувствую конкуренции, но знаю, что ее почувствовали другие.

Когда я анонсировала свой проект, многие пиарщики в «Фейсбуке» стали писать всевозможные комментарии из разряда: «Вот, новый игрок на рынке», «Если вы не умеете работать, то Леся вас научит как» и так далее. Но опять же, это люди старой формации. Вообще, в моем понимании, люди воспитанные и интеллигентные работают в кооперации — они не толкаются локтями, так как прекрасно понимают, что каждому все равно достанется что-то свое. Поэтому я к ним отношусь очень спокойно, а они ко мне — очень агрессивно.

Я не считаю, что залезаю на чужую поляну, наоборот, беру очень неудобные проекты — ну кто возьмется за фонд, у которого нет постоянного коммерческого донора? Сейчас я занимаюсь поиском этого спонсора, и в перспективе этот проект станет окупаемым, но пока им приходится работать на износ: в этом Фонде по борьбе с лейкемией работают три с половиной человека.

А туда, где фигурируют какие-то больше тендеры, я и не лезу — не очень хочется. Чем выше ставишь планку, тем больше ответственности, а я не хочу надорваться — хочу делать то, что мне нравится, то, что у меня действительно получается.

— Если заглянуть на пару лет вперед, то каким вы видите будущее своего агентства? Оно все еще будет существовать?

— Думаю, да. Агентство — это что-то перманентное. Я все равно занималась этим делом все время, сколько себя помню — в рамках «Эха Москвы» или за рамками любой другой корпорации. Я надеюсь, что помимо этого агентства возникнут какие-то другие проекты, куда я смогу интегрировать накопившиеся знания и опыт. И что все-таки года через два я уже не буду жить в России и, соответственно, увезу проекты вместе с собой.

Лина Саримова
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 10 июля
    Очень красивая;)
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    некрасивая
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    о вкусах не спорят. но то, что она такая популярная в ее возрасте, говорит о том, что она интересная
    Ответить
  • Анонимно 10 июля
    Слишком высокомерная, "я не вижу конкурентов, но зато они сразу увидят меня". Еще и "мышление американское". Открывала бы бизнес там
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    Ну, мужика бы себе лучше нашла
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    а вы лучше бы дело себе нашли полезное
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    не высокомерная, а уверенная в себе
    Ответить
  • Анонимно 10 июля
    А мне по мне так Леся красотка. Ждала от неё чего-то подобного) раскрутилась, надо свой бизнес теперь делать
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    Да не выйдет из этого ничего хорошего
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    завидуйте молча
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    Конечно, это был вопрос времени. А то ли еще будет
    Ответить
  • Анонимно 10 июля
    Умница девчонка. Молодая и перспективная
    Ответить
  • Анонимно 10 июля
    Повезло ей с такими людьми работать (Эхо)
    Ответить
    Анонимно 10 июля
    это еще кому повезло) она далеко пойдет! яркая особа
    Ответить
  • Анонимно 10 июля
    с тендерами-то все-таки лучше попробовать, рыбная тема. сложности есть, но и выхлоп хороший
    Ответить
  • Анонимно 25 июля
    Главное - хочет свалить отсюда
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем