Новости раздела

Владеть нельзя отдать: как коммунисты расставляли запятые в вопросе частной собственности

Владеть нельзя отдать: как коммунисты расставляли запятые в вопросе частной собственности

Вопрос личной собственности — а точнее ее упразднения путем передачи в общее владение — являлся одним из ключевых в коммунистической теории. В то же время требовалось строго очертить границы того, чем гражданин делиться обязан, а что принадлежит лично ему. Иначе последовало бы неприкрытое мародерство, когда люди начали бы выносить из чужих домов любую утварь и стаскивать друг с друга последнюю рубашку.

Так, народу разъясняли, что государство разграничивает частную собственность на средства производства от личной собственности на предметы потребления. Первыми владеть нельзя, вторыми — можно, но желательно в умеренных количествах.

Статью-пояснение «О личной собственности» в настольный календарь 1941 года написал соратник Сталина, известный ученый-экономист, преподаватель политэкономии МИСКТ (Московский институт советской кооперативной торговли, теперь — Российский университет кооперации) Дмитрий Шепилов. В июне 1956 года Дмитрий Трофимович станет министром иностранных дел СССР, к сожалению для страны — всего на 8 месяцев. Но за этот небольшой срок под началом Шепилова СССР совершит настоящий прорыв на международной арене. Его образованность, широкая эрудиция и политическая дальновидность позволили быстро расположить к себе мировых лидеров и укрепить положение родной сверхдержавы.

Именно Шепилов поддержал стремление афро-азиатских народов к независимости от капиталистических колоний, сформировав дружеские отношения с большинством стран Ближнего Востока. При Шепилове также был взят курс на перемирие с Японией (он подписал историческую Советско-японскую декларацию). Он же настаивал на программе разоружения по линии ООН, выступал за международное экономическое сотрудничество и помощь слаборазвитым странам. Если бы не откровенная зависть Хрущева и месть за попытку отстранить его от власти, Дмитрий Трофимович, вероятно, сделал бы для страны еще много великих дел.

Но мы возвращаемся к страницам настольного календаря и статье, написанной Шепиловым-политэкономистом. Продолжаем «Жить в сорок первом». Часть18-я.

Дмитрий Шепилов. Фото: polit.ru

О личной собственности в эпоху социализма

В капиталистическом мире накопление собственности, богатств, роскоши, рост паразитизма на одном полюсе усиливают обнищание и разорение на другом полюсе — среди трудящихся масс.

В стране хваленой капиталистической демократии — в Соединенных Штатах Америки — 1% собственников владеет 59% богатств страны. В руках Моргана находятся 51 банк и 86 трестов с капиталом в 46,2 млрд долларов.

Морган контролирует 77,6 млрд долларов трестовских капиталов. Личное состояние Рокфеллера составляет 2,5 млрд долларов. В то же время, по данным специального обследования доходов населения США, произведенного в 1935—1936 гг. правительственным комитетом национальных ресурсов, подавляющее большинство населения живет в бедности и нищете.

Идеологи буржуазии, воспевающие капитализм, изобрели клеветнические измышления, будто коммунизм уничтожает личную собственность на предметы потребления, будто коммунизм предполагает общность жилья, одежды, стандартизацию вкусов — монотонное, серенькое бытие, господство уравниловки и урезанные потребности граждан.

Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин не раз разоблачали враждебные поклепы на социализм, при котором будто бы заглушаются разнообразные личные интересы, вкусы и потребности во имя мелкобуржуазной уравниловки.

Программа научного коммунизма отнюдь не ставит задачей уничтожение личной собственности на предметы потребления.

Наоборот! После тысячелетнего господства эксплуататоров, фактически лишавших трудящиеся массы личной собственности, социализм, как указывал Маркс, «...создает индивидуальную собственность, но на основании... кооперации свободных работников и их общинного владения землей и произведенными ими средствами производства» (т. XVII, стр. 834). Великую заслугу Парижской Коммуны Маркс видел в том, что, провозглашая необходимость уничтожения частной капиталистической собственности, она «хотела создать индивидуальную собственность взаправду, превративши средства производства, землю и капитал, служащие в настоящее время прежде всего орудием порабощения и эксплуатации труда, в орудия свободного и ассоциированного труда».

Основоположники научного коммунизма разграничивали частную собственность на средства производства от личной собственности на предметы потребления.

Частная капиталистическая собственность в ходе революционного преобразования капиталистического общества в социалистическое уничтожается. Мелкая частная собственность крестьян и кустарей преобразовывается в социалистическую на основе кооперации. Личная собственность на предметы потребления должна процветать и развиваться на основе и по мере процветания и развития общественной собственности на средства производства.

Намечая контуры социалистического общества, Энгельс указывал, что здесь «...общественная собственность распространяется на землю и на другие средства производства, а индивидуальная собственность — на продукты, следовательно — на предметы потребления» (т. XIV, стр. 130).

* * *

Великая Октябрьская социалистическая революция осуществила экспроприацию экспроприаторов. Выполнение ленинско-сталинской программы построения социалистического общества обеспечило в СССР безраздельное господство общественной социалистической собственности во всем народном хозяйстве. Общественная собственность на средства производства, как экономическая основа социалистического общества, является могучим источником процветания той «личной собственности взаправду», о которой писал Маркс.

Партия Ленина — Сталина повседневно проявляет величайшую заботу о личных нуждах и потребностях тружеников социалистического общества. Государственные расходы на культурно-бытовое обслуживание трудящихся города и деревни растут с каждым годом.

В 1939 г. из общих расходов государства в 153,1 млрд рублей свыше 38 млрд израсходовано на культурно-бытовые нужды трудящихся. В 1940 г. из 179,9 млрд бюджетных средств намечалось израсходовать на культурно-бытовые нужды народа 42,9 млрд. руб. Объем товарооборота с 1929 по 1938 г. возрос более чем в 10 раз. Это значит, что огромная и все более растущая часть народного богатства, создаваемого в социалистическом хозяйстве, переходит в личное потребление, личную собственность тружеников социалистического общества.

Основу личной собственности в эпоху социализма составляет общественная социалистическая собственность на средства производства. В личную собственность поступает часть совокупного общественного продукта, созданного в социалистическом хозяйстве, предназначенная для целей потребления. Эта часть общественного продукта, распределенная между членами общества в качестве вознаграждения за труд, становится личной собственностью трудящегося и используется по его усмотрению: она может быть потреблена, продана, передана по наследству и т. д. Таким образом, рост личной собственности зависит от роста общественной социалистической собственности. Отсюда — кровная заинтересованность всей массы трудящихся в приумножении и укреплении общественной собственности как основной, решающей базы личного благосостояния.

Безграничный рост личных потребностей членов социалистического общества и все более полное их удовлетворение — закон социализма и один из основных движущих мотивов развития производительных сил.

Товарищ Сталин учит:

«Социализм не может отвлекаться от индивидуальных интересов. Дать наиболее полное удовлетворение этим личным интересам может только социалистическое общество.

Более того, — социалистическое общество представляет единственно прочную гарантию охраны интересов личности» («Вопросы ленинизма», изд. 10-е, стр. 602).

В отличие от всех конституций буржуазного мира, под флагом «собственности вообще» защищающих эксплуататорскую собственность, только Конституция страны победившего социализма (в статье десятой) возвела охрану личной собственности трудящихся масс в незыблемый закон советского общества.

У нас иногда не понимают глубокого различия между частной собственностью, господствующей во всем капиталистическом мире, и личной собственностью граждан социалистического общества.

Частная собственность в буржуазном обществе распространяется прежде всего на средства производства. То, что в капиталистическом мире именуется «личной собственностью», — это в подавляющей массе собственность паразитических классов, основанная на монопольном владении средствами производства, это — та же частная капиталистическая собственность. Единоличная собственность широких масс мелкого крестьянства в странах капитала обрекает его на вечную нужду, голод и каторжный труд.

Личная же собственность в эпоху социализма, в отличие от частной капиталистической собственности, распространяется на предметы потребления: на трудовые доходы и сбережения и на подсобное домашнее хозяйство, на предметы домашнего хозяйства и обихода. Особую исторически преходящую форму личной собственности представляет подсобное хозяйство колхозного двора.

Право личной собственности в эпоху социализма неразрывно связано с социалистическим принципом распределения по труду. Источником частной капиталистической собственности является эксплуатация угнетенного большинства паразитическим меньшинством. Личная собственность граждан СССР не может быть использована в качестве средства эксплуатации.

Социалистическое государство карает, как преступление, имеющиеся еще попытки использовать личную собственность в целях спекулятивной наживы. Источником личной собственности трудящихся СССР является только честный труд. В социалистическом обществе, по словам товарища Сталина, «...личные способности и личный труд каждого гражданина определяют его положение в обществе» («Вопросы ленинизма», изд. 11-е, стр. 517).

Чем производительнее и добросовестнее труд каждого члена общества в социалистическом хозяйстве, тем в большей мере умножается народное богатство и тем полнее удовлетворяются и личные потребности каждого, тем зажиточнее и счастливее жизнь всего народа.

* * *

Личное хозяйство колхозного двора допущено как подсобное к главному и основному артельному хозяйству, для удовлетворения потребительских нужд колхозника, пока эти нужды не могут быть еще целиком удовлетворены общественным хозяйством.

Личная собственность колхозного двора в виде подсобного хозяйства существенно отлична от мелкого частного хозяйства единоличных крестьян и кустарей. В единоличном крестьянском хозяйстве все средства производства (кроме земли, являющейся всенародной собственностью) принадлежат мелкому товаропроизводителю как частному собственнику. В артели основные и решающие средства производства обобществлены, а в личной собственности колхозного двора находятся лишь мелкий инвентарь для обслуживания приусадебного хозяйства, часть продуктивного скота в размерах, точно ограниченных Сталинским уставом сельхозартели, и некоторые хозяйственные постройки. Источником дохода единоличного крестьянского хозяйства является его индивидуальный труд в частном хозяйстве. Основным и решающим источником дохода колхозного двора является коллективный труд в общественном хозяйстве. Наконец, личное подсобное хозяйство колхозника теснейшим образом связано с общественным хозяйством артели. На выработанные трудодни колхозник от артели получает основные продукты питания, корм для скота личного пользования, тягло для обработки приусадебного участка и т. д.

Вот почему неправильным и политически вредным является отождествление личной собственности колхозного двора с собственностью единоличных крестьян и кустарей. Личная собственность колхозников является подсобным элементом к социалистической колхозной собственности.

Следовательно, отождествление мелкого частного хозяйства с личной собственностью колхозников должно вести к дикому выводу, будто единоличное крестьянское хозяйство не отличается от социалистического. Личная собственность колхозного двора (подсобное хозяйство) вместе с тем существенно отличается от личной собственности трудящихся СССР на предметы личного потребления и удобства, трудовые доходы и сбережения. Источником личной собственности рабочих и служащих является только труд в социалистическом хозяйстве. Обладание подсобным хозяйством не характерно для большинства рабочих.

Личная собственность колхозного двора, включая в себя собственность на некоторые средства производства, имеет своим главным источником труд в социалистическом хозяйстве, а дополнительным — труд в личном хозяйстве.

Антиколхозные элементы пытались толкать отсталую часть колхозников на путь разбазаривания общественных земель, раздувания личного подсобного хозяйства, использования его для целей спекуляции и наживы за счет подавляющего большинства честно работающих колхозников. Пленум ЦК ВКП(б) в мае 1939 г. решительно, по-сталински вскрыл извращения в колхозном строительстве и дал действенную программу по искоренению буржуазных тенденций в колхозах, борьбе с тунеядцами, по упорядочению колхозного землепользования, укреплению общественного хозяйства в артелях как главного и решающего. Эти мероприятия Центрального Комитета намного усилили дисциплину труда в колхозах. Сократилось количество колхозников, имеющих малое число трудодней, усилилось внимание колхозников к общественному хозяйству, приведено в норму личное подсобное хозяйство.

Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Изменения в политике заготовок и закупок сельскохозяйственных продуктов» открывает новую страницу в развитии общественного колхозного хозяйства. Цель и смысл его — всемерное укрепление и развитие всех отраслей общественного колхозного производства.

Будущность подсобного хозяйства колхозного двора, как особой формы личной собственности, отлична от будущности личной собственности трудящихся на предметы потребления. По мере увеличения производительности общественного труда и роста народного богатства личная собственность тружеников социалистического общества (рабочих, колхозного крестьянства, интеллигенции) на предметы потребления и удобства будет процветать и умножаться. По мере роста и укрепления общественного, социалистического хозяйства личное подсобное хозяйство колхозника будет принимать все более узко подсобный характер. Растущие же личные потребности колхозного крестьянства будут удовлетворяться все обильней и всесторонней за счет расцветающего и богатеющего общественного хозяйства колхозов.

* * *

Маркс и Энгельс указывали, что «коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд» («Манифест коммунистической партии», стр. 48).

СССР вступил в полосу завершения строительства бесклассового социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму. XVIII съезд ВКП(б) утвердил величественный план третьей сталинской пятилетки, которая обеспечит увеличение потребления трудящихся СССР более чем в полтора раза, приведет к созданию «...такого благосостояния и повышения культурности трудящихся, которые отвечают возросшим запросам советского народа, которые недостижимы для самых богатых стран капитализма и означают начало настоящего расцвета сил социализма, расцвета новой, социалистической культуры».

По мере осуществления основной экономической задачи СССР мы достигнем полного изобилия продуктов. На основе полного расцвета общественных производительных сил во всех отраслях народного хозяйства будут обеспечены высокие душевые нормы производства и потребления, недоступные самым богатым странам капиталистического мира. Растущие потребности народа будут удовлетворяться все более полно.

В первую фазу коммунизма существует нормированное распределение общественного фонда личного потребления на основе заработной платы в предприятиях последовательно-социалистического типа и трудодня в колхозных хозяйствах.

В зрелом коммунистическом обществе, когда в невиданной степени возрастут общественные богатства, можно будет перейти к прямому коммунистическому распределению предметов потребления между членами общества по их потребностям.

При безраздельном господстве коммунистического принципа распределения «от каждого по способностям, каждому по потребностям» становится практически нецелесообразной, ненужной личная собственность на такие, например, объекты, как приусадебное и домашнее хозяйство, становится излишним институт наследования.

И, как говорил Маркс в «Критике Готской программы», «...в собственность отдельных лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления» (т. XV, стр. 274).

Единственным источником всестороннего удовлетворения личных потребностей будет всенародное хозяйство. Личное обладание предметами потребления и удобства для всех тружеников коммунистического общества не будет знать иных границ, кроме действительных потребностей членов общества. Эти потребности будут удовлетворяться со всей полнотой и многогранностью, доступной на каждой данной ступени развития коммунистического общества. К этому чудесному обществу будущего уверенно ведет народы страны социализма всепобеждающая партия Ленина — Сталина.

Д. Шепилов

  • Екатерина Безсмертная

    Екатерина Безсмертная декан факультета экономики и бизнеса ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», кандидат экономических наук, доцент

    Господство общественной социалистической собственности на средства производства в эпоху социалистического строительства являлось обязательным условием формирования его экономической основы. Однако перспективы превращения общественной собственности в «могучий источник процветания» для каждого отдельно взятого члена общества даже спустя два десятка лет после начала революционных преобразований в сознании граждан, по всей видимости, выглядели весьма абстрактными. Успехи индустриализации и коллективизации в стране, где более 80% населения составляли занятые в сельском хозяйстве, были поистине грандиозными с позиции превращения СССР в развитую индустриальную державу, однако потребовали неимоверного напряжения и мобилизации человеческих ресурсов, насильственного разрушения складывавшейся веками системы национальных особенностей и традиций.

    Ежегодное увеличение государственных расходов на культурно-бытовое обслуживание трудящихся и многократный рост товарооборота в предвоенное десятилетие, безусловно, были наглядной иллюстрацией выдающихся достижений социалистического строительства, однако советская пропаганда умалчивала о масштабе жертв, предшествовавших этим успехам. В ходе коллективизации миллионы крестьян были превращены из индивидуальных хозяев, достаток которых зависел от личных усилий и работоспособности, в бесправных членов колхозов, происходило насильственное изъятие урожая, около 2 млн раскулаченных крестьян подверглись массовому выселению в отдаленные районы, несогласие с преобразованиями жестко подавлялось, в том числе — посредством физического уничтожения недовольных.

    Однако собственнический инстинкт оказался сильнее революционных иллюзий: сопровождавший модернизацию социально-политической жизни страны рост числа номенклатурных работников уже в первые десятилетия советской власти стал содействовать развитию коррупции, теневого бизнеса, расширению потребительских привилегий бюрократии. В свое время Л.Д. Троцкий предрекал конфликт бюрократии, превращающейся в «новую буржуазию», со сталинизмом, который неизменно должен был закончиться или новой революцией, или полной реставрацией капитализма.

    По прошествии нескольких десятилетий произошел распад СССР, страна взяла курс на развитие рыночных отношений. Благородная идея всеобщего равенства, унесшая миллионы жизней как своих противников, так и сторонников, не оказалась жизнеспособной. По иронии судьбы, нынешние показатели, характеризующие социальное неравенство, схожи с цифрами, приведенными Д. Шепиловым в самом начале статьи «О личной собственности в эпоху социализма». Только характеризуют они не положение дел в США — оплоте «хваленой капиталистической демократии», а в современной России. Согласно недавнему исследованию Boston Consulting Group, порядка 500 самых богатых россиян (что составляет менее 0,0001% взрослого населения) владеют около 40% всех финансовых активов. Сегмент сверхбогатых людей в России владеет почти в четыре раза большей долей средств, чем в среднем по миру. В то же время, согласно данным Росстата, по итогам первого полугодия 2021 г. 13,1% населения страны имеет доходы ниже прожиточного минимума.

  • Виталий Тепикин

    Виталий Тепикин кандидат исторических наук, профессор, публицист, номинант Нобелевской премии, руководитель российского экспертно-аналитического центра «Интеллигенция. Политика. Власть»

    В угаре политических диспутов иногда выдается такое, что искажает историческую действительность. Мне не раз приходилось слышать о якобы действовавшем запрете на личную собственность в СССР. Нет, это не так. Личная собственность существовала, при этом находилась в прямой зависимости от собственности общественной. Чем выше становился уровень благосостояния народа, тем больше возможностей для личного владения и использования открывалось. Сравнить, например, послевоенные 1940-е, когда дружно, всем миром поднимали страну из руин, и 60-е — небо и земля! Советское государство вознаграждало население за честный, усердный труд не только почетными грамотами, вымпелами, званиями, льготными, а то и бесплатными путевками на отдых, но и более фундаментальными вещами. В личное пользование гражданам бесплатно передавалось жилье: в зависимости от квалификации, стажа, состава семьи люди по очереди наделялись квартирами разной площади, в небольших городах, сельской местности — даже домами. Считались они квартиросъемщиками по прописке, а фактически владели жильем с момента получения, могли обменять его на равноценное в другом месте (за неравноценное можно было доплатить или наоборот получить доплату). При Хрущеве, Брежневе строили много. Только в 1959 году в РСФСР было построено более полутора миллиона новых квартир и домов общей площадью 67,6 миллиона квадратных метров. Около 6 миллионов человек получили в тот год такое жилье. Квартиры называли «хрущевками» и «брежневками», в них до сих пор неплохо живут люди, потому что подобного масштаба строительства комфортного жилья мы не знали. В постановлении правительства «О развитии жилищного строительства в СССР» от 31 июля 1957 года отмечалось: «подъем жизненного уровня и благосостояния народа является одной из важнейших задач». Так и было на деле.

    С 1964 года инвалидам Великой Отечественной начали бесплатно выдавать автомобили — «Запорожцы» с ручным управлением. Тоже личная собственность как забота со стороны советского государства. Раз в 10 лет машину можно было поменять на новую, марку взять посерьезнее, доплатив разницу в цене. К тому же государство предоставляло один ремонт бесплатно. Потом с 1971-го машины стали выдавать каждые 7 лет, но как собственник владелец авто был вправе оставить себе старую машину (без обмена), передать ее по наследству. Численность инвалидов войны была огромна, Военно-медицинский музей Санкт-Петербурга называет цифру в районе 10 млн человек, большая часть которых захотела пользоваться машинами. Мифы о сосланных «самоварах» Сталина остаются мифами. Действительно есть данные о направлении инвалидов в специальные дома на Валаам, в Горицы, в Кириллов... Но согласно архивным документам там их адаптировали к новой жизни, обучали подходящим специальностям и уже через год-полтора при желании отпускали домой.

    В личную собственность приобрести автомобиль могли также другие граждане, накопившие средства. Не стоит забывать про мебель, домашнюю технику, обстановку, одежду, ювелирные украшения, книги... Дом в деревне под дачу тоже реально было купить. Но вот с чем боролись в СССР, так это с частной собственностью на средства производства. Право производить продукцию для населения сохранялось только за государством.

  • Ирина Акопджанова

    Ирина Акопджанова генеральный директор АО «Национальный НПФ»

    Социализм немыслим без социального обеспечения граждан, и один из видов такого обеспечения — пенсия. Советская пенсионная система изначально не была представлена единым фондом или организацией, заслуженные работники получали пенсионное обеспечение от своих работодателей, а не от государства напрямую. Постепенно эта ситуация менялась, и СССР пришел к системе, где абсолютно любой гражданин имел право на пенсию после выхода на заслуженный отдых. В массовом сознании россиян существует мнение, что работникам колхозов пенсии не выплачивались, и максимум, на который мог рассчитывать работающий в колхозе человек, это трудодни, которые в дальнейшем трансформировались в натуральные выплаты (зерно, мясо, молочная продукция и т. д.).

    Однако такое утверждение не совсем верно. Действительно, государство не обеспечивало колхозников пенсиями, эта обязанность была переложена на сами колхозы. На базе колхоза создавался собственный социальный фонд, который и обеспечивал пенсионные выплаты. Было установлено, что колхоз должен сформировать фонд, объем которого не превышал бы 2% от валовой продукции коллективного хозяйства. Важно отметить, что не всегда выплаты были денежными — пенсия могла выплачиваться продуктами питания, дровами, трудоднями, но на деле последний вариант использовался в крайнем случае. Все зависело от ресурсов самого колхоза, обеспеченные артели выплачивали работникам деньги, артели победнее — натуральную продукцию, чаще всего зерно. Не стоит забывать, что нынешние проблемы мировых пенсионных систем были не чужды советским колхозам. Крупное коллективное хозяйство могло выплачивать меньшую, по отношению к соседям, пенсию из-за большого количества пенсионеров на своей территории.

    Татарская АССР входила вместе с Калужской областью и Марийской АССР в перечень регионов с наименьшей выплатой на трудодень. Выплата в 1951 году составляла 16 копеек. При этом сравнивать трудодень и смену рабочего на заводе некорректно, поскольку заводская смена была четко выражена в часах и соответствующем денежном выражении. То есть в отличие от рабочего, колхозник не имел твердой заработной платы. Да и спрогнозировать количество начисленных по итогу года трудодней было крайне затруднительно, т. к. оно зависело от характера работы, ее тяжести и интенсивности.

    Изменилась ситуация в 1964 году, когда был принят закон о государственных пенсиях и пособиях колхозникам. По результатам деятельности колхоза в общий пенсионный фонд переводились средства на каждого из работников, и в дальнейшем средства выплачивались без участия артели. А в 1966 году вышли из оборота трудодни, когда ЦК КПСС и Совмин СССР издали постановление о переводе взаиморасчетов в колхозах в денежную форму.

Ильгиза Насибуллина
ОбществоИстория

Новости партнеров

комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 21 авг
    Статья классический, типичный пример марксистско-ленинско-сталинской идеологической демагогии.
    Слова полностью расходятся с жизненной практикой.
    Трудодень колхозного "раба" оценён в 16 копеек.
    И часто вообще не оплачивался.
    Колхозники-рабы голодали и часто умирали от голода.
    Не намного лучше было положение и рабочих.

    После отстранения от власти марксистов (после смерти верного Ленина Сталина), пришедшие к власти коммунисты были вынуждены улучшать в 1960 - 1980-х гг. жизнь рабочих и колхозников.
    Так как в это время уже все "капиталистические" рабочие и фермеры имели квартиры или коттеджи, "напичканные" бытовой техникой, автомобили, красивую одежду и обувь, и давно ели досыта.

    Выше статьи из календаря за 1941 год, в уважаемом РВ помещена интересная статья об Алафузовском театре, подаренном семьёй Алафузовых рабочим и Городу.
    Ничего подобного марксисты и коммунисты так и не смогли построить.
    В "советские" времена (реальная власть принадлежала марксистской партии) это великолепное здание было доведено до разрухи.
    Надо различать демагогические обещания марксистов и их реальные дела.
    За всё достижения "социализма" рабочие и колхозники заплатили огромную кровавую цену - отдали жизни многих миллионов людей.

    " Маркс.

    Партия Ленина — Сталина повседневно проявляет величайшую заботу о личных нуждах и потребностях тружеников социалистического общества. Государственные расходы на культурно-бытовое обслуживание трудящихся города и деревни растут с каждым годом".
    Из этих демагогические фраз, правдой является только слово сочетание "партия Ленина - Сталина".
    Лозунг тех времён "Сталин это Ленин сегодня" был чистейшей правдой.
    Марксист Сталин довел до совершенства тоталитарное, диктаторское государство которое создал марксист Ленин.

    Ответить
    Анонимно 21 авг
    "Скотный двор" Оруэлла - это еще ванильная сказка по сравнению с горькой правдой царившей в СССР в довоенные годы
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    помнится был там свин, который выходил к народу и объяснял, что чем хуже тем для них лучше. также и с колхозниками поступали
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    К сожалению ещё мне написана история марксистского реального "скотского двора", устроенного Лениным и Сталиным в России.
    А начинать надо с истории марксистской партии РСДРП (б) - КПСС.
    Но эта история так страшна и так отвратительна, что пока не нашелся такой смелый и талантливый Историк.
    Будем надеятся, что появится.
    Иначе марксистский "скотный двор" может повториться в любой момент.
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    "В личную собственность приобрести автомобиль могли также другие граждане, накопившие средства. Не стоит забывать про мебель, домашнюю технику, обстановку, одежду, ювелирные украшения, книги... Дом в деревне под дачу тоже реально было купить".

    Оправдание кровавого нацистского режиама тем, что, например, Гитлер построил по всей нацистской Германии прекрасные автобаны или, например, тем, что при Гитлере не стало безработицы является в современной Германии уголовным преступлением и строго преследуется по Закону.

    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    если купил автомобиль, чтобы кататься - то владей, а если на нем же овощи на рынок возиш и продаешь - то дели его с соседом. так понимаю?
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    В СССР автомобиль был 1 на 1000 семей. Один на городской квартал. Один на 50 колхозов.
    В 1930-е годы.

    В 1970-е годы стало чуть-чуть получше.
    Итальянцы построили Ваз в Тольятти (это 1-й секретарь коммунистической партии Италии, но строили проклятые капиталисты).
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    как эколога меня такие цифры сегодня более чем устроили бы...
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    От канализации "эколог" тоже откажется?
    И от электричества?
    Все эти изобретения негативно сказываются на окружающей среде.

    Да и просто большое количество любых животных, к которым относится и человек, может катастрофически сказаться на Природе.
    И что будет делать "эколог"?
    Регулировать численность животных?
    И человека?
    Именно так и пытались "управлять" марксисты.
    Марксист Троцкий вообще говорил, что "Человек это бесхвостая обезьяна".
    И что управлять им без смертной казни невозможно.
    И убивал людей миллионами.
    Под руководством марксиста Ленина.
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    в СССР об экологии никто не задумывался никогда. Реки вспять поворачивали, экосистемы губили
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Интересен труд Д.Т.Шепилов:

    Общественное и личное в колхозах. — М.: Госполитиздат, 1939.

    Колхозники по сути рабы - их положение очень похоже на положение рабов в Древнем Египте.
    Колхозникам не платили денег, не было пенсии, не было паспортов, они не могли добровольно покинуть деревню и колхоз к которому были "приписаны".

    И Шепилов доказывает колхозникам-рабам, что они самые свободные и счастливые люди.
    Надо только потерпеть ещё немного, ещё "чуть чуть" и наступит "коммунизм".

    Ныне трудно понять заблуждался ли Шепилов "добросовестно" в своей вере (именно"вере" - марксизм это разновидность тоталитарной религии) будучи оболваненный марксистско-ленинской пропагандой или же использовал марксистско-ленинском пропаганду как способ улучшения своего материального благополучия, которое существенно, кардинально отличалось от положения колхозников.

    Но факт остаётся фактом - Шепилов был важной частью марксистско-ленинско-сталинской пропаганды, которая способствовала оболванивания и порабощению граждан СССР.


    Ответить
    Анонимно 21 авг
    думаю, что за цифрами и бумажками Шепилов и другие экономисты просто не видели людей. Не видели арабский труд колхозников и их нищенское существование. Они обращали внимание только на рост показателей по зерна и другим культурам
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    Вероятно Вы правы.
    Были и такие марксисты, которые верили только в "цифры".
    И ныне таких людей превеликое множество.

    Но не исключены и марксисты-садисты, которые получали удовольствие от страдания людей.
    Почитайте воспоминания о марксистах-чекистах и марксистсках-чекистках и их воспоминания о 1918 - 1930-х гг.
    Просто марксисты-людоеды...
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Бабушка моей подруги горбатилась в колхозе за трудодни, а когда на пенсию вышла ей сказали, что отчислений она не делала и ничего не получит. вот такое государство всеобщей заботы и справедливости был этот СССР!
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    а нам-то самим пенсии светят?
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Ну хорошо, предположим, колхоз обеспечивал своих пенсионеров провизией и трудоднями (это я так понимаю, к тебе приходили дров наколоть, чем-то по хозяйству помочь). А вот если ты уехал за пределы колхоза то все - помогать не будут? Ведь и вправду колхозники в таком случае были если не рабами, то крепостными, которые никуда с места сдвинуться не могут
    Ответить
    Анонимно 23 авг
    А уехать из колхоза было нельзя, у колхозников паспортов не было. Так что работать и надеяться, что перед зимой помогут с дровами и зерном. Собственно колхоз затевался для решения двух задач: наиболее активных людей выдавить в города для работы в промышленности и для выращивания интеллигенции, и за счет менее активных, кто нее придумал, как уехать в город, поднимать сельское хозяйство.

    По сути сейчас происходит то же самое: для наиболее активных есть 5-6 городов с Москвой во главе, где есть деньги, и вся остальная Россия, где с каждым годом только нарастает упадок.
    Ответить
  • Анонимно 22 авг
    получается Шепилов был больше дипломатом международником чем экономистом
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии