Новости раздела

Семья Талгата Абдуллина охотится за европейскими активами обанкроченного главы КИР Рустама Сунгатова

«Алтынбанк» требует от казанского разработчика медицинских информационных систем миллион долларов

Семья Талгата Абдуллина охотится за европейскими активами обанкроченного главы КИР Рустама Сунгатова
Фото: youtube.com

Как выяснило «Реальное время», конкурсник обанкроченного казанского айтишника, главы компании «Корпоративные информационные рутины» (КИР) Рустама Сунгатова ищет активы должника за пределами России. Управляющий затребовал сведения о владении Сунгатовым долями в пражской компании KT Technology Atria spol s r o, где тот когда-то работал, а заодно опись всего имущества. Известный разработчик информационных систем в сфере здравоохранения в свое время ставил советскую медицинскую «систему Семашко» на IT-рельсы, запустив удаленную диагностику по всей России. КИР работала, как признавался ее собственник, в «псевдорыночных» условиях на заемные средства банка «Кара Алтын», порой себе в убыток. Обороты компании рухнули в 2014 году, когда фирма набрала кредитов на сотни миллионов рублей. Правопреемник кредитора «Алтынбанк» требует с него 75 млн рублей. Таких денег нет и у другой, еще живой, компании бизнесмена, работающей в сфере удаленной диагностики.

«Алтынбанк» обанкротил основателя КИР и ищет его активы

Обанкроченный по заявлению «Алтынбанка» основатель КИР Рустам Сунгатов должен предоставить своему конкурснику опись своего имущества, сведения о месте работы, фактическом адресе проживания, а также о сделках за последние 3 года. Те же данные он должен подать на супругу, а заодно указать — не владеет ли зарубежными фирмами, в частности — не является ли он конечным бенефициаром чешской компании KT Technology Atria spol s r o. На этой неделе суд удовлетворил ходатайство управляющего.

К слову, о возможных зарубежных активах Сунгатова. Сам он несколько лет назад рассказывал, что действительно работал на ATRIA Group в Чехии. А ряд баз данных подтверждают, что Сунгатов управляет этой компанией. Казанский завод ЭВМ, отправлявший его в командировку в эту страну, тогда закрылся, поэтому айтишник на какое-то время остался в Праге, но позднее вернулся в Казань и уже здесь основал свой бизнес.

Владельца компании «Корпоративные информационные рутины» татарстанский арбитраж признал банкротом в конце декабря 2020 года. Заявление подал «Алтынбанк» — правопреемник банка «Кара Алтын», который кредитовал бизнес Сунгатова.

Владельца компании «Корпоративные информационные рутины» татарстанский арбитраж признал банкротом в конце декабря 2020 года. Фото: cnews.ru

На собрании кредиторов заявили о завершении процедуры реструктуризации долгов и введении процедуры реализации имущества. «Учитывая тот факт, что ни кредиторами, ни должником план реструктуризации финансовому управляющему не направлен в установленные законом сроки, финансовый управляющий считает возможным перейти к процедуре реализации имущества должника», решил суд. Установив также, что Сунгатовым «прекращены расчеты с кредиторами, то есть он перестал исполнять денежные обязательства, срок исполнения которых наступил». Доказательств, подтверждающих возможность утверждения плана реструктуризации долгов, а равно как и самого плана реструктуризации долгов, в материалы дела представлено не было.

Осенью суд истребовал в Управлении ЗАГС Кабмина РТ сведения в отношении Сунгатова Рустама Шамилевича «о заключении (расторжении) брака (в том числе: когда и с кем был заключен брак), а также сведения, касающиеся супруги (ФИО, адрес регистрации и иные известные данные)».

Компания КИР в 2013—2016 годах занималась системами автоматизации для различных учреждений здравоохранения, в том числе была подрядчиком татарстанского ЦИТа, выполняла ряд работ по программе «Электронное здравоохранение в РТ».

Правопреемник кредитора «Алтынбанк» требует с Сунгатова 75 млн рублей. Фото: altynbank.com

«КИР» работала в «псевдорыночных» условиях

Выпускник факультета ВМК Казанского университета Рустам Сунгатов начинал карьеру на заводе ЭВМ (ныне — ICL КПО-ВС) с разработки инфосистем для оборонной промышленности. Затем несколько лет работал в Чехии, а когда вернулся в Казань основал в 1996 году центр разработки IT-решений в сфере здравоохранения. В 2000 году его компания запустила первый крупный проект — систему управления в МКДЦ. Почти за 20 лет бизнес компании «Корпоративные информационные рутины» достиг выручки в полмиллиарда рублей, открыв филиалы в Москве, Киеве, Праге и так далее.

Сунгатов поставил себе задачей сделать управление здравоохранением, как он говорил, глубоко иерархическим и лишь территориально-административное (наследие советской системы здравоохранения — академика Николая Семашко) — информационным и координационным. При этом он отмечал неудачи в этой сфере других компаний и стран — от Google Health до британской попытки выстроить National health system, на которую потратили 12 млрд фунтов стерлингов, но в итоге закрыли. Его компания начинала с того, что потратила несколько лет на то, чтобы автоматизировать электронные истории болезней для клинических отделений МКДЦ, затем перешла к запуску единого республиканского диспетчерского центра здравоохранения, открывая также ситуационные центры в ДРКБ и РКБ.

В финансовом смысле проект нельзя было назвать успешным. Сунгатов признавал «псевдорыночную систему» и участвовал в конкурсах, несмотря на войну конкурентов, которые сбивали цену IT-решений ниже себестоимости. К началу 2010-х годов его компания активно кредитовалась. Благодаря гарантиям и кредитам, выданным банком «Кара Алтын», «КИР» смогла обеспечить исполнение более 10 государственных контрактов.

В 2000 году его компания запустила первый крупный проект — систему управления в МКДЦ. Фото: vestnik.icdc.ru

Обороты КИР рухнули в 2014 году

Первые тревожные звоночки появились в 2014 году, когда «КИР» взял краткосрочных кредитов сразу на 121—122 млн рублей (ранее займы не превышали сотен тысяч рублей). Этот заем пришлось отдавать «с боем» каждый год, но даже к моменту прекращения деятельности ООО «Корпоративные информационные рутины» на нем продолжал висеть долг в 26,8 млн рублей (данные на конец 2020 года).

То ли дело в экономическом кризисе 2014—2015 года, то ли в структурных ошибках руководства компании — но выручка тогда рухнула с 402,7 млн рублей (663,1 млн рублей в рекордном 2012 году) до 74,7 млн. И продолжала неуклонно снижаться с каждым годом, достигнув пары миллионов рублей. Большие масштабные проекты высосали из компании (в первую очередь именно кредиты банка «Кара Алтын») все соки, а генерация чистой прибыли уже тогда, в тучные для «КИР» годы — 2012—2013-й — не отвечала амбициозности ее создателя. Прибыль с 12—13 млн рублей (максимум за всю историю) очень скоро обернулась убытком. В 2016 году компания ушла в минус на 111,2 млн рублей, больше уже никогда не выходя в «зеленую зону».

Впрочем, нельзя сказать, что бизнес Сунгатова оказался совсем уж безуспешным. В разгар строительства бизнес-империи им была создана «побочная» компания «Дайком-консалтинг», уже целиком посветившая себя медицинским услугам, оказывая удаленную диагностику для ряда регионов России, в том числе Якутии и Сахалина. И, по-видимому, решение бывшего партнера, банка «Алтыбанк», связано с желанием вытащить деньги также из «Дайком-консалтинга», который не только существует, но еще и приносит прибыль.

Хотя оборот «Дайкома» тоже снизился с 40—50 млн рублей (еще в 2017—2018 году) до 21—22 млн рублей в последние годы, то есть в два раза. Чистая прибыль, однако, в 2020 году оказалась рекордной — 10 млн рублей. При этом долгов у компании почти нет, долгосрочный кредит в размере 60 млн рублей, взятый 5 лет назад, уже почти весь выплачен.

«Алтынбанк» принадлежит брату экс-главы ГЖФ Ринату Абдуллину (15% банка принадлежит Талгату Абдуллину). Фото: prav.tatarstan.ru

Но, конечно, если «Алтынбанку» удастся «раскулачить» Сунгатова и вся выручка пойдет на выплату его долгов, компания неизбежно закроется. Хотя, кроме этого, у «Дайкома» есть еще доля в 5% в ООО «КОРПМД», открытом в 2017 году, там выручка в 2020 году была в размере почти 60 млн рублей. Компания за время своего существования успела осуществить 10 поставок по системе госзакупок на 21 млн рублей.

У «Дайкома» есть свой официальный сайт и отдельный филиал в Германии (правда, сайт не обновлялся с 2019 года). В Сети также можно найти «философскую поэму в многих частях» авторства Рустама Сунгатова под названием «Новое здравоохранение» — книга продается на Wildberries уже 2 года, стоит 1 126 рублей. «И вот перед нами очень необычная книга Р. Сунгатова, доктора экономических наук, талантливого математика и философа. Человек со стороны выстраивает свою четкую систему здравоохранения...», указано в аннотации книги.

«Алтынбанк» принадлежит брату экс-главы ГЖФ Ринату Абдуллину (15% банка принадлежит Талгату Абдуллину). Согласно данным сайта «Банки.ру», организация занимает 13-е место по Татарстану и 287-е место по России по величине активов — 1,86 млрд рублей, чистая прибыль — 22,6 млн.

Сергей Афанасьев
ОбществоМедицинаБизнесУслугиТехнологииITЭкономикаБанки Татарстан АлтынбанкАбдуллин Ринат Медхатович

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 18 янв
    все держатся за свои денежные места и за свои мешки с деньгами
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Ну удачи им в охоте. Ничего не смогут обнаружить
    Ответить
    Анонимно 18 янв
    удача от кого-то явно отвернулась
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Паны дерутся, а у холопов чубы трещат.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии