Новости

15:55 МСК
Все новости

«После того, как ролик с высказываниями Рустама Нургалиевича про навоз попал в сеть, тему стали обсуждать»

«После того, как ролик с высказываниями Рустама Нургалиевича про навоз попал в сеть, тему стали обсуждать» Фото: Олег Тихонов

Экономические потери бизнеса от квазигосударственных решений не поддаются точному подсчету. «В лоб могу сказать, что только от введения лицензирования на навоз сельчане могли бы потерять до 1 млрд рублей», — заявил сегодня уполномоченный по правам предпринимателей в Татарстане Тимур Нагуманов при подведении первых итогов деятельности Совета по предпринимательству РТ. Защищая бизнес от наступления финансовых осложнений от федеральных новаций, совет запустил в этом году более 50 проектных групп по их корректировке. При этом запрос МСБ на предоставление налоговых льгот так и остался «в корзине» 10 нерешенных проектов. Подробнее — в репортаже «Реального времени».

Предпринимательство в проектном управлении

О том, как государство пыталось защищать малый и средний бизнес, ходит множество анекдотов, т. к. уже не одна новая госструктура быстро превращалась в профанацию и ликвидировалась. Проблемы предпринимательства так или иначе оставались, «кочуя» из одного ведомства в другое. Поэтому бизнес-омбудсмен Татарстана Тимур Нагуманов отказался от «паркетного кабинета», выбрав проектный метод решения проблем.

Раскрывая историю проектирования татарстанской модели Совета по предпринимательству, он сообщил, что над ней работали известные федеральные экономисты Андрей Шаронов, федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов и другие независимые эксперты. «Создавая новый орган при президенте РТ, мы не могли сделать его неэффективным, — признался в самом начале итоговой встречи с журналистами Тимур Нагуманов. Создавать простую сущность не имело смысла, и даже название совет набило оскомину. Особенно скептически относились к идее органы власти. Когда появился проект указа, во многих министерствах делали «круглые глаза». К ней относились как к очередной фантазии. И первая загвоздка была в том, что совет не предполагал постоянного членства. И до сих пор в нем состоят абсолютно все бизнесмены республики, просто кто-то активно участвует, в кто-то нет. Замыкаться на одном списке мы не собираемся. И конечно, мы стали формировать совет не из чиновников, что вызвало бурю негодования, — вспомнил Нагуманов. — Взвесив «за» и «против», президент РТ принял волевое решение и дал год «на тестирование и апробацию идеи нашей команды. Нагуманов честно сказал, что «если не будет получатся, то команда готова признать, что эксперимент не удался». Тем не менее, уже 20 регионов РФ заинтересовались татарстанским опытом.

Над татарстанской моделью Совета по предпринимательству работал, в том числе, Борис Титов. Фото Романа Хасаева

Как исправить федеральные новеллы

Суть эксперимента в том, чтобы разрешить не индивидуальные, а общие для всех проблемы, которые «не видны из кабинета чиновника», но вызывают финансовые осложнения у бизнеса. Если обобщить годовой опыт работы совета, то можно сказать, что проблемы для бизнеса чаще всего произрастают из федеральных законодательных новаций. Именно их приходится «править» прямо «на ходу», создавая отдельные проектные группы с привлечением независимых экспертов и самих предпринимателей.

Для созыва проектной группы есть два критерия. «Первое — это системность, второе — это законченность. Цикл решения проблемы, установленный Рустамом Нургалиевичем, — три месяца. Сначала я предлагал год, но потом согласился, что нужно быть быстрее. Это нас подстегивает. Если не успеваем, мы признаем этот факт и переходим к работе над другой темой», рассказал Нагуманов. Таким образом, в ходе эксперимента было образовано около 50 проектных групп, в которых приняли участие более 1000 предпринимателей. В 30 проектных группах было найдено решение из сложных законодательных коллизий, правда, они применимы лишь в пределах Татарстана. Одним словом, испытано на себе исправлено для себя. А без какого-то конкретного решения пока остались 10 проектов, сообщил Нагуманов. — Потому что не все органы власти готовы двигаться в сторону бизнеса. Мы стараемся регулировать, но что-то остается вне нашей компетенции. Например, тема налоговых льгот».

Решения госорганов не должны идти вразрез с практикой

Среди успешно завершившихся работ проектных групп Тимур Нагуманов назвал достижение компромиссного решения по эксплуатации автомобилей на газу, по лицензированию утилизации навоза в сельхозпредприятиях, по сохранению наружных рекламных конструкций в Набережных Челнах и др. «С июля предприниматели не могли на законных основаниях их эксплуатировать из-за долгой процедуры переоформления — не насколько месяцев машину можно было оставить в гараже. По нашим подсчетам, это касалось 80 тысяч машин. На федеральном уровне этот вопрос до сих пор не отрегулирован, но в республике мы нашли способ, чтобы автолюбители могли законно ездить по дорогам, не боясь быть оштрафованным. Документы можно получить максимум за три дня», — рассказал он. «Навозная тема» приобрела федеральный резонанс. «Большинство регионов вообще не было в курсе проблемы. После того, как вирусный ролик с высказываниями Рустама Нургалиевича попал в сеть, эту тему стали резко все обсуждать… Через неделю уже московские сенаторы о ней говорили. У них просто глаза открылись…», — отшутился Нагуманов. Он надеется, что разработанные в проектной группе решения о хостелах будут внесены в федеральное законодательство.

«Решения государственных органов должны быть логичными и понятными с точки зрения бизнеса и не должны идти вразрез с практикой», — выразил основной подход к экспертизе законов Тимур Нагуманов. Однако многие из них далеки от практики бизнеса, поэтому вызывают тяжелые финансовые осложнения. «Навоз мы оценивали «в лоб» в 1 млрд рублей, а отложенный эффект и вовсе миллиарды рублей, — возмутился он. – Все проблемы можно подсчитать в деньгах, но мы ставим перед собой задачу решать актуальные проблемы вне зависимости от их денежного эквивалента.

Среди успешно завершившихся проектных групп Тимур Нагуманов назвал достижение компромиссного решения вокруг эксплуатации автомобилей на газу. Фото rt.rbc.ru

Налоговые льготы — до лучших времен

В корзине забракованных инициатив оказался вопрос предоставления налоговых льгот для МСБ. Наполним, что глава проектной группы «Снижение ставки упрощенной системы налогообложения — доход в РТ» Наиль Хузятов предложил распространить федеральный закон, предоставляющий субъектам РФ право снижать налоговую ставку при УСН «Доходы» с 6 до 1% для отдельных категорий налогоплательщиков.

Регион вправе это сделать до 1 января 2017 года. Тимур Нагуманов прокомментировал так, что эта мера оказалась несвоевременной и отложена до лучших времен.

Деньги на ветер?

Впрочем, законодательных новелл так много, что уже и сейчас пора бить в набат. Одной из них является требование ко всем хозяйствующих субъектам встать с 1 января 2017 года на экологический учет и подготовить проект ПДВ (о предельно допустимых выбросах, образующихся при работе). Стоимость ПДВ составляет 50—60 тысяч рублей. «Представьте, у вас кафе в 50 кв. м на трассе с небольшим котлом, и на него вы должны разработать ПДВ. Для большинства бизнесменов — это шок», — рассказал Нагуманов. Во-первых, нереальные сроки. «Программный продукт появился 1 декабря, а уже с 1 января все должны быть в этой системе. У нас есть пакет предложений по отсрочке, по оптимизации». Во-вторых, процедура согласования ПДВ занимает полгода. «Мы пригласили шесть госорганов, и когда мы им разложили, что вся процедура займет 186 дней, то договорились сократить ее до 85 дней» — пояснил Нагуманов. «Понятно, что от этой бумажки ничего не изменится — ведь парикмахерская с газовым котлом — это не «Нижнекамскнефтехим» и не «Казаньоргсинтез». Но бизнесу придется платить и нужно искать разумное решение».

Заметим, что МСБ относится к четвертому классу опасности, а значит через два года его возможно освободят от этой обязанности. Но к чему тогда расходы в предстоящие два года? Еще один законодательный курьез — приказ Минкульта РФ о расширение охранной зоны Казанского Кремля, который повлек за собой запрет на установление крышных массивных рекламных конструкций на объектах, входящих в радиус действия приказа. По запрет попадают высотные здания «Ривьеры», «Корстона», «Ак Барс Банка». Эксперты совета выступили с поправками сохранить хотя бы информационные конструкции на крыше, но услышат ли их в Минкульте?

1/16
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
Луиза Игнатьева, фото Олега Тихонова
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 03 дек
    главное, что поиск решений был и продолжается
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    за три месяца мало что можно успеть. стоящего, по крайней мере
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    про льготы налоговые надо в первую очередь решать
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Нос по ветру, навозному
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Доброго времени суток !Все.Что происходит в нашем регионе с участием бизнес омбудсмена при президенте - все же здорово !Все , озвученные вопросы на встречах с президентгом республики, всеми членами правительства, с министрами и мэрами городов , если все задачи не решают - хотя бы заставляют их ,т.е. чиновников быть очень внимательными в своих поступках ! Ведь наш президент все четко держит под контролем !
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Особенно с псо казань
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии