Новости раздела

«В Казани не так много музеев. В Москве и Питере их больше и на душу населения, и на одного туриста»

Максим Васильев об открытии Музея истории анимации следующим летом

«В Казани не так много музеев. В Москве и Питере их больше и на душу населения, и на одного туриста»
Фото: Илья Репин

Руководитель творческого центра «Мастерская братьев Васильевых», коллекционер Максим Васильев на этой неделе стал победителем конкурса Фонда президентских грантов. Выигранные 3 млн рублей Васильев намерен направить на открытие в Казани Музея истории анимации, который, как он рассчитывает, распахнет свои двери будущим летом. В интервью «Реальному времени» коллекционер рассказал об экспонатах, интерактивной составляющей будущего музея и общей стоимости затрат на его создание.

«Пошли путем не производства мультпроектов, а обучения и популяризации»

— Вы выпускник факультета ВМК Казанского университета. Законный вопрос — причем тут анимация?

— Еще в школе мы с братом (у Максима есть брат-близнец Роман, — прим. ред.) начали увлекаться мультипликацией. Сначала делали свои любительские мультпроекты — покадровую анимацию на фотоаппарат. Затем сотрудничали с казанской мультстудией Propellers — там уже была компьютерная анимация. После чего, в 2012 году, открыли свою творческую мастерскую, где до сих пор учим детей делать мультфильмы из бумаги и пластилина и проводим другие мероприятия.

То есть мы с братом оба увлеклись анимацией, но пошли не путем производства профессиональных мультпроектов, а путем обучения, популяризации и создания собственного музея истории анимации.

— С чего начался ваш интерес к коллекционированию экспонатов XIX века, связанных с анимацией?

— Интерес возник из моего желания сделать собственную выставку. И в 2013 году мы организовали свою первую выставку в Манеже Казанского кремля под названием «Волшебство анимации». Я загорелся идеей сделать выставку такого формата, потому что слышал, что подобные мероприятия проходят в музеях Европы, видел фотографии. Искал подобные коллекции в России и нашел нечто подобное в Московском музее анимации. Но у них не очень большая коллекция старинных приборов, в ней представлены экспонаты XX века, преимущественно по известным мультфильмам: аниме, «Дисней», «Союзмультфильм» и в таком роде.

Когда прошла наша выставка, я задумался о том, что хочу сделать свой выставочный проект и начал коллекционировать экспонаты — собирать уже не то, что есть в московском музее, а предметы именно XIX века — Precinema. То есть то, что было до появления кинематографа и поспособствовало его появлению.

Я задумался о том, что хочу сделать свой выставочный проект и начал коллекционировать экспонаты — собирать уже не то, что есть в московском музее, а предметы именно XIX века — Precinema. То есть то, что было до появления кинематографа и поспособствовало его появлению

«Коллекция стоит не меньше миллиона»

— Где вы приобретали экспонаты?

— Основная часть коллекции приобретена на eBay и других интернет-аукционах и площадках, в том числе российских. Вдоль и поперек я обошел различные барахолки — как российские, так и зарубежные. Например, привозил экспонаты из Испании, Франции. Когда я оказываюсь в другой стране, то обязательно иду на барахолку и ищу необходимые мне предметы.

— Сколько сейчас экспонатов в вашей коллекции?

— Это сложно подсчитать, но думаю, не меньше 300. Нужно понимать, что в коллекции есть разные направления. Это не только приборы, раскручивая которые можно увидеть анимацию. Например, есть проекционные волшебные фонари. Это как советские диафильмы, только намного старше. Или еще одно большое направление коллекционирования — стереоскопы (бинокулярный оптический прибор для индивидуального просмотра объемных изображений, — прим. ред.). Все это изобрели еще в первой половине XIX века, и это пользовалось большой популярностью. Поэтому у меня много стереоскопов и карточек к ним. Напрямую к анимации это отношения не имеет. Но сейчас стереоформат все более прочно входит в нашу жизнь, поэтому это тоже большая составляющая кинематографа.

— Каким годом датирован самый древний экспонат в вашей коллекции?

— 1827-м — это первое издание книги «Философия в спорте». Это книга, в которой впервые с научной точки зрения описывается тауматроп (игрушка, основанная на оптической иллюзии: при быстром вращении кружка с двумя рисунками, нанесенными с разных сторон, они воспринимаются как один, — прим. ред.). Это самая первая игрушка, с которой и началось развитие кинематографической истории.

— А какой экспонат вам кажется наиболее уникальным и достойным внимания?

— У меня есть игрушка праксиноскоп (оптический прибор для демонстрации движущихся рисунков, запатентованный отцом мультипликации Эмилем Рейно в 1877 году, — прим. ред.). Этот прибор — первое большое изобретение Рейно из множества открытий, которые он сделал. Мне кажется, это сейчас самый ценный экспонат в моей коллекции.

В коллекции есть разные направления. Это не только приборы, раскручивая которые можно увидеть анимацию. Например, есть проекционные волшебные фонари. Это как советские диафильмы, только намного старше

— Вы прикидывали, во сколько сейчас можно оценить вашу коллекцию?

— Я все собирался посчитать точную сумму, но пока руки не дошли. Но по моим расчетам, коллекция сейчас стоит не менее 1 млн рублей. То есть за такую цену я приобрел более 300 экспонатов. Я как человек, который перебирает много таких игрушек, выбираю недооцененные экспонаты, покупаю их у продавцов, которые выставляют их дешевле. Так что, думаю, моя коллекция стоит по крайней мере вдвое дороже, чем я ее покупал.

— Я слышала, что вы и сами изготавливаете оптические игрушки?

— Да, но это все не для витрины, не для музея, а на продажу. У меня сейчас более 10 различных видов игрушек, которые я произвожу и продаю. Больше половины товаров отправляются в США, на втором месте Франция и остальная Европа, иногда заказывают в Канаде, Японии, Австралии.

Мне нравятся оптические игрушки. Поэтому и зарабатывать на коллекцию интереснее на самих этих игрушках. Получается, что деньги, которые приходят от собственного производства, я сразу же трачу на приобретение старинных экспонатов.

— Какая игрушка вашего производства пользуется наибольшей популярностью?

— Праксиноскоп — такой барабан, внутри которого зеркальная призма. Там находится лента с 12 последовательными кадрами, и когда мы раскручиваем барабан, в зеркалах происходит иллюзия движения этих картинок, то есть небольшая зацикленная анимация примерно на одну секунду.

Мне нравятся оптические игрушки. Поэтому и зарабатывать на коллекцию интереснее на самих этих игрушках. Получается, что деньги, которые приходят от собственного производства, я сразу же трачу на приобретение старинных экспонатов

«Подавал заявки пять раз, три раза выиграл»

— На этой неделе вы стали одним из победителей конкурса президентских грантов. Сколько раз вы подавали заявку и какая по счету это победа для вас?

— Подавал я заявки пять раз, из них три — выигранные. В первый неудачный раз была техническая ошибка, во второй нам не хватило баллов. И три раза получились удачными. Два первых выигранных гранта были по 500 тысяч рублей каждый. На один мы организовали выставку «До кино» весной 2019 года, на другой планируем провести осенью этого года выставку «Стерео-Казань».

— На этот раз вы выиграли грант в размере без малого 3 млн рублей на создание музея истории анимации в Казани. Общая же сумма, которая требуется на реализацию вашего проекта, составляет 6 млн рублей. Где планируете брать оставшиеся 3 млн рублей?

— На днях будем запускать краудфандинговую кампанию по сбору средств на музей. Мы хотим собрать около 1 млн рублей. Достаточно большую сумму, порядка 2 млн рублей, намерены вложить из своих личных средств.

— В какой локации вы намерены открыть музей истории анимации?

— Мы просим помощи у городской мэрии в этом вопросе. Проект некоммерческий. Первые полгода музей будет работать бесплатно для посетителей — так мы указали в условиях нашей заявки на конкурс. По нашим расчетам, за это время экспозицию посетят не менее 40 тысяч человек. Далее мы хотим поставить какую-то минимальную сумму за входной билет — возможно, около 100 рублей. Поэтому мы просим у города предоставить нам помещение под музей. Мы уже неоднократно обращались в различные городские инстанции, но пока у нас не получилось договориться — у города просто нет свободных помещений. Сейчас у нас есть поддержка от Фонда президентских грантов, и понятно, что музей в любом случае состоится. Возможно, город и найдет для нас какое-то решение.

— Если город не найдет решение, то какие варианты вы рассматриваете с помещением под музей?

— Тогда уже будем думать. Есть различные идеи. Мы можем обратиться к торговым центрам или в уже существующие крупные государственные музеи и занять какую-то их часть.

— Но вы бы хотели располагаться в отдельном помещении?

— В идеале — да. С отдельным входом.

Мы уже неоднократно обращались в различные городские инстанции, но пока у нас не получилось договориться — у города просто нет свободных помещений

«О приборах XIX века со сложными названиями наши люди в основном не слышали»

— На какой возраст рассчитан музей? И насколько будет интересна детям именно история анимации?

— В основном мы ориентируемся на подростков и молодежь. Но, как показали наши предыдущие выставки, экспозиция будет интересна и детям, и взрослым. У нас есть большая интерактивная составляющая. Мы делаем увеличенные копии тех приборов, которые стоят в витринах, для активного контакта. Посетители могут их трогать, крутить, смотреть различные оптические иллюзии и воспроизводить старинную анимацию.

— Что можно будет потрогать руками в будущем музее?

— У нас будет предусмотрено более 20 видов интерактивных экспонатов. Они очень привлекают детей, которые любят просматривать анимацию с помощью различных игрушек. А люди постарше могут почитать серьезную информацию и, пройдя по музею, узнать полную и последовательную историю появления кинематографа.

У нас есть всевозможные барабаны, которые можно раскручивать, заглядывать внутрь и наблюдать анимацию — это зоотроп (устройство для демонстрации движущихся рисунков, конструкция которого основана на инерции человеческого зрения, — прим. ред.), праксиноскоп. У нас есть диски различной конфигурации, игрушки тауматроп, фенакистископ; различные листалки, где надо крутить ручку и просматривать анимацию на деревянных плашках или листах бумаги. Можно будет посмотреть в действии проекционные волшебные фонари, создавая различные эффекты в проекции. Посетители смогут просматривать стереоизображения, создававшиеся более 100 лет назад. То есть можно будет подойти и посмотреть на 3D в старинном варианте, как это делалось тогда. Также можно будет наблюдать различные оптические иллюзии.

— А какой-то смычки с современностью, для привлечения тех же детей, не предусмотрено?

— Мы не ставим перед собой столь масштабных задач. Если брать XIX и весь XX век, то музей получится просто огромным. Мы останавливаемся только на XIX-м, веке зарождения анимации, и захватываем самое начало XX века. В основном мы рассказываем о том, что было до братьев Люмьер. То, что было после их открытия, россиянам вполне известно. Потому что когда Люмьеры создали свой аппарат «Синематограф», в России он появился буквально в первый же год. А о тех приборах со сложными названиями, которые были в XIX веке, наши люди в основном не слышали. Поэтому мы рассказываем именно об этом этапе и не делаем напрямую перехода к современным технологиям.

У нас будет предусмотрено более 20 видов интерактивных экспонатов. Они очень привлекают детей, которые любят просматривать анимацию с помощью различных игрушек. А люди постарше могут почитать серьезную информацию и, пройдя по музею, узнать полную и последовательную историю появления кинематографа

— Ваша коллекция для открытия музея уже сформирована или вы еще будете ее пополнять?

— Мы ее дополняем постоянно, вне зависимости от того, открываем мы музей или нет — она все время растет. Сейчас мы начнем ее увеличивать еще активнее с привлечением средств гранта. По моей оценке, наша коллекция готова процентов на 70—80. Мы будем докупать самые большие, интересные и ценные экспонаты.

— Что планируете покупать?

— Например, прибор Kinora. Ее выпускали братья Люмьер. Это такие окуляры, в которые вставляется бобина с листочками. На них изображены распечатанные кадры фильма с пленки. Прокручивается ручка, и мы смотрим фильм. И все это не в формате проекции, а в формате небольшого домашнего прибора.

Мы планируем докупать различные варианты праксиноскопов. Праксиноскоп Рейно, о котором я уже рассказывал, существует в формате так называемого театра. Он находится в красивой коробке, и фигурки, которые там двигаются, можно ставить на разные фоны.

— Он большой по размерам?

— Относительно большинства экспонатов довольно большой — сама коробка примерно 30 на 30 см. Большинство оптических игрушек совсем небольшие. В основном они выпускались в формате детских игрушек, поэтому это то, что должно было умещаться в руках или дома на столе.

Грант нужно реализовать максимум за 18 месяцев. Поэтому через год мы открываемся и шесть месяцев бесплатно работаем

«Будем ориентироваться на интерактивность и наглядное представление информации»

— Но ваш музей будет называться музеем истории анимации, а не оптических игрушек?

— Да, музеем истории анимации. Потому что из всех этих игрушек постепенно развился кинематограф. Но на самом деле все эти приборы изобретали серьезные ученые — физики, оптики, физиологи, они делали доклады по этому поводу в академиях наук. Буквально за год-два такие игрушки выпускались в тираж, и когда люди старшего возраста ими быстро пресыщались, это все доходило до формата детских игрушек. Поэтому и сейчас мы их называем игрушками.

— Когда запланировано открытие вашего музея?

— Летом 2021 года. Мы бы взяли еще больше времени на подготовку. Но так получается, что грант нужно реализовать максимум за 18 месяцев. Поэтому через год мы открываемся и шесть месяцев бесплатно работаем.

— В России аналогов такого музея нет, кроме московского?

— Да, у них освещен обширный период вплоть до современности, но большее внимание уделено XX веку. Поэтому Precinema-составляющая очень мала. Некоторые подобные экспонаты встречаются, кроме того, в технических музеях, например в Политехническом музее в Москве. По стереоприборам есть большие собрания в различных музеях. А именно по истории появления анимации музеев в России нет. И я точно знаю, что у нас самая большая в России частная коллекция оптических игрушек.

— В мире таких музеев много?

— Я натыкался не более чем на десяток. То есть это не такое уж и частое явление, если сравнивать с музеями по другим направлениям искусства и науки.

— Где самый крутой?

— В Жироне, Париже и Падуе.

Мы планируем распределить экспонаты по периодам, потому что, изобретя одну игрушку, на ее основе ученые создавали следующую. То есть от самого первого изобретения мы постепенно придем к братьям Люмьер

— В Казани будет уникальный проект музея или вы ориентируетесь на какой-то из них?

— Когда я задумывал свой музей, я еще не был во многих перечисленных зарубежных музеях, видел их только на фотографиях и не представлял, как они окончательно выглядят. Поэтому многие решения в наших выставках мы с командой придумываем самостоятельно. Кроме того, у нас очень большая роль отводится интерактивным экспонатам. В других аналогичных по тематике музеях они тоже есть, но их не так много. Поэтому мы будем делать уникальный проект и ориентироваться на интерактивность и наглядное представление информации.

— Как будет выглядеть ваш музей? Это будет одно помещение или несколько?

— Минимальная площадь, на которую мы рассчитываем — 300 квадратных метров. Для нас было бы идеально, если помещение будет разделено хотя бы на четыре небольшие комнаты, чтобы разбить все по блокам — стерео, проекционное оборудование, различные иллюзии, теневые театры и так далее. Мы планируем распределить экспонаты по периодам, потому что, изобретя одну игрушку, на ее основе ученые создавали следующую. То есть от самого первого изобретения мы постепенно придем к братьям Люмьер.

— Почему вы взялись за открытие еще одного музея в Казани? На ваш взгляд, город испытывает музейный дефицит?

— В Казани не так уж много музеев. Когда я готовился к проекту, то выяснил, что в Москве и Санкт-Петербурге и на душу населения, и на одного туриста музеев больше. И там намного больше разнообразия, намного больше частных музеев. Мне кажется, этого Казани не хватает. К тому же, когда у тебя есть уникальная в масштабах России коллекция, ее хочется показать и сделать из этого музей. Тогда и коллекция, и эта область будут развиваться.

1/37
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
  • Илья Репин
Кристина Иванова, фото Ильи Репина
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 21 июн
    Нужен музей 1000 летия Казани. Диванные эксперДы не знают кроме одной монеты ничего.
    Ответить
    Анонимно 22 июн
    Конечно.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии