Новости раздела

«Тромп оторвался»: почему это означает очередной успех «Стрелы»

Регбист из Намибии рассказал о себе, своей карьере и загадочной для россиян стране

«Тромп оторвался»: почему это означает очередной успех «Стрелы»
Фото: rugger.info

Намибийский легионер РК «Стрела» Йохан Тромп один из наиболее титулованных игроков в составе казанской команды. Он дважды играл на Кубке мира, аналоге мирового чемпионата, и последнее на данный момент участие запомнилось не только спортивными итогами, но и сильнейшим тайфуном. О своем опыте игры с сильнейшими регбистами мира и многом другом Тромп рассказал «Реальному времени».

«В Намибии 13 официальных языков»

Я появился на свет в декабре 1990-го, и буквально за 3-4 месяца до моего рождения Намибия получила независимость от ЮАР. Хотя для нас, жителей Намибии, страна всегда считалась Юго-Западной Африкой, она раньше даже носила такое название, которое давало понять, что мы не ЮАР. Кстати, мой папа Адриан Тромп провел три международных матча за национальную сборную именно Юго-Западной Африки. Играл против Англии, Франции и Шотландии — лидеров мирового регби.

По сути, это была только перемена названия страны, и я какое-то время не мог объяснить иностранцам, откуда я родом. ЮАР и Намибия до сих пор в некотором родстве, поскольку это близкие народы. Только у нас населения гораздо меньше: всего 2,3 миллиона человек. Хотя народ, по сути, один и тот же, наши валюты имеют свободное хождение в обеих странах. Можете представить на нашем месте любую республику из бывшего СССР, с которой у России налажены добрососедские отношения, и вы поймете про нас сами.

Корни нашей семьи из Голландии, как несложно догадаться по распространенному в этой стране имени Йохан. Об этом мне говорила прабабушка, но историю переселения нашего семейства в Южную Африку нам не рассказывали, и в целом у нас принято считать себя африканцами, намибийцами, поскольку это уже наша родина. Там говорят на 13 официальных языках, из них я владею только английским и африкаанс.

Фото Ильнара Тухбатова (rugger.info)
Регби — это наша национальная культура, хотя я занялся этим видом спорта потому, что отец был профессиональным игроком

Родился я в Виндхуке, который стал столицей Намибии. По сути, это город с хорошо развитой туристической направленностью. Представители местных племен, населявшие эту местность изначально, зарабатывают на сувенирах с национальным колоритом. Кстати, женщины ходят только в набедренных повязках, это традиционная одежда. Город, если сравнивать с тем, что я видел в Казани, не такой густонаселенный, у нас немного жителей — 400 тысяч человек. Но жилища располагаются на некотором удалении друг от друга, поскольку пространства позволяют применять такой способ строительства. Это и понятно, у нас нет необходимости во многих коммуникациях, как в России, когда дома строятся поблизости, чтобы у них была одна отопительная или водоснабжающая система.

«Декабрь — это разгар лета»

Декабрь — это для нас разгар лета, когда жара под сорок градусов. Тем не менее это не мешало нам справлять Рождество, а потом и Новый год. Праздник же не в наличии снега и холода, он в душе. И это время было всегда приятным для меня, потому что после моего дня рождения наступал общий праздник. Елка дома, школьные каникулы у детей, вся семья в сборе (весь декабрь мы обычно отдыхаем) — что может быть лучше? В это время мы уезжали всем семейством на побережье Индийского океана, поскольку на Атлантическом холодновато. Хотя мы хорошо относимся к зиме, которая, понятно, совсем не такая, как в России. Неделю, максимум две, держится плюс 1-2 градуса, и это максимально низкая для Намибии температура. Но это по вечерам, а днем опять тепло, до 20 градусов и чуть выше.

В маленькой Намибии вырос только один суперспортсмен международного класса — спринтер Фрэнки Фредерикс, который был одним из сильнейших в мире. Хотя у нас есть еще неплохие боксеры, игроки в крикет. Среди них имеется такой любопытный персонаж, как Руди ван Вюрен, единственный в мире, кто в один год сыграл и на чемпионате мира по крикету, и на Кубке мира по регби. Это наша национальная культура, хотя я занялся этим видом спорта потому, что отец был профессиональным игроком. В школе я поиграл также в крикет, футбол, хоккей на траве, но регби всегда был в приоритете, поскольку тут нужно проявлять мужской характер.

Фото vk.com/strelarugby
В школе я поиграл также в крикет, футбол, хоккей на траве, но регби всегда был в приоритете, поскольку тут нужно проявлять мужской характер

«На тренировки и игры приходилось ездить по 200 километров в один конец»

После окончания школы в Виндхуке я поступил учиться в университет в Претории, один из самых известных в ЮАР. Да, это уже была другая страна, но у нас нет с этим проблем, более того, между странами даже нет границ в привычном понимании. Берешь с собой паспорт и спокойно пересекаешь границу в любом месте. Считается, что там получше образование, и многие мои соотечественники учатся в ЮАР. Касательно университета Претории, думаю, это реально один из лучших вузов в стране. Я наслаждался тремя годами обучения там, выучившись на профессионального тренера. Там есть футбольная команда, играющая в профессиональной лиге чемпионата ЮАР, но я сам играл в регби на студенческом уровне. Плюс университеты в Кейптауне и Потистроме, где учился Джако Энгельс, на мой взгляд, входят в тройку ведущих в Южной Африке.

Уже после учебы я попал в свою первую команду «Вестерн Сабербз», по сути, любительского уровня, выступающую во второй лиге чемпионата Намибии. Днем ее игроки работали, каждый в своей профессии, я лично трудился персональным тренером в фитнес-клубе, плюс подрабатывал тренером регбийной команды. А с шести до восьми вечера были тренировки по три раза в неделю и матчи чемпионата по выходным. Подчас игрокам нашей команды мешала работа по выходным, и это сказывалось на качестве официальных игр. Обычная практика для нашей страны. Но, будучи любительской, команда тем не менее получала определенное финансирование от федерации регби страны — на те же переезды, игры в других городах. За работу в ней платили наставнику, который одновременно был тренером национальной сборной страны.

Что касается конкретно меня, то я жил на тот момент в 200 километрах от Виндхука, и мне приходилось преодолевать эти расстояния, приезжая на тренировки и игры, правда, бензин оплачивался клубом. Кстати, игроки сборной страны у нас заключают контракт не с клубом, в котором выступают, а с федерацией регби, которая выделяет различные суммы, необязательно одинаковые, всем клубам страны. Плюс они должны самостоятельно изыскивать спонсорские средства, чтобы существовать.

Фото Максима Платонова
Это было бы сложно, будь у меня собственная семья, но мои родители всецело меня поддерживали, тем более что папа сам прошел такой же путь регбиста — от любителя до профи

Такой же полупрофессиональной командой была моя следующая «Уондерерс». Но ее преимущество было в том, что руководство нашло для меня работу в самом Виндхуке, и таким образом прекратились мои поездки по 200 километров в один конец. Я стал тренером по ОФП в одной из школьных команд, и только с переходом в «Вельвичиас» можно было сказать, что в мою жизнь пришло профессиональное регби. Тем не менее я уже с 2012 года, сразу после окончания университета, был в составе кандидатов в национальную сборную Намибии, а с переходом в южноафриканский клуб «Истерн Провинс Кингс» вышел на новый уровень. Кстати, там я познакомился с Кобусом Мараисом, вместе с которым сейчас играю в «Стреле». Мы отыграли турнир Суперрегби, наиболее престижный в клубной иерархии, вроде футбольной Лиги чемпионов.

«Начал гуглить все о Казани»

Это было бы сложно, будь у меня собственная семья, но мои родители всецело меня поддерживали, тем более что папа сам прошел такой же путь регбиста — от любителя до профи. Меня поддерживали и тогда, когда я с высокого уровня соревнований вернулся обратно в любители, снова начав выступления в «Уондерерсе». Тогда произошло некоторое недопонимание с моим агентом, из его обещаний ничего не вышло, а на носу был Кубок мира, и чтобы полноценно подготовиться к нему, я вернулся в Намибию и снова стал игроком «Уондерерса».

Кстати, именно играя на Кубке мира 2019 года, я получил первое предложение от Джей Пи Нила о переходе в «Стрелу». В декабре прошлого года мы пришли к обоюдному соглашению, в январе оформили документы, а уже в феврале я переехал в Казань. Но уже по ходу ведения переговоров начал потихоньку изучать русские слова, которые помогли бы общаться с партнерами на поле. В регби общение и взаимопонимание на поле очень важно.

Фото vk.com/strelarugby
Кстати, именно играя на Кубке мира 2019 года, я получил первое предложение от Джей Пи Нила о переходе в «Стрелу»

Что касается изучения Казани в целом, то начал гуглить все, что написано о городе, складывал в голове картину, которую мне предстояло увидеть воочию. В моем представлении это был большой, современный город, где народа живет чуть меньше, чем во всей Намибии. Это слегка пугало, я представил, как люди ходят по головам друг друга, но это оказалось не так. Всем места хватает. Но самым большим вызовом для меня при переезде стало знакомство со снегом. Когда мне говорят, что прошедшая зима была далеко не самой снежной, это просто шокирует. Ребята, у вас было полно снега, я даже однажды прокатился на сноуборде на «Свияге», что вы мне рассказываете о его недостатке (смеется).

Кстати, на Кубке мира, который проходил в Японии, мы тоже столкнулись с каверзами природы — в виде тайфуна. Он был настолько мощным, что отменил сразу несколько игр турнира, к примеру, итогом нашей встречи с Канадой стоит счет 0:0, хотя именно с этим соперником мы могли претендовать на победу. Если вы не знаете, что такое тайфун, то лучше проживите свою жизнь в неведении. Хотя для самих японцев, мне показалось, это обыденность. Нам говорили, что страна переживает до 60 тайфунов в год и пять из них такие же крупные, как тот, с которым мы вынуждены были познакомиться.

Казалось, он там все снес к чертовой матери, обрушив на город всю грязь из океана и прибрежностей. Но уже через день город снова был таким же чистым, как до стихийного бедствия. Это невозможно, если только речь идет не о Японии. Это меня очень сильно впечатлило. Побольше пришлось потрудиться над дорогами, поскольку их смыло настолько, что мы не могли бы добраться до регбийного стадиона, из-за чего и пришлось отменять матчи. Сам стадион был полуразрушен.

Фото vk.com/strelarugby
Уже по ходу ведения переговоров начал потихоньку изучать русские слова, которые помогли бы общаться с партнерами на поле. В регби общение и взаимопонимание на поле очень важно

К сожалению, природа иногда может быть жестока к людям. Как в случае с тем же коронавирусом. У нас в стране есть целый город Уолфиш-Бей, который сейчас, по сути, закрыт. Оттуда никто не может выехать, туда никого не пускают, и все это из-за тяжелейшей ситуации с Covid-19. К счастью, остальная часть страны живет в привычном режиме, ну и стоит отметить, что открытую всегда границу с ЮАР сейчас перекрыли, а также отменены все авиаперелеты на другие континенты.

P. S. Сезон в российском регби сейчас «поставлен на паузу». «Стрела» вышла в плей-офф, где сыграет с красноярским «Енисеем-СТМ». А ближайшая встреча в регби-15 состоится с другим красноярским клубом — «Красным Яром». Казанцы примут именитого соперникам 26 сентября на своем стадионе «Тулпар» в рамках Кубка России.

До полуфинала «стрелкам» предстоит сыграть два тура чемпионата по регби-7, который пройдет по туровой системе. Первый — с 11 по 14 сентября в Пензе, второй — с 18 по 21 сентября во Владивостоке. После полуфинала Кубка казанцы также съездят на тур регби-7 в Краснодар, после чего оставят два заключительных тура чемпионата на следующий год.

Джаудат Абдуллин
Спорт Татарстан Регбийный Клуб Стрела

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 04 сен
    Тромп - молодец, настоящий мастер!
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    Вот, что значит целеустремленность! Даже на тренировки по 200 км проезжал, сейчас многие 10 км то проехать не хотят...
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    Ой, классно написано, мотивирует
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    Намибия такая красивая страна, и более менее преуспевающая среди других африканских
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    Хм, а почему он белый?
    Ответить
  • Анонимно 04 сен
    Радует интерес к регби в нашей стране. Он однозначно растёт. И это правильно. Очень зрелищный вид спорта, недооцененный в своё время.
    Ответить
  • Анонимно 06 сен
    Интересное интервью. Статистики игрока не хватает (заметка корреспонденту на будущее) и было бы интересно посмотреть фото не только в Казане, но и в его африканских командах и сборной.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии