Новости раздела

«Многие мелкие чиновники пользуются гостеприимством татар и бывают им в тягость»

Образ чиновника в дореволюционной картине мира татар

«Многие мелкие чиновники пользуются гостеприимством татар и бывают им в тягость»

Отношение к российскому чиновничеству всегда было, мягко говоря, неоднозначным. Их дела и образ жизни были «воспеты» многими русскими писателями, а также в фольклоре. О том, как менялось отношение татарского населения к госслужащим, много ли мусульман было в чиновничьей среде, поведала в авторской колонке «Реального времени» историк Лилия Габдрафикова.

Фольклорное отражение

С усложнением системы управления Российской империи татары-мусульмане все чаще сталкивались с представителями различных государственных служб: правоохранительных, судебных, муниципальных, налоговых, контрольных органов и т.д.

В татарском языке чиновники всех рангов обозначаются словом «түрә». Интересно, что «түрә» созвучно со словом «түр», что переводится как самое почетное место в комнате, куда приглашали уважаемых гостей. На родственность этих слов указывают поговорки, построенные на игре слов: «түрәнең урыны түрдә» (место начальника – в глубине комнаты). Таким образом, в народном сознании быть чиновником – это значит обладать определенной привилегией, которой сопутствовали почет и уважение.

Вместе с тем имелись и другие смысловые значения, с несколько негативным оттенком. Например, наречие «түрәләрчә» (по-господски) могло означать высокомерно, спесиво.

Каждый десятый чиновник – татарин

В силу исторических условий чиновников из татар на российской государственной службе было не так много. Мусульмане проявляли себя, прежде всего, на военной службе. С первой половины XIX века ряды российского чиновничества пополнили кантонные начальники Оренбургской губернии — представители региональной элиты из татар и башкир. Хотя система кантонного управления Башкирией была ликвидирована в 1860-е годы, дети некоторых начальников сумели адаптироваться в новых условиях и продолжили чиновничьи традиции своих семейств (Султановы, Сыртлановы, Тевкелевы и др.). В остальных губерниях не было подобной традиции подготовки национальных чиновников, поэтому дворянско-чиновничью среду татары осваивали на общих основаниях.

Стартом для многих являлась военная служба. Некоторые продвигались по чиновничьей иерархии и получали в итоге дворянское звание благодаря знаниям языков, проходя службу в качестве гражданских переводчиков.

К концу XIX века число дворян и чиновников из мусульман в Российской империи составляло около 70 тыс. человек. По данным 1897 года, только в администрации, суде и полиции Казани было 172 служащих из числа татар, а всего число казанских чиновников в это время составляло 1 683 человека. Таким образом, татары в органах управления составляли 10,2%. Ситуация в других губернских городах была несколько иной. В целом в Волго-Уральском регионе число занятых на государственной службе не превышало 2,8% от общего количества татар, проживающих в губернских центрах. Чиновников в уездных городах было еще меньше.

Ориентация на русскую культуру


Имя Шаги-Ахмета Мухаметовича Алкина указывалось и как Алексей Михайлович Алкин. Фото tataroved.ru

Немногочисленное татарское чиновничество относилось главным образом к дворянскому сословию. Например, своими заслугами на этом поприще выделялись дворянские фамилии Алкиных, Тевкелевых, Терегуловых, Еникеевых, Дашкиных, Сыртлановых и др.

Так, с 1839 по 1858 год заместителем главы Казанского полицейского управления являлся мурза Шаги-Ахмед Алкин. По словам современников, «исполнял свои обязанности справедливо, держал все в своих руках», «был усердным и старательным, жителей Казани держал в строгости». Служил он в Старотатарской слободе. Интересно, что, несмотря на служебные обязанности, полицейский Алкин никогда не забывал о ежедневной молитве, регулярно посещал мечеть. Между ним и жителями мусульманского района не было серьезных разногласий.

Хотя представители дворянско-чиновничьих семей существенно отличались от основной массы татарского населения. В некоторых официальных документах даже их имена писались на русский лад. Хотя не все они были крещенными. Так, имя Шаги-Ахмета Мухаметовича Алкина указывалось и как Алексей Михайлович Алкин. Дворянство из-за своих профессиональных обязанностей часто контактировало с русским населением, копировало их образ жизни, правила поведения, внешний вид.

Уфимский краевед М. Сомов в середине 1860-х годов писал о том, что «чиновные и вообще служащие магометане одеваются в русское платье; но вне службы часто носят полный татарский костюм, состоящий из кафтана татарского покроя или халата, меховой шапки или белой шляпы с широкими полями; чалму же редко носят. Жены их щеголяют или в полном татарском платье, или в полутатарском». Другой наблюдатель – А. Риттих в это же время отмечал, что казанские татарки вместе с мужьями посещают театр, занимают места в ложе «позади своих мужей» и сидят «при опущенных вуалях». «Их можно также встретить на гуляньях и официальных балах», – отмечал этнограф.

Прикормленные купцами



Карл Фукс: «Богатые татарские купцы приглашают иногда или, лучше сказать, чаще всего бывают вынуждены приглашать к себе на чай губернатора и других главных чиновников». Фото kpfu.ru

Представители купеческого сословия с европейской культурой познакомились немного позднее, чем дворяне и служащие. Но, несмотря на относительно традиционный внешний вид и образ жизни, предприниматели активно поддерживали сотрудничество с чиновниками.

«Богатые татарские купцы приглашают иногда или, лучше сказать, чаще всего бывают вынуждены приглашать к себе на чай губернатора и других главных чиновников, — отмечал К. Фукс в первой половине XIX века. — Это бывает в полдень. После чаю тотчас угощают их множеством разных фруктов; потом на закуску подают лучшую икру и разного рода рыбу, причем в изобилии льется шампанское, которого, однако ж, сами хозяева не пьют. Многие мелкие чиновники также пользуются подобным гостеприимством татар и бывают им в тягость». Эта традиция продолжалась и в дальнейшем. «Түрәнең урыны түрдә, байлар белән бергә» (Место чиновника – самое почетное в доме, вместе с богатыми), — гласила народная пословица.

Куштаны и «угроза панисламизма»

В начале XX века взаимодействие армии чиновничества и татарской общественности было тесно связано с мнимой угрозой панисламизма. Поэтому социальные преобразования в татарском мире: реформирование учебных заведений, появление национальной прессы, общественных объединений воспринимались представителями власти довольно болезненно. Непонимание модернизационных изменений было обусловлено внутренней политикой шпиономании, активно поддерживаемой консервативными слоями татарского общества. В этой роли чаще всего выступали муллы.

В этот период в татарском языке слово чиновник чаще всего ассоциировалось со словом «куштан» (человек, угождающий чиновникам, неофициально приближенный к властям). «Куштан» было довольно обидным обозначением и употреблялось только в негативном ключе. Есть целый ряд пословиц, посвященных чиновникам и их угодникам. В них акцентируется внимание на неискренности последних, на их лести; отмечается пренебрежительное отношение чиновников к своим куштанам и в то же время зависимость государственных служащих от таких людей. Муллы-кадимисты для борьбы с джадидами-либералами часто использовали свои связи с чиновничеством и прибегали к таким методам, как доносы. Поэтому так называемых куштанов среди них было достаточно много.

Ярким примером является поведение известного деятеля Ишмухамета Динмухаметова (Ишми ишан). С одной стороны, простым прихожанам он запрещал изучать русский язык, получать светское образование и пропагандировал замкнутый образ жизни, с другой — он был одним из самых преданных куштанов русского чиновничества.

Таким образом, к началу XX века с чиновниками стали тесно контактировать представители практически всех сословий.

Найти место работы с фиксированным жалованьем было мечтой многих татарских шакирдов, окончивших медресе. Они грезили о поступлении в университет. Фото forums-su.com

От изгоя до элиты

Интересна оценка татарским населением единоверцев-чиновников. В начале XIX века такие люди, несмотря на все их заслуги и признание в русской среде, могли быть изгоями в мусульманском обществе. По замечанию писателя Н. Гасрыя, татарских дворян-военнослужащих, определивших своих детей в русские учебные заведения, «муллы предали анафеме, как неверных, народ, слепо, веривший духовенству, бойкотировал мурз».

Однако к концу века вместе с социальными преобразованиями изменилось и отношение к государственной службе. Об этом свидетельствует и увеличение числа чиновников из татар к концу XIX века, и рост количества татар в русских учебных заведениях. В начале XX века отдавали своих детей в городские и реальные училища, гимназии даже муллы.

Найти место работы с фиксированным жалованьем было мечтой многих татарских шакирдов, окончивших медресе. Они грезили о поступлении в университет. Именно студенты-татары, обучавшиеся в различных высших учебных заведениях в 1910-е годы, впоследствии стали основой национальной интеллигенции и чиновничьего аппарата не только в Татарской, Башкирской АССР, но и в республиках Средней Азии и Кавказа.

Лилия Габдрафикова
Справка

Габдрафикова Лилия Рамилевна – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX – начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России кон. XIX – нач. XX в., история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 24 мар
    Почему хозяева сами шампанского не пили? Берегли для гостей-чиновников?
    Ответить
  • Анонимно 24 мар
    у татар же (и не только) были всякие фишки, которые использовались как намеки, если гость в тягость: например, когда наливали неполную пиалу - значит, хотят, чтоб подольше посидел, чтобы еще потом налить, а когда переполненную - значит, пей и уходи
    Ответить
  • Анонимно 24 мар
    Чиновники... Практически не изменились
    Ответить
    Анонимно 24 мар
    татары тоже
    Ответить
    Анонимно 29 мар
    времена изменились
    Ответить
  • Анонимно 24 мар
    Сейчас большинство чиновников - татары)))
    Ответить
    Анонимно 24 мар
    а в чем-то прав был скоблионок на вашем сайте
    Ответить
  • Анонимно 24 мар
    Стало интересно, как выглядит "полутатарское платье")
    Ответить
    Анонимно 24 мар
    как сейчас некоторые бабушки носят татарский передник поверх современных платьев. и так намешивают...
    Ответить
  • Анонимно 24 мар
    а все-таки она красавица, не правда ли?
    Ответить
    Анонимно 24 мар
    Правда! Симпатичная девушка и к тому же ученый, доктор наук.
    Ответить
  • Анонимно 24 мар
    Сейчас среди татарских националистов такие же встречаются "муллы" (хотя от религии они частенько далекие), которые предают анафеме тех, кто общается по-русски.
    Ответить
    Анонимно 24 мар
    Из-за того, что по-русски банально общаться, попробуйте по-татарски, насколько хватит.
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Лилечка, ты молодец! Я помню тебя, когда ты в Казань приехала молоденькой девочкой. На глазах выросла. Очень рада увидеть твою статью на этом сайте. Продолжай, моя хорошая, буду дальше тебя здесь читать.
    З.Г.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров