Новости раздела

Коррупция сто лет назад: поддельные медсправки, «льготные» учреждения и муниципальная армейская служба

Власть, коррупция и общество в годы Первой мировой войны. Часть 1

Коррупция сто лет назад: поддельные медсправки, «льготные» учреждения и муниципальная армейская служба Фото: topwar.ru

Сегодня можно найти немало объявлений, предлагающих откосить от армии законно. Однако практика предоставления таких услуг появилась не сегодня, а более века назад, когда Россия вступила в Первую мировую войну. Проявляя изобретательность, свойственную нашему народу, люди придумывали различные схемы, чтобы не попасть на фронт. Коррупция в нашей стране стала, пожалуй, национальной чертой. Историк Лилия Габдрафикова в своей новой колонке «Реального времени» рассказывает, как жители Казани и других татарских городов ухитрялись уклониться от своего «священного долга».

В 2014 году повсеместно прошли памятные мероприятия, связанные со 100-летием начала Первой мировой войны. Благодаря такому вниманию «забытая война» обрела более объемные исторические очертания, в научный оборот введены новые документы и материалы. Вместе с ними открываются неожиданные эпизоды 1914-1917 годов, которые очередной раз подтверждают, что в России все имеет глубокие «исторические корни». В том числе и коррупция. Этот порок пронизывал как всю систему управления, так и общественное сознание. И здесь не поймешь, спрос рождал предложение или наоборот.

Пути уклонения от военного призыва

Считается, что начавшаяся война летом 1914 года породила волну патриотизма и общественного подъема. Но это было характерно, скорее, для официальных кругов. Хотя пропаганда в прессе делала свое дело: воспламененные новыми идеями, юные гимназисты и студенты стали записываться в добровольцы. Однако основная масса людей реагировала на объявленную военную мобилизацию болезненно. Запасные солдаты, призванные на фронт самыми первыми, устраивали погромы винных и других лавок. Немало было среди потенциальных солдат тех, кто пытался нанести себе различные увечья, чтобы избежать призыва. Были те, кто прятался или постоянно менял место жительства.

«Отсрочку от армии могли в это время получить студенты и представители некоторых профессий, а также люди, негодные к службе по состоянию здоровья». Фото kpfu.ru

В условиях военного времени появились поставщики новых «услуг»: консультанты по различным схемам отклонения от военной службы, посредники между чиновниками различных ведомств, медицинскими работниками, администрацией военно-промышленных предприятий и «потребителями». Такого рода услугами могли воспользоваться лишь состоятельные граждане, что вызывало бурное негодование со стороны беднейших слоев населения.

Отсрочку от армии могли в это время получить студенты и представители некоторых профессий, а также люди, негодные к службе по состоянию здоровья. Безусловно, нельзя исключать и различные частные договоренности, дававшие возможность отпрыскам влиятельных родителей остаться дома. Например, в начале 1917 года в Чистополе жандармскими органами была раскрыта группа лиц, занимавшихся организацией отсрочки от военной службы для состоятельных призывников. В их числе был доктор уездного по воинской повинности присутствия Михаил Александрович Неклепаев, помогал ему писарь того же присутствия Иван Григорьевич Королев. Одним из посредников между «поставщиками услуг» и «потребителями» был местный обанкротившийся купец Нургалей Мансуров. От призыва освобождали несколькими способами: 1) до медицинского освидетельствования доктор давал призывнику различные препараты для ухудшения его состояния; 2) вместо подлежащего призыву человека освидетельствование проходило подставное лицо, имеющее определенные болезни; 3) в некоторых случаях просто выдавались оформленные документы о признании негодным к военной службе навсегда или же на определенное время. Особенно активно эта группа действовала во время мобилизаций 1914–1915 годов. Но в начале 1916 года о деятельности доктора Неклепаева стало известно другим членам уездного воинского присутствия, и они уже перестали прислушиваться к его мнению. А писаря Королева вскоре призвали на военную службу.

Такая практика, очевидно, была распространена во многих городах, в том числе в соседних губерниях. «И вот поехали на призыв в город Стерлитамак. Не успели мы показаться, разные чиновники показывают пальцем дверь. Видели Тукаевых, богачей нашей деревни, тоже приехали на призыв, уж они подмазали, где надо, и нашли причины, оставили их совсем негодными, а на самом деле здоровее нас. Верна пословица — дела богача везде как масло. Их бы нужно в первую очередь», — делился своими мыслями солдат Юсупов в письме своему товарищу, написанном 15 марта 1915 года.

Справедливости ради надо отметить, что не все богатые люди пользовались такими схемами. На войну уходили и дети очень состоятельных родителей.

«Казанские призывники довольно часто «устраивались» на работу на Пороховой завод». Фото stargoroda.ru

«Льготные» предприятия

В годы войны на определенные льготы могли рассчитывать работники предприятий и учреждений, связанных с нуждами армии. В первую очередь заводы и фабрики военно-промышленного комплекса. Однако вскоре и многие из них стали прибежищем различных лиц, скрывавшихся от воинского призыва. В 1916 году крестьянин Царевококшайского уезда Казанской губернии Василий Сергеев написал донос на учителя Сотнурского ремесленного отделения Алексея Ефимова Казанкина, который организовал артель по изготовлению шрапнельных ящиков для нужд войны. По словам заявителя, «как сам, так и состоящие в ней лица бездействуют, что организация этого дела служит только всем состоящим в этой артели лицам целью для освобождения от принятия на военную службу …». В артели работало 19 человек, из них 13 человек были освобождены от службы.

Довольно часто материально обеспеченные люди устраивались на работу в «льготные» предприятия лишь формально, фактически тяжелым фабрично-заводским трудом не занимались. Подобным злоупотреблениям с фиктивными работниками на военных предприятиях власти начали уделять внимание лишь через несколько лет после начала войны. Например, казанские призывники довольно часто «устраивались» на работу на Пороховой завод. Так, сторожем этого казенного завода с 4 декабря 1915 года числился владелец бакалейной лавки на Владимирской улице казанский мещанин Исмагил Сайфуллин. В ходе проверки жандармерии выяснилась занятость «сторожа» в сфере торговли и уже в 1916 году его мобилизовали в действующую армию. Конечно же, он был не единственным казанским мещанином 30–40 лет, кто «работал» на Пороховом заводе. Уклонисты вызывали справедливое возмущение у рабочих Порохового завода. Они считали их совершенно не пригодными к такой работе.

Предоставляли подобные «услуги» и мелкие предприятия. В такие списки попали Механическо-литейный и Кузнечно-слесарный завод Козлова, крупяной завод Анисимова, обмундировальная мастерская Шабанова. Последний из них, А.Д. Шабанов, в годы войны превратился из скромного владельца овчинно-шубной мастерской в солидного предпринимателя, количество рабочих в его мастерских достигало 8 тысяч человек. Весьма впечатляющая цифра. Для сравнения, крупнейшее предприятие города Казани, состоявшее из нескольких фабрик и заводов, имевшее десятки действующих мастерских, а также рабочих, работающих на дому, Общество «Алафузов» к тому времени насчитывало 16 тысяч работников. Возможно, часть 8 тысяч рабочих предпринимателя Шабанова составляли как раз «мертвые души» — фиктивные трудящиеся, а доходы фирмы росли, в том числе, и за счет денежных подношений «белобилетников».

Шествие по Воскресенской улице по окончании всенародного молебна по случаю объявления войны с Германией. 20 июля 1914 г. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Не хочешь в армию — иди в чиновники

Такого рода махинации были характерны не только для коммерческих предприятий, некоторые записывались в различные городские муниципальные комитеты. Например, только по одному из списков казанской жандармерии в 1916 году 11 человек из таких комитетов были отправлены на фронт. Прибегали к подобным услугам и высокопоставленные чиновники. Казанский губернатор устроил в Губернское пробирное управление своего знакомого, чтобы молодой человек смог получить отсрочку от призыва. При этом он ничего не понимал в своей новой службе.

По сути, в обществе продолжали действовать двойные стандарты: с одной стороны, военные ведомства совместно с жандармерией буквально вылавливали уклонистов из рядов настоящих работников «льготных» предприятий и учреждений. Особенно активно они стали работать в этом направлении с 1916 года. С другой стороны, сами же высокопоставленные чиновники, не стесняясь, практиковали подобные схемы уклонения от военной службы, тем самым негласно одобряя их.

Лилия Габдрафикова
Справка

Габдрафикова Лилия Рамилевна — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России кон. XIX — нач. XX в., история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 22 май
    Традиции. Никуда от них не денешься. До чего же интересно все читать. Не думал, что история так заинтересует меня.
    Ответить
  • Анонимно 22 май
    Коррупция - корень зла
    Ответить
  • Анонимно 22 май
    Надо же, интересно, оказывается и раньше была куча способов откосить
    Ответить
    Анонимно 22 май
    Как все похоже на нынешнее состояние
    Ответить
    Анонимно 22 май
    Вот оно - пособие "Как откосить от армии. Законно"
    Ответить
  • Анонимно 22 май
    Лилия, вы всегда находите интересные исторические темы.
    Ответить
  • Анонимно 22 май
    Очень интересная статья.
    Ответить
  • Анонимно 22 май
    Очень интересно!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров