Новости раздела

Политическая борьба на заре образования Крымского ханства

Из истории крымских татар, династии Гераев, потомков Джучидов и становление нации

Политическая борьба на заре образования Крымского ханства
Фото: использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги "История крымских татар"

Одним из крупнейших государств, наследников Золотой Орды, было Крымское ханство — часть большого этнокультурного пространства на обширном участке Евразии. Ханы из крымской династии Гераев являлись потомками Джучидов, поэтому их представители правили в Казанском и Астраханском ханствах. Институт истории им. Марджани выпустил новое издание пятитомника «История крымских татар». Третий том посвящен одному из ключевых исторических этапов развития этого народа — периоду Крымского ханства (XV—XVIII вв.). Полных и завершенных исследований по крымским татарам до сих пор не было, новая книга татарстанских авторов заполняет некоторые пробелы в истории этого тюркского народа.

ГЛАВА 3. ОБРАЗОВАНИЕ КРЫМСКОГО ХАНСТВА И РАННИЙ ПЕРИОД ЕГО ИСТОРИИ

Борьба за политическое наследие Улуса Джучи (1399—1441 гг.)

В.П. Гулевич

Разгром хана Токтамыша на Ворскле 12 августа 1399 г. похоронил надежды литовского правителя Витовта на подчинение Орды его интересам. Выдающийся ордынский эмир Идегей железной рукой восстановил единство татарского государства под властью марионеточного хана Тимур-Кутлуга, а после его смерти — Шадибека.

При стабильной центральной власти ожила экономика и массово заработали четырнадцать монетных дворов Орды. Но спустя семь лет всевластие Идегея стало тяготить Шадибека. Опершись на ордынскую аристократию, хан поднял «мятежъ» против Идегея. Эмир же казнил часть «бунтовавщиков» и посадил на правление хана Пулада. Летом 1407 г. Шадибек бежал в Ширван.

Но власть Пулада была слабой, а ситуация в Орде — неспокойной. Право хана на правление оспаривали сыновья Токтамыша. Первая попытка Джелаладдина в 1408 г. захватить власть была неудачной. Даже глава крымских Ширинов из клана Токтамыша Тегене выступил против его притязаний. Без сторонней помощи детям Токтамыша было не обойтись, и таким образом Литва вновь получила возможность влиять на Орду. В 1409 г. Джелаладдин лично ездил к Витовту в надежде получить от него помощь, но за это ему пришлось 15 июля 1410 г. участвовать в Грюнвальдской битве на стороне Литвы.

Тем временем в Орде умер хан Пулад и на престол взошел Тимур-хан, который к концу 1410 г. поссорился с Идегеем. Весной 1411 г. хан разбил войско эмира. Тегене поддержал Тимур-хана и участвовал в осаде Хорезма, где укрылся эмир. Отсутствием войск в Крыму воспользовался Джелаладдин, который в начале января 1411 г. захватил Солхат. Но Тегене, будучи женатым на на сестре Тимур-хана, что подняло его престиж и давало надежду занять место Идегея, вновь отказался присоединиться к Джелаладдину и не снял осаду с Хорезма. Токтамышевич снова потерпел неудачу, и в феврале 1411 г. Тимур-хан вернул контроль над Крымским улусом.

realnoevremya.ru

Несмотря на успех, власть Тимур-хана оставалась слабой, и в начале июня 1411 г. он опять потерял Солхат, который вновь захватил Джелаладдин.

Он получил поддержку и от генуэзцев, с которыми летом 1411 г. имел интенсивные контакты, но при этом генуэзская администрация Каффы продолжала активно поддерживать отношения с Идегеем. За короткий промежуток времени в Орде произошли какие-то неизвестные перемены. В отличие от двух предыдущих попыток, в этот раз крымская верхушка не только не препятствовала Джелаладдину, но, вероятно, и помогала ему. Полуостров не покинул даже внук Идегея Ак-Берди, ранее получивший от деда власть над крымскими войском.

Укрепившись в Крыму, Джелаладдин начал наступление на центральные земли Улуса Джучи. Между 13 апреля и 23 июня он захватил Тану, а не позднее начала июля 1411 г. — Сарай. Осенью 1411 г. Джелаладдин убил Тимур-хана и закрепился в Орде. Но его правление оказалось коротким. В сентябре 1412 г. хана убил родной брат Керим-Берди, который давно сам претендовал на власть. Чтобы закрепиться на троне, он назначил Идегея беклярибеком.

Опытные венецианцы предвидели продолжение войны за власть между Токтамышевичами. На власть Керим-Берди покусился его брат Кепек, и Орда погрузилась в очередную замятню. Летом 1413 г. он осадил Каффу, но взять ее не смог. В следующем году Крым ограбил уже Керим-Берди. В 817 г. х. (23 марта 1414 г. — 12 марта 1415 г.) Хаджи-Тархан и Сарай захватил еще один сын Токтамыша Джаббар-Берди.

Тем временем, готовясь к войне с Орденом, Витовт пытался заручиться поддержкой татар. В апреле 1414 г. он «был на границе с татарским ханом и хотел заключить с ним мир, и уехал оттуда без результата». В начале лета 1415 г. «татарский хан пригласил Витовта, чтобы тот к нему приехал, ибо он хочет с ним поговорить». Был ли это хан Джаббар-Берди или же ставленник Идегея, неизвестно. Но поскольку в Степи царила анархия, добиться какого-нибудь твердого соглашения с татарскими временщиками было просто невозможно.

Пока сыновья Токтамыша убивали друг друга за власть, Идегей восстановил свое влияние. Уже летом 1413 г. Сенат Венеции считал его самым влиятельным человеком в Орде. Весной 1414 г. эмир получил от венецианцев внушительную сумму в 2500 безантов и направил посольство на церковный Собор в далекий немецкий город Констанц. Летом того же 1414 г. он посадил на престол в Орде хана Чекре, которого вскоре сменил Сайид-Ахматом I, а потом Дервишем, а в 1416—1418 гг. эмир даже чеканил собственную монету.

realnoevremya.ru

Чтобы отбить у Витовта охоту вмешиваться в дела Орды, летом 1416 г. эмир организовал крупный поход против ВКЛ. Он зашел с юга и сперва захватил замок «Swyna horda» (т.е. Звенигород), а потом сжег Киев, традиционно служивший убежищем для ордынских беглецов. Жителей города увели в ясырь, и лишь гарнизон замка, состоящий из поляков и русинов, сумел отбиться. Тогда же вдова не названного по имени убитого татарского хана бежала к Витовту и уже в Литве родила ребенка. Одновременно какой-то неизвестный хан искал спасения в Литве.

В 1417 г. Идегей возвел на правление нового хана Дервиша, монету которого чеканили в Крыму. Его соперник Джаббар-Берди бежал в Литву, где был убит своими врагами в конце декабря 1417 г.

Пока в центральных землях Орды продолжались борьба между разными ордынскими группировками, в Крыму местная знать созрела до состояния, когда решила посадить на правление в Сарае своего ставленника — младшего сына Токтамыша Кадыр-Берди. Являясь законным наследником хана, он был идеальной кандидатурой для крымских беев, а юный возраст претендента гарантировал, что в случае военной удачи правление окажется в их руках. В 1418 г. Кадыр-Берди пошел войной на Идегея. Понятно, что не молодой хан, а его опытные беи вели крымское войско, среди которых были Тегене Ширин и Айдер Кунграт.

18 мая 1418 г. Кадыр-Берди захватил Тану. Осознав опасность, Идегей переменил свое отношение к Литве и в начале 1419 г. «князь Витовт примирился с татарскими ханами и заключил полный мир». Но в войне с Кадыр-Берди грозный Идегей потерпел поражение и был убит. В числе его убийц были весомые для Крыма личности: Ичкиле Хасан, отец будущего хана Улуг Мухаммада, Тегене Ширин и Барын.

Целое десятилетие после бегства Шадибека Орду лихорадило, что привело к значительному ее ослаблению. Крымский очевидец в 1421 г. писал, что за это время внутренняя война почти полностью уничтожила «скифский народ». Держать из центральных регионов Улуса Джучи под контролем далекий Крым для Идегея стало попросту невозможно. Но и делиться властью в Орде эмир тоже не был намерен. Так, в конце второго десятилетия XV в. был найден компромисс, который бы удовлетворил обе стороны.

Начиная с 822 г. х. (28 января 1419 г. — 16 января 1420 г.) на солхатских монетах стали чеканить не одно, а сразу три имени: ордынского хана Дервиша, эмира Идегея и крымского правителя чингизида Бек-Суфи!

realnoevremya.ru

Происхождение Бек-Суфи точно не известно. По всей видимости, он был сыном Таш-Тимура из рода Тукай-Тимуридов. Обстоятельства прихода к власти Бек-Суфи источники не раскрывают. Имена Дервиша, Идегея и Бек-Суфи на крымской монете позволяют предположить, что кандидатура последнего была одобрена ордынским ханом и его эмиром. В донесении комтура Дюнабурга магистру Ливонии от 17 марта 1419 г. сказано, что Витовт заключил мир не с одним, а несколькими ханами. Одним из них был хан Орды, подконтрольный Идегею, а второй, по всей видимости, — Бек-Суфи! Вероятно, что и предметом переговоров между Идегеем и Витовтом в 1419 г. была поддержка Литвой Бек-Суфи против Кадыр-Берди. Таким образом, признавая власть ордынского хана, «император Солхата» Бек-Суфи не был сувереном. Об этом свидетельствует и ярлык хана Мухаммада от 15—24 апреля 1420 г., выданный некоему Туглу-бею на наследственное право собирать налоги в районе г. Керчи.

На солхатских монетах новый крымский правитель именуется «султан сын султана Бек-Суфи хан» Хотя его отец Таш-Тимур был лишь огланом, на его монетах выбит титул «ас-Султан», характерный, за редким исключением, для всех крымских правителей начиная с Токтамыша. Легитимность Бек-Суфи была неоспоримой, и его признали не только местная элита, но и генуэзцы.

Дипломатические отношения между ВКЛ и Крымским улусом были дружественные. Этому способствовало возможное личное знакомство Бек-Суфи с Витовтом во время пребывания первого в Литве. О дружбе двух правителей летом 1421 г. упоминал путешественник и дипломат де Ланнуа. Послы крымского и литовского правителей в сентябре и ноябре 1420 г. побывали в Каффе. Литовский посол пребывал в Каффе до декабря, а в январе 1421 г. генуэзцы отправили Витовту письмо.

Правление Бек-Суфи устраивало всех как в Крыму, так и за его пределами. Оно стабилизировало ситуацию в улусе, но продолжалось недолго. Де Ланнуа, имевший от Витовта поручение заехать к «императору Солхата», в начале осени 1421 г. уже не застал его в живых.

Несмотря на короткое правление Бек-Суфи, крымские беи окрепли настолько, что выдвинули свои требования ордынскому хану, с которым «возникли чрезвычайно большие разногласия … по поводу возведения нового императора [Солхата], поскольку каждый хотел своего»! Это говорит о серьезных изменениях в регионе: между крымской правящей верхушкой и ордынским ханом было разногласие относительно лишь кандидатуры крымского правителя, а не его существования как такового, а две Татарии вкупе с именованием генуэзцами ордынского правителя «императором Великой Орды» в противовес «Малой», хотя о ней и не говорится прямо, свидетельствует о формировании двух политических центров тяжести уже к концу второго десятилетия XV в. — в Поволжье и в Крымском улусе.

Карта Крыма. Берлин, 1776 использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

Спор между «двумя Татариями» угрожал перерасти в военное столкновение, что и произошло. Претендентом на власть в Крыму был «брат императора» Девлет-Берди. Восточные родословные указывают, что он был сыном Таш-Тимура, а значит, братом Бек-Суфи. «Даулатберда улан жил в Литве», но важно то, что его воцарение произошло не по воле Витовта, как это представляют литовско-польские источники, а в силу интересов крымской правящей элиты, которая и оказала ему военную поддержку.

После короткого конфликта крымская верхушка смогла найти компромисс с Улуг Мухаммадом относительно своего правителя. По всей видимости, Девлет-Берди, как и Бек-Суфи, признал верховную власть хана Орды, а ордынский правитель соглашался с его правлением в Крыму и правом чеканить собственную монету с титулом хана. Такие условия удовлетворяли и генуэзцев, поскольку позволяли оперативно решать вопросы, связанные с жизнедеятельностью региона.

Нового правителя каффинцы поначалу именовали лишь «господином Девлет-Берди братом императора». Отсутствие титула «император» может вызвать сомнения в его легитимности, но Девлет-Берди выступает с титулом «султан» на монетах, чеканенных уже в 824 г. х. (закончился 25 декабря 1421 г.). Власть его была признана не только кочевым, но и городским населением улуса. Вероятно, именно на него ссылались жители Кырк-Йера, когда в 864 г. х. (1459—1460 гг.) просили крымского хана Хаджи Герая дать им тарханный ярлык по примеру не названного по имени его дяди.

Признал Девлет-Берди и Витовт, который выслал в Крым некого «сарацина Ибрагима», достойно принятого ханом. Он имел поручение заключить с Девлет-Берди договор о коммерции и взаимной компенсации убытков. Был ли он заключен, не известно, поскольку хан, якобы «по наущению злых людей», почему-то поссорился с Витовтом.

Если ситуация в Крымском улусе хоть как-то стабилизировалась, то в центральных владениях Улуса Джучи сразу несколько ханов по имени Мухаммад воевали за верховную власть и сложно сказать, кто именно из них в апреле 1420 г. выдал ярлык упомянутому выше Туглу-бею. Наиболее вероятно, что это был Улуг Мухаммад бен Ичкиле Хасан.

Татарский хан. Аугсбург, 1669 использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

Период середины октября 1422 — марта 1423 гг. отмечен очень интенсивным обменом посольствами между Солхатом и Каффой. С июня по декабрь 1423 г. массарии фиксируют посольства к Девлет-Берди ежемесячно. В ноябре и декабре 1423 г. он принимал их в Солхате. В целом же с августа 1420 г. до декабря 1423 г. в Каффе побывало не менее шестнадцати посольств крымских правителей.

Такой status quo продержался до 1423 г., когда власть Улуг Мухаммада зашаталась, что вызвало подъем амбиций крымского правителя. Весной этого года Девлет-Берди получил от генуэзцев 60 тыс. безантов. По мнению А. Л. Пономарева, так Каффа якобы финансировала его войну с ханом Орды. Но начиная с осени 1422 г. каффинцы воевали с княжеством Феодоро, и им самим не хватало средств на вооружение войск и увеличение количества галер. В таких условиях для генуэзцев не было смысла финансировать еще и войну Девлет-Берди против Орды. Наоборот, с октября 1422 г. они сами старались заручиться поддержкой Солхата.

Весной 1423 г. ситуация для Улуг Мухаммада начала угрожающе меняться. 17 мая в генуэзских источниках упомянут «великий император», сообщение о котором принесли два татарских посланника, высланных из Солхата. По всей видимости, это был Мухаммад Барак, который «захватил Орду [Улуг] Мухаммад-хана и большая часть улуса Узбекского подчинилась и покорилась ему».

Почувствовав слабость Улуг Мухаммада, курултай в середине мая 1423 г. объявил Девлет-Берди ханом, чем нарушил договоренности с правителем Орды. Через несколько месяцев после этого «великий император» Улуг Мухаммад прибыл в Крым лично. Ситуация, последовавшая за этим визитом, весьма путаная и свидетельствует о том, что Девлет-Берди мог быть отстранен от власти. Произойти это могло в период между 9 ноября 1423 г., когда в Каффе побывали послы «императора татар», то есть Девлет-Берди, и 16 декабря того же года, когда он снова назван всего лишь «братом императора». Никакими известиями о возможном столкновении между правителем Орды и Крыма за этот период мы не располагаем.

Этим событиям предшествовали изменения в самом Солхате. 19 октября 1423 г. массарии упоминают некоего Кутлуг-Пулада, ставшего новым господином в городе. В тот же день генуэзцы выплатили 50 аспров татарину, который от имени «господина императора», то есть Девлет-Берди, доставил каффинскому консулу коня, что было обычным подарком татарских правителей. В ответ в Солхат отправился Н. де Бассиньяно, а 9 ноября в Каффе побывало ответное посольство «императора татар», о чем сказано выше.

Татарский хан. Гравюра фламандца Доминикуса Кустоса (1560—1612) использована realnoevremya.ru иллюстрация из книги «История крымских татар»

Контакты между Каффой и Солхатом оставались активными. 30 декабря представитель Каффы Н. де Бассиньяно и два татарских посла «господина великого императора Орды», то есть Улуг Мухаммада, получили очередную выплату, которая закончила этап подготовительных переговоров перед серьезной встречей, поскольку 1 января 1424 г. уже сам Кутлуг-Пулад прибыл в Каффу в качестве посла ордынского хана. Таким образом, Девлет-Берди, скорее всего, не был отстранен от власти. Перемены в Солхате, по всей видимости, связаны с приездом туда Улуг Мухаммада, проведшего рокировку на крымских должностях, отблагодарив верных ему беев. Запись в массарии о «великом императоре» Мухаммаде, распоряжавшемся на полуострове, появилась 30 декабря 1423 г. Там же 6 января 1424 г. упомянут и Ширин Тегене-бей, который от имени ордынского хана стал новым господином или местоблюстителем Солхата и был торжественно принят во дворце Каффы. Это указывает, что во время курултая весной 1423 г. полного единства среди крымских беев не было. В связи с этим 1 февраля 1424 г. Генуя рекомендовала каффинским властям «всеми силами и возможностями жить в мире с этим императором [Улуг Мухаммадом] и устранять между вами любые поводы для смуты и войны, которые приносят опасность, голод и расходы; всегда помнить эту присказку: «Меч Каффы в ножнах разит сильнее, чем обнаженный» — и придерживаться мира с императором Солхата.

Но ситуация на полуострове быстро изменилась. Уже 11 января 1424 г. Девлет-Берди вновь назван генуэзцами «императором». Весть об избрании в Каффу принес посол и по совместительству новый господин Солхата Ботал-бей. Девлет-Берди договорился с Улуг Мухаммадом, который был вынужден покинуть Крым из-за угрозы полного захвата его владений ханом Бараком. Косвенно подтверждает это и активизация с апреля 1424 г. контактов Каффы с Девлет-Берди, теперь именуемого генуэзцами «императором Солхата». Это означает, что Улуг Мухаммад признал право существования крымского правителя, лояльного его власти, а за Крымом — статус улуса в «наследственном его отношении». Поэтому нет ничего удивительного, что в дальнейшем борьба за право быть крымским правителем развернется почти исключительно среди внуков Таш-Тимура.

Договор между Солхатом и Сараем действовал до конца зимы. 8 апреля Каффа выплатила вознаграждение какому-то татарину за известие о конфликте с Улуг Мухаммадом. Вскоре ордынский хан вновь сам прибыл в Крым и взял его под свой контроль, а Девлет-Берди бежал в неизвестном направлении.

Не позднее 12 июня где-то вблизи Солхата победителя «утвердили» ханом. Данное известие нужно расценивать как присягу крымских беев на непосредственное ему подчинение Улуг Мухаммаду.

Официальное посольство от Улуг Мухаммада прибыло в Каффу 16 июня. Задержка была вызвана необходимостью назначением господ Солхата, являвшихся основой ханской администрации в Крыму: эмира или бея Солхата, даругу и комеркария. Улуг Мухаммада и его «баронов» каффинцы задобрили щедрыми дарами.

realnoevremya.ru

Контроль Улуг Мухаммада над Крымом устраивал Витовта. В Литве провозглашение Девлет-Берди ханом не рассматривали как полезное для нее событие. Для реализации своих планов на Востоке Витовт был заинтересован в концентрации земель Орды в руках одного пролитовского хана, каким был Улуг Мухаммад. Ордынский правитель отправил в Литву послов, заявивших, что тот якобы взял полную власть в Орде. Но уже в конце 1424 г. — в начале 1425 гг. под давлением врагов хану пришлось бежать из Крыма к Витовту.

Тем временем 24 августа 1424 г. в Каффе появились послы «императора Девлет-Берди». Вернув Крым, он нуждался в нормализации отношений с генуэзцами и в октябре того же года лично посетил Каффу. Но договориться с итальянцами хан не сумел. Каффинские власти посчитали полезным для себя больше не связываться с Девлет-Берди. Консул Фредерико Спинола, вопреки наказу Генуи не вмешиваться в татарские дела, гарантировал Улуг Мухаммаду свою военную помощь в борьбе с Девлет-Берди. Генуэзцы отправили войско «против Солхата в пользу господина [Улуг] Мухаммада» во главе с самим консулом.

Улуг Мухаммад получил поддержку литовского правителя, и в мае 1425 г. Каффа принимала от Витовта «посла Семена», который согласовал свои действия с консулом Спинола. Род Фредерико в 1421—1426 гг. занимал в Генуе ведущие позиции, поэтому, скорее всего, он получил от метрополии добро на вооруженную поддержку хана.

Помощь Каффы позволила Улуг Мухаммаду взять Крым под свой контроль, но ее было недостаточно, чтобы успешно противостоять Бараку и удерживать контроль над землями за пределами Крымского улуса. Опершись на крымские ресурсы и собравшись с силами, весной 1426 г. Улуг Мухаммад начал наступление на Восток и имел успех в борьбе с Бараком и Мансуром.

Едва хан покинул Крым, как им вновь овладел Девлет-Берди. В середине апреля 1426 г. он предпринял очередную попытку наладить контакт не только с генуэзцами, но и с Витовтом, уверяя, что никогда не был врагом литовского правителя и желает иметь с ним дружественные отношения и торговые связи.

realnoevremya.ru

Другим направлением дипломатии Девлет-Берди был мамлюкский Египет. В марте 1427 г. египтяне узнали, что в Дешт-и-Кипчаке за власть борются сразу три правителя: Девлет-Берди, который захватил Крым (Солхат), Улуг Мухаммад, овладевший Сараем, и Барак, вытесненный в Среднюю Азию. Девлет-Берди в борьбе с Ордой попытался заручиться поддержкой египетского султана, значение которого увеличилось после его блестящей победы в войне с Кипрским королевством 1425—1426 гг.

Успехи Девлет-Берди впечатлили даже миланского герцога Филиппо Мария Висконти, воевавшего с Венецией, и хан едва не оказался объектом высокой европейской политики. В октябре 1426 г. герцог через своего эмиссара Доменико ди Мари предложил османскому султану совместно напасть на Тану. Войску хана он отвел роль ударной сухопутной силы против венецианской колонии, как это случалось ранее, но Мурад II отказался от предложения.

Девлет-Берди попытался распространить свою власть на центральные земли Улуса Джучи и на какое-то время имел успех. Его монеты чеканили в г. Сарай аль-Джадид и Хаджи-Тархане приблизительно в конце 1427 г. Но он не имел такой поддержки, как Улуг Мухаммад, и уже в том же году сошел с политической арены.

Воспользовавшись литовской поддержкой, в начале 1427 г. Улуг Мухаммад в очередной раз занял Крым, наладил отношения с Каффой и попытался завязать контакты с османским султаном. Под его властью находились земли от Правобережья Волги до Левобережья Днепра и от северорусских княжеств до Северного Кавказа. Но консолидировать свою Орду, где за влияние боролись глава Мангытов Науруз бен Идегей, глава Кунгратов Айдер и глава Ширинов Тегене, хану не удалось.

Вмешавшись в войну с поляками на стороне нового литовского правителя Свидригайло, Улуг Мухаммад в решающий момент в начале осени 1433 г. не оказал ему никакой действенной помощи. В отместку Свидригайло в конце октября — начале ноября поддержал организованный эмиром Айдером переворот в Орде в пользу Сайид-Ахмата II, по всей видимости, сына Бек-Суфи, скрывавшегося в Литве. Крымский улус и Днепро-Донское междуречье остались под властью Улуг Мухаммада, а Сайид-Ахмат II занял Правобережье Днепра.

realnoevremya.ru

Пока Сайид-Ахмат II укреплялся на севере, Улуг Мухаммад укрепил свои позиции на юге, разгромив 8 тысяч генуэзцев, после чего 13 июля 1434 г. между татарами и Каффой был заключен мир. Но внутренние проблемы по-прежнему раздирали Орду Улуг Мухаммада, и даже победа над итальянцами не могла ее консолидировать. В 1436 г. от него к хану Кичи Мухаммаду перекинулся бей Науруз. Этим воспользовался Сайид-Ахмат II и приблизительно в начале ноября того же года нанес поражение Улуг Мухаммаду. Спасаясь от полного разгрома, тот откочевал на север сперва к Белеву, а потом и в Казань.

Сайид-Ахмат II быстро наладил отношения с великим князем литовским Жигимонтом, поставил под свой контроль земли Днепро-Волжского междуречья и вынудил Москву платить ему дань наравне с Кичи Мухаммадом. Главная ставка Сайид-Ахмата II, по всей видимости, находилась в Крыму поблизости от Солхата.

Спокойное правление Сайид-Ахмата II длилось недолго. Как и его предшественник, он не сумел преодолеть внутренние разногласия в своей Орде между старой ордынской аристократией во главе с Айдером и набиравшей силу крымской во главе с Тегене Ширином. Из-за этого в Крыму весной 1441 г. между татарами началась «Солхатская война», в результате которой от Орды откололся Крымский улус, а во главе нового ханства в мае 1442 г. стал Хаджи Герай. Учитывая вражду между приближенным к хану Айдером и Тегене Ширином, которому угрожала смертельная опасность от Кунгратов, можно с уверенностью сказать, что именно главный крымский карачи-бей был наиболее заинтересован возвести на правление в Крыму отдельного от Орды хана.

Авторский коллектив Института истории им. Ш. Марджани
ОбществоИсторияКультура Институт истории им. Ш.Марджани АН Татарстана
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 17 мар
    Информации много.
    Но такое ощущение, что Москва еще даже не основана - о ней ни слова.
    Хотя Москва активно участвовала в описываемых событиях.
    И была хорошо осведомлена о протекающих процессах.
    Это видно из иллюстраций и текста Лицевого летописного свода - шедевра летописания Древней Руси.
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    7-й рисунок татарского хана на коне 1669 г. на "Медного всадника" в Питере смахивает 1768-78 гг., французский скульптор у немца идею спер? )
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    В те времена роль московского улуса была ничтожна. Московия во многом начала возвышаться позже. Благодаря касимовским ханам.
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    Московский улус был единственным, кто боролся за территориальную целостность Золотой Орды, растаскиваемую сепаратистами на мелкие "ханства".
    Неслучайно именно Москва стала законной наследницей Золотой Орды.
    Народы увидели в Москве достойную наследницу заветов Великого Чингизхана.
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    Да ладно Вам про московский улус - ошибка хана Узбека, источник воровства, коррупции, крепостного права и прочих суверенно-византийских прелестей.
    Ответить
    Анонимно 17 мар
    Хан Узбек со всеми сепаратистами, которые захотели расчленить Золотую Орду, жёстко, но справедливо, расправился.
    И сохранил целостность Золотой Орды.
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    Просмотрел четыре, представленные цветные миниатюры, абсолютно не цепляют, столько в них напичкано, в глазах рябит от "броуновского движения цветов"
    Ответить
    Анонимно 18 мар
    Вообще-то раскраска похожа на "татарский" стиль.
    В татарских деревнях такими красками так дома красят.
    И тут -в русском летописании - прослеживается татарское (тюркское) влияние.
    Ответить
    Анонимно 18 мар
    Не надо врать, что Лицевой летописный свод, якобы татары писали
    Ответить
    Анонимно 18 мар
    Много не пейти, читая Лицевой летописный свод, и не такие краски на заборах привидятся )
    Ответить
    Анонимно 18 мар
    Чушь полная, где так "В татарских деревнях такими красками так дома красят" ???
    Ответить
  • Анонимно 17 мар
    Не Ворскла, а Бурсыклы. Река Бурсыклы. Т.е. река с барсуками. Тогда эти территории были в составе Золотой орды и оттуда татарское название реки. А Белгород – татарский город Аккерман. Там правили ширины, ширинский клан, Ширины поссорились с Крымским ханом, отделились, создали Аккерманский улус, этот улус попал под влияние Московии и присоеденился к этому государству, и татарское население постепенно обрусело. Кореннон население города Белгорода – обрусевшие татары.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров