Новости раздела

Андрей Большаков: «Скандальности не было — и это неплохо»

Ответственный секретарь Экспертного совета по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам при КФУ о причинах высокой явки, «команде Татарстана» и том, как Минниханов подтянул рейтинги «Единой России»

Андрей Большаков: «Скандальности не было — и это неплохо»

— Андрей Георгиевич, расскажите, как проходила избирательная кампания в республике? Были ли замечены элементы «черного пиара»?

— В Татарстане такого не было, это, наверное, к лучшему. Когда изменяли в целом политическую систему в стране в середине 90-х годов, одним из факторов, почему это делало правительство РФ, было как раз желание избавиться от «черного пиара». Потом, мы знаем, наступили другие времена. И придя второй раз к власти, президент Путин предложил вот эту смешанную систему. Теперь мы снова ввели одномандатные округа, появилось больше плюрализма, регистрироваться кандидатами могут совершенно случайные люди. Партии все-таки контролируются минюстом: есть определенные правила, если вы их нарушаете, вас просто не зарегистрируют. А проконтролировать всех кандидатов-одномандатников невозможно. Поэтому эти реформы во благо. С одной стороны, ввели одномандатников — это больше отвечает нашей ментальности: мы за лидеров голосуем. Присоединение президента Минниханова к «Единой России» способствовало тому, что рейтинг партии заметно поднялся. Хотя и нельзя сказать, что рейтинг был маленьким. Минниханов просто им прибавил, и до этого у них рейтинг был достаточно стабильный.

Что касается грязных технологий, их практически в республике не было замечено. Ушло даже то, что было лет 10—15 назад достаточно популярно: одна бригада клеит листовки одних политиков, а другая бригада идет и тут же их срывает, а вместо Иванова клеит Петрова. Это, наверное, соответствует ментальности жителей РТ.

Представители «Единой России» и «Яблока» сошлись в пикировке в одной из дискуссий — это был один из самых скандальных моментов. Но люди сдержались, не пошли в рукопашную, слава Богу. Это был тот самый момент, когда кандидаты просто не сдержались. Александр Сидякин — прекрасный оратор, но Зиннатуллин решил ему не уступать. И тут коса на камень нашла.

А все остальное проходило достаточно тихо и спокойно. Понятно, что оспаривают, где-то люди недовольны. К нам люди приходили и говорили: «Вы не те данные даете. Мы провели свой опрос, и у нас свои данные». Мы не знаем, как проводился опрос. Может быть, социологам дали крупную сумму денег, чтобы они «нарисовали» кому-то какие-то цифры, но это не повлияет на итоговый результат. Социологи могут только замерить. Мы только показываем. Реальные цифры дает избирком.

Явка по Татарстану большая. При плохой избирательной кампании не бывает хорошей явки. Поэтому здесь вялость неприемлема, это была кампания, ограниченная рамками закона

Тенденции экзитполлы всегда улавливают, и им можно доверять. То, что мы получили, соответствует общему голосованию. Скорей всего, пройдут в парламент четыре партии. Но по республике не дотянули «Справедливая Россия» и ЛДПР. Это означает, что на местном уровне может не быть представителей двух политических партий. У нас ослабила свою информационную кампанию КПРФ, потому шли именно люди от Ульяновской области, не местные представители. И Миргалимов, и Прокофьев могли бы добиться большего, если бы олицетворяли список местный, и могли бы пройти в состав Государственной думы. А здесь, когда мы говорим «интересы Татарстана», есть только одна команда, которые эти интересы как-то выражает. Руководство РТ очень прагматично к этому подходит. В прошлый раз, в кампании 2011 года, два коммуниста работали также в интересах Татарстана как представители такой лоббистской группировки. Сейчас, наверное, не получилось.

— Люди отмечают, что в этом году предвыборная кампания шла довольно вяло, по сравнению с прошлыми выборами. Вы такую тенденцию не заметили?

— В целом могу согласиться. Скандальности не было — и это неплохо. Может быть, за счет этого некоторая вялость кампании. Также она шла летом, и многие представители оппозиционных партий высказывали недовольство, тоже про это говорили. Но точно так же я могу сказать про две команды на футбольном поле: можно говорить, что качество поля не то. Но играют на нем обе команды. Все находятся в равном положении, летнюю кампанию проходили все. Достучаться до избирателя, наверное, могли представители и одних партий, и других. Но одни это сделали, а другие не смогли это сделать.

Также надо смотреть показатели явки. А явка по Татарстану большая. При плохой избирательной кампании не бывает хорошей явки. Поэтому здесь говорить о вялости неприемлемо, это была кампания, ограниченная рамками закона.

В целом по стране 3% может набрать только «Яблоко». «Коммунисты России» — где-то на грани. Я говорю об экзитполлах, а не об официальных данных. А ребята «в поле» достаточно грамотно проводили опросы. Поживем — увидим.

Нужно отметить, что кампания шла в период кризиса. Что сделали партии, включая такую мощную, как «Единая Россия»? Всю агитрекламу, билборды заменили выпуском специализированной газеты, которую просто кидали в ящики. Видел у трех партий такое: «Яблоко», коммунисты, «Единая Россия». Специализированный номер экономичней, чем делать глянцевую листовку с кандидатами, лозунгами, а потом бросать в каждый почтовый ящик. Элементарно партии экономили. Положение в стране стало хуже, партии — не исключение.

Рейтинг Минниханова большой, и на территории Татарстана его можно сравнивать с рейтингом Владимира Путина. Когда говорят, что у Путина или Минниханова рейтинг около 80%, любой политик в любой европейской стране этому очень сильно позавидует

— Экзам Губайдуллин озвучил предварительные цифры по явке в 77%. Для России это довольно высокий результат. Есть что-то общее у Татарстана с другими регионами, где тоже высокая явка (например, с Чечней)? Почему в соседней Башкирии она едва преодолела 60%?

— Башкирия ушла от того периода, когда ею руководил сильный лидер. А у нас один сильный лидер поменялся на другого сильного лидера. В национальных республиках это больше выражено, причем у представителей различных национальностей: не обязательно, чтобы татары голосовали только за татарина. Минниханов очень популярный человек, за него практически с таким же процентом голосуют представители других национальностей, это общегражданский лидер. У нас произошла такая смена. В Башкирии такого не было. Этим многое объясняется.

— Вы хотите сказать, что глава Башкортостана Рустэм Хамитов — слабый лидер?

— Да, мне кажется, это так. При этом первенство — ориентация на личности. А что касается позиционирования Татарстана как национальной республики, объективно да, национальная республика. С другой стороны, если сравнить с регионами Северного Кавказа, то тут серьезные различия. Татарстан во многом, по экономическому потенциалу, любую северокавказскую республику опережает. В этом плане мы конкурируем с различными российскими областями, краями. При этом у нас много отличий: большой процент городского населения, общегражданским языком у нас является русский. Если приедете на Северный Кавказ и среди гор заговорите на русском, не факт, что вам ответят на русском. Для Казани это нехарактерно, у нас очень интернациональный город европейского типа. Касательно того, что люди голосуют, потому что кто-то приказал: у нас политическая традиция — люди просто готовы к тому, что у нас выборы, надо обязательно прийти. Это касается даже людей аполитичных. Голосуют за лидеров, надо им помочь, надо их выдвигать — вот эти мотивационные установки, которые работают. Это сразу показывает, что явка у нас высокая.

К тому же у «Единой России» процент «просел» во многих регионах, начиная с прошлого избирательного цикла, а в Татарстане не было такого. У нас показатели составляют 65—70%. А за президента, вы помните, какие результаты показали выборы. Это тоже соответствовало социологическим исследованиям, потому что феноменально зашкаливали. Рейтинг Минниханова большой, и на территории Татарстана его можно сравнивать с рейтингом Владимира Путина. Когда говорят, что у Путина или Минниханова рейтинг около 80%, любой политик в любой европейской стране этому очень сильно позавидует. Если там у президента или премьер-министра рейтинг равен 30%, это считается очень приличным результатом.

К тому же есть особенности ментальности, но я бы не сводил это к голосованию — то, что муссируется. За счет «черных технологий» можно несколько процентов добавить или убавить. Но чтобы убавить четверть, треть, половину результатов, этого просто невозможно сделать, тем более в тех жестких условиях, которые поставил Центризбирком РФ. Рассуждают так люди, которые некомпетентны и выдают желаемое за действительное.

Тимур Рахматуллин

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 19 сен
    Явку дотянули аж до 80 процентов. Еще та Чечня. А Башкирия больше схожа с Москвой и Питером по голосованию
    Ответить
  • Анонимно 19 сен
    Хамитов - реально слабый лидер в сравнении с Миннихановым. Может быть, это даже к лучшему для них.
    Ответить
  • Анонимно 19 сен
    Мы голосовали, потому что нам приказало начальство. Ладно есть свобода выбора кандидата, что я и сделала.
    Ответить
  • Анонимно 19 сен
    Вроде, умный человек. А говорит наивные вещи.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии